Войти в систему

Home
    - Создать дневник
    - Написать в дневник
       - Подробный режим

LJ.Rossia.org
    - Новости сайта
    - Общие настройки
    - Sitemap
    - Оплата
    - ljr-fif

Редактировать...
    - Настройки
    - Список друзей
    - Дневник
    - Картинки
    - Пароль
    - Вид дневника

Сообщества

Настроить S2

Помощь
    - Забыли пароль?
    - FAQ
    - Тех. поддержка



Пишет drugstore injun ([info]ds_injun)
@ 2012-02-02 14:31:00


Previous Entry  Add to memories!  Tell a Friend!  Next Entry
агава-яя (random episode)
кизяков проснулся в неизвестности, но на мягкой кровати. когда он закрывал глаза, то переставал чувствовать свое тело и видел сквозь кровать. когда он открывал глаза, тусклый источник света их резал. кизяков попробовал встать, но сделать это у него получилось лишь мысленно - с закрытыми глазами. на кромешном экране век он увидел черно-белое изображение своей жены - с ней происходило что-то плохое. кизяков ощутил приступ тревоги. он собрался с силами и свалился с кровати на пол.

открыл глаза, осмотрелся. контуры комнаты смазывались при каждом движении глаз. снова закрыл глаза. на черном экране кружились спирали. поверх этих видений кизяков думал мысли, мысли были связные и облекались в слова: "надо встать и идти. судя по всему, это закончится часов через шесть. а если не закончится? надо встать и идти. но если я заблужусь? единственное более-менее безопасное место здесь - это кровать. а если я заблужусь и не сумею вернуться на кровать?"

на полу кизяков нашел блокнот и карандаш. руки плохо, но слушались. держа карандаш и блокнот в левой руке, правой кизяков обшаривал пространство. он пополз к источнику света. источник света был за поворотом, за кроватью. этот путь кизяков решил зафиксировать в блокноте - на случай, если потеряется, и не сможет вернуться хотя бы к кровати. через пару минут он смог-таки нарисовать какую-то загогулину на листке в клеточку. "ничего не поможет. ничего не поможет" - подумал кизяков и пополз на свет, который сочился через гофрированное стекло двери.

на карачках он выполз в коридор и остановился. над ним возвышалась фигура. фигура была в розовом халате и с бигудями в волосах (кизяков знал, что правильно было бы сказать "с бигуди в волосах", но это было последнее, о чем он думал тогда). фигура медленно, будто сквозь толщу воды, подошла к кизякову и возвысилась над ним, стометровая. лица фигуры он не видел, оно было как бы размыто. но тут же из этого размытого лица полился страшный ревущий звук, от которого болели уши: "RA RA RA RA RA RA RA!"

кизяков думал только о том, как спастись, как избегнуть дальнейшего общения с этой непонятной безлицей ревущей и грохочущей фигурой.

мама кизякова, одетая в розовый халат и с бигуди в волосах стоит над ним, скрючившимся на полу в коридоре. мама кричит: "когда же это закончится! за что?! за что?!" после небольшой паузы, утерши слезы рукавом, добавляет: "все, завтра же сдаю тебя в реабилитационный центр". уходит внутрь квартиры со словами: "всю ванную обрыгал..."

кизяков выполз в подъезд. путь до нижнего этажа занял целый час. "возможно, прошло всего несколько минут. судя по всему, так и есть. судя по всему, все это закончится через шесть часов. а если не закончится? а если эти шесть часов покажутся мне вечностью? главное сохранять трезвость мышления и не думать о жене, чтобы с ней не случилось ничего плохого".

