СВОЁ -- Day [entries|friends|calendar]
krylov

[ website | Сервер "Традиция" ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ calendar | livejournal calendar ]

Маленькая мёртвая смерть [09 Feb 2009|06:59am]
Проснулся "от скверного самочувствия". Увы, бывает.

В голове от какого-то длинного, сюжетного сна остались две фразы: выражение задержание таракана (не помню уж, к чему это было, и зачем таракана задерживать, да ещё, наверное, и "со всякими формальностями"), а также сентенция "Нет ничего гаже и ничтожнее ничтожного гада", поразившая меня своей неопровержимостью.

)(

Imported event Original
3 comments|post comment

Новости дискурса [09 Feb 2009|07:21am]
Похоже, эпическая песнь "А рам сам сам" приобретает статус универсального политического артефакта.

После официального исполнения Маши Сергеевой зажигательный ритм перехватывает левая оппозиция, и тоже, прошу заметить, в лице прекрасной девушки:



Оказывается, много горькой правды говорит эта песня.

ДОВЕСОК. Кстати, ингерманландцы, ведомые Штепою и Шаву, много выиграли бы, коли сделали бы своим гимном "Як-цуп-цоп", а не унылые финские агитки времён чемберленовых и разделенья Польши.

) редакция следит за развитием сюжета (

Imported event Original
26 comments|post comment

Казарма как дом отдыха [09 Feb 2009|12:34pm]
Юзер [info]geroiroa@lj написал постинг про армию своей мечты. Вот такой:

В какой армии я бы не отказался пройти срочную службу

Страховая сумма обязательного гос страхования  равняется размеру годовой заработной платы Президента.
Солдаты живут не в казармах. У каждого свой номер  с телевизором и холодильником. Санузел может располагаться на этаже, так уж и быть.
Военнослужащие обращаются друг к другу на Вы. Совковое панибратство не допускается.
Разрешается иметь личные вещи - ноутбуки, телефоны, одежду и т.д.
На сон дается не менее 8-ми часов, каждый час сверхурочного бодрствования оплачивается в размере 1 МРОТ по России.
Еда - строго три раза  день, готовят профессиональные повара, два дня подряд одно и то же блюдо не подают.
Вечером у солдат-срочников несколько часов свобдного времени: для них открыт тренажерный зал, бассейн, тир и т.д.
После прохождения срочной службы личное боевое оружие остается у дембеля.


В комментах, разумеется, началась маналула на тему «а может, тебе ещё компот в постель и грелку в ноги?» Даже Максим Юрьевич Соколов – и тот отметился.

Общий хор выпел: «Казарма – она тебе не дом отдыха, сцыкун щенявый».

Автор постинга, однако, сейчас небось посмеивается и потирает руки. Потому как он описал реальные порядки в реальной армии одного современного государства, довольно известного своей боеспособностью. Хотя, конечно, описал он их не вполне правильно и сильно идеализировал (например, личное оружие там и в самом деле оставляют дембелю – но не в собственность: он за него отчитывается; да и регулярные сборы, опять же, и вся прочая милитаристская шлоебень). Но тем не менее – в целом оно там всё так и устроено.

Впрочем, если посмотреть на порядки в любой современной армии любого современного государства (не обязательно западного), они не демострируют миру того эпического зверства, которое отличает армию российскую.

Откуда же представление о том, что солдат непременно должен подыхать в говне?

Первое, автоматически выскакивающее, соображение – «солдата за человека считать - дорого». В комментах к той самой записи это уже прозвучало – дескать, армия будет золотой-брульянтовой. На самом деле это, конечно, бред. Некоторые из вышеуказанных условий вообще не требуют расходов – например, разрешение иметь личные вещи или тот же восьмичасовой сон. Некоторые расходов требуют, но тут нужно ещё посчитать, что дороже: обеспечить относительно пристойные условия существования, или, скажем, лечить больных и выплачивать компенсации покалеченным.

