Рыбы лучше птиц
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in bldlss' LiveJournal:

    [ << Previous 20 ]
    Monday, July 23rd, 2018
    12:40 pm
    Саша Ромы (Витя Коли)
    Текст тут: https://besymag.in/sasha-romy
    Wednesday, July 11th, 2018
    11:06 am
    Сегодня на спецуроке проблем
    наш профессор поднял черную книгу и сказал: "эта книга очень хорошая"
    И мы все такие: "Нет". А он: "Да, хорошая". И мы опять: "Это не так".
    Он повернул книгу, а она сзади хорошая. И он сказал: "Не говорите никому".
    Wednesday, May 23rd, 2018
    9:46 am
    В 1998 году я был весьма рад, получивши хотя небольшую, но весьма интересную прогулку по весенним помидорным грядкам. И вот что там нашлось занимательного.

    Как известно, для томатов лучшие предшественники - бобовые, огурец, многолетние травы, лук, морковь, а если кто задумал, высаживать их после пасленовых, то дай ему в рожу.

    Так вот. Только благодаря Н. А. Базилевской, которая, как местный житель, могла видеть всё местное выращивание во всякое время года, я переполнился такими сведениями, которые вынудили меня припасть на рыхлую землицу и вглядеться меж её комьев. Да! В почву были густо замешаны измельчённые киром остатки картофельной ботвы. Мне пришлось приложить особенное старание, чтобы не взвыть. О моих расправах над нерадивыми аграриями было писано немало, поэтому я не буду излагать само действие, ограничусь только указаниями, на его справедливость.

    Любая травинка мечтает об изменении, мечтает уменьшиться, стесниться в длине плодовитого покидания корня, или же, напротив, увеличиться, пусть никогда не цвести, лишить себя и насекомых, полезной для образования чего-то там такого в их жизни и своей, а также, для прогулочного полового процесса, кончающегося появлением ягоды, но зато вымахать до неба, или хоть высунуться на уровень кустарника. Оригинальная миссия растения, как исключительно многоголосого каркаса грунтовой воды, с тем, что в нём совершенно рядом все результаты однородного полового безумия, впритирку включена в дружный полевой (или лесной) гул. Ведь, от полового члена цветок отличается только тем, что на его конце сосредоточен опылённый эксгибиционизм, тогда как член, напротив, вынужден прятаться, и самостоятельно искать опыляемый объект, а не посредством, предыдущего результата у овощных деградаций в алкоголе внешней развязки.

    Свет — один из самых ебанутых факторов среды. Светообеспеченность маленького землежителя связана ещё и с астрономическим положением Земли около Солнца, и, страшно прибавить, с сезонным ритмом климата (сезоны дождей и т.д.). На разных почвах сезонная вариабельность, если не сказать светообесие, организована даже не по-разному, а совершенно случайно, лишена каких бы то ни было зависимостей: ни присутствие в зоне экватора, ни дифференцированные полярные режимы, ни качество состава света, ничто из этого не регулирует световые условия, тогда как наша травинка, приложив все свои усилия и способности, размещается на открытом месте, и, как она полагает, справедливо, ожидает 100% освещенности. Я всякий раз скрежещу зубами, когда вспоминаю схему сезонной динамики относительной освещенности под пологом елового леса. Не забывайте про (/), дубравы (2) и посева хлебных злаков (J?) (по Д. Г. .Камышиной, 1979), в общем, как и следует ожидать.

    Рис. 6.6



    Сами понимаете, действие моё в высшей степени характерно и последовательно. Не убил мерзавца, и то хорошо, Нина Александровна вовремя остановила, и сама чуть не попала под горячую руку. Прибавлю ещё, что возвышаясь над искуроченым виновником, я проявил даже снисходительность, швырнув в него экземпляр "Томатов" Д. Д. Брежнева. Это, впрочем, признаю, было несколько лишним, читать он не станет, и это, видимо, одинаково относится ко всем подобным горе-сельхозникам.
    Wednesday, May 16th, 2018
    12:54 pm
    Пытаясь объяснить то, о чём вскоре расскажу, я окончательно запутался. И, хоть я не рассчитывал на сколько-нибудь внятное изложение, нет, но и такой неразберихи не ожидал, надо признаться. Надо признаться, потому что, если не признаваться и вертеть бесполезной головой, отрицать непонимание, если отнекиваться, пятиться, то упрёшься в стену. Многие упорствуют. Обыкновенно, в таком отрицании настолько забываешься, что уже бежишь спиной вперёд, мотая головой: нет, нет, я сейчас разберусь, сейчас я пойму, и вдруг встречаешь спиной твердь и холод, а затылок, и без того треснувший в некоторых местах, ударяется с размаху о стену. Однако, это подходящий момент. Здесь можно шагнуть вперёд, в то, что пытаешься рассказать, в чём путаешься и захлёбываешься. Ничего что голова дала трещину, что ещё кроме трещины она может дать. Всё твёрдое и негибкое, рано или поздно, треснет, это надо признать. Да, это тоже надо признать. Но кому это надо? Кто требует этих констатаций? Если бы я знал, то не спрашивал бы. Или спросил бы, непосредственно, того кто требует. Я бы спросил его: что если я не разберусь? Что ты сделаешь? Как бы он ответил мне? Вероятно, посредством проговаривания тех или иных слов, которые, разумеется, сложились бы в какое-то сообщение. Спорю, этот текст, был бы однороден и подобен себе в любом отдельно взятом моменте. А что я? Думаю, я бы испугался - страшно, когда вокруг тебя много похожих вещей. Кошмар самоподобия погрёб бы меня, если бы, в ужасе и попыхах, я не бросился выбирать из контекста трижды повторённого, но трижды единого, не в силах отыскать своего центра, автора. Только так я смог бы выбраться (и выбрался), посредством этих трёх текстов, которые теперь, как три вялых поцелуя, возвращаю автору, и надеюсь, он трижды перевернётся в гробу, трижды ободрав свои проклятые бока о необработанные доски, потому что, ручаюсь, таких авторов хоронят без мягких подстилок, таким авторам не смягчают жизнь даже после смерти.
    3 )
    Friday, May 11th, 2018
    6:02 pm
    Воробьёв-Гладков о паранормальных способностях попугаев
    Вот как заканчивает свою - мелкую пагубную! - мысль о развитии паранормальных способностей у попугаев А.Б. Воробьёв-Гладков:

