Aug. 2nd, 2017

05:38 pm  
Поначалу - весело и ярко,
а потом пиздой идут мозги.
Думаешь: пусть будет биполярка,
пальцами массируя виски.

Доктора, качая головою,
говорят что всё окей, шутя.
Чувствуешь: как зверь сейчас завоет,
а потом - заплачет, как дитя.

Но не воет, губы - как полоски,
и в ступни холодный давит пол.
Ненадолго всё вдруг станет плоским
чтобы взглядом поиграть в пинбол.

Время отрезает по кусочку
и кусочкам этим нет числа.
Ручку, ножку, пальчик, глазки, почку
медсестра в тележке повезла.

Ждёт в раю на завтрак только крендель,
кока-кола, и всё что ты пил.
А в аду придётся всех зафрендить,
тех, кого совсем ты не любил.

Jul. 2nd, 2015

13:10 am  
Дождь. Всё станет холодным и мокрым. По дорожке прочерчено в щебне: здесь был я, весь из атомов собран. Весь из атомов собран, вообще бля. За окошком - друг друга полпреды, прокричали три раза ура: брошу в ночь огонёк сигареты, и пойду умирать до утра. Где-то в здании, что не достроено, ветер лязгает ржавой железкой. Прорастает зелёное-стройное из углов, как во мне растёт трезвый. И стальной пидарас. Заслонив божий свет, отберёт вдохновение яда. И подарит билет, чтоб меня больше нет, чтоб смотрел из последнего ряда.

Mar. 16th, 2015

07:34 pm  
как у чёрной реки собрались рыбаки
у многомерной чёрной реки
вот развернули кульки: в них червяки да кроты
молись, чтобы кротом не был ты

утром выйдешь - гагарин лежит, распластан
люди в синем курят, собирают паззл:
"дайте язву, тут нужна язва"
идёшь и думаешь, тебе-то всё ясно

штаны из кожи, а рубашка из льна
ты радиоприёмник, ты вообще волна
ты не знаешь, зачем тебя передают
а ползёшь на свет и тепло, уют

ты родился на улицах, и умрёшь на них же
там же и встречал 21й век
там где каждый третий - обычный ницше
но зато каждый пятый - сверхчеловек

или держит кожу крокодила в руках
может ты - чтобы пылью на сапогах
может ты чтобы властвовать, разделять
или пули отравлены, и эта стрёмная блядь

но однажды почувствуешь: натянется леска
не успеешь охуеть, как ловко подсекут
тело чёрной реки чуть повернётся, с всплеском
дети спросят: хуйня? тятя ответит: гут

Feb. 24th, 2015

10:58 pm  
не сиди со мной где липки
глядя как проходит май
не дари свои улыбки
и к груди не прижимай

не носи меня на ручках
не клади в свою кровать
потому что подпоручик
всех утащит воевать

каждый кто смеялся, весел
преуспел и облысел
ты не пой своих мне песен
не сажай на карусель

не толкай меня на подвиги
и на праздники не води
я родился наверно мёртвенький
с безобразностию в груди

Feb. 1st, 2015

04:11 pm  
в центре, где стоят-гудят машины
чёрный снег повсюду как извне
проходи, втыкая шило в шины
в придорожной матерной возне

с входу чёрного войди в библиотеку
замигает в лампочке спираль
там пройдёшь по коридорам где-то
вглядываясь в кафельную даль

за дверьми, что будут приоткрыты -
не тревожь, и знать не знай их лжи
те места покинули Эриды
где-то дальше будут стеллажи

а на них, в пыли, лежат коробки
книгами какими-то полны
типа "производство винной пробки"
или "калькулятор фаз Луны"

не сгорит сама собою шапка
академик сам собой чтоб сдох?
есть средь книг особенная папка
как игла, упавшая во стог

и когда назад возьмёшь попутку
смс-ки в ней ты не пиши
а поймают - про иглу и утку
про яйцо и зайца расскажи

Nov. 22nd, 2014

01:02 pm  
поначалу - весело и ярко
а потом пиздой идут мозги
вспомнить нечего, и даже те доярки
не юны давно, и не узки

то гудки, то белый шум с амвону
это жизнь. имеет место жесть
сколько ни звони по телефону
на короткий номер 666

саботаж кругом. в окошке мёртвом
череда заборов и дорог
позвони родителям уж ёпта
может кто из самых честных смог

птицы - это божии созданья
от того везде летают, срут
быть как птица - это спецзадание
каждому агенту цээру

а когда из глаз исчезнет резкость
в день, остывший как еда-фастфуд
на короткий номер смски
как круги, в эфире, побегут

Sep. 12th, 2014

04:46 am  
Скоро глядеть наружу будешь. Холодный, синий. Как рубят коровью тушу, по схеме из магазина, пунктир одинаков. Обувку - закинут в шкаф. Разрежут на птицу, собаку, дерево, и жука. Птицу - хуйнут в окно, на асфальт. А в ней: то, чем ты видел цвет, а ещё верней, как скрип с которым в замке ковыряет вор, то чем мы все ощущаем пространство форм. Собаку - на коврик бросят, пускай лежит. Это то место, которое ты обжил: выбор имён, и мебели, и картин; породы, хозяина, нюх на людей в пути; пленный, дорога, взглядами речь, конвой; бешенство, старость, преданность, лай и вой. Дерево - вынут и понесут в дворы. Жук улетит в заоблачные миры.

Aug. 10th, 2014

10:04 pm  
ты - лежишь в постели томно, чуть рукой касаясь пола
люди - ходят за окошком, все погрязли в разной лжи
протекает бессимптомно бесконечная эбола
лишь макак ебут за то что те не носят паранджи

а у нас тойота приус воет сука по ночам
дорогой эболавирус, сколько можно по врачам?
то ли дело - лето, душно, по душе скребёт ногтём -
приезжай уж к нам воздушным или капельным путём

нахуй весь лосось норвежский, и вай-фай, и кока-колу
лишь с тобою буду вежлив, хоровод и каравай,
нет ни веры, ни надежды, расы, возраста, и пола,
приезжай к нам, мать-эбола, кого хочешь выбирай

