Войти в систему

Home
    - Создать дневник
    - Написать в дневник
       - Подробный режим

LJ.Rossia.org
    - Новости сайта
    - Общие настройки
    - Sitemap
    - Оплата
    - ljr-fif

Редактировать...
    - Настройки
    - Список друзей
    - Дневник
    - Картинки
    - Пароль
    - Вид дневника

Сообщества

Настроить S2

Помощь
    - Забыли пароль?
    - FAQ
    - Тех. поддержка



Пишет Виталий Черников ([info]kulturuk) в [info]knigi
@ 2011-04-13 14:12:00


Previous Entry  Add to memories!  Tell a Friend!  Next Entry
Русский полюс

Если интересно, вот выдержки из выступления прозаика Алексея Варламова на презентации в Воронеже его ЖЗЛовской книги об Андрее Платонове. Презентация была в марте, но путь книги к на полки российских магазинов только начался, так что вряд ли текст утратил актуальность.

"...У Ивана Бунина в «Окаянных днях» есть очень саркастическое описание мужиков, которые сидят в Одессе и говорят между собой, что скоро в Петербурге построят стеклянные дворцы, и народ там будет жить. Для Бунина это пример глупости и наивности простого необразованного народа, «окаянства», которое после революции выплеснулось.
А Платонов – другой русский полюс. Эти два писателя для меня очень важны именно как разные пути русского потока в двадцатом веке. В 1921 году Бунин пишет в дневнике с отвращением, что Россия надоела своими всхлипами, воплями про голод. Какова же реакция на голод Андрея Платонова? Он фактически пытается уйти из литературы в мелиорацию.
У Пришвина есть образ – история как чан кипящий. Пришвин считал, что дело писателя – не броситься туда, а стоять на краю и смотреть, что в чану происходит. А у Платонова и выбора не было, он в этом чану вырос. У раннего Платонова была невероятная каша в голове, гремучая смесь противоположных идей и проектов. Договаривался до идей кошмарных – призывал к физическому уничтожению буржуазии: это потом отразится в сцене чевенгурских казней.
Но характерно, что человек, яростно требовавший смерти других, после этого ушёл на работу в ЧК, только не в ту, где «расстреливали несчастных по темницам», а в Чрезвычайную комиссию по борьбе с засухой.
Причём сам занялся практическим делом, а своего героя Сашу Дванова туда не пустил. Дванов уходит в Чевенгур и погибает. Писатель подарил персонажу судьбу, противоположную своей, дал ему возможность прожить то, что самому не довелось".

И т.д.