Второе, более честное – «таких ништяков у нас сделать никто не даст». Потому что армия, представляющая собой ужас-ужас-ужас, есть замечательная кормушка, списывалка средств, резервуар бесплатной рабсилы для строительства генеральских дач, а главное – средство шантажа. Военкоматы уже можно золотом мостить – потому что родители последнее отдадут, чтобы откупить ребёнка от этого самого ада. Но если этот аргумент озвучить по полной, то следует признать – поганые упыри устроили систему выбивания денег из людей, угрожая жизни и здоровью их детей. До этого не всякие уголовники опускаются. Дальше можно делать разные выводы (например, устраивать дискуссию, следует ли воевать с этим государством на стороне любого его врага, или всё-таки не любого). Но в любом случае, защищать такие порядки вряд ли найдутся охотники. А ведь защищают же.

В чём же дело? Пожалуй, в святой убеждённости, что в казарме ДОЛЖЕН быть ад. Потому что иначе солдат разбалуется, разнежится, привыкнет к хорошей жизни и не будет воевать. «Казарма – она тебе не дом отдыха».

Но это как раз неверно. Казарма и есть дом отдыха. В прямом смысле этого слова, да. То есть место, где солдат отдыхает от боевой подготовки. Которая может быть сколь угодно жёсткой, жестокой и тришкурыспускательной. Там - пожалуйста, все тяготы и некайфы. Но после этого солдату должен быть обеспечен нормальный отдых и восстановление сил, хорошая и разнообразная еда (в сколько-нибудь боеспособных армиях солдата кормят от пуза, и особенно когда его же гоняют как сидорову козу), да тот же телевизор, вот уж что давно не роскошь. И свой номер – почему нет. Если ставить задачу обеспечить именно отдых, нужна не «общая комната», а именно пенальчики, где можно спать и где тебя не будут дёргать (не говоря о худшем). Ну и, разумеется, из тех же самых соображений – принудительная вежливость и хорошие манеры. Потому как взаимную агрессию нужно сдерживать, да.

Не надо думать, что россиянское начальство этого не понимает. Самые что ни на есть боеспособные части российской армии живут именно что в «самых наилучших условиях». Никому и в голову не придёт отобрать у чеченского бойца из батальона «Восток» мобильник и прочие ништяки. Или не давать ему хавчика его три раза в день, причём, небось, не пшённую кашу, а «барашка вкусного». И так далее.

Причём, что характерно, в боеспособности ЭТИХ частей никто не сомневается. Опять же - и в голову не приходит усомниться. Эти-то всех порвут, ага-ага.

Скверные условия армейского содержания полагаются только русским. Им же полагается верить, что по-другому не бывает.

Почему – напишу отдельно.

ДОВЕСОК. Как пишут люди в теме, почти всё вышеперечисленное ДОЛЖНО БЫТЬ и в нынешней российской армии - согласно её же руководящим документам.

Самое смешное, что согласно действующих руководящих документов:
- на сон отводится именно 8 часов
-питание трёхразовое (перерывы между приёмами пищи не должны превышать 7 часов)
-личное время, не менее 30 мин после обеда и не менее часа вечером (после ужина до вечерней прогулки)
-военнослужащие ВСЕ должны обращаться друг к другу исключительно на ВЫ
-разрешается иметь личные вещи (в том числе гражданскую одежду. в которой в/с срочной службы может демобилизоваться), которые должны храниться в чемоданах, в кладовой роты (батареи),просто оформляется опись в 2 экземплярах-один вкладывается в чемодан, другой у старшины подразделения.
Что конечно отличается от правил в некоторых ВС, где солдаты всё своё имущество хранят прямо в расположении, в т.ч. и различные формы одежды.
-спортзал всегда открыт
По поводу ноутбуков и телефонов, может и существуют какие-либо ограничения,в современном аналоге приказа о режиме секретности, как ранее, лет 20 назад по поводу радиоприёмников, ну то есть получить кго можно из кладовой у и.о.каптенармуса в выходные дни.
Конечно давно пора инфраструктуру казарменную, в местах постоянной дислокации, привести к реалиям сегодняшнего дня (сейчас убогий уровень 30-х годов)
Нормальное холодное и горячее водоснабжение, наличие кпятка для чая, средства коммуникации, комфортный микроклимат(температура и качество воздуха), комнаты отдыха,лавки с широким ассортиментом, сбалансированное вкусное питание соответствующие уровню 21-го века, хорошо оборудованные спортзалы с тренажёрами, площадки для волейбола, тенниса etc. и плавательные бассейны с противотоками.
Ну и почему бы и не дортуары, в казармах?
Если современные средства коммуникации и сигнализации позволяют оборудовать всё что угодно, согласно требований к оповещению л/с по сигналам сбора и тревоги, а не как ранее по старинки -телефон ТАИ -53 у тумбочки дневального и оконечное устройство системы "ШНУР" (свето-звуковой сигнализации)