Feb. 9th, 2014

06:39 pm  
лежу в постели, пальцы дрожат, дышу
вверх и наружу, кажется что, гляжу
олимпийцы, шесть рук, и злые как стрекоза
ходят вокруг, заглядывая в глаза
щёлкают светом - спишь ты или не спишь?
прокомментируй наше филе-о-фиш?
пустые вопросы: что, почему, зачем
день сер, кофе горек, а вечер черн
сядут к постели, ждать у реки зари
им ртом пускаю кровавые пузыри
будто смотрю сквозь стены, и так молчу
оттуда - ладонь, чуть тёплая, по плечу
эй, олимпиец, мой нерождённый брат
вот тебе мой дыхательный аппарат
оставь свои жабры, лыжи, кольцо, коньки
возьми мой живот и белые огоньки
старт! - убегай, не возращаясь, вдаль
в небе луна вертится как медаль
где танцевали-пели вокруг шеста
где сладкую вату мартышка несла, шустра
где акробат пунцовый упал, устал
где был бобслей и кёрлинг, где был фристайл -
как ценность руин, останется нам, пуста
инфраструктура, огромная, как пизда
где в камеру целились острые грани стрел
я всё проспал, не видел, не посмотрел

Feb. 6th, 2014

04:19 am  
сверху висит иуда
снизу растут незабудки
в будку заходит будда
будда выходит из будки

на бронзового лева
уселась ворон орава
люди приходят слева
люди уходят направо

птицы летят на север
и прилетают с юга
были иголки в сене
стали кости в севрюге

вчера ты учила уроки
вчера ты носила угги
потом отросли ноги
потом отросли руки

ты уже весишь брутто
тебя не боятся утки
это с тобою будда
заговорил из будки

будды сидящие в клетках
глазастые водолазы
с каждой ещё конфеткой
с каждым последним разом

будда плывёт как лотос
будда бежит как лупус
будда живёт как агнус
будда растёт как кактус

будда пустой как космос
грязный как чёрный угль
будто последний рубль
скоро пойдёт на убыль

кто после будды будет
кто после будды эти
путин медведев путин
медведев путин медведев

что будет после будды
кто будет жить в будке
иуды, иуды, иуды
в кожаных чёрных куртках

в красных как кровь рубашках
в зелёных как день штанишках
на желтых рекламных бумажках
в тёплых в руках сберкнижках

Nov. 26th, 2013

06:50 am  
мерещатся улицы в каком-нибудь Томске:
ночь. из луж, в которых плещет лунный мазут,
пальцы и предплечья, и адидасов полоски
вылезут, откашлявшись - на коленях ползут

постучатся к братишкам, дрожа разбитой губой
выпьют за вдв, и за кого больше нету
в голове прояснится, зашумят волны, прибой
внутреннее тв по артериальному интернету

на столы лягут локти, на ладони - щёки
в серых глазах, как из весеннего льда
отразится лицо сидящей рядом девчёнки
посидят, помолчат, и не пойдут никуда

мерещатся ангелы: вдевают пальцы в старух
ноги - в стариков, идут к аптеке. из клетки
(их очередь - язык, неповоротлив и сух)
на кончик языка бросают цветные таблетки

Nov. 1st, 2013

04:54 pm  
я, и дан негр геннадия
и те, договору сурового, дети
и мы, турки, летели крутыми
а то, боролась. сало робота!

я с лесу, тут уселся
и лося соли
и ем за деда змеи
и мат сути доходит устами

пополз зло поп
и к вере вы веревки
и, о встреча! черт! свои
я и показал глаза - копия

я не микробы выборки меня
а на риске - секс ирана
и гол ангел лег. налоги!
и игр оковы - рывок оргии

а хуй - игрок оргий уха
и то, митинг: огни, тимоти
я - ром в цене. чеченец - в моря!
я Ала. меня! я немалая
а рос умаров - вора, мусора

и мир понту попутно прими
и хит сцене: чеченец. стихи.
я иду, робот, чтоб орудия
а жар кухарки - краху кража

я - Джо. вырвала лавры вождя
в осу болгар - эра глобусов
я око правоты, товар покоя
ног и лопаток скота полигон

меч азии, ранец, сценарии. зачем?
гол! ох, испытал. платы, психолог?
ешь ноты такими, химикаты тоньше
не белому партии трапу молебен

ад учит сербов обрести чуда
вон арабы, плоть, толпы баранов
вон соки демагога, медик основ
в кубани дорого, родина букв

имя обуви жалела, живу боями
ему чили! - повара вопили чуме
сыр, кино, далее - ладони крыс
в опере - чужд имиджу черепов

Oct. 31st, 2013

09:17 pm   301. сру серо. ресурс!
ад учредил лидер чуда
лидер чумы дым учредил
в руках - удача духа курв
индии ссоры - россии дни

сыр - киви крыс
сс! облавы зазывал, босс?
ом имеешь - шее мимо
то роботов квот оборот

у джо голого жду
у щита мат ищу
у щитов вот ищу
и мат сумеем устами

я и показа копия (я о копии покоя)
я сми обладал. боимся
в ОРТ - синим министров

и рано фу фонари
и идут со студии
и черт с встречи
и щелкал зла клещи
и готика как итоги
и лох - упор опухоли
и мал губ углами
и курила, пали руки
и ждет ток коттеджи
и жар кануна кражи
и лука - рак каракули
и манит рак картинами
и едины сын идеи

и делал зла леди
я отсидел, леди, стоя!
а леди сама сидела
а лав робот - оборвала
а на гром органа?
а на тему метана?

вот речи чёртов
вот сети тестов
вот сука кустов
вот аборт робатов
вона каратэ тараканов
вот филипп, яппи лифтов

о, горком мокрого!
о, гесс! кекс сего
к силе боя - обелиск
и трём суду смерти

я анна, дама данная
мы, данная анна, дым
я лета, выбор обывателя

а ретро - перо репортера
урвали массами лавру
я ревущий ищу веря
а радуев резерве удара
ни бормана нам, робин

он ел баб лено
те щи дед ищет
ад - едят. яд - еда
яд ядом, о дядя

ум училищ или чуму!
ум, он идея единому
ум, он чили личному
ум ад даст саддаму
да, зло. пополз ад
да защитит ища зад

щи во дуче чудовищ
во, смел! ем сов
во сух аллах усов
во миф - арест серафимов

аборт, утроба
но видна ганди вон

яд искать - так сидя
во радуга, шаг ударов
не сапоги - миг опасен

а таков дар адвоката
тень - нова. вонь - нет
вот филарета катера лифтов
мыло главы заказывал голым

дарил арбуз - убрали. рад
украл арбуз - убрал арку

около мирового говори молоко
тело тревог, оттого вертолет
карину - батоно табун. ирак
обилие рококо кореи, либо

искать рано фонарь такси
летал Тодт до тла тел
увижу - жива; ненавижу, живу
генсек урвал, а в руке - снег
носит сербов обрести сон
городу славы заказывал судорог
масхадов в водах сам
успокоил ли око псу
сортире баба - бери трос
кармана гроб, органа мрак

римлян босс обнял мир
с собаку сука босс

Oct. 29th, 2013

02:05 pm  
он ту попутно
та корпусу прокат
она тупо путано
они ванна вино
им агонии ногами
дала на лад
матери шире там
и лично кончили

дело логики - гололед
веры доводы - рев
е в резерве
а вонь нова

на рубеже буран
да пса распад
ни долетел один
но взлетел звон

и мало колоколами
и мыло голыми
и игр оргии

вот кафе фактов
вот рост сортов
вот еда кадетов
гул сухих услуг

мог наружу рангом
забыв резервы баз

йоту дадут, ой
нога - в вагон
упор - в европу
утро пса - спорту

ценю как юнец
юнец, а ценю

рот вас автор.


