мы пробьём себе дорогу, где не торены следы [entries|friends|calendar]
Rodion Déev

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ calendar | livejournal calendar ]

Толстоевский, Чайкорсаков [23 May 2016|11:25pm]
[ mood | cheerful ]
[ music | бухенвальд флава --- мой друг Гитлер ]

В Варшаве Simon Brandhorst (если не ошибаюсь) объяснил мне, что одно из наиважнейших явлений, привнесённых Россией в мировую культуру, суть видео с видеорегистраторов: по его словам, в Германии они часто висят на глагне ютуба, и люди удивляются широте распространения видеорегистраторов в России.

Смешная картинка:


Занятно, что так популярны они стали отчасти благодаря «Синим ведёркам», знаменитый деятель коих, Данила Линделе, бывший также помощником Пономарёва (признан оппозиционным депутатом на территории РФ), теперь работает водителем троллейбуса (осторожно, по ссылке белоленточная мразь Алешковский).

6 comments|post comment

аьоке [23 May 2016|11:41am]
[ mood | amused ]

Нашёл в якутском тексте слово ``кыьыы'', сижу радуюсь теперь.

9 comments|post comment

Об использованиях куриного бульона -- II [09 May 2016|10:33pm]
[ mood | awake ]
[ music | Bondage Fairies --- nv4.dll ]

Традиционно помыл пол куриным бульоном, теперь и в Варшаве.

1 comment|post comment

Со своими, не с чьими-там-нибудь, головами бьются люди [07 Mar 2016|03:24pm]
[ mood | awake ]
[ music | Владимир Ланцберг --- Песенка о голове ]

Раньше, когда привязывались строчки из песен, достаточно было переслушать песню целиком, и она отставала. Теперь стали привязываться отдельные строчки, либо придуманные мною самим, либо приснившиеся. Продолжить их до текстов, который можно перечитать (и мысленно переслушать), не получается почти никогда. Не знаю, что и делать.

2 comments|post comment

Языковой барьер [02 Feb 2016|08:10pm]
[ mood | calm ]

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B5%D0%BB%D1%8F%D0%B5%D0%B2,_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80_%D0%A0%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Незадолго до войны писатель перенёс очередную операцию, поэтому на предложение эвакуироваться, когда началась война, он ответил отказом. Город Пушкин (бывшее Царское Село, пригород Ленинграда), где жил в последние годы А. Беляев с семьёй, был оккупирован. В январе 1942 года писатель умер от голода. Был похоронен в братской могиле вместе с другими жителями города. ...

Оставшиеся в живых жена писателя и дочь Светлана были угнаны немцами в плен и находились в различных лагерях для перемещённых лиц на территории Польши и Австрии до освобождения Красной Армией в мае 1945 года.


https://en.wikipedia.org/wiki/Alexander_Belyaev
Belyaev died of starvation in the Soviet town of Pushkin in 1942 while it was occupied by the Nazis. A German officer and four soldiers carried his body from his home and conducted a burial. The general spoke a short eulogy, saying that when he was a boy, he had loved reading the writer's books translated into German; as a gesture of respect, they gave him an Orthodox burial, in the ground. The exact location of his grave is unknown. ...

His wife and daughter managed to survive and got registered as Volksdeutsche (Belyaev's wife's mother was of Swedish descent). Near the end of the war they were taken away to Poland by the Nazis.

post comment

Замела, замела [19 Jan 2016|08:40pm]
[ mood | sick ]

Долго же я ждал, когда падёт снег, и не растает примерно сразу после падения. Вот уже давно, как он пал, и покрыл собою помойки, и все трупы растений, и грязь превратил в кристаллы. И стали кристаллы жёсткие, и выросли. (Кого они учили играть, нам неизвестно. Наверное, никого.) Проще ли стало от этого жить? Неясно.