    "Забудьте про яркость попугаев (напр. Эклектус), про их лексическое развитие также забудьте. Яркость происходит от их беспокойства приобрести определённый оттенок — в весёлом наряде больше птичьего, чем в грустном присматривании ко всему, что вокруг, в унылой постоянной тревожности и горечи, которые даже с моей высоты не берёт мысль. Сосредоточиться на этом, задуматься, ведь это от беспокойства. Сотни и десятки попугаев вновь и вновь оперяются разноцветно, оперяются ярко, и не стремятся, не оглядываются, умирают — и так проходят десятки тысяч лет и пройдут еще десятки".

    Стоит ли говорить, что благодаря таким тварям как Воробьёв-Гладков, ярчайшие представители пернатых обделены сколько-нибудь предметным исследованием со стороны учёного сообщества.
    Sunday, April 8th, 2018
    10:41 am
    Monday, February 19th, 2018
    11:49 am
    Письмовладение
    Допустим, начну завтра, думал Сергей, ведь давно пора начинать. Да, конечно, положение не способствует, но ведь скопились уже все нужные обстоятельства. Тем более, он выздоровел, а это, без сомнения, веская причина. Есть силы, и понятно куда их применить. Рванись, и результат прыгнет навстречу. Или сегодня. Чего ждать? Если здоров, а условия, как уже сказано, пришли в положение, видимо, надо начинать. Нельзя медлить. Но что если вернутся слабость и болезнь? Пожалуй, это можно предположить, как, впрочем, можно предположить и многое другое. Ведь самочувствие обманчиво, оно требует проверки. Следует, наверное, прежде всего закрепиться в нём, а потом уже действовать. Кроме того, не хватает и некоторых обстоятельств. Нет, сегодня ещё рано. Дело серьёзное, торопиться не стоит, надо выждать. Тогда когда? Послезавтра все уедут. Итак, вчера было ещё рано, сегодня, пожалуй, это было бы, также, преждевременно, а если не завтра, то можно много упустить. Стало быть, завтра и есть лучшее время.
    Так. С чего же начать? Ведь, раз решено время нападения, то надо выбрать и приём. Понадобится неслабый рывок, ведь возможности Сергея относительно Нади ослабли. Это в детстве, на правах старшего, он всегда довлел над сестрой, так как это поощряли родители, а сейчас она помыкает им. Всё же, и в таком положении возможны результаты. Очевидно, здесь подойдёт настырная тактика, здесь надо надоесть — он будет её расспрашивать, приставать, теребить. Будет её мучать, проникнет в её загадки, разглядит всё, а при любом препятствии будет грозить письмом. Письмо нависнет над ней как занесённый кнут, Надя не выдержит, она не самое ожесточенное сопротивление. Решительные размышления Сергея прервались шелестом, шелестело из Надиной комнаты. Ага, враг сам вынуждает. Хорошо ли это? Ответ следует искать в гуще обстоятельств. Но сначала про письмо.
    Сергею дано знать компрометирующую подробность. Письмо, которым он владеет, содержит все доказательства и опасно для Нади. Она извела бы его уже в прошлом году, если бы не этот текст, она личность страшная. Письмо это доказывает и подчёркивает. Для Сергея она была угрозой уже очень давно. Даже в детстве, нависая над ней со сжатыми кулаками, он ужасно трусил. А тем более теперь, когда болезнь привела Сергея в горизонтальное положение, и наоборот, Надя угрожающе склоняется над ним. Лишь письмо спасает, только оно надёжная преграда.
    Все про это письмо знали и опасались его. Говорили осторожно, старались не задеть лишнего, слова произносили аккуратно и с паузами. Но на днях это изменилось. В разговорах проступили смелость и наглость, а учтивость и аккуратность исчезли. Сергей сперва подумал что им надоело бояться, но нет, трусливая порода не идёт против страха. Видимо, нашлись новые враги. Разумеется, подлость, подкопы, пакости. Ясно, у них был секрет. Разумеется, не первый, секретов была целая сеть. Секретами они опутали его давно. Они так накопили тайны, что буквально парализовали его, он не мог сделать и шагу с уверенностью, что не привлечёт опасность своим движением. Но последняя перемена в общении показала наличие секрета какой-то иной, высшей формы. Сергей долго вычислял какое тут производится дело и с каким расчётом, и, вероятно ли, что на его жизнь, а вчера получил записку: “Не обольщайтесь. У неё есть письмо отменяющее ваше”. И вот обнажена тайная пружина этой истории. А если письмо не имеет силы, то что?
    Он ринулся на шелест в соседнюю комнату, и застал там Надю. Она прятала в шкаф конверт, пропихивала его между бельём. Надёжно укрыв письмо одеялами, она прикрыла створку и подошла к окну, не замечая Сергея. Без сомнения, это то самое. Идея как изменить ситуацию яростно подпрыгнула в нём. Он тихонько прикрыл дверь и шумно открыл её, как будто только вошёл.
    — Серёжа, ты чего встал? - обернулась Надя.
    — Мне не лежится.
    — Тебе хорошо? - она подошла.
    — Отстань…
    — Иди в кровать.
    — Сама иди в кровать
