serg_bronstein - Позитивизм - это гуманизм (анти-Альтюссер) [entries|archive|friends|userinfo]
serg_bronstein

[ userinfo | ljr userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Позитивизм - это гуманизм (анти-Альтюссер) [Jul. 8th, 2011|05:04 pm]
Previous Entry Add to Memories Tell A Friend Next Entry

Спасибо переводчикам.

 

Итак, какие тезисы, характеризующие идеологию, можно отсюда вычленить?

 

1. Общественная функция идеологии - воспроизводство производственных отношений

2. Идеология материальна, она представляет собой совокупность неких общественных практик

3. Идеология доктринальна, т.е. она соответствует к той части содержимого человеческого сознания, которую можно выразить императивными предложениями ("люби ближнего своего как самого себя" etc)

4. Идеология не имеет истории, идеология как таковая вечна и есть часть человеческой природы.

 

Марксистское понятие воспроизводства предполагает цикличность, качественную идентичность исходной и конечной точек, разница между которыми может быть количественной. Так что 1 и 3 значат, что идеология представляет собой некий самореализующийся план, задачу, реализация которой опять ставит ту же задачу, и так до бесконечности.

 

Причем для идеального соответствия идеологии своей функции (1) нужно, чтобы этот план был абсолютно выполнимым. Но в том-то и дело, что в реальной общественной практике абсолютно реализуемых проектов и планов не бывает. Реальная общественная практика - это игра с материальными объектами, а значит - игра с не вполне предсказуемым исходом.

 

Поэтому и существует различие между идеологией и наукой, которое Альтюссер фиксирует: если идеология стремится к замкнутому кругу самовоспроизводства, то наука - это созерцательная открытость по отношению к непредсказуемости материального объекта.

 

Наука происходит от "профанной" рациональности непосредственных производителей, имеющих дело с не до конца предсказуемым материальным объектом - отсюда эмпирический примат непосредственного опыта над доктриной и постоянная корректировка доктрины опытом.

 

Идеология, в противовес этому, тяготеет к метафизике, приоритету доктринальных тезисов, объявляемых абсолютными априорными истинами, над практическим опытом и поэтому - к неподвижности и догматизму.

 

Отсюда следует, что 4 неверно, поскольку планы, хоть сколько-нибудь приближающиеся к идеалу абсолютной реализуемости, возможны только в практиках, более-менее обособленных от материального производства. Но такие практики существуют только в условиях разделения труда в классовом обществе, связаны всецело с классовым господством и должны упасть вместе с последним.

 

Поэтому, я думаю, нужно согласиться с точкой зрения Маркса в "Немецкой идеологии" (которую Альтюссер объявляет "немарксистской" и "позитивистской"):

 

I. Идеология - патологическая, "ложная" форма сознания и общественной практики, обусловленная классовым господством и угнетением

 

А также

 

II. Хотя всякая идеология доктринальна, но не всякая доктрина и доктринальная практика идеологична (например, инструкция по эксплуатации чего-либо - доктрина, но не идеология)

 

Кроме того, я думаю, что идеологические аппараты принадлежат скорее не к государству, а к обществу, но это, по сути, вопрос о том, насколько широко трактовать термин "государство".

 

Что же касается того, зачем Альтюссеру понадобилось 4, то здесь дело вполне ясное. Альтюссер принадлежал к ФКП, которая к тому времени несомненно была частью системы господства буржуазии во Франции. Интеллектуальная честность требовала от него апологии собственной политической практики и практики партии.

Это привело его к провозглашению "вечности" такого атрибута классового общества как идеология. Альтюссеровская "вечность и естественность" идеологии - сродни "вечности и естественности" капитализма у других теоретиков.

LinkLeave a comment

Comments:
From:[info]apelianer@lj
Date:July 8th, 2011 - 01:41 pm
(Link)
Не совсем понятно, почему план должен быть абсолютно выполним.