А те, кто не знают, так пусть не лгут. Что вы там лопочете, господин Верхарн? А, Эмильюшка? On ne sait quelle flamme immense anime en vous ce brasier de ferveur qu’est votre âme dardée? Что? Une neige chaude et secrète est dans vos cœurs et vous donne pour feu sa pureté ardente? Мда-а-а, попробовал бы ты это сказать послам твоего Сердечного Согласия, погребённым под этими снегами в Вологде; твоим братьям, лиющим в Романове-на-Мурмане на эти снега стынущую на воздухе кровь во имя очищения от большевиков Северной области; в обледенелом Нижнеудинске или Новониколаевске, пытаясь спастись от зерг-раша озверелых кровопийц, прорвавших Восточный фронт; отступая от них же, из Оренбурга --- и в никуда, через обмороженную кайсацкую степь, без тёплой одежды и с язвой в желудке из-за питания в виде полуфунта сырой баранины в день; наконец, в стонущей под иудобольшевицким игом Москве, отапливаемой обломками клавесинов, и всё думающей о том, как бы скрыться из этой вошедшей в бесконечный цикл Доннер-пати, куда-нибудь в твой Лейден или Бонн, где ты там?

по размытым дорогам, в стоградусные холода, без всяких коней и триумфов, без всяких там кликов, пешком, но только наверное знать бы, что вовремя мы добредём

ни пути, ни следа по равнинам

хорошо, что ничего

6 comments|post comment

Сон утром 1.6.16 [06 Jan 2016|07:25am]
[ mood | awake ]

Снилось, что я приехал на конференцию по алгебраической геометрии, которая проходила в каком-то провинциальном университете, выглядевшем, однако, как детская больница в Саратове. На конференции было очень много моих знакомых, только бородатых: у [info]asyarorschach появился двойник с рыжей бородой, какие носят реднеки с карикатур; [info]shrapnel сильно растолстел и обзавёлся усами-бакенбардами в духе императора Франца Иосифа. Я решил поинтересоваться, а не случилось ли что-либо со мной; единственное зеркало в университете (очень маленькое) находилось над раковиной в комнате для кофе-брейков (которая выглядела как кухня в физтеховском общежитии, только с дубовыми со стеклянными дверцами шкафами с посудой, и гораздо просторнее) -- кстати, на кофе-брейках в качестве еды выдавалась ТОЛЬКО сырая морковь; так вот, я посмотрелся в зеркало и понял, что у меня вместо головы идеальный шар с натянутым на него изображением лица [info]i_anatta. Из-за того, что я смотрелся в зеркало, я опоздал на следующий доклад, я не помнил, где он, и пошёл к расписанию. На конференции запрещалось ходить во время докладов, и поэтому мне пришлось лететь. Расписание конференции было напечатано на печатной машинке на очень ветхой, пожелтевшей бумаге. В зале, где оно висело, потолки были высотой метров шесть, поэтому зависнуть в полёте можно было только на высоте около трёх метров, и смотреть расписание было очень неудобно. Пока я изо всех сил снижался, я смотрел на другие объявления недалеко от расписания. Все они были напечатаны на такой же жёлтой бумаге, и тоже на печатной машинке. Хорошенько успел разглядеть я только приказ коменданта общежития (видимо, оно находилось в одном здании с университетом), состоявший из цитат якобы с заседаний Совета Министров СССР, посвящённых вреду плесени, и заканчивавшийся упоминанием того, что за употребление наркотических веществ из общежития выселен студент Ярослав Хлебов.

4 comments|post comment

устал [26 Dec 2015|11:16pm]
[ mood | tired ]
[ music | Леонид Фёдоров --- Душа не ведает судьбы ]

История о том, будто бы Лермонтов перевёл стихотворение Гейне про сосну и пальму, упустив то обстоятельство, что ein Fichtenbaum мужского рода, а eine Palme женского, хорошо известна. На днях узнал о сходном обстоятельстве, которое никогда не подчёркивают, а зря: Ordnung, оказывается, тоже женского рода! Стыдно быть германофобом. Всегда очень любил немецкий язык, никогда его не зная. Первый раз столкнулся с ним, когда учительница по французскому заболела, и нам пришлось тихо сидеть сзади сбоку на уроке немецкого. Тогда я узнал только, что ``sch'' читается как ``ш'', и это ``эс-це-ха'' поразительно въелось мне в память, то ли своей сухостью, то ли просто самим фактом того, что ``c'' может читаться не как ``се'' или ``си'', а ``h'' --- не как ``аш''. Так зачастую факты, которые бы показались нам отвратительными в отдельности, заставляют нас смириться с ними, выстроившись в ряд друг за другом. Это зеркальное отражение горестного анекдота, рассказанного Геродотом про фараона Псамметиха III, будто бы после персидского завоевания Египта тот сохранил самообладание, увидав, как мимо него провели его дочь в толпе рабынь и как его сына повели на казнь, но разрыдался, как увидал среди рабов одного из своих приближённых --- в его случае чаша скорби переполнилась и пролилась наружу слезами, в нашем же случае переполнилась чаша презрения к неэстетичному, тем самым раздвинув рамки того, что мы считаем таковым. Второй мой акт взаимодействия с немецким языком случился, когда я пошёл в саратовскую консерваторию слушать ``Страсти по Иоанну'' --- в тот раз я особенно запомнил слово ``flochten''. К тому моменту, как оно появилось, я уже перестал что-либо понимать, и мне казалось, что оно должно означать что-то в духе ``вратятся, зыблются, сияют''; совсем недавно я узнал, что оно означает всего лишь ``сплетши'' (применительно к терновому венцу). Не знаю, к чему я это вспомнил. Ради одного красивого слова, наверное.

Скверная погода! И всего за один или два дня до начала holidays она испортилась, что обидно! Никак не может выпасть достаточно снега, чтобы похоронить под собою все помойки, всю грязь, всё, что осталось гнить-помирать с весны --- лета, и кажется, будто из голой земли прут неупокоенные духи, как из каналов проклятого Петрограда. Один из них вот в меня вселился в виде пригоршни вирусов --- лежу, болею; уснуть не могу, а как поехал на семинар, сразу уснул.

Ох, где же та белая риза, почиющая на северных скалах и семисвечниках ваших жёлтых сосен, почему она ещё нас всех не покрыла. Аринушка помоги.

2 comments|post comment

якобы собрав великое войско [14 Dec 2015|03:35am]
[ mood | calm ]

из фейсбука замечательнейшего [info]mitrius@lj:

Евгений Болховитинов, "Словарь о писателях духовного чина", статья "Никон":
"В Рижской Газете 1670 г. от 19 Ноября напечатано было, якобы Никон низложен за то, что позволил Лютеранам, Калвинистам и Папистам ходить в Русские Церкви; а сие-де у предков Русских почиталось за не Христианское дело, и что низверженный Никон, якобы собрав великое Войско, хочет уже за обесчещение себя идти войной на Царя. К сей сказке в той же Газете присовокуплены были в защиту Никона весьма обидные даже порицания Царю, который за оные чрез Посла своего домогался у Шведского Двора наказания сему Газетчику".

4 comments|post comment

СТРАТЕГИЯ-20 [21 Nov 2015|08:41am]
Каждый человек имеет право на жизнь.

Ы [02 Nov 2015|11:20am]
[ mood | sick ]
[ music | Елена Камбурова -- Вальс клоуна ]

Осознал, что 'o' во французском 'oi' краткое, и, следовательно, на самом деле 'oi' -- это не 'oi', а 'ъi', то есть должно транскрибироваться как 'ы'. Это позволяет идеально перевести слово 'croix' (если взять старое написание 'crois') как 'крыж'. В остальном мой метод не даёт настолько преуспевающих результатов, зато позволяет генерировать идеально звучащие славянские слова, возвращая славные времена королев Анны Ярославны и Марьи Лещинской (а, быть может, и Генрика Валежего). Недаром Конн славянской наукой занимался.

А вообще всё сравнительно плохо. Заметил вот ещё, что важные экзамены мне приходится писать в канун праздников: тервер я писал накануне Рождества, а TOEFL -- накануне Всех святых (и, тем самым, в день Реформации). Надеюсь, это ни к чему не должно обязывать.

16 comments|post comment

Летел, как птица, падая [19 Oct 2015|12:19pm]
[ mood | calm ]
[ music | Шесть Мёртвых Болгар -- Любовь и железо, часть вторая ]