* * *

хотели билет, ох
ум умолял о муму

мусора рос ум:
около мене молоко,
масла заказал сам,
мороз дан надзором.

отдал клад-то
отчий и что
ничто тот чин
убого б/у
тупик папки пут
ссср с сс

торты - сыт рот
легко кг ел
химию им их
пустоте тот суп
шанса час наш
теням имя нет

ты полагал опыт?
чемоданы надо, меч
ворота - рот ораторов

барокко - раб
болвана - в лоб
гобелен - еле бог
пили фото, филип
цене вы венец

наркома замок - РАН
насилие или сан?

римляне? менял мир?
вернется стен рев
возлагал зов
демагога мед

метанол лона тем
летописи. потел
заказали. сила - заказ
товарищи! Ра - вот
отыскать так сыто
утратили Тарту

Jul. 25th, 2013

12:06 pm  
В одной подсобке, на Невском, лежит пекинская утка, под чёрным соусом резким, и всё для рака желудка. Чтобы стать тех.директором компании крупной попробуй также диету: радиоактивные крупы. Ведь здоровые-трезвые все доживают до пенсии, и исчезают в безвестности, под инородные песни. А в желудке - нет времени, и счёт растёт цент за центом, а из земли тянет кремниевые к нему датацентры. И снится звон техпроцессов, что ждут начала отладки, а в гримёрке принцессы ждут побритые гладко. Чтобы в транснациональной весить не брутто, а нетто, попробуй пекинскую утку, но не в Национале, с минетом, а в подсобке, на Невском, где света цветные брызги сквозь матовое окно; нет меню, подают вежливо и быстро, над входом пыльный T'an-mo.

Jun. 11th, 2013

07:31 pm  
о тебе написал бы Некрасов
неуклюже рифмуя пиздец

в ночь уйдёшь
убивать пидарасов
в ночь
где сгинули дед и отец

Apr. 20th, 2013

04:12 am  
спит дедушка в сырой земле, укрыт травой, золой
вверху - дома, дворы, дворы, машины, день весны
но выше - солнце, стрелкой часовой
безногим марафонцам светит в сны

кому субботник, а кому шаббат
но дождь, прохладно и смеясь - пришёл апрель
как те soldaten, пробежит по stadt
и смоет грязь с прекрасной aquarell

Mar. 19th, 2013

03:54 am  
Лепят виноватых из глины ангелы в небесной милиции. Лицо стало как пластилиновое, а была отличная дикция. C языком, распухшим от алкоголя, со словами вязкими, лаковыми, я стал, несомненно, их голем, каббалистов с чёрными лапками. Мысли - как из шредера, ровные, и стояли, и смотрели, молчали. С пальцами с запёкшейся кровью, каждый сам себе был начальник. Помню, что свинья любит яблоко, а черти любят водку и сало. По двору металось и плакало, если руку подавали - кусало. Я как будто там лежал, превращаясь, вспоминая всё чего вообще не было. Спотыкались, за перила держались, выходили под весеннее небо. Из наушников сочилось как музыка, задевая как ногами за корень. Я пытался думать на русском, по дорогам плыло мёртвое море. Вдаль по тротуарам с полосками, мимо чёрных недочерченных улиц, и лицом тащило прямо по воздуху. Дикция назад не вернулась. И потом вдруг, выбирая одежду, произнёс слова чужие, украденные. И не знал с тех пор, что было, что прежде, что кругами по серой глади.

Dec. 1st, 2012

09:26 am  
наблюдаемое бежит на наблюдателя
не из чего вырастить веко
маленькие чёрные копатели
в человеке

агенты волеизъявления
агенты кровоизлияния
наблюдаемое ест медленно
наблюдатели пьяные

слева Эйяфьятлайóкутль
справа Попокатéпетль
наблюдаемое - на ёлке
висит искрящимся телом

Oct. 24th, 2012

09:37 am  
совершает кровь прогулку по тюрьме и слышно снова
сердце булькнет вздрогнет гулко в тишине мешка мясного
пальцы в рукавицах взвесят красных яблок килограмм
из теплицы пьян и весел сон уходит по утрам
помнишь от дождя бежали шумно хлопали дверьми
плоть наёбывать ножами бесполезно мон ами
снег пойдёт забьётся голубь над горбатым фонарём
сладкой липкой чёрной колой ночь прольётся в водоём
лыжи палки ветки лыжи кровь усну тебя услышу
ветки лыжи руки палки не ходи со мной к гадалке
лужи снег капуста в банке стол кудряшки на рубанке
искры визг вращенье искры то твоё что вынешь быстро
кровь удары скрип стальное сон прогулка остальное
хруст тарелка звон огрызки слюни пальцы клей ириски
чай салат окно завеса тяжесть собственного веса

Sep. 17th, 2012

05:15 pm  
преподаватель голой йоги
плеснул чернилами в икону
посол из сирии
безногий
катался бодро по вагону
коль сам обезмандачен не был
хоть депутата пожалей
а вы б смогли
в туманном небе
крошить
винтами
журавлей?

Sep. 15th, 2012

07:53 pm   174. "Французский цикл". Стихи других авторов.
* * * Нежность * * *

Хочу во Францию
во Францию хочу
Прижатца сильно головойу
к твоея хрупкое плечу

Ныряя в глубь и презерая с корбь
я оказатца хочу там
Где испускает зно й

И запах хвои по губам
и выпест уст
Ужом вскружус к твоим ногам
тирзая куст.