    Сергей уселся в кресло, чем, кажется, очень смутил Надю, её взгляд наполнился угрозой. У маленькой Надюши была мания сидеть с посторонними, среди них она быстро становилась главной. Ей твердили что она это зря, что она калечит психику, даже запрещали. Всё напрасно. Дальше, чем самостоятельнее она становилась, тем чаще её находили в невозможных обществах. Сергей мальчишкой пытался выяснить зародыш этой Надиной страсти и подглядел. Выяснилось, что они уважают её и готовы для неё совершать разные поступки. Необычные отношения, подумал маленький Серёжа. Он ворвался в комнату и крикнул, что всё расскажет родителям. Надя и мальчишки ничего не сказали, сестра только посмотрела на него с холодком. Этот холодок не позволил Сергею наябедничать. И сейчас она смотрела на него так же. Хочет его сбить с толку, но нет. Следовало бы ей знать его секреты. Пусть бы он в этом знании несколько проиграл, все равно, им бы куда страшнее было! Не так ли? Нет, надо выдержать. Надо, как говорится, прибить камнем воробья.
    Но вот она ушла. Сергей выждал, подошёл к шкафу, вытащил конверт и быстро вернулся в кресло. Он не сомневался, что Надя постарается вернуться неожиданно, и да, только он успел принять позу, как она ворвалась обратно, растрёпанная, видимо, бежала вверх, по лестнице.
    — Серёжа! Серёжа!
    — Чего тебе?
    — А ты ничего не скажешь?
    — Ничего.
    Она смотрела тем самым взглядом:
    — Насчет письма, например?
    — Какого такого насчет письма? Ведь я тебе не писал ничего.
    — Да нет, я не про себя, - нахмурилась она, все продолжая угрожать взглядом.
    — Да что с тобой? - крикнул, наконец, Сергей, почти совсем озверев, - что тебе еще?
    Она подождала еще несколько секунд, все еще как бы чего-то от него
    ожидая. Сергею было страшно, но трезвое мышление не оставило его. Очевидно, Надя в проигрыше — она не может подойти к шкафу для проверки письма, ведь в комнате Сергей, а он в этой ситуации шпион, а кроме того, сам письмовладелец. Ей скоро надо идти, думал Сергей, потея от ужаса.
    — Ну, значит, после скажешь... - прошипела она, еще злее взглянув на него, и вышла.
    Может быть, это такое воспитание. Родители не боготворили свою дочь, Сергея тоже. Они видели что с ними происходит. А происходило чрезвычайно много каких-то злых, чрезвычайно мрачных интриг, подлостей, обманов и гадостей. Ну хорошо, он вернулся в постель. Им ещё аукнется.
    Да, аукнется, всё аукнется и они укусят локоть. Они будут кусать локоть, а письмо будет делать дело. Он попытался довольно улыбнуться, чтобы закрепить эту уверенность, но не смог. Получалось, что он как бы сам не верил что месть его обрадует. Ладно, произведём дело, а там и будет. Солнце, по утреннему обыкновению, послало своё тёплое пятно, оно легло на Сергея, грея и слепя. Он накрылся одеялом и уснул в этом мешающем тепле.
    Его опять разбудила Надя. Она как-то смешалась с дверью в его не проснувшихся глазах и так завязла на пороге. Была шутлива. Он, продолжая приснившееся, думал что она ехала в той машине с большими руками. Кто тебя вёз, Надя? Не скажу. Кто тебя вёз? Тут рассветный луч переполз на нее, и она вся оказалась в пятне света. Чего она пришла? Что-то не то. Она продолжала стоять облитая светом, пятно ворочалось на ней, она закрыла глаза и так стояла, облокотившись на косяк. Надя, тебе нравятся мужчины с большими руками? Она вздохнула, открыла глаза, улыбнулась ему и ушла.
    Всё было ясно. Она раскрылась и ушла. Да, она улыбалась уходя, но улыбалась не так как могла улыбаться уважающая женщина. Она улыбнулась как высший улыбается низшему. Это уже вон из всех ворот. Нет, ну сколько же можно пользовать его терпение? Уже скоро предел, уже надтреснут покров. На эту кнопку сильно жмут, хватит.
    Он возьмёт письмо и ничего что болен. Можно же и подловить момент когда хворь спадёт. Будет момент. Письмо при нём, он доберётся. Там был низкий дом. Потом серый дом. Потом на этаж. Потом он забежал в подвернувшийся пролёт, но там были голые, тощие женщины с волосатым пахом, и все звуки были как под водой. Он решил поберечь нервы и ушёл оттуда скорее. Добрался-таки до квартиры.
    — Господи, ды ты чего пришёл? Что с тобой?
    — Я пришёл.
    — Да ты чего? Ну пройди. Ну ложись же, чего ты противишься. Господа, Серёжа, тут полежит.
    — Надя…
    — Ложись! Господа, он болен и требует присмотра. Он не помешает.
    — Надя…
    — Серёжа, лежи.
    — Ты вся в свету, пройдись дальше.
    — Хорошо, Серёжа.
    — Надя, кто это тебя вёз с такими большими руками?
    — Тебе приснилось.
    — А письмо?
    — Да это же сон всё, сон.
    — Я сам решу что сон, - он сделал руки двумя щитами, хлопнул об друг друга и вынул конверт.
    — Письмо, - ахнула Надя и шагнула.
    — Ну-ка стой! — Сергей спешно вмял письмо под подушку, — Меня, горячного и не в себе человека, вы хотели толкнуть на такое.
    Присутствующие замерли. В одно мгновение Сергей стал главным, его снова боялись. Продолжайте ваши дела, презрительно пробормотал он и отвернулся к стене, стараясь угадать какой эффект произведён на людей находящихся в комнате. Но они лишь возобновили свою беседу вполголоса, и комната наполнилась безмятежным разговорным гулом, прерываемым лишь шумом табуретки, которую какой-нибудь гость, время от времени, пододвигал под собой, поправляя своё положение или желая переместиться чуть ближе к собеседнику. Притворились спокойными, ясно. Ну что ж, послушаем. Это только предисловие, подождите. Беседуйте покамест.
    Беседа протекала складно, в голосах слышался интерес, однако, чаще обычного слышались мычания и бормотания, которые вставляют, чтобы подумать над словом. Сергей почувствовал обман. Это код — за каждым словом другое значение. Сергей не двигался, притворялся спящим, он напряжённо хватал каждое слово и примерял к нему свои подозрения. Всё сходилось. Новое письмо очень опасно для них. Хотя, не все слова было можно расслышать, да ещё многие заглушались звуком иногда двигающейся табуретки.