Одно из самых приятных ощущений, которое потому крайне редко испытывается (в силу чего его приятствие кажется мнимым), есть ощущение почвы, вновь возникающей под ногами. В слабой форме такое ощущение возникает в самолёте, когда, после того, как он отрывается от земли и прёт куда-то вверх, его лёт устаканивается и он снижает высоту, как будто падая: в этот момент ты вспоминаешь, что в воздухе везде опора, и на борту вновь поселяется ощущение Цивилизации: выдвигаются телевизоры, расхлопываются крышки ноутбуков, бронированные этажерки с едой и чаем начинают греметь всеми колёсами во все обе две стороны. То же самое, но в куда как более сильной форме, я испытал, когда вернулся из полу-туристского положения в Копенгагене в Москву. Идучи по Большой Татарской, в рассуждении круглосуточного супермаркета в шесть с половиной утра, я материально ощущал опору воздуха знакомого города, где мне всегда есть, куда спрятаться (помимо смерти). Когда же я укусил булку исстари знакомого Истринского хлебокомбината, стоящую 12 рублей, а не 250, как в Копенгагене, я почувствовал это так остро, как никогда этого не делал. Сравнимое с этим было ощущение, когда после нескольких безумных дней в Питере, когда мне было негде жить, а вещи мои мне более не принадлежали, я пришёл в квартиру к славному математику Роману Михайлову, и, запершись в туалете, пил воду из-под крана. Тогда она мне почудилась крайне вкусной, и стало окончательно понятно, что я выживу и послезавтра уже буду в Москве, и всё будет так же, как было и будет всегда.

Хотя теперь, когда почва подо мной окончательно зафиксировалась, думать про то, что так, как сейчас, будет всегда, совсем-совсем не хочется. Meh.

1 comment|post comment

Особенно сложно и страшно [08 Oct 2015|10:12pm]
[ mood | tired ]
[ music | ДК -- Бога нет ]

Вчера, в среду, в день св. Девы Марии Розария, наступила зима. Наверное, Богородица вняла-таки нашим просьбам, и закрыла эту дурацкую и оперетточную осень, которая венчала безмозглое изматывающее лето. Снег, говорил мне [info]azrt, обещали в среду ещё давно, но потом его перенесли на четверг, и всё-таки он пал. Я вышел с семинара Фейгина в НМУ и увидел валящих наверх по лестнице людей, одежды которых были присыпаны кристаллами, не веря своим глазам, побежал я на улицу, где курил Пушкарь, и бегал под снегом, пока остальные вяло на него ругались. Забегая обратно, в дверях я столкнулся с неким первокурсником НМУ, который жалобно говорил: 'Дождь!'. Я с большой радостью возразил ему: 'Не дождь! Снег!', в ответ на что он испустил болезненный смех и выругался. Никому вокруг не нравился этот снег, и только потом оказалось, что точно так же выбежал на другом конце Москвы из Стекловки Андрей Д., радуясь снегу, и так же утыкался в непонимание окружающих.

Очень глупо ждать каких-то обновлений, и очень хочется, как это всегда происходит, когда меняются времена года. Сегодня у меня почему-то особенно часто ломалась винда, и я решил попробовать поставить убунту. Она не ставилась; в итоге я снёс винду, хотя необходимости в том не было --- просто очень хотелось всё поменять. Убунта встала как-то криво, но это, надеюсь, можно починить. С другой стороны, машинка у меня уже разбитая и старая, наверное, проще и гуманнее её усыпить.

И в связи с тем, что хочется всё поменять, как-то особенно сложно и страшно. Ничего понять нельзя: как достойно себя вести, как кто к кому относится, хочет ли тот или иной человек заниматься математикой, или всё-таки не хочет. Я уж не говорю про то, что в самой математике ничего не понятно. Разумеется, ничего страшного в этом нет, скоро всё покроется однородно белым снегом, и всё, что волновало нас и не давало нам покоя, окоченеет и умрёт, и больше никогда не потревожит нас. На все наши вопросы мы получим недвусмысленные ответы, а если не получим, то осознаем, что они и не были нам нужны. Так восславим же Госпожу Метелицу.

5 comments|post comment

Прёт на Ригу, храбрый [28 Sep 2015|01:05pm]
[ mood | sick ]
[ music | АукцЫон --- Осколки ]

Выношу из дискуссии у [info]tiphareth, дабы избежать некропостинга.

> коммунисты планировали присоединить РСФСР
> к Германии в качестве социалистической
> республики СССР, управлявшейся из Берлина


Если отбросить романтический флёр и говорить по сути, то проще сказать, что они выступали за статус-кво. Не знаю, насколько это соответствует действительности, но очень похоже на правду. Конечно, ни к какой Баварской республике это отношения не имеет: айснеровские взгляды соответствовали скорее программе Токмакова (тот же подспудный вековой сепаратизм в социал-демократической обёртке), и в меньшей степени его наследникам-солидаристам.