* * * Бура * * *

Любовь-жемчужина прекрастных сёдл
и страсти ручеек наполнен пеплом

Я то полиным пухом за несён
валет червей покрыт 6-кой трефа

Я крепки руки талие с хвачу
и млечны пу ть покажетца сутьбойу

Искал тебя искал ищу ищу
но Меган Фокс смеетца на обо ях


* * * Джодосен * * *

Вулеву дан се
из магне толы
Ты ко мне во сне
а сплю я голый

Я тебе любит
не обе щаю
Но хочу тебя
такой как знайу

Соус прованс аль
на хлеб на мажу
И тебе скажу
слов самы важны

Как твое слова
мне вены режуть
Тыу мене одна
гдеже ты гдеже

Видил я те бе
всего однаж ды
Но забыт несмог
цветок твой влажны


* * * Лазурный берег * * *

Я ехал по дороге в Кот Дазур
и любо вался видами при родэ
и щастлив был от чуствия свободэ
я говорил с тобо ю мон Амур

Я говорил о персеках и криках
о юных сердц дерзаньях и мечты
И на моемом торсе не покрытом
Гнездился
ветер с моря дул но только ты

И раз вевалось платье голубоэ
вдали в горе у кованых воро т
И мне казалос все таким родноэ
что мне сегодня точно по везет

И я под ъехал вышел ис машыны
Упитанный
и в гордой тишынэ
Я подарил колечко с Силумином
надел на палец я его тэбэ

И ты стояла в горке подбоченясь
и я стоял и Чайка там кричал
И слышал только скрип твоих коленей
ненАчав кончев
кончев неначАл

И я вскречал и было так пре лесно
и улыбалос Солнышко во мгле
До коле был до селе неизвесным
теперь же я понравелся тибе


* * * Немне * * *

Я илисейскими по лями
как морем был бы окру жен
Лиш ты была бы рядом с нами
лиш ты была б одной из жон

И каждой ночью на рас вете
я крался бы к тебе в окноу
И в твоем зыб ком силуете
це дил бы я Любви виноу

Ты как Франтсуженка желан на
немной немне ненам неим
Кричу взываю постояно
я тут горю сов сем один!


* * * Белые розы * * *

Я руке разменал и так хотел
Вонзить их все в алькоу моих же ланий
Приодолев помехи рас стояний
На самолете я ктебе лител

Во Унуково я взял такси исел
Во внутр приветливога кресла
Поставь мне командир любовну песню
И ставел он а я тихонько пел:

Тара-татарам-там
Тада-да-та-там

Тара-татарам-там
Тада-да-та-там

Тара-татарам-там
Тада дам


* * * Фатум * * *

Куплеты соченяя во преки
втебе мечтаю быть везде трэвожно

Хоть ты храниш молчаньэ осторожно
но сладо страсные разверзнуты замкИ

Томим тоской в своэй юдоли честе
я еденюс с тобойу лиш во снах

Но суждено нам быть на веки в месте
и Жезлу моиму ни ведом страх.


* * * Билучи * * *

Спасибо малышка за фотки за ножки
за губки за ручки за стёжки
колготки покупки голубки
трамвай Останоука
мы в месте быть может
опять я не лоуко
ступил на подножек
и ты прокречала давай поскорее
и ткнула ладошкой и стала милее

под сечки под ножки
бежали страдали свестели жалели
качали любили седели бледнели
кусалис смиялис работали кучно
ты лутшая вмире Илена Билучи


* * * Паруснек * * *

Я слушаю тэбэ во усе глаза
и рот ловлю я жэмчуг астарожна
Малю любоу нажаць на тармаза
церпець усе это боле нэвазможна

Я невазможна более храниць
былу ю херь несбытачных жэланий
Желаю я тэбэ забыць
я был усегда заложнег растояни й

Но открываю папачку у кампэ
и слезы струйно капаюць на клаву
Ростоу парыж анапа сантропэ
и ты у ачках с гранатавой аправай

И шляпу держыш у изысканой руке
и губы раздуваеш так презывна
Так мило ты купаешся в реке
и у уоду плауна падаеш с абрыва

Я буду ждаць тэбэ со всею сил
и вечна буду паруснек бумажны
Дай-дай-дай -- я тэбэ прасил
Смерись
ведь щастье неприходет дважды.


* * * Непросила * * *

Пускай бе зумно я ктебе подлез
сидою головою преслонился
Жилал бывал кусал тирзал ис чез
виноум любве нижадно я дилился

Бывало слауно нам имы смотрели вдаль
на вспышке те,на молние,зарнитцы
Твой дерзки профель со держал печаль
и снова мне хотелос преслонится

Я прижемался как покорны паж
ктебе втебя внутри со всею силы
И жылисто входил в безумны раж
хоть ты мене обэтом непросила.


* * * 3 вокзала * * *

Мы встретелись в кафе у трех вокзалов
Ты взяла чай перожное салат
Смотрела под углом на когото сзади
Я был ни в чем невиноват

Безумно был приятен я расказывал анекдоты
А ты подмигивала комуто сзади непойми чего
Я обернулся что бы засечь этого идеота
Но ни увидел сзади ни кого

Там было пусто только стол стоял и крошки
Дымилась вся в потеках чашка на столе
И вставленая в чашку ложка
Напоменала об этом комто тебе

Ты стала задумчева и молчалива
От былой помады на губах небыло и следа
Я непонимал ведь я знал тебя такой игривой
Рассеяно попросил у офицеанта льда

Я понял что это был чувак которого ты любила
Он приучил тебя к минету и многим другим вещам
Ты вспомнела его и теперь это снова всплыло
Среди твоих ухажеров было много ростовчан

Я подумал о генетическом материале
Которым они в избытке делились с тобой
Который они в тебе везде оставляли
Все эти ростовчане в тебе одной!
В тебе одной!

Я подумал об этом и мне стало жарко
Я взял лед который мне принес гарсон
И заткнул тебе рот чтоб ты невздумала каркать
Потому что теперь я твой герой!
Я твой герой!

Потому что теперь я персонаж твоего романа!
И никто неимеет права на встречи с тобой:
Сергеи, Володи, Тимуры, Джамшуты, Рамзаны
Ростов, Ашхабад, Москва, Душанбе, Центорой!


* * * - НЕТ! * * *

Вы все с начала этак говорите
И строете какихто недотрог
На самом деле вы нутром горите
И для знакомства ждете лиш пред лог

Неможете прожить недня без жезла
Вам сниться он,пылающи,жывой
Приветлево рас пахнутую бездну
Покроет он глубокой бороздой.


* * * Французская любовь * * *

Воаре ывпостьа ааоп аларе алоыовткк
даопты аоеоас ы оарыв лв ыдв м ывы
Роат Ы вопаоы в с Франции в ббвоа ыкм
вла коцы в оке е ылдла ждфыюбв сь

Лоа рароы вомр абы в ова ывьс ывб
Етза мы щйлшвоф волафыв освтвф
Цвы ваоы йтвуровый уеоыфрв влаю
Ыыкела ылвфтырв мывлф любовь.