    Заговорила Надя. Сергей вслушался. Надя говорила тихо, и, как назло, в этот момент несколько гостей одновременно передвинули свои табуретки, заглушив значительную часть сказанного ей. Чёртовы непоседы! Сергей напряжённо вдумался в ту речь, которую удалось понять, но и мысли его то и дело прерывались звуком движения табуреток. Вдруг паническая догадка обдала его. Да ведь они ко мне движутся! Он быстро обернулся. Так и есть! Все гости успели немного приблизиться к кровати. Ах, подлецы. Вот каков ваш вектор. Ну что, это не беда, я буду лежать к вам лицом. Он повернулся на другой бок. Терпите мой взгляд, и не смейте трогать свои табуреты. Гости переглянулись в некотором смятении, но продолжили свои обсуждения, не подозревая что Сергей угадал их шифр.
    Ему всё хотелось показать свою осведомлённость. Хотелось дать знать что он не простачок какой и тоже имеет второе дно. Но оживлённая беседа находящихся в комнате совершенно не включала его. Наконец, он, выхватив секундное затишье после чьего-то кому-то комплимента, сути которого он не успел уловить, а услышал одно только слово «мастер», зацепился за него и поспешно произнёс: «Да ведь ты и сама мастер в некоторых делах, не правда ли». Это он сказал, сам не понимая до конца на что намекает.
    У собеседников стали пристальные взгляды и они замолчали. Сделался ком в горле. Пауза меж говорящими тянулась и через мгновение вышла бы из всех приличий, поэтому он решил осмелеть.
    — Да! Да, Надя. Ты мастерица. Не всякий может так ловко скрываться с такими значительными бумагами. Это надо уметь. Это надо так соединить в себе умения. Это мастерство.
    Эффект у высказанного был. Брови присутствующих поползли на лоб, а глаза расширялись.
    — Я? Бумаги?
    Возникла ещё пауза, да похлеще первой. Смотрящие не шевелились. Ему стало неуютно. Это предисловие, - вымолвил он и тут же осёкся. Тут она выдохнула и сказала что всё поняла, что Серёжа в горячке и у него смысловые галлюцинации. Дескать, вчера у него было то же. Рассказала как он спрашивал про большие руки. Но она не рассказала что это он мыслил из сна, а по её словам выходило так что он напрямую, в бодрости грезил. Вот уж и правда мастерица. Так найтись когда тебя прислонили в угол. Вот мастерица. Удивление в лицах пропало и оформились сочувствующие взгляды, а Настя потребовала выдать письмо, а то "плохо будет". Угрозы? Ну нет, он не даст! Он вытащил письмо и стал возиться с ним, делая вид что сейчас вскроет и прочтёт. Она испугалась ужасно.
    — Остановись!
    Он остановился. Он вспомнил что нашёл губную гармошку и когда дул в неё, лица прохожих синели. Собеседники пристально смотрели на него и на Надю, они узнали письмо. Он вдруг ощутил превосходство над этими дураками.
    — Да ведь вы ещё совершенно ребята.
    — Знаешь что, ты забываешься, — она бледнела, — не смотря на твою болезнь…
    — Вы просто ребята! Да-да, просто ребята. Да ещё и беглые. Ещё и какие-то беглые. Да вы же просто беглые ребята. Не правда ли?
    Многие заметно оскорбились, а Надя шагнула к нему и морщила руками подол. Он глядел на нее с изумлением и отвращением.
    — Да! Ребята, - нажимал он всё больше, - ребятки. Ребятишки.
    Присутствующие переглядывались и тут один как бы поправляясь, двинул свою табуретку в направлении кровати. Другой тоже кашлянул и пододвинулся к Сергею сантиметров на десять. Наконец, господин рядом с Надей совершенно открыто двинул свою табуретку к нему сразу сантиметров на двадцать. За ним другой. Многие без стеснения пододвинули свои табуретки. Неужели? Решатся прибить? Да нет, не эти же сопли будут лишать его жизни. Он, не спеша, но и не мешкая, встал на подоконник и сунул руку с письмом в форточку.
    — Вот что. Я вижу намерения ваши враждебны и вы не склоняетесь их сдерживать. Так вот, письмо я пущу. И подберёт его случайный человек. Так и ваша и моя доля становятся произвольными. Вы, я вижу, остановили свои табуреты. Не надо, не надо. Продолжайте движение. Письмо я всё равно пущу. А пока вы двигаетесь, я вам скажу.
    Они понемногу возобновили передвижение на табуретках. А Сергей рассчитывал что не решатся. Ну пусть, всё равно всё пропало.
    — Так вот. Со вчерашней поры, когда я обеспечил себя этим письмом, которое открывает столько гнусности, я имею твёрдое намерение.
    Гости сомкнулись плотнее и сидели уже в двух шагах от подоконника.
    — И вот, значит, я здесь, а письмо на улице. Я пока его держу, но, вижу, вы, господа, не намерены остановиться.
    Гости загромоздили кровать и подоконник. Сергей заприметил господина разгуливающего прямо под окном. Ему кину. Выглядит прилично.
    — Так вот. Господа… Господа!
    Двое схватили его за ноги.
    — Ага! - вскричал Сергей упрямо и с злорадством, - теперь все по-новому!
    Он швырнул письмо в форточку и, вцепившись в раму, заорал; “Господин! Господин! Возьмите немедленно письмо! Несите его подальше, в полицию. Вам всё равно, а я в беде. Под меня копают! Если вы честный человек, помогите”.
    Прохожий немедленно подбежал к упавшему конверту, схватил его своими большими руками, поднял лицо к окну и прокричал: “Господа, всё в порядке! Письмо у меня”.
    У Сергея потемнело в глазах и мыслях.