В той мере, в которой большевики сохраняли статус-кво России по отношению к Германии (аграрно-сырьевой придаток и бездонный рынок сбыта третьесортной продукции, проще говоря, колония), их поддерживало всякое правительство в Берлине, и, видимо, большевикам было так же всё равно, к кому её присоединять --- к несостоявшейся социалистической, к Ваймарской ли республике, или же вообще к Кайзеррайху. Занятно, что поддержка последнего была временами критична для большевиков, как, скажем, в октябре 1919 года, когда Бермондт-Авалов, который должен был перерезать Николаевскую железную дорогу, по которой Троцкий гнал в Петроград эшелоны, развернулся и пошёл на строго антибольшевистскую Ригу (не имея при этом особых претензий к рижскому правительству, в отличие от своего предшественника, сторонника Балтийского герцогства фон дер Гольца; его единственной целью был срыв наступления Северо-Западной армии и вбивание кола между эстонским правительством и Юденичем --- и в этом он в высшей степени преуспел). Гениальный своей гениальностью сельской бабы Эренбург довольно точно подметил этот союз большевиков с кайзером, выведя германского штабного офицера Шмидта, рассчитывавшего, сколько грушёвых деревьев нужно вырубить и голов скота угнать из Пикардии, чтобы превратить её в безжизненную пустыню ради святого лебенсраума, а после переквалифицировавшегося в спартаковца и ставшего красным комиссаром в России. Потом, конечно, в связи с купированием всех структур Второго Рейха германское колониальное влияние в России стухло, что, кажется, совсем не пошло ей на пользу --- а после неудачной попытки реколонизации наступила вообще колониальная реверсия со всеми вытекающими. (Обвинять державы Согласия в том, что они, унизив Германию, открыли в России дорогу всякой швали, которую до революции немцы худо-бедно давили, кажется, является весьма изысканным обвинением в адрес оных держав; во всяком случае, в буквально таком виде оно мне не встречалось.)

Вообще, чем больше медитируешь на историю Гражданской войны, тем больше убеждаешься в правоте полковника Зайцова, дескать, «многое в ней становится понятным лишь при разборе её с точки зрения всего комплекса мировых событий той эпохи». Видимо, не менее важное влияние на её ход оказывали чисто внутригерманские противоречия (а также противоречия между Австрией и Пруссией, но это больше относится к Украине в Гражданской войне). Было бы очень здорово почитать об этом, но по-русски писать об этом заведомо никто не мог, а по-английски нематематические научные тексты я гуглить не умею, а тем паче читать (я и по-русски-то).

2 comments|post comment

Бухарцы, бабы, фонари [26 Sep 2015|03:57pm]
[ mood | sick ]
[ music | Михаил Щербаков --- Полёт валькирий ]

Бродил сегодня утром около ст. м. «Улица 1905 года», постепенно продвигаясь к НМУ. Около католического собора видел значительную толпу народу в офицерской (или жандармской, я на разбираюсь) форме времён Третьей республики, и с соответствующими усами, а ещё в гражданской одежде того же времени. Окружали эту толпу люди с бейджиками, на которых маркером были написаны французские имена. Говорили тоже по-французски и непонятно, так что мне так и не удалось выяснить, что снимали и зачем. Зато довольно глубоко во дворе собора, оказалось, стоят друг на дружке какие-то теплушки, в каких обычно живут таджики-строители, и из одной из которых, когда я к ней подошёл, раздался громкий женский голос, без какого-либо акцента просивший разогреть молока. Не знаю, что это такое. Монастырь?