* * * Истома * * *

Невстал.
Лижал.

лижал
расплавленный
как олово

рукава закатав
за голову

ноги вытянув
утренней судорогой

прерванный рай -
втридорого

- Проснись, дорогой,
возьми посудину!

Отжался - встал.

- Чего еще?

- Того что в ванной
серотливый
тибя ждет
кал
ибливый кал
икал ибливый
ибливый кал
икал ибливый
ибливый кал
икал ибливый
ибливый кал
икал ибливый
ибливый кал
икал ибливый
Невстал
ибливый кал
Невстал
и кал ибливый
лижал
ибливый кал
Невстал
и кал ибливый
ибливый кал
ты кал ибливый
ибливый кал
ты кал ибливый
ибливый кал
Невстал
лижал
ибливый кал
Невстал
ты кал ибливый
лижал

Того что в ванной -
кал ибливый.

Ты - кал ибливый.

Ты Невстал.

Aug. 23rd, 2012

04:11 pm  
Облака похожи на молоко или белую пену. Символы падают из-под облаков, как военнопленные. Складываясь в деревья, траву и людей, они, как в стакане с тетрисом оседая, исчезают в могилках и во ртах лебедей. Целая строка то же что и пустая. Наполняя пространства дождём или градом, проиграешь, если башня высоты длинней. Лемминги вскарабкаются куда не надо по ней. С вершин гор поглядывают одичавшие Йети. Поползли по Луне - как в бок копьём укололи. Скорость увеличивается по экспоненте - подбирают брошенные пароли. Случайные дети, надоевшие старики - но мигающим ромбом, окружённая плазмой, на четыре строки, углубляется бомба. Где подвалы и бункеры, засыпанное пусто уничтожает до двух рядов. Нога ломается с мелодичным хрустом - взяв в союзники, недальновидно, кротов. Потому что, если бы не эти кроты - аккуратным потопом все заполнил пустоты, вылив небо в выемки, в открытые рты, и в пчелиные гудящие соты. Ферментированное мясо гниёт квадратно и рядом, а не как у всяких уйгуров. Красивая история вышла с раем и адом - сами и закопают и утрамбуют. Книги, пылящиеся в шкафах и на полках. Слой к слою, сложенная одежда. Полные чаши, колено к колену, роллы. Волосы, что аккуратно причешут. Склеенные камни высоких храмов. Пакеты с крупой в полном звуками доме. Тяжёлые, цельнолитые рамы. Ржавое железо в грязно-сером бетоне. Плохо же - если пустые бутылки, или надорванные картины. Лопаты - чем грабли, ложки - лучше чем вилки, полиэтилен - чем сеточка паутины. Сказанное как есть, лучше туманных намёков. Вырванные страницы - хуже комплекта учебников. Шествие толпой лучше чем стоять одиноко. Умные учёные лучше глупых волшебников. Мелким кеглем - всеобъемлющие, умные фразы. Цепи и кресты - из мягкого белого золота. Крупные, без инородных включений, алмазы. Напечатанное лучше чем рукой нарисованное. Из брандспойта - лучше, чем из глаз или леек. Щит рекламы удобнее рванья наклеек. Лучше, если главный - великолепен. Хор, вообще, удобнее, чем панк-молебен. Лучше, если ты компактен, мягок, и прямоуголен, шлифован, клеек. Упаковки в ряд лучше листьев и ягод. Или если всё поглядываешь на время. Энтропию чтить не умней, чем бога. Лучше по шоссе, чем болотным кочкам. От конца к началу листая - плохо, а шепча губами, водя по строчкам.

Jul. 2nd, 2012

12:10 pm  
Волосы мертвы, камень вобран костьми, расстояния - рты, судьи были детьми. Небо - в глазах, и в луже, есть в каждом разные, всё - игры разума, когда достаточно сказано, не делай себе ещё хуже. Ты можешь не отвечать. Ты не обязан молчать. Бейся челом, не бойся, на всём печать. Попляшут юродиво - и начали одичать. Те кто на лестнице - смотрят. Вращаешь ключик. Сверху - колючий месяца жёлтый серп. Гуляя радостно, знай, ты не лакомство, а консерв. Время исчерпано - ползают инвалиды. Грязь под ногтями по буквам шуршит, водя. Резкость объятий тем, чем мутнее виды. Ты есть лишь тем, что медленно уходя. Меня (тем смешнее) давно уж нет. Как маятник голова исследователя недр. Небо взрывается синим, безоболочечно - по цвету глаз рассчитаешь эквивалент. И всё укутано бесконечной ночью, головой касаясь колен. А в срединной части, принимая решения о возможных последствиях, и о мере участия, постарайся не думать о выделенном курсивом, о глупом и бесполезном, о бритвенных лезвиях, о пустом, бессмысленном, некрасивом. Каменный мост и зелёную с серым воду, если пойти и выпить, принять за данность, можно раскрасить так, как тебе угодно: вытянуть мёртвый волос, распутав хаос; рыбой в реке - идущего мимо голос - слушать, держась на месте, виляя малость; или парить, как чайка, и вниз скользя; или еду задумчиво кушать, кушать, или мечтать о том, что нельзя, нельзя. Всё что ты помнишь - больше не интересно. Всё что ты знаешь - местность и своё место. Мысли твои - лишь чтобы не убежал. Ветер в окно, или скрипнет пустое кресло, кто-то подымет где-то железный крест над, всё происходит чуть дальше, чем край ножа. Птицы, сидящие на ступеньках дома. Остановившись, пьяный, с пустой котомкой. Звук стройки - плачущая истома больших машин. Ржавая вода из блестящего крана. Спящая в разбитых машинах охрана. Улицы, на которых жил. Кривые, хромые, в заболеваниях кожи. Лужи. Перекопанная обочина. Двери закрываются. Будь осторожно. Коси под возвращающегося рабочего.

May. 16th, 2012

01:41 pm  
Свинья души родит приятный зуд:
по-вдоль межи лазутчики ползут.
В руках - ножи, отъявленная явь.
Свинья души - в крови, кормить пияв.
Из пропасти ползут к нам porcus dei,
полны любви, окурков и гвоздей, и
сочится тот, другой, слюной с губы,
что вырос не такой, каким мог бы.
И ржавый с хрипом крюк, сквозь шёпот-шум.
Как раненый физрук, к утру дышу.
И луч сквозь пыль вдруг выжигает в мне
того, который бы, который не.
Слова, глаза - не те, а в целом - жив.
И тянет в животе, недодушив.