) хреновато мне несколько, но не дождётесь (

Imported event Original
385 comments|post comment

"А нафиг! А нафиг!" [09 Feb 2009|04:15pm]
Настигнутый внезапным приступом головной боли, вдруг расшифровал эпическую песнь "А Рам-сам-сам".

Похоже, это искажённый несколькими акцентами неофициальный гимн чеченской антикадыровской оппозиции.

Оригинальные слова были, видимо, такие:

А нам Рамзан, а нам Рамзан
хули-хули-хули-хули-хули нам Рамзан?

А нам Рамзан, а нам Рамзан
хули-хули-хули-хули-хули нам Рамзан?

А нафиг? А нафиг?
хули-хули-хули-хули-хули нам Рамзан?

А нафиг? А нафиг?
хули-хули-хули-хули-хули нам Рамзан?


Н-да. В самом деле, опасная песня. И легко переделывается. Мало ли кто у нас хули-хули и нафиг-нафиг. Нефиг-нефиг.

ДОВЕСОК. Предложена также антиженская расшифровка:

А нам, самцам, а нам, самцам, хули-хули-хули-хули-хули нам, самцам...


Гм. Если учитывать ещё и "а нафиг", то получится готовый хит для ВИА "Злой Ой".

)(

Imported event Original
9 comments|post comment

"Кофий чтобы пили, но без всякого удовольствия" [09 Feb 2009|05:19pm]
Отчасти продолжение этого.

Конспирологическое мышление ищет тайное в явном. Типа – вот есть контора, которая с виду – макаронная фабрика, а на самом деле завод по производству энергетических сепулек для подводных лодок. С виду перед нами девочка на ресепшене, а на самом деле – тайная правительница Галактики. Кажется, что это чёрное, а на самом деле оно тайно отражает все цвета спектра. И так далее.

А можно мыслить антиконспирологично. То есть принимать всякого человека, вещь или организацию ровно за то, что она делает. Причём учитывать надо именно то, что она делает реально, а не на то, что она «обязана делать по идее». Отклонения от «идеи» нельзя объяснять словами «дураки» и «воруют». Эти два слова вообще лучше забыть. Всё действительное разумно, блядь. Разумно – в том смысле, что оно имеет какую-то цель. Она не всегда озвучивается, это да. Ну так меньше надо слов слушать. То есть слушать их надо, но воспринимать их следует не как «источник информации», а как орудие манипуляции. Слова (особенно исходящие от всяких «институций») нам говорят, чтобы нам что-то внушить, причём чаще всего – вовсе не то, что, собственно, говорят… Но это в сторону.

Вот например. Мы видим, как один человек ведёт другого. У второго завязаны глаза. Рядом удобная широкая дорога, но человека таскают по каким-то кривым тропкам, зачем-то водят кругами, и так далее. Скажем ли мы, что ведущий – идиот, и что он не понимает, что его спутнику лучше развязать глаза и выйти на широкую дорогу? Наверное, нет. Скорее, мы предположим, что тому, с завязанными глазами, не хотят показывать дорогу. Привести на место хотят, а чтобы он запомнил путь и сам стал ходить – не хотят. Отсюда и странности.

Ну, это-то понятно. А вот пример посложнее. Вот завод, на котором делают энергетические сепульки. Производство ведётся чёрт-те как. Технологические цепочки запутаны так, что сам чёрт ногу сломит. Простейшие операции разнесены по разным цехам. Две гайки, которым место рядом, завёртывают в разных помещениях. Да, ещё одно: половина рабочих – какие-то азиаты, все говорят на своих языках, русского не понимают, общаются через своих бригадиров. Более того, внутри сепульки полно лишнего – например, какие-то прокладки, непонятно зачем нужные... Всё, короче, через жопу. Ну идиоты, чистые идиоты.