После семинара Пенского решил пойти поесть, но, дойдя до Сивцева Вражка, вдруг утратил какое-либо желание идти в эту сторону и пошёл обратно, мимо Нансена и Успения на Могильцах, в сторону нового здания матфака. Неделю назад я шёл примерно туда же, но дошёл до Шаболовки: по пути я нашёл большое зеркало, без сожаления кем-то выброшенное, отломал от него уголок, обтесал его об угол придела св. Спиридона Тримифунтского (на самом деле, всё-таки об бордюр), чтобы не порезаться, и всю дорогу бежал за солнечными зайчиками. Оказалось очень приятно их пускать в светоотражающие дорожные знаки, особенно издалека (правда, долго так, наверное, лучше не делать, а то кто их поймёт, видят их водители в это время или нет). Как я пришёл на матфак, я положил этот кусок зеркала к гранитному кубу в аспирантскую, надеясь, что они подружатся; но какие-то мерзавцы его оттуда похитили. В тот же день ещё и дорогой мой научный руководитель уехал далёко, и вообще никого не осталось, кому можно было бы жаловаться на жизнь.

Потом я вернулся в НМУ и лёг спать. На втором этаже спать очень приятно: темно, люди мимо не ходят (точнее ходят, но не рядом, а то спереди, то сзади, и только навевают сны). Приснились три стихотворения:

Надо котёнка длинного,
Не надо давать им человека кушать,
А надо курточку,
А то попроще, попроще, попроще,
Попроще.


«Сохнет высыхает», — сказали санитары,
«Высыхает сохнет», — сказали сыщики,
«Сохнет», — сказал гусь.


Треугольный грав
Заведует гравиугольником.
Батюшку расстраивать тысячи:
Их миллионами нужно знать,
Или не нужно.
— Это какой этаж?
— Сколько нужно.
Это зависит от твоего воображения.


(не то что бы они мне все нравятся, третье так вообще отвратительное, кроме первых двух строчек, но раз уж я про них узнал, то пусть будут)

Должен был докладываться у Галкина, даже подготовился, а вместо меня поставили пять часов Шевчишина. Хорошо, но обидно. Теперь докладываться у Марата про то, о чём не знаю вообще ничего. Не обидно, но плохо. Простыл ещё так мерзенько. А ещё скоро все уедут, так вообще никого не останется (как в Пречистенском переулке после чумы 1771 года).

2 comments|post comment

Как летний дым, горька [20 Sep 2015|06:22pm]
[ mood | cheerful ]
[ music | Крематорий --- Звероящер ]

1 сентября сего года лето, начавшееся 20-го, что ли, мая, закончилось. Всё это время я пребывал в некоторой прострации, не вполне осознавая, что же с нами будет дальше. Конец ей положило очередное перечитывание статьи про Есенина-Вольпина в Википедии, во время которого я обнаружил ссылку на некие записки социогуманитарного толка за авторством Сергея Петровича Новикова, лежащие у него на странице на сайте Стекловки. Они оказались невероятно интересными; помимо них там лежат ещё его мемуары, которые я с жадностью проглотил. После этого я осознал, что с сильной сердечной теплотой отношусь ко всей московской интеллигенции. Я даже вставил в текст своего диплома упоминание числа 57; жалко, конечно, что не 179 --- ведь 57 < 179 --- но оно простое и с ним труднее. Да и цифры 179 замечательного серо-зелёно-бежевого цвета, а эта пятёрка режет глаза своей желтизной, как жёлто-зелёные бордюры Москвы. Наверное, я совсем не объективен, но это легко объяснить: с людьми из 179-й школы я был знаком очень давно, и это всё были какие-то очень милые девочки, Кримхильды и Лорелеи, с приятными на вид волосами, а пятисемитов я всегда знал только по преувеличенным рассказам, и мне казалось, что это какие-то люди с пёсьими головами и квадратные птицы Владиславы. Несправедливо, конечно. Ещё, между прочим, узнал на днях, что Алёна Бунькова, которую я знал чуть ли не с рождения (класса с 10-го) и некая Лена Нетай, которую я никогда не видал, зато о которой слыхал со всех сторон на матфаке --- один и тот же человек. Удивлялся.

На волне этой любви к московской интеллигенции я пришёл на семинар Пенского в 11 утра в субботу, и думал даже написать кому-то письмо, дескать, не могу ли я ходить на семинар имени Новикова на кафедре ВГТ, но но это последнее пока не решился. Ничего нового; похоже, это даже что-то сезонное. Но тем не менее! Дурак ваш Анкудинов. «О Москва, мати клятвопреступления, много в тебе клопотов и нестроения!». Ну и? что с того? как говорится, и чудно.