В начале ты была всего милей,
легка, улыбчива, немного иноземна.
Свинья ползла на запах трюфелей,
и белых журавлей, полёгших в землю.
Дороже золота, прекрасный чёрный гриб,
растёт, где воды кажутся синей.
Вдоль розовых ушей услышишь хрип -
так входят бесы, в ночь, в своих свиней.

Feb. 16th, 2012

11:13 am  
Здравствуй, маменька, к мне каждый день пришивают чужого. Cловно торс на коне, только гнилью течёт из шова. Пальцами за омлет - ничего не слышно. Вынешь пустой билет на котором do it. Обезьяны на стенах Толстого попишут. Крепыши Бухенвальда большого пустого надуют. Дуло и щель, мясо и дщерь, ты совсем вообще? Нет, они, ты слышишь - они колдуют. Первый конь начинается от бедра: копытца, коленки наоборот, с вилами народ, злая игра. Больше меня - сильнее вокруг ветра. Больше коня - мысли в груди ничьи, голоса в ночи, пустые слова, голова из сфинкса в песке торчит. Ощупывают лицо, бреют заподлицо, умывают водой, кормят на убой, ведут: будь собой. Уродцы из банок спят, сон не долог - крепок. Дед из могилки вырастил редек, репок. Тащат и тащат - за язык, за жилку, за хрящик, кормят кашей, Машами, маслом. Просить что-то бессмысленно и опасно. Я не боюсь их, и главное - не поверил. Солнце горит, заканчивается время.

Feb. 15th, 2012

13:22 am  
постареешь - потянет на гной
к лысым детям
в глазах - мир иной
мы с тобой, никуда, не поедем

всем подряд помогать
и жалеть, прикасаться руками
лаская как плеть
им качать головой
(значит - нет)

вынимать божий свет
огоньки всё тухлее

кто выпрашивать пищу
смеётся и смеет
тот с молчаньем в ладах
и с молвой

вместо имени - вой
всё воняет тобой
вместо музыки цой
в пол стучат молодцом

суперскрученность фраз
просто ссученость нас
профиль меден

точкой - крест
споры бездн

и шершавый палас

мы с тобой, никуда, не поедем

Jan. 26th, 2012

08:49 pm  
Стоит Мураками,
окружён полными мудаками.
Громко кричит, показывает руками:
Ваши боги прячутся в таракане.
Ваши земли вертятся под ногами.
Больше ничего вам не дали.
Мудаки, кивая, крутят педали.
Мураками, прокашлявшись: ...и так далее.
Если вы не пирожное миндальное,
если вы не хлеб, не кондитер -
в Франции, в Аляски, в Италии,
в страны призрачные и дальние,
уходите.
Мудаки: жмут undo в edit'е.
Мураками: где водка, а где винцо,
где к тебе пристёгивают лицо,
где шевелится умбертово Эго,
где лошадки искусали телегу,
за убийцами, за ворами, за пустыми дворами,
утка, заяц, игла, яйцо.
Мудаки отплясывают: цок-цок.
С неба падают пушистые хлопья.
Мураками молчит,
и глядит на мудаков исподлобья.

Jan. 8th, 2012

05:06 pm  
Сидит слепой, никому не мешает,
по_всюду руками шарит,
ловит тебя, как воздушный шарик,
и ощущает.
Потрогает там и здесь,
вынет глаза, поместит в зад.
Постарайся его не задеть.
Он умер миллион лет назад.

Рядом глухой, как-то неровно дышит.
Будто из себя вышел,
в руке рукоять.
Быстро говорит, но никому не понять.

Который немой,
на двух остальных сердит.
Мычит, грызёт пальцы.
Ладно.
Сидит себе, и сидит.

Будешь стоять перед ними.
Будут идти, бесконечно, дни.
Не суй пальцы сквозь прутья клеток -
отнимут.
И вообще ничем не корми.

Jan. 1st, 2012

11:47 am  
сном безвидным и тяжёлым
в ночь года разделены
петардаст культёй сожжёной
путь укажет из зимы

умирая кто от водки
в полуночный мутный час
поплывёт в себе как в лодке
ветер будет зол и част

а в снеге пушистом и рыхлом
деревьев чернеют хребты
и птица спит тёплым нарывом
и в каждом окошке - ты

Dec. 26th, 2011

12:42 am  
Где сажают клоуна в клеть, куколки уснули в гробах, ты не только то, что ты есть - есть ещё слюна на губах. Где окружённый криком манеж и из банки смотрят глазки сардин, ты не только то, что ты ешь - шевелится клоун в груди. Без увечий где никто не пролез, где повсюду слышится лязг, там где скальпель полосует болезнь, клоун с тобой пустится в пляс. Вышел клоун из себя развлекать, из тебя чтобы тебя извлекать. Чтобы чисто, чтоб одна простота, чтобы навсегда пустота. Чтобы бархатна тишь да гладь. Чтобы чёрные как кофе шелка. Чтобы ничего не видать. Чтобы насовсем тишина.

Dec. 21st, 2011

07:55 pm  
в ярком свете болотный запах
лёг на стол Кимченыр, устал
из желудка - собаку (завтрак)
вынимает блестящая сталь

примеряют чехол по моде
в окнах - площадь, шумит толпа
Ким Ён Сук проведёт по морде
тихо вытрет пыльцу со лба

нежно гладит прохладную печень
уж суровый осиновый клин
азиатки в рубашечках клетчатых
побросали чучхе в формалин

в скорлупе бронепоезда жёсткой
распустила пружины кровать
азиатки с чернеющей шёрсткой
вышли с банками, мариновать

Dec. 17th, 2011

11:59 am  
ты знаешь числа что изнутри вещей
жмурься сильнее чтобы темно вообще
уши закрой колени прижми к груди
сущее ясно известно что позади
за руки взявшись ходят о чём поют
или энлиль смотрящий на твой уют
кожа как кожа пальцы в лучах зари
сны твои слюни сны твои пузыри
старый не будешь не будешь и молодой
всё что ни явится станет твоей едой
если же снова примешь ужасный яд
сто иисусов посланы оживят
вытянут пальцами за из земли росток
вырвут из сердца розовый лепесток
выест собака там где мясцо тухлей
мухи слетятся зная о том что клей
маленький принц мой или иной элой
ты возглавляешь круговорот гнилой
ты это каждый ты есть никто ничей
тем понимаешь слова из чужих речей

Nov. 23rd, 2011

10:44 pm  
Алёшины сны

Nov. 6th, 2011

05:11 am  
Терракотовой армии правнучий корм -
в мир иной летит конница, как в хлороформ.
Нету листьев, нет шороха ветки.
Вечен взгляд синеватой подсветки.
Словно рыбы прижались к стеклянной ограде -
это ль ангелы? Что в их бессмысленном взгляде?
Пьют из черепа, выйдя на сцену.
Моль влетевшую травят уборщицы.
Иногда - ещё нолик на ценник.
Иногда - вытрут пыль, чуть поморщившись.
Мир иной - не такой как сказали.
Ходят ангелы - свет да шаги в белом и гулком зале.
Им не важно, как были теплы
рукавицы, которые нам связали.
Может с юга, а может быть - снова с севера,
жди, мой брат, жди книга, огня, спасения.
Города покроются снова землями.
Кончится белое, станет тепло и зелено.

