Войти в систему

Home
    - Создать дневник
    - Написать в дневник
       - Подробный режим

LJ.Rossia.org
    - Новости сайта
    - Общие настройки
    - Sitemap
    - Оплата
    - ljr-fif

Редактировать...
    - Настройки
    - Список друзей
    - Дневник
    - Картинки
    - Пароль
    - Вид дневника

Сообщества

Настроить S2

Помощь
    - Забыли пароль?
    - FAQ
    - Тех. поддержка



Пишет docent ([info]docent)
@ 2021-07-01 09:55:00


Previous Entry  Add to memories!  Tell a Friend!  Next Entry
Entry tags:История Неукраины

Сто лет КПК. Как родилась, взяла власть и сделала из Китая сверхдержаву самая сильная партия мира

В этом году Коммунистическая партия Китая будет праздновать свой 100-летний юбилей
Сегодня Коммунистическая партия Китая будет праздновать свой 100-летний юбилей

История – это политика, обращенная в прошлое. И нет, пожалуй, более показательного подтверждения данного высказывания, чем история Коммунистической партии Китая – причем как в самой КНР, так и за рубежом.

Столетие незаметного события 1921 года – первый съезд КПК – будет праздноваться полуторамиллиардной страной как ее главный праздник. 1 июля по этому поводу в КНР пройдут массовые торжества.

Но если "политизация" собственной истории каждым государством объяснима и логична, то "качели" в зарубежной оценке событий и личностей современной истории Китая не могут не удивлять. И первый съезд Компартии является точкой отсчета для всех версий этой истории.

"Красная звезда над Китаем" и ее враги
Вплоть до конца 20 века Запад воспринимал историю КПК и ее вождя Мао Цзэдуна сквозь призму книг двух американских журналистов – Эдгара Сноу и Анны Луизы Стронг, и прежде всего – главную книгу Сноу "Красная звезда над Китаем".
В 1933 году левый либерал Эдгар Сноу приехал преподавать в Пекин, а спустя три года посетил контролируемые коммунистическими повстанцами районы, где познакомился с будущими вождями КНР и рассказал о них в своей книге.



"Красная звезда над Китаем" стала открытием для западного культурного и политического бомонда. Написанная с симпатией к коммунистам, она дала Мао Цзэдуну известность и имидж, продержавшийся почти до конца 20 века несмотря на все то, что происходило в Китае во времена правления Мао, включая печально известные "большой скачок" и "культурную революцию".

Благодаря Сноу на Западе многие были убеждены, что именно армия коммунистов (а не правительственные войска тогдашнего лидера Китая Чан Кайши) была главной силой, сопротивлявшейся японцам во Второй мировой войне.

Когда после войны армия Мао взяла под контроль весь континентальный Китай, западное общественное мнение отнеслось к этому едва ли не с симпатией – несмотря на то, что победа коммунистов произошла при явной поддержке СССР, а вскоре армия КНР вступила в прямой вооруженный конфликт с американцами в Северной Корее.

Мао продолжал восприниматься на Западе с ореолом романтики революции. Даже "культурная революция", приведшая к массовым репрессиям и к дезорганизации жизни страны, "прогрессивной общественностью" на Западе воспринималась чуть ли не как аналог движения бунтующей левой молодежи в Европе в 1968 году.

Быстрое же улучшение отношений Китая и США началось в 70-х годах.

Китайские коммунисты к тому времени окончательно поссорились с советскими. И американцы увидели в этом шанс открыть против Москвы "второй фронт" - сделать Китай своим неофициальным союзником в холодной войне против СССР. Это резко ухудшило геополитическую ситуацию для Советского Союза, так как пришлось тратить огромные ресурсы для укрепления обороны Дальнего Востока.

С конца 70-х годов, уже после смерти Мао, в Китая начались рыночные реформы, страна открылась для внешних инвестиций. И позитивное отношение к этому американцев, которые были заинтересованы в то время в укреплении КНР для противовеса Советскому Союзу, сыграло в начавшемся инвестиционном буме не последнюю роль.

Но с конца 80-х годов отношение начало меняться. Холодная война заканчивалась, Советский Союз шел к распаду и надобность в противовесе ему в лице Китая отпала. К тому же китайское руководство, подавив восстание на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, показало, что по "советско-перестроечному" пути идти не намерено.