кизяков встал и открыл дверь, ведущую наружу. порыв холодного ветра ударил кизякову в лицо мелким снегом. прямо перед собой он увидел гигантскую фигуру в милицейской форме. лицо под фуражкой было размыто. через какое-то время из размытого лица раздался страшный рев: "RA RA RA RA RA RA RA!" кизяков запаниковал: "это точно мусор. что он от меня хочет? надо держаться. надо сосредоточиться и контролировать мимические мускулы. он что-то спросил? или чего-то от меня потребовал? я должен ему ответить. но я не могу говорить. не стоит даже пытаться. единстевнное слово из человеческой речи, которе я могу произнести, это... это "угу". кизяков собрался с силами и сказал "угу". просизнося это слово, он услышал "RA RA RA" внутри своей головы.

в дверях подъезда кизяков натыкается на молодого милиционера. приветливо улыбнувшись, милиционер обращается к кизякову: "здравствуйте! я - ваш новый участковый. скажите, это третий подъезд?" после небольшой паузы кизяков отвечает: "угу".

кизяков обминул милиционера и пошел по снегу. "надо где-то спрятаться, переждать". свет ужасно резал глаза, и кизяков время от времени их закрывал. тогда на экране век возникали вселенные, скручивающиеся в пульсирующие спирали. если кизяков долго смотрел в середину спирали, то чувствовал, как его начинает затягивать внутрь. "главное не улететь в тоннель" - думал кизяков, и открывал глаза. кизяков пошел дальше. сохраняя трезвость мышления, он понимал, что оставаться на улице опасно. он решил переждать в незнакомом подъезде. на лифте поднялся на последний этаж. спустился по лестнице и стал на лестничной клетке напротив окна, опершись спиной на перила. за его спиной зияла обширная пропасть лестничных маршей. вдруг он понял, что происходит что-то ужасное. "я, похоже, сильно перегнулся. ох... ох, черт. центр тяжести оказался в верхней части тела, верхняя часть тела перегнулась через перила... сейчас я упаду вниз и поломаю позвоночник. потом меня найдут. что же можно сделать в этой ситуации? ничего. остается ждать, пока я упаду".

тут же сверху раздался страшный скрип - медленно открылась дверь квартиры и в дверном проеме показалась черная фигура. кизяков следил за ней боковым зрением. фигура, одетая в черную куртку и кепку, лицо под которой было размыто, подошла к кизякову. "RA RA RA RA RA RA RA RA!" - проревела фигура, и, схватив кизякова за грудки, перенесла его центр тяжести вперед, предотвратив неминуемое падение.

из квартиры на верхнем этаже выходит гопник в черной кожаной куртке и кепке. заметив кизякова, он, с искаженным злобой лицом, быстро спускается к нему. "ты что, бля, пидар, охуел! ты охуел тут падать! ты, бля, самоубийца ёбаный!" - с этими словами гопник хватает кизякова за грудки и не дает ему упасть в пропасть лестничных маршей. потом достает нож из кармана куртки и начинает колоть кизякова в живот.

кизяков видит, как нож входит ему в брюшную полость. медленно. он считает удары ножа: "раз. два. три. четыре... ох, это, наверно, будет очень больно. часов через пять-шесть... пять. шесть... кажется, все". страшная стометровая черная фигура медленно удалилась, оставив кизякова наедине с его мыслями: "наверное, будет очень больно. но потом. пока лучше об этом не думать. еще целую вечность я могу прожить, не думая об этом и не ощущая боли. а потом? вдруг я умру от потери крови? надо постараться что-то сделать. какая неприятная ситуация..." кизяков спускается по лестнице, вызывает лифт. рукой он придерживает живот, сквозь пальцы сочится кровь. "что я скажу жене?" - думает кизяков.

кизяков вышел из подъезда. и пошел. точнее, ноги сами понесли его. он вошел в какие-то ворота, сделанные из сетки рабица. вошел на территорию. все вокруг было заснежено и напоминало детский сад. но это был не детский сад. белизна резала глаза, падающий снег сильно гудел. кизяков приближался к какому-то двухэтажному по виду зданию. наконец, он подошел к выкрашенной синим двери и попытался открыть ее. почему-то он дергал ручку вверх. раз, другой - безуