Войти в систему

Home
    - Создать дневник
    - Написать в дневник
       - Подробный режим

LJ.Rossia.org
    - Новости сайта
    - Общие настройки
    - Sitemap
    - Оплата
    - ljr-fif

Редактировать...
    - Настройки
    - Список друзей
    - Дневник
    - Картинки
    - Пароль
    - Вид дневника

Сообщества

Настроить S2

Помощь
    - Забыли пароль?
    - FAQ
    - Тех. поддержка



Пишет z_gorod ([info]z_gorod)
@ 2012-06-12 01:26:00


Previous Entry  Add to memories!  Tell a Friend!  Next Entry
Как господин Ставицкий поздравил звенигородцев с 65-летием Победы или сколько стоит Память

(Запись от 5/1/2011 анонимного пользователя, журнал которого удалён.)

Этой записи уже скоро будет год. Она была расположена здесь и здесь.
Застройка давно идёт. Возможно, я расскажу в последующих постах о развитии этой печальной истории.



Есть в Подмосковье особый город – Звенигород. Здесь все наполнено Памятью истории. Древней и не очень. От славянских курганов в Дунино, рублевских фресок в Успенском соборе на Городке до следов последней войны, коих не счесть в окрестных лесах и деревнях. Звенигородцы эту память чтят. Есть памятники, есть восстановленные храмы, была березовая роща, посаженная руками жителей к 40-летию Победы.
Но последнее время с Памятью в Звенигороде началась борьба. И возглавляет эту борьбу, судя по всему, мэр города г-н Ставицкий.
Дунинские курганы идут под бульдозер, на их месте будут коттеджи новых русских. Место хорошее, не зря здесь селились наши далекие предки. Теперь оно приглянулось нуворишам. Администрация в курсе? А как же!
http://www.duninofond.ru/story_law.htm
Березовая роща на высоком берегу Москва-реки, посаженная в память о Великой Отечественной войне, к 40-летию Победы продана вместе с охранной зоной реки и городским пляжем частным лицам под застройку теми же коттеджами и уже вырубается. Тоже хорошее место. С видом на Успенский собор. Администрация знает? Ну, естественно! Подписи под документами застройщиков об этом свидетельствуют. http://www.vesti-moscow.ru/rnews.html?id=59636&cid=

И вот нашлось еще одно памятное место в Звенигороде, до которого добрались жадные руки. Улица Первомайская. Овраг. Что в неи примечательного? А то, что руками женщин и поростков Звенигорода страшной осенью 1941-го года он был превращен в противотанковый ров, последний рубеж обороны Звенигорода, Москвы… В это время в 2-х километрах к северу, в селе Ершово уже были фашисты. Уже были согнаны в церковь и сожжены его жители. Но этих последних 2-х километров фашисты не прошли. Началось наступление наших войск под Москвой.
А после Победы земельные участки по берегам оврага выделили фронтовикам и инвалидам войны. Они построили дома и обсадили овраг деревьями. Чтобы было где растить детей. И выросшие на этой улице с детства знают, что это за овраг. А администрация знает? НЕТ! (Ставицкий сам признал это в интервью второму каналу)
Зачем им знать, кто сажал деревья. Достаточно знать, сколько стоит золотая звенигородская земля. И вот овраг на Первомайской отдан некому «инвестору» под элитную застройку. В овраге будут подземные гаражи, над ними – одно- и двух-этажные коттеджи. Жителей «поставили в известность» о готовящейся застройке. Все, естественно, пртив. Госпожа Ермакова (директор ТОС ) пыталась их уговаривать, мол проведем вам канализацию. Память в обмен на канализацию… Это цинизм или просто тупость?
С несогласием старожилов долго мучиьтся не стали. Составили список согласных – тех, что купили тут участки недавно, истории оврага не знают и используют его как свалку для строительных отходов. Возглавила этот список сама Валентина Ермакова (недаром своя администрация присвоела ей звание Почётный гражданин города). Некоторые подписи просто подделали (есть доказательства). Остальным объяснили – имеем право отдать под застройку, даже если все не согласны.
И пришел «инвестор». Вернее, прислал экскаватор, который начал валить и крушить деревья. Даже не пилить, а просто варварски ломать. Жители всполошились и «полезли грудью на танки», вызвали милицию, позвали журналистов. Вырубку приостановили. Ставицкий вроде как извиняется, кивает на «инвестора» - вырубили больше, чем заявили и некрасиво как-то, неэстетично. Всё убрать! (следы замести?) Посадить обратно! Ну, крупномеры там какие-нибудь, ценных пород…

 
А со строительством как? С подземными гаражами? Да ничего с их строительством не случится. Ведь всё всем уплочено. Тендер выигран. Надо же коттеджики для богатеньких строить. А другого места нет, не нашли. И пустырей и незавершенок (неначинанок) вроде двух несуществующих водозаборов в радиусе нескольких сотен метров от той же Первомайской администрация «не заметила».Наверное, вывезти десяток бетонных плит, положенных там еще при СССР труднее, чем вырубить сотню деревьев и растоптать ПАМЯТЬ.
 