Oct. 15th, 2011

04:59 pm  
каждое утро, словно для поединка, вдеваем руки в руки, хрустнув шейным цоколем
и шахматным конём по бетону цокаем, а где-то пульт охраны мерцает тихо

мы слегка изогнутыми и фиолетовыми и медленными кажемся стрекозе
в соседних фасетках - то зима, то лето, то прозрачное небо в серебристой росе

стрекозе безразлична твоя ленца, чешуйки на губах и огрызки ногтей
на одной из фасеток ты с лицом подлеца, на другой - царапается метель

под осенними листьями - грязь и молчание, чёрные грибы растут в покойниках, в ртах
если тебе не спится ночами, собирай в лукошко да корми божьих птах

Sep. 17th, 2011

10:54 pm  
вчера ты ня
а завтра - хуйня

Sep. 10th, 2011

11:57 am   163. Жизненные Проекты
По арбузам по лежалым, по глазам ночным гнилым,
золотым поводит жалом шестикрылый Элоим.
Жала мудрыя змей вырывает из ртов,
а из мокрых земель - туловища картох.
А внутри него лёд, с белой кровью, как клей.
Бейте ангелов влёт, бейте влёт голубей.
Уж не бьются синицы в лапах чёрных котят,
а кровавы десницы копошатся в грудях.
Словно чёрные яйца во грудях мертвецов -
то Проекты теплятся Элоиму в лицо.
Их укутает нежно волосатым крылом.
И ныряет в кромешную, поджидать за углом.
Ветки дерев, как усики, чуть царапают дом.
Жмутся в страхе исусики к полногрудью мадонн.

Sep. 2nd, 2011

10:55 am  
В миру родятся пузыри с вишнёвым блеском. А в них - святая пустота, лежит улиткой. В окне - лимонный цвет зари, на вкус - железка. Чужие крики - изо рта. Иголки, нитки. Слова бегут - по два, по три, ломая копья. Лизнёт, прильнёт к тебе язык - свинцовый ангел. Услышь, пойми, проговори, попробуй опий - смеясь, построятся азы, пройдут фаланги. Слова роятся, говори, их яд на жале. Не будет мест святых пустых, в цветах и в ноте. Не вспоминай, как буквари над павшим ржали, как облицованы мосты покорной плотью. Следы проигранной войны, они ль в дали? В плену и ночь, и вкус вина, поленьев треск. В рубцах и в шрамах не видны, и ни в пыли, и не узнать: была ль война. Надписан крест. Язык их скользкий, без кости, взгляд - без ресниц. Под одеялом, по утру, копытом бьётся. Ни сковырнуть, ни извести с пустых страниц - ползут, ползут, за кругом круг, за жёлтым Cолнцем. Следы видны в глазах старух, лягушек и бомжей. И если мать сожрёт дитя, глаза блеснут бельмом. Как если тополиный пух набьётся меж ушей. Как в кресле движется культя, у тронутых умом. В лесу, в тревожных криках сов, врываясь в сны, остались на мясном куске со вкусом тлена, следы войны - протяжный зов, с той стороны. На чёрством хлебе, на песке, в рисунках пленных. Узнаешь всё, потом, потом, иссякнут дни. Войдёт святая пустота, чуть дрогнет шов. И ночь, и железобетон, тепло ступни, и чёрный рот коснётся рта - холодный шёлк. Свинцовый Алеф улетит, засохнет мокрый след. Места святые задрожат песочной кожей. И белым титром в толще чёрных лет останется лежать доверчивый прохожий.

Aug. 29th, 2011

04:19 am  
Не ешь арбуз, мой друг, не ешь арбуз.
Зелёный круг, и красный круг, свинцовый груз.
Вода прозрачна и сладка
и розово легка пустая мякоть,
и липкий сок напрасно будет капать.
(шум базара)
Пусть катится с лотка арбузная сансара.
Под дулом аркебуз бег сменится на шаг.
Не ешь арбуз, земли зелёный шанкр.
Не ешь арбуз, вовеки не напиться.
Мы, всякий, пуст. Мы, каждый, злая птица.

Aug. 9th, 2011

02:09 pm   816. dies irae
Из могил зовёт к престолу строгий судия. Встаньте, твари, очи долу, злобу затая. Время кончится и снова взмолится труба. За норвежского мясного, божьего раба. На столе у Иисусе ржавый гвоздь да плоть. Чуть с цепи жида приспустит, сухо хрустнет кость. И отделит синих агнцев от иных козлищ. Спите тихо, новобранцы, те кто наг и нищ. Шевельнёт угли ногою, бросит всё в казан. Спи малютка, будь спокоен, снег по волосам.

Aug. 2nd, 2011

07:06 am  
Сел, убрав за спиной крылья пыльные и стальные. Жилки сложенных рук вьются тонкие и извилистые. Переводчик Харон, с арамейского на остальные. Ветер тянет из губ его хрипы да присвисты. Каждый звук в переводе как на песке начертан. Эхо в пещерах, гроза, вой пустой электрички. Водит ладонью в воздухе, как океан вычерпывая. Запах бензина, взгляды, искра от спички. Сколько ни пей, ничего никогда не изменится. Слово верёвочкой не перестанет виться. Где-то вдали мелет пшеницу мельница. В белых ладонях чёрные воды Стикса. Самое страшное, всё уже было сказано. Если ты эхо, больше бояться нечего. Небо, конечно, то же, глядит, алмазное. Чёрное небо, с красной каёмкой вечера. Просто ему не известны слова арамейского. Он переводит так, чтоб мы честно плакали. Мягкой волною тает любое действие. В книге нет слов, а только одни каракули. Или пунктир из рта выпускают ножницы - вырежь фигурку белую из чёрного. Синие, злые, или смеются, рожицы. Кляксы, страницы редкие перечёркнуты. В мокрые гробики в море вползают крабики. Или Луна улыбается мягко и женственно. А впереди, на гребне, плывут кораблики. Те что сгорели, медленно и торжественно.