А что, если не идиоты? Вполне возможно, что энергетическая сепулька на самом деле очень проста по конструкции, а вот чтобы рабочие эту конструкцию расчухали – крайне нежелательно для задач национальной безопасности. Поэтому всё устраивается так, чтобы никто, кроме очень высокого начальства и нескольких посвящённых технологов, не понимал, что же, собственно, делается. Каждый знает только свой манёвр, всей конструкции не видят (за этим и нужны те самые прокладки), ну и потолковать друг с другом после работы толком не могут… Впрочем, не исключено, что первый отдел несколько преувеличивает опасность, чтобы расширить свою поляну и закошмарить начальство. Рабочие, кстати, тоже не дуболобые и догадываются, зачем нужен этот спектакль. Но ничего против не имеют – хотя бы потому, что понимают: при нормальной организации производства половину уволят, а оставшимся урежут зарплату. Так что все довольны.

Впрочем, «все довольны» - это очень благостный вариант. Потому что довольно именно удовольствия-то людей и стремятся лишить. Не со зла, а по какой-то вполне рациональной причине.

Ну например. Есть некое занятие, довольно простое. Требуется, чтобы человек мог это делать, более того – умел это делать (пусть не в совершенстве, но хотя бы «без грубых ошибок»). Но никогда не хотел бы этим самым заняться по собственной инициативе. Более того, относился бы к такой перспективе с крайним отвращением.

Да, вы правильно поняли. Я про женскую сексуальность. Что нужно сделать, чтобы женщина могла давать, умела давать – но чтобы не хотела этого делать по собственной инициативе?

Задачка эта решалась разными способами. Самый простой и грубый – кое-что отрезать. После хирургического удаления клитора женщина становится вполне равнодушной к плотским утехам, но способна ими заниматься. «Фараоново обрезание» до сих пор практикуется – и довольно широко.

Хотя можно подойти к делу и тоньше. А именно – воспитать фригидность, благо это штука воспитуемая. Набор воспитательных мер тоже хорошо известен. В целом – нужно зафиксировать всякие неприятные моменты (например, желательна грубая и болезненная дефлорация), и убедить, что ничего другого в этих делах нет. Неплоха постоянно проповедуемая идея греха, и расширение «нравственных понятий» до полного отрицания женской чувственности вообще. Впрочем, на то же годится и научная медицина, которая докажет, что нормальная, психически здоровая женщина «там ничего не чувствует», а которая чувствует – та ненормальная (такому, кстати, реально учили). Ну и физиотерапия – например, соответствующая диета (которую можно оформить и под «пост», и под «национальную кухню»). Полезно также меньше спать и рано вставать, ну и ещё кое-что до кучи. Пущай там всё само засохнет. А как муж полезет – ну что ж, мужчины такие, надо терпеть, «закрой глаза и думай об Англии». Но дать самой какому-то мужику? Боже, зачем этот ужас?!

Англичане, кстати, довели эту систему до совершенства – то есть до того, что «культурные, образованные женщины» перестали заниматься этой пакостью даже с законными супругами. По сети ходит трактат того славного времени – на тему того, как изводить мужа, чтобы он перестал лезть со своей тыкалкой… По странной случайности, каких немало в английской истории, это безобразие совпало со всевозрастающей нуждой в молодых крепких мужчинах, завоевателях и освоителях заморских колоний – где условия проживания были зачастую малоприятными, а оплата труда сомнительной, зато туземцы и туземки отличались грубой вольностью нравов – что было красочно расписано в газетах, научных статьях и в художественной литературе… Но это опять же в сторону.

Впрочем, это пример заведомо неприятный. Типа «бедные женщины, что же с ними гады-то такие вытворяли». Для равновесия приведу пример из той же сексуальной сферы, но, возможно, его воспримут иначе. Есть некоторые медицинские процедуры, которые проводят нарочито грубо и даже болезнененно. Например, массаж простаты. Как мне объяснял один человек, имевший некое отношение к этой малоприятной теме, это делается именно для того, чтобы «не приучались». Потому что если делать то же самое деликатно, то может и понравиться. Типа «чтобы не плодить пидарасов». Не знаю, впрочем, точно ли это так - может, медицинская легенда (я сталкивался с очень убедительными медицинскими легендами, так что теперь всегда оговариваюсь). Но заметьте, сама логика объяснения неприятия не вызывает. Как, скажем, и осторожность в дозировке некоторых приятных лекарств. Которые боль-то снимут, а вот потом… Тут уж не легенды – это я видел, именно что в больнице подсадили человека на морфины. «Не надо нам такой радости».