Меня тоже не устравает тезис о неизбежности идеологии в том смысле, в котором его продвигает Альтюссер, - что мы можем бороться в рамках идеологических аппаратов только с точки зрения той или иной идеологии, не имея возможности трансцендировать идеологию хотя бы в приближении. Но имеет ли смысл утопия абсолютной свободы от идеологии, если ее понимать не как идеал, к которому можно стремиться, а как то, что можно реализовать здесь и сейчас? Если понимать идеологию как зазор между реальными условиями общественными существования человека и реальными условиями его общественного существования (а именно в этом я и вижу рациональное ядро альтюссеровского понятия идеологии), можно ли верить в окончательную устранимость этого зазора? И возможна ли абсолютная свобода от доктрины и "созерцательная открытость опыту" даже в естественных науках, не говоря уж об общественных?
[User Picture]
From:[info]serg_bronstein@lj
Date:July 9th, 2011 - 02:13 am
(Link)
Насчет абсолютной выполнимости, то тут я формулирую нечто, что можно назвать идеальной идеологией - чистое воспроизводство отношений без их преобразования. Абсолютная выполнимость относится к идеальному случаю, который на практике не реализуется. Потому что если план где-то провалится, будем иметь не вполне точное воспроизводство, включится элемент преобразования отношений.

Дальше, "зазор между субъективным и реальным отношением". Мне кажется, что для того, чтобы это имело нетривиальный смысл, необходимо, чтобы существовало неидеологическое познание, которое способно установить, каковы реальные условия существования. Иначе все сводится к противопоставлению "нашей" и "их" идеологий, потому что "реальное отношение к условиям существования" тогда - только наше идеологическое представление. Критика идеологии с позиций другой идеологии, если невозможна неидеологическая критика, - занятие не то чтобы невозможное, но по-моему бессмысленное, поскольку адептов другой идеологии мы не убедим, а товарищам по идеологии зачем проповедовать то, во что они и так верят? И я думаю, что если додумать это до конца, то придется занять позицию полного эпистемологического релятивизма, потому что существуют и весьма радикальные идеологии, в том числе и такие, которые весь мир объявляют майей. Так что если принять невозможность неидеологического знания, то для объективного познания места не остается.

Отдельный вопрос, конечно, насколько реально существующая в обществе наука соответствует идеалу неидеологического знания. Но в данном случае мне важна не апология цеховых практик науки, а именно возможность неидеологического познания. И я думаю, наука - хорошее приближение.

Ну и насчет "свободы от доктрины в науке". Мне кажется, тут есть великая путаница, вызванная попытками совместить две несовместимые точки зрения:
1) идеология - это попросту доктрина (программа действий)
2) идеология - это "патологическая" форма общественного сознания и общественной практики.

Я предлагаю вообще развести понятие "доктрины" (может быть, найдется еще более нейтральный термин) и "идеологии" и понимать идеологию только в смысле 2. Неидеологические доктрины на каждом шагу встречаются в инженерии, например (но эти доктрины относятся даже скорее не к надстроечным, а к базисным явлениям как часть производительных сил). Поэтому с моей точки зрения, доктринальный элемент в науке, конечно есть, но это - неидеологическая доктринальность.






From:[info]apelianer@lj
Date:July 12th, 2011 - 03:28 am
(Link)
Все-таки неясно, зачем нужна абсолютная выполнимость плана. Капитализм неплохо подстраивается под исторические обстоятельства, меняясь в деталях и конкретных формах, но сохраняя свои основные противоречия и свойства. Непредвиденные события и отклонение их от некоего "плана" тому не помеха. Тем более что капитализм вообще не действует по чьему-то там идеологическому плану, здесь стихия сложных комплексных отношений.

Что касается необходимости неидеологического знания - здесь я с тобой полностью согласен и не могу принять точку зрения Альтюссера. Но я не уверен в возможности неидеологического знания. Конечно, если исходить из неидеологического знания как никогда до конца не реализуемой регулятивной идеи, то остается непонятным критерий, благодаря которому мы можем определить, приближает ли нас некий конкретный прирост знания к этой цели. Но с другой стороны, если исходить из возможности неидеологического знания, данного здесь и сейчас, то каков надёжный критерий его отличия от идеологизированного знания? Не рискуем ли мы впасть в догматизм, исключая возможность идеологического характера некоторых наших тезисов?