Но инерция отношений была очень сильна. Да и после исчезновения СССР американцы чувствовали себя сверхуверенно. К тому же взаимодействие с Китаем было очень выгодно транснациональным компаниям - свободные зоны и дешевая рабочая сила максимизировали их прибыли и способствовали переносу многих тысяч производств в КНР.

О том, что Китай становится очень большой экономической, а в перспективе и политической, проблемой громко заговорили лишь с 2006-2008 годов, когда разразившийся экономический кризис обрушил западные экономики, а Китай практически не пострадал и только укрепил свое положение. С тех пор информационно-политическая машина Запада начала постепенно разворачиваться против Китая.

Новое время - новые книги.

В 2006 году ирландский историк Джон Холлидей вместе с женой-китаянкой Юн Чжан издал масштабное исследование "Неизвестный Мао". Просто написанное, оно было призвано вытеснить из массового сознания книгу Эдгара Сноу.

Авторы собрали огромный массив материала, поработав в различных архивах и взяв интервью у множества людей. В книге есть только один "маленький" недостаток: приведя в конце впечатляющий список источников, в самом тексте авторы не дают ни одной ссылки, из-за чего становится невозможным понять, откуда взялся тот или иной сенсационный факт (или он вообще был выдуман).

Но основной массе читателей ссылки не нужны – ей даже лучше, когда все подается просто и доходчиво. Вот и в книге Холлидея и Чжан просто и доходчиво объяснено, что Мао Цзэдун – чудовище, вся биография которого преступна, как и вся история компартии Китая в целом. Даже первый съезд КПК в ней подвергнут сомнению как первый.

"Неизвестный Мао" стал новой сенсацией для Запада. Но – не для бывшего СССР, поскольку большинство фактов, о которых написали Холлидей и Чжан, хорошо известны из агитпропа СССР со времён противостояния с Китаем 1960-70 годов.

Естественно, далеко не все в этой негативной версии истории КПК является выдумкой. Так же как и не все было выдумкой в истории о самоотверженной революционной борьбе Мао. Но ни то, ни другое не объясняет как китайской компартии удалось создать сверхдержаву, в 21 веке бросившую вызов самим Соединенным Штатам.

Хотя еще 100 лет назад в такое никто совершенно не мог поверить.

Падение империи
Сто лет назад Китая как мировой державы не существовало. Веками огромное государство считало себя самодостаточной цивилизацией – пока в середине 19 века не пришли европейцы, и оказалось, что Китай по многим параметрам отстал на несколько веков.

Ситуация требовала перемен, но вместо этого в стране на целых 47 лет установился авторитарный режим вдовствующей императрицы Цыси, которая правила от имени назначавшихся ею императоров – сначала сына, потом племянника, потом внучатого племянника.

Все ее правление было периодом постоянно усиливавшегося проникновения западного влияния в страну. К началу 20 века морское побережье Китая усеяли колонии всевозможных государств. Самая известная из них – британский Гонконг – просуществовала до 1997 года; но были еще и португальское Макао, российские Порт-Артур и Дальний, немецкий Киао-Чао, французский Гуанчжоувань. А также, безусловно, Шанхай, где треть города состояла из международного Сеттльмента и французской концессии, не подчинявшихся китайским властям.

Кроме того, ряд стран Европы (а также США) навязали Китаю "режим капитуляций" – положение международного права, при котором их граждане на китайской территории подчинялись только законам собственных государств и своим консульствам.

Международное бесправие государства, считавшего себя великим, усиливало недовольство масс как иностранцами, так и режимом Цыси. Она умерла в 1908 году, и в стране почти сразу началось революционное брожение. После Цыси империя продержалась всего три года – и рухнула в результате Синьхайской революции.

Полностью

Ебаная пидармойша тифаретная по прежнему блочит большие тексты. СДОХНИ В МУЧЕНИЯХ, ВЕРБЯШКА ВОНЮЧАЯ.


(Добавить комментарий)


(Анонимно)
2021-07-01 15:36 (ссылка)
Вот вы и хотите лечь под китайских товарищей.

(Ответить)