    Current Music: raison d'être Albedo
    Monday, November 20th, 2017
    12:46 pm
    Миша жил в лесу, в доме у него жил постоянно меняющийся кот, он никогда не спал, а всё время сидел на кресле и менялся. Миша боялся этого кота, и не сводил с него глаз. Перемены перейдут с кота на Мишину жизнь, всё сделается непредсказуемым, станет опасно. В один день кот зафиксировался и стал неизменным, но это оказалось временным, через день всё вернулось, и было ещё хуже. Этот кот совсем запугал и измучил его, Миша поседел.

    От постоянного испуга в нём что-то отделилось, какая-то как бы Мишина копия внутри него же. Не один Миша был в себе, а двое. Первый обыкновенный, а второй — слабенький и тихенький, как повторённое слово. Второй изнутри подбадривал дядю Мишу, но делал это плохо, больше беспокоил. Главное, он почти не умолкал. Протиснувшись в пугливое содержание Мишиных мыслей, он забил собой весь головной эфир. Никогда не отдыхал этот голос, всегда давал свои назойливые советы и поучал, иногда одной короткой фразой или даже одним только словом, а иногда не затыкался целый день.

    Он всё что-то успокаивающее и примиряющее ныл: «Не бойся, Миша, всё будет Хорошо. Есть в соседях постоянная собака, она может кота загрызть. А ты что, боишься?» Миша кивал головой и говорил: “Да”. А он повторял: «Боишься?» Миша опять дакал головой. В конце концов, он так настроил Мишу, что тот просто сел напротив кота и впал в шок. А внутренний дядя Миша всё твердил: «Боишься? Боишься?»

    Будет ли конец мучениям Миши?

    *

    Однажды вечером, Кот, мурлыча, подошёл к дяде Мише, и сел у его ног. Такой кот может и собаку обидеть, подумал Миша. Не бойся, Миша, всё будет Хорошо, заговорило внутри него. Кот замурлыкал, Мишу стало трясти. Иди в кровать, сказал внутренний Миша. Миша пошёл в кровать, кот за ним. Разумеется, Миша в эту ночь не спал. Он лежал всю ночь, вытаращив глаза на кота.