Aug. 1st, 2011

10:35 pm   744. чужие
За границы экрана не заползти - появляешься с другой стороны, прости. Нету, нету границ, как ни ползи на хайвей. Но объём - конечен, как у всех червей. Склеило нас из кусочков чужих, из мусора, из объедков. Кости, мясо, жир, волосы, беретка. Периметр прорван, система свой-чужой перерезана. Чужие прямо из пуза лезут, бросаясь на лезвия. Спасибо господи, выросло плечо, из него рука, из неё - палец, и поглаживает сталь курка. Мысли, ты сам, пространство, всегда было замкнуто. Безногие почтальоны снуют между высокими замками. Живёт хирург на шести сотках, сам как из шерсти соткан. Пересаживает идеи из банки в банку, да солью солит. Полезай сынок в железобетон, там интернет да хлеба батон, пользуйся ртом. А спросят, кто по жизни, откуда, ты им не говори о том. Доживай, скотина, жуй моё солнце, дожёвывай, дожимай. Я обещаю что всё исполнится, чего им ни пожелай. Так много белого берега и прекрасно черна вода. А это лишь текст, который течёт себе вникуда.

Jul. 27th, 2011

09:26 pm  
чума цветёт оранжевым жёлтым
везде чума куда бы ни шёл ты
из мёртвых растут корнишоны
чёрные резиновые жжёные

огурцы взрываются чумой
бацилла смеясь заползает в бронхи
о чём думает, остановившись, немой
давай полежим на этой картонке

бубоны под мышками и в складках чалмы
и внутри кожаных мячей
на этой планете в соцветиях чумы
тоненькие ручки врачей

деревянный клюв с запахом полыни
клюёт бубоны будто колет иголкой
астронавт с огнемётом, придерживайся линии
не наступай на чумного ребёнка

Jul. 26th, 2011

02:25 pm   717. колбаса
Ты, как чёрной капелькой в красной медсанчасти,
на колбасной фабрике крысой прыгнешь в счастье.
Колбаса нам всем мила. В ней - великие дела.
Ногти, вошь на волосé. Ницше, пишущий эссе.
Сартры режут колбасу, да бросают Наденьке.
И по полу, как в лесу, бегают Игнатики.
Кто той скушал колбасы - забирайся на весы.
Отрастёт такой живот, в нём узнаешь что живёт.
Выбирается, конечно, и кричит беззубым ртом.
На одежду, на надежду, на отца, на мать, на дом.

PS. Говорят что даже Цой стал кровавой колбасой.
Убегал в леса обутый, прибегал назад босой.
Смотрят бесы из свиней - дна не видно, так верней.
Колбаса нежнее если с пузырьками трудодней.

Jul. 22nd, 2011

10:37 am  
Прочитал четвёртый выпуск Опустошителя.
Пожалуй, лучшее, что есть в современной культуре.
Всё то, что мы хотели бы сказать сами, но не сказали.

Jul. 15th, 2011

02:53 pm  
из бетонных высоток - в микрорайоны
над зассаными подъездными площадками
выпускают своё тело наши Тихие Йоны
и в глазах никакой нету пощады у них

прохожий приближается копытами цокая
придерживая прохожего за сальный рукав
объясняют ситуации тяжесть свинцовую
быстро договариваются кто виноват а кто прав

продавщица Маша достаёт чёрный пакет
по-арбузному тёплый и немного хрусткий
Тихие Йоны летят туда где нет
измеряемого кубометрами "пусто"

нераскрывшийся парашют надкусанного хлебца
вывернутая голова упавшего космонавта
утренние человечки выделывают коленца
похлопывая сквозь сумку бутерброды на завтрак

Jun. 19th, 2011

03:06 pm  
как в говядину превращают говно
лежавшее на снегу
некое Икс думает, будто я есть оно
я мешаю ему думать, как могу

ведь в одной волшебной бутылке
есть кое-что получше ВЧК
Икс перестаёт ощущаться в затылке
выпив конья-че-ка

чешутся, завшивели, белые листы
убивай его, закусив узды
убивай его чувством быстрой езды
дай ему пизды

потом ещё встретитесь, на пепелище
Икс - парень очень крепкий
убивай вкусной и здоровой пищей
спортом, стихотворениями, лепкой

Jun. 17th, 2011

03:36 am  
Было на неделе семь пятен у Роршаха,
он кроме них ничего и не видел:
глазные вмятины, лица проросшие,
собаки на инвалиде, отпечаток культи.
Короче, было некуда идти, смотрел на пятна.

Не то чтобы это было ему приятно
или в том какой особый интерес есть,
но каждый божий день так наводил на резкость,
что почти было изучил всю ту местность,
да выпал обратно в трезвость.

Так, за вычетом мест, когда становился невнятен,
вот что он записал касаемо наших пятен.
Красноватые, крупные, трупные, родимые, никотиновые,
ожог сигареты, блядские силуэты, нестиранная одежда,
и чем симметричней, тем интересней между.

Окна, могилки - в ряд. Старухи, кресты - горбаты.
Синее сверху - небо, белое - клочья ваты.
Чёрные бабочки - души, что ждут оклада.
Красное с чёрным - обёртка от шоколада.

Красные просто - чья-то, в подбрюшьи, рана.
Или вот это - тёплый кусок урана.
Все остальные, разные, просто глина.
Кроме зелёных, этих, они - малина.

Jun. 13th, 2011

01:33 pm  
по ангельским блестящим волосам
ползут, мерцая, ангельские вши
он, как в гнездо, влетев в универсам
напевно просит чёрта: почеши

по перьям ангела, слезой стекает слизь
на коже золотой - следы мокриц
он отбивает такты Für Elise
ладонью с перепонкой чешет низ

то падает пред светлым богом ниц
прижав к коленям алебастровую плешь
бог - треплет по загривку
                    (стаи птиц,
как стрелы, бьются в землю)
                    - на, поешь

и ангел, щеря перламутровую пасть
смахнув мясистый хлебец со стола
пытается куда-нибудь пропасть
и тут же возрождается из тла,

из пепла, зная, всё - зола и прах
в лице воды - личинки чёрных мух
набухло слово, как плевок в губах
как тополиный мягкий белый пух

он открывает красно-чёрный рот
из Солнца тянет языки в твоё Ничто
куснёт, облает, отбегает от
слизнув кораблики попавшие в шторм

в крови у ангела - лишь выводки червей
почешет за ухом пупырчатой ногой
присев на грудь, зашепчет: верь мне, верь
уж лучше я, чем кто-нибудь другой

Navigate: (Previous 50 Entries)