Как видите, иногда предпринимаются немалые усилия для того, чтобы удовольствия людей лишить. Чтобы они могли – но не хотели. Причём иногда «не хотели» настолько важнее, что можно пожертвовать даже и «могли». Отбить напрочь, отрезать всё, лишь бы вытравить само желание.

Ну, идея понятна. А теперь подумайте над некоторыми нашими родными институциями. Как будто специально созданными так, чтобы люди плевались и ненавидели то, чем их там заставляют заниматься. Институты явно нужные, даже необходимые – но необъяснимо чморимые, унижаемые, обираемые, и, что характерно, являющиеся мишенью для публичных издевательств.

Я в своё время писал об эволюции комсомола в этом направлении. Но комсомол, похоже, именно эволюционировал. А была организация, весьма нужная, которую несколько раз конкретненько так разрушали сверху – и в советское время, и тем более сейчас.

Да, вы правильно поняли. Армия.

) потом продолжу, а сейчас полежу (

Imported event Original
25 comments|post comment

О литературной сублимации [09 Feb 2009|09:15pm]
Известное дело: цензура иногда влияет на цензурируемое не только плохо, но и хорошо.

В смысле – цензор ставит писателю условия, мешает ему высказаться, а тот всё-таки хочет, и в конце концов от громкого мычания, от дружеского ржания рождается подтекст, понятный иногда лишь «маленькой такой компании», но очень оживляющей текст в целом. Само ощущение намёка, запретной непроговорённости – пусть даже непонятно, на что, собственно, намекают – заставляет читателя «почти против воли» быть внимательнее и думать над текстом. В результате текст кажется лучше, чем он был бы, если бы автору дали вставить туда свою выношенную под сердцем дулю в её настоящем виде.

Это касается не только цензуры, но и самоцензуры. Накладывая на себя какие-то ограничения – как правило, общественно обусловленные – и наступая на горло какой-нибудь особенно задушевной песне, автор иной раз поднимается до высот.

Вот например. Чехова считают «интеллигентнейшим русским писателем», «русским европейцем». И, в общем, такое впечатление его тексты оставляют. А ведь начинал-то он как  "Антоша Чехонте", похабный щелкопёр [1]. И ему нравилось похабное щелкопёрство, выходило и смешно, и пакостно. Очень человек не любил эту страну и этот народ, искренне и от души.  Правда, и тогда ему приходилось сдерживаться – ибо уровень внутреннего хамства и желания глумиться над людишками у него зашкаливал. Хотелось-то «матюгами, матюгами крыть». Но он пошёл в гору, на него поставили, и фельетонный тон пришлось оставить в прошлом. И Чехов стал ве-е-ежливым, стал выдавливать свою ненависть к людям по капле, а не струёй.

Хотя тексты у него стали выходить ещё более ядоносными – потому что каждая фразочка писана сквозь зубы.

Особенно которые «с обязательной верой в человека»: как-то очень чувствуется, что он этого человека пёрышком проткнул бы, да так, чтобы тот покорячился, а тут ему нужно рулады петь. А к тому же и заказ на отравление русских душ, и заказ серьёзный.

Но я сейчас не об этом. Это самое "тебя от ненависти крутит, а ты сде-е-ерживаешься" в чеховском случае и в самом деле дало, так сказать, прирост качества. Уже не мутная фельетонная мерзотина, булькающая пузырями, а тоная химия. И на выходе - чистый, как слеза, метиловый спирт. Который того же запаха и вкуса, что и этиловый, вот только последствия употребления разные.

Это и в самом деле очень по-европейски.

[1] То, что он пытался в то время писать «насуриоз», сейчас читать невозможно. Взять хотя бы этот дамский романчик – ведь «ужас-ужас» же. (Впрочем, знающие люди говорят, что это типа то ли пародия, то ли на спор писано. Ну, может быть).


) случайно наткнулся на упоминание имени Ч. (

Imported event Original
50 comments|post comment

navigation
[ viewing | February 9th, 2009 ]
[ go | previous day|next day ]