    Чудовище, рядом с которым не смеешь лежать без опасения, сидит рядом и презирает Мишин дом и всю его жизнь презирает. Не признаёт Мишу другом, любви к нему не питает, уважения не испытывает. А только делает так, чтобы своим присутствием причинить больше забот, и любую печаль или гнев принимает за вознаграждение. Но этот мучитель, при полной своей опасности сам не может отречься от своего главного страха, который забросила в него природа. Его страшный враг - чудовище, грязное и злое существо.

    Светщаяся собака ворвалась в окно под утро, за ней в комнату проник Степан, из деревни, который, как знал Миша, повесился год назад, когда у него сын умер, и стал махать руками за шторами. Выбравшись, он присел, вытянув вперёд руки, двинулся к Мишиной кровати. Миша очень удивился, но больше его захватило облегчение.
    - У меня собака убежала, - вздохнул Хорошо.
    - Она там! – Миша показал под кровать, из-под которой колыхалось свечение.
    Стёпа заглянул под кровать. Собака была там. Она доедала кота. Светящаяся, довольная, вся в кровище, морда, приветливо повернулась к Стёпе.

    Надо закопать, сказал Миша. Он принёс лопату и забрал у собаки остаток кота. Уже было светло. Во дворе он стал рыть яму и, вроде, немного увлёкся. Степан говорит: “Достаточно”, - а Миша: “Нет, надо глубже”. Ну, надо так надо, какое-то время копает. Миша всё не останавливается и Хорошо опять говорит: “Хватит копать”, - а Миша запыхавшись отвечает что нет, надо глубже. Копает и копает. Тогда Степан просто забрал лопату у него.

    - Хорош копать, - мягко сказал он, - копать дальше бесполезно. Такой глубины достаточно, а глубже бессмысленно.
    - Как мне тебя отблагодарить, Стёпа? - спросил мужик.
    - Закапывай. В этом будет твоя благодарность. И перед мной, и перед белой собакой - тоже
    - Понятно, - ответил мужик и кинул кота в яму.
    - Где моя собака, - донеслось от калитки. Там стоял пьяный Юра.

    Юра без собаки жил грустно, чувствовал, что что-то пропало, и решил её вернуть. Он стоял у калитки и смотрел с вызовом, в руке сжимал камень.

    - Да, - сказал Миша, прикуривая сигарету, - собака твоя. Забирай! Будет ещё у тебя пёс, Стёпа.

    Но Стёпа планировал выстоять.

    - Мы, Юра, - сказал Стёпа, - собаку не отдадим.
    - А совесть есть в тебе? - сказал Юра.
    - Да ладно! - сказал Миша. - Отдай собаку, Стёпа, она его.
    - А если нет? А если собака не согласится к нему? - сказал Стёпа.

    Уже расцвело, поднялось над лесом солнце. Юра посмотрел на собаку. С реки прилетал крик птиц. Где-то играло радио. Все молчали. Собака подбежала к Юре и села у его ноги, на её морде было сложное выражение. “Хорошо”, - сказал Стёпа, - собака твоя.

    Конец

    Wednesday, November 15th, 2017
    11:53 am
    Собака не давала спать. Да, собака иногда шумела по ночам. Хорошо тогда слезал с печи и ждал, когда пёс уснёт, смотрел за окно, в чёрный воздух, курил. Над деревьями была луна. Мокрота и запах реки налетали на Стёпу, он наливал молока и вспоминал тот дождь, когда упал у крыльца. Собака поднимала нос, шевелила им, будто бы не понимала ночные запахи, ходила, шумно дышала, зевала и, наконец, укладывалась. А Стёпа тушил папиросу и лез на печь.

    Но тут он решил не ждать а пройтись, и вышел. Ивы уже посинели в рассвете. Стоять было холодно, он легко побежал, мокрая трава хлестала кроссовки. Уже у леса он услышал сзади суетливый шорох и сопение. Собака бежала за ним.

    Они нашли дом в лесу. Было холодно, Собака, в поиске тепла, запрыгнула в окно, в этот дом. Вскочила внутрь, присела на пол и криво поползла через комнату. Собака была молодая, любопытная и нарочно ползла по полу, потому что так видно кто прячется под кроватью.

    Хорошо прыгнул за ней, побарахтался в занавесках, и оказался в тёмной комнате. Присел от страха на корточки, затаился. Привыкнув ко тьме, увидел бок собаки, и двинулся к кровати, под которую она забилась. Запустил под неё руки и стал шарить. Думаешь, я тебя не вижу, сказал кто-то прямо у уха Стёпы. На кровати лежал седой мужик и внимательно смотрел на Стёпу. Стёпа замер и улыбнулся. «Ты видел мою собаку?» - спросил Стёпа и заглянул под кровать. Собака была там, и светилась от счастья. Она доедала кота. Мужик обрадованно предложил его скорее закопать поглубже. Хорошо согласился со здравой мыслью, и они пошли во двор с остатком кота и лопатой.

    Когда мужик копал, Стёпа всё стоял и проговаривал: «Глубже рой, глубже, таких котов надо закапывать глубже».

    Tuesday, September 26th, 2017
    1:48 pm
    5

    Жадная жизнь

    Всю жизнь ешь с удовольствием и ненавидишь тех, кто ест с удовольствием.

    Электрическая жизнь

    Кратковременный приступ сильнейшего интереса к сердечному ритму. Возникает на секунду под дефибриллятором, но быстро угасает ничего не достигнув. Электрическая жизнь является принудительной добавкой к базовой жизни.

    Загробная жизнь

    Узорчатый смех, дрожащий над страхом смерти.

    Жизнь названием

    Не жизнь, а одно название.

    Жизнь на земле

    Жизнь на поверхности глубины, как красивая крышка на страшной банке. В итоге, всё равно, падаешь на двухмерное дно, обрезанный труповатыми ножницами, без фантазии и воображения.

    Жизнь не сахар

    Горький отказ. Только хочешь взять ещё сахарку… не бери!!! Тебе нельзя много сладкого!

    Жизнь без веры

    В этой жизни ты не умеешь делать то, что решил. Говоришь: “Давай делать так, и не делаешь”. И когда решаешь не огорчаться, огорчаешься.

    4
    Monday, August 14th, 2017
    10:29 am
    Родион: Здравствуйте, Алена Ивановна, я вам... вещь принес...
    Проруха-стропонщица: А чего это от тебя топором пахнет?
    Monday, July 17th, 2017
    12:18 pm
    С горячим сердцем жизнь веселее. Стёпа и собака дружили крепко. Радостная жизнь только однажды замедлилась.

    К ним пришла одна баба, с которой дружил Стёпа. Стук в дверь, Стёпа открывает, стоит она. На улице ночь, ветер качает чёрные ивы. Зашла, покосилась на собаку, села за стол, взяла альбом. У людей нет сил, только слабости. Баба смотрела фото.
    - Это атеисты? - показала она людей на фотографии.
    - Атеисты, - ответил Стёпа
    Она встала, ушла, и больше не приходила. Стёпа стал жить спокойнее. Об этом никто не знает, хотя вокруг так много умных и любопытных людей.


    Tuesday, July 11th, 2017
    10:01 am
    Утром заблестел мокрый как подмышка двор, прилетели запахи, выглянуло солнце и по деревне пошло тепло. Стёпа-Хорошо проснулся, зажёг папироску, заглянул во вчерашнюю кружку и сел писать письмо. Он писал Юре про его собаку, что это лучшая собака, что теперь она ему неминуемый друг и пусть ходит к нему. Юра жил в холоде со сломанной печкой и немного голодал, пусть, значит, - подумал, - пёс ходит к Хорошо угощаться.

    И Стёпа привечал животное. Собака стала мягче и уже входила в дом. Хорошо улыбался, когда мыши убегали, чуя опасность. Он забирался на печь, укрывался и смотрел на собаку, как она ходит, задевает боками табуреты, нюхает рассыпанные по полу пёрышки, которые насорили сороки. Собака мирно смотрела на висящую с печи Стёпину руку с папиросой, и засыпала.


    Wednesday, May 10th, 2017
    9:34 am
    Дело папы
    Read more... )

    Вчера папа сказал мне, что, пока я буду адвокатом, я буду в беде. Но если бы меня спросили, не хочу ли я опять домой или в ситуацию, подобную той, в которой я находился прежде, я сказал бы: нет, не хочу. Я был наиболее счастлив, когда меня направили на должность и запретили что-либо делать в отношении родителей. Теперь, когда мне вернули общение с папой, счастье моё заметно снизилось.

    Папа мне мешает. Машет руками, доказывает что я бесполезен, что я позор. Он не понимает пользы моей работы, даже не верит про бюро. Говорит что не знает подобных бюро. Действительно, моя организация ведет малозаметную деятельность, её существование едва улавливается самыми бдительными людьми. Но это специальная стратегия. Юридический профиль требует приглушенного быта.

    Read more... )
    Thursday, March 30th, 2017
    1:55 pm
    Холодное молоко
    В город, по каким-то делам, пришли кинологи, и прогнали от себя белую собаку с больной лапой. Там был Юра, он собаку забрал. А кинологи остались, выпивали и беседовали, сидели, ржали, ветер бил по окнам.

    Юра повёл собаку к себе домой, в деревню. Собака бежала рядом и тёрлась об его брючину, из-под брючины мелькала голая лодыжка. Юра уважал собак за характер, и сам имел немного пёсью душу. Он был тихий, замкнутый мужик, и соседи считали его гадом.

    Юра вылечил собаку. Собака осталась при нём и терпеливо жила в углу, где доски.

    Часто выходила и беспризорно бегала повсюду. По деревне говорили, что пёс ничей, и каждый считал своим правом его стукнуть. К тому же пёс белый, бросается в глаза вечером.

    Умер один мальчик, отец остался один. Стёпу прозвали "Хорошо". После смерти мальчика Стёпа стал разговорчивый, добрый, и любимым его выражением было: "Хорошо". Забирал ли у него соседский мужик что-нибудь или отдавал, Стёпа отвечал добрым голосом: "Хорошо".

    Осень была уже холодная. Ветреным утром ползал снежок, а по ночам замерзали лужи. Продрогшие сороки влетали в форточку, чтобы обогреться, жались, а собака пугалась их, и лезла глубже в доски. У Юры к тому времени сломалась печь, и он замерзал, а соседи радовались.