PS. Кому нужны эти продажные чииновники, которые просто не понимают что такое память? Своим детям, из которых они выращивают таких же паразитов? Они готовы на все: быстренько научатся публично креститься, вступят в какой угодно жирный союз или партию, пойдут на любое преступление только ради того, что бы остаться у госкормушки где так удобно воровать. За время правления «генерала по отступлениям» от природы подмосковья уже мало что осталось. Но аппетиты его ставленников уже никогда не уменьшатся.
После последних событий от жителей уже прозвучал вопрос: сколько стоит земля, на которой находится мемориал Вечного огня в центре Звенигорода? Коммуникации все есть, газ подведен, жарить барбекю на этом огне – ну чем не бизнес! Администрация задумалась: главное – не продешевить.

RE: Cколько стоит Память для господ Ставицких?
Совет ветеранов против фронтовиков.
В газете «Звенигородские ведомости» №13 от 27 марта 2010 г. под заголовком «Зеленые насаждения на Первомайской будут восстановлены» мэр нашего города Л.О. Ставицкий ответственно, как он сам говорит, заявляет по поводу деревьев на Первомайской: «Никогда в этом овраге ветераны ничего не сажали». В подверстке за обезличенной подписью «Совет ветеранов г.о. Звенигород» официально заявляется, «что никакой березовой аллеи в указанном месте, по ул. Первомайской, никогда не было, деревья росли там произвольно и никто их не высаживал».
Совет ветеранов и мэр мягко говоря не в курсе. Да, «ветераны» никаких деревьев на Первомайской не сажали. Они тогда просто еще не назывались «ветеранами», и Совета ветеранов тогда никакого не было. Это были ФРОНТОВИКИ, только что пришедшие с фронта. Они получили в аренду на 49 лет участки под застройку на берегах оврага - бывшего противотанкового рва. Построили дома, а овраг обсадили деревьями. И мы, дети, выросшие на Первомайской, с детства знали, что это за овраг и кто посадил на нем деревья. Мы под присягой готовы показать, кто какие деревья сажал и указать их пеньки. Пока они еще не выкорчеваны. А попытки всё зачистить уже предпринимались администрацией города, несмотря на предписание не трогать территорию впредь до судебного разбирательства.
Я росла в доме №16 (2). Его хозяином был инвалид войны Александр Дмитриевич Яковлев. А мать его, Татьяна Семеновна Яковлева, с другими женщинами и подростками из Звенигорода и ближних деревень осенью 41-го рыла мерзлую звенигородскую землю, превращая маленький овражек в противотанковый ров. Сын пришел с фронта с тяжелейшей контузией, хромой. Но он построил дом своими руками. И вместе с матерью посадил на берегу оврага несколько сосен, липу, лиственницы и березы. Я могу показать их пеньки. А две сосны и лиственница пока чудом уцелели во время варварской порубки.
Сажали, считая наградой то, что в руках не винтовка, а лопата. И этой лопатой не надо рыть окоп, а только маленькую ямку для совсем маленького деревца. Такого же маленького, как их послевоенные дети, для которых они и сажали деревья на берегах оврага. Сажали без речей и без помпы. Без протоколов и комиссий. Без митингов. Без оркестров. Правда, потом были и песни и пионерские костры в овраге. Но это уже пели мы, их дети и внуки, которые, кажется, с рождения знали историю оврага. И знали, кто сажал деревья. Вот эти - Яковлевы, те - Гончаровы, дальше - Цыганковы... Наши дети тоже знают это. Что будут знать наши внуки? Что здесь был овраг, бывший противотанковый ров. Что на его берегах росла роща, посаженная фронтовиками, их прадедами. Что овраг и рощу пустили под бульдозер. Кто? Ставицкие. Ермаковы. И еще Некто. Некто, взявший на себя смелость подписать именем «Совет ветеранов» заведомую ложь. Что будут знать их дети? Сколько поимели на этом предательстве их родители? Или родители скажут им, что это не предательство, а бизнес?



Тот самый ров на окраине Звенигорода. Осень, 1941 год.