10 comments|post comment

Через годы, через беды [01 Sep 2015|11:41am]
[ mood | apathetic ]
[ music | Death in June -- Last Farewell ]

Главный омич, точная копия Фальтингса [info]azrt пишет, что всё, что я говорил когда-либо, рано или поздно оказывалось дословно верным. Лестно, конечно, слушать такое; но немножко обидно, потому что в самом главном -- именно, в ви́дении того, что будет происходить в ближайшее время -- я оказываюсь прав, но не дословно. Сложно сказать, является ли то, что происходит на самом деле, достойной заменой тому, что я предвидел -- сложно признаться самому себе, и оттого сложно разобраться в том, действительно ли я этого хотел. Когда я ехал в Москву, я в поезде всё время про себя напевал песенку, в которой есть слова 'нех навекі так будзе', держа в голове мысль о том, что вот завтра я уже перееду в другую комнату, и какие-то люди скоро приедут, и всё будет двигаться, и я смогу пожелать, чтобы оно всё так всегда и было; но переехать удалось только через три дня, что-то не сразу заладилось, а в наиболее подходящий момент для того пожелания у меня из головы не могли выйти разные другие слова, и пожелание если и случилось, то было весьма криводушным и потому не оправдалось. Это, несомненно, было благом: изменения -- это хорошо. А желания легко поддаются контролю, для этого надо только, приведя себя в подходящее состояние, не жалеть, что они не сбылись дословно так, как хотелось, и, не балуя их, приказать им стать тем, чем нужно. Словно ты посвятил жизнь тому, чтобы проломить башкой стену, разбежался в сотый раз -- в глубине души сознавая, что стена так и будет стоять, сколько ты, дурак, ни долбись -- и, соударившись, то ли неожиданно очутиться по ту сторону, то ли понять, что преодолевать эту стену и не было, по большому счёту, нужно -- до страха не желая при этом разбираться в том, что же именно произошло. Даже если что-то и небезнадёжно, то не всегда нужно продолжать за это мелочно бороться. Лучше вспомним слова Гротендика про орех и попробуем поглядеть более отстранённо-конструктивно, а там уж как пойдёт.

А Божая воля: да Канстанцін-Поля
Права прэдстануць,
Прэд прэчысту Панну, а Панна чыстая
Нехай туркаў загладзіць.

Весела навіна прыйшла ад Будзіна.
Веселіцеся, людзе!
Рукі узнасіце, а Бога прасіце,
Нех навекі так будзе.

21 comments|post comment

Идеальный арнольдист [26 Aug 2015|02:00pm]
[ mood | cheerful ]
[ music | iamamiwhoami -- drops ]

Ехал сейчас в метро и пытался читать proceedings кватернионной конференции в Риме 1999 года, у которой на обложке Гамильтон с лицом лягушки. После станции Киевской я присел; по правую руку от меня сидел дедок. Увидав в книжке матрицы, он спросил: 'А что же вы, математик, получается?' Смутившись, я ответил: 'Вроде того'. 'А вы и задачку решить можете?' Поскольку вчера я долго сидел, не в силах решить довольно простую задачу по курсовой, а отвечать 'нет' значило бы посрамить себя перед совершенно внешним миром, я долго мялся и ответил: 'Какие-то, наверное, могу'. 'Хорошо, вот вам такая задачка. Есть несколько столбов и несколько ворон. Если на каждый столб сядет по одной вороне, то одной вороне не найдётся места, а если на каждый столб сядет по две вороны, то один столб останется пустой. Сколько было столбов и сколько ворон?'. Я не смог сразу понять, нужно отвечать или нет, и в то время, пока я думал, он спросил, где я учусь. Узнав, что в ВШЭ, он прокомментировал: 'Это вы зря, трудно будет найти работу. Сейчас все идут либо в юристы, либо в экономисты'. В ответ на это я подумал, что задачку всё-таки стоит решить, и дал ответ. Он удивился, что я так быстро её решил, и дал следующую, про суммарное количество голов и ног и то, сколько пасётся овец и сколько кур. Тут я решил взглянуть-таки на дедка, и обнаружилось, что он ОЧЕНЬ похож на Розенблюма. Мне удалось не засмеяться от того, что он дал мне задачу, в которой нужно найти целочисленное решение уравнения, и сообщил ответ. 'Может быть, вам нужно на физмат перевестись?' --- была его реакция. Я что-то ничего не ответил. 'Тогда вот вам такая задача. Её давал академик Арнольд...' --- тут я не выдержал и засмеялся, но смог-таки сдержать смех --- 'в журнале «Наука и жизнь»' --- и рассказал арнольдовскую любимую задачу про старушек. 'Но тут так, в уме, не решить, нужно уравнение составлять' --- добавил он и на всякий случай повторил условие. Я согласился с ним, мне было пора выходить.

А вчера мы ехали в электричке с Сашей М. и наблюдали, как две девочки между 10 и 13 годами вошли в вагон и стали петь 'Солдата', который не спал пять лет и у которого под глазами мешки. Сохранилась даже видеозапись сего действа, я, правда, не уверен, что на ней что-либо слышно. Воистину, сюрреализм никто не ставил на колени и никому поставить не дано.

13 comments|post comment

К собакам [09 Aug 2015|08:39am]
[ mood | awake ]
[ music | Psychic TV & Genesis P-Orrige -- Rites ov Reversal (AL II.19) ]

Думал вчера над следующей задачей. Когомологии групп можно считать при помощи двух комплексов: инвариантами бар-резольвенты и комплексом с дифференциалом в духе Хохшильда (эти два комплекса просто равны). Между тем, для определения их обоих структура группы нам совершенно не нужна, только структура моноида. Если в моноиде есть единица, то первый из них отображается во второй точно так же, как в случае групп, только это отображение не даёт равенства. Я думал, можно ли эти два комплекса с этим отображением между ними вписать как первые два столбца в какой-нибудь разумный бикомплекс. Без бумажки ничего не получалось, а потом стало скучно.

Думал я, гуляя между девятью и десятью вечера. Будучи в парке, решил, что было бы хорошо пройтись по берегу пруда, от которого дорожка зачем-то уходила в сторону. В конце концов в темноте мне показалось, что в каком-то месте пройти совсем вдоль берега было бы довольно несложно, быть может, под конец ухватившись за корень, обнажающийся на склоне. Оказалось же, что мне пришлось хвататься за какие-то засохшие кустики травы, которые меня едва-едва выдерживали, ещё там, где, мне казалось, я пройду прямо. Тем не менее, принципиальность моя возобладала, и я двинулся дальше. Трава кончилась, мне пришлось держаться просто за землю. Ко всему прочему за прудом в частном секторе ещё залаяли собаки. Я как-то дополз до первого корня, который сомнительно трухляво пошатывался, и тут оказалось, что второй слишком далеко, я не смогу схватиться за него, держась за первый. Пришлось попытаться удержаться за землю в промежутке между корнями. Земля была сухая и бесплодная, почти пыль, совершенно не держала меня, и я скользил, в, казалось мне, заболоченный пруд, наличие дна в котором сомнительно и до которого оставалось сантиметров тридцать. Тут меня поразила мысль о том, что я совершенно никоим образом просто не могу туда упасть, потому что я слишком хорош для этого; от этой мысли я вцепился всеми пальцами левой руки в пыль, и через мгновение вырвал бы горсть её и свалился бы в болото, если бы не успел дотянуться правой рукой до второго корня. Я обогнул то дерево по берегу пруда, я победил.

7 comments|post comment

Hominium #4 [26 Jul 2015|02:52am]
[ mood | tired ]

Cминаясь проволокой, как вензелем,
Смывая дохлые острова,
Из моря, виденного Макензием,
Твои вздымаются рукава;

Вдали Арбелы и Аустерлица
Не горы трупов тебя стрегут,
Лишь только воздух; и мир кривится
В отверстых хлябях предлинных труб.

И над обрюзгшими городами,
Где свет надмира давно погас,
Ты тянешь щупальца проводами
И сетью трещин в экранах плазм.

Узря тебя, утекают флоты,
Как от Пелусия Псамметих,
И мы смиренно лишь год за годом
Удим минтая близ уст твоих,

Но вдруг порвётся наш жалкий невод,
Хребты низвергнут ушанки льда,
Распорет ветер холстину неба,
Вода расступится, и тогда,

Как с трёхсотлетних листов офорта,
Башкой ушибшись об потолок,
Из тьмы промозглых пучин Бофорта
Взлетишь ты белою птицей Рох.

1 comment|post comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]