    В такой холодный день хромая собака забежала на двор к Стёпе, а он сидел за столом и пил молоко. Он вышел к псу, на крыльцо, прямо с кружкой. Собака помялась и потянулась к молоку. "Хорошо", - сказал Стёпа и погладил собаку. Собака вздохнула, мотнула головой, а Стёпа продолбил каблуком ямку в мёрзлой земле, вылил молока в неё и сказал: «Пей».

    В это время Юра, удивлённый отсутствием собаки, неуверенно ужинал.

    Собака радостно лакала молоко. Тут пошёл дождь, и Стёпа побрёл домой, но поскользнулся - так было мокро от дождя, упал у крыльца, и не стал вставать. Хорошо. Он, прищурившись, смотрел вверх. Из неба, искрясь, неслись миллионы капель. Раздвинув капли, появилась довольная морда собаки, стоявшей прямо над его лицом. “Псина”, - тихо сказал Стёпа и улыбнулся.

    Наконец, он бодро вскочил, вошёл в избу, оставил дверь открытой, сказал: “Хорошо", - и стал смотреть на пса. Хлестал дождь, собачий силуэт едва виделся сквозь густые струи. "Хорошо", - повторил Стёпа. Силуэт качнулся, прыгнул и исчез в дожде. "В будущем люди смогут превращаться в собак", - подумал Стёпа.

    Thursday, February 9th, 2017
    5:52 pm

    2 )
    Friday, November 25th, 2016
    1:22 pm
    необходим контакт
    необходим товар
    необходим стиль
    необходимо избранное
    необходимо главное

    ошибки масштабирования:
    при измении масштаба исчезает полоска
    при изменении масштаба появляется шум
    поиск крошится при изменении маштаба

    новости и обратная
    связь в подвале
    форма поиска
    очень много ошибок с поиском
    убрать закругления в элементах
    убрать закругления в поиске
    IE11 - горизонтальное представление
    избранное и сравнение расположены не на одной прямой
    повысьте прикрепление и вложние
    Monday, November 7th, 2016
    6:15 pm
    напоминает собственное непонимание
    употребить себя во смысл неумеющий
    и счастлив остаётся немощью

    порой пробует терпеть с кипятком и
    когда через чай умер мир причмокнув
    замкнулся в секрет и не стало мер
    когда за много лет в глаз блик

    вот тут не поняв заприметить повсюду дыру
    выглядывать меж тем во что воткнут смотреть
    догадаться что эта дыра это дар и этот дар он
    сильно пущенный но бессмысленный и он мёртв

    но если он мёртв то не для ржавого ножа
    и вот если ржавым ножом ковырять в дыре
    в самой земле глубине рыхлом дне
    прорастёт улезающий могучий
    понимающий смеркаться умерший
    и сморщинит шероховато в низком космосе меру свою

    его на тебя ловили метали твои аспекты
    в дыру было видно что жизнь против и ты
    не поняв догадался повсюду дыра
    бегая от боли ничего не сберечь
    всё отперто
    Tuesday, October 25th, 2016
    5:55 pm
    вдоль леса идёт и дороги
    вдоль него тёмный лес и журчей
    позавидуйте рядом него тёмный лес и журчей
    позади запоздало светило он его и мокрей и темней и видней
    позабыл говорит не купайся тогда
    остаёшься
    слепым и сутулым
    прекрасным преступным
    глазами в лесу на дороге ногами
    вдыхаешь пункт а выдыхай и бэ
    температурой и звуком дороги
    кидаем в ночной вышине
    идя и сравня со смертью себя
    умножая себя на смерть
    легко оставайся один в пункте а
    про таких как ты рыбаки говорят не клюёт
    а когда ты на речке даже мелкая рыба не ведётся в ночном
    а значит темном ручье попадается рыба
    а ты рыбачишь как баба
    а с другой стороны переплывшая рыба
    а ты смотришь в ручье бесполезную ночь
    а ты любишь смотреть и не знать
    что там
    что там сплылось во тьме
    что ведётся в твоей глубине
    что ты хочешь пуская
    рыбный пропуск во мокрый мрак
    рыбный промысел тщетен
    рыбный смысл не доступен
    рыбакам таким для таких
    рыба как боль
    рыба как ты как
    рыбак стороны воды как
    раб окурка не встанет не докурив
    рыб и ста нет в его рыбном плане
    рыбы станет не менее стаи в его
    работе меняемой сумму
    рыб на ходу
    воды
    Thursday, October 6th, 2016
    2:19 pm
    4

    Увеличенная жизнь
    Происходит через бинокль женских глаз. Неточная жизнь. Видеть — значит совпадать.

    Жизнь вслух
    Ещё одна несправедливая жизнь. Облегчение далеко, или его вообще нет.

    Жизнь ползать
    Польза жизни ползать во взлёте.

    Взять-жизнь
    Берётся абсолютно всё. Жизнь свободная от направления.

    Рабочая жизнь
    В строительных лесах живёт рабочий зверь. Это выгнивающий вид, он терпит исчезновение.

    Уничтоженная жизнь
    Из ночного леса вымотан окровавленный бинт. Нужно взять конец и наматывая его на локоть идти в деревья. Там коснёшься уничтоженной жизни.

    Санитарно-техническая жизнь
    Кода засор. Солнечный зайчик колыхается на чёрной жиже, как улыбка сквозь страх, как логика в виде смерти.

    3 ← → 5
[ << Previous 20 ]
About LJ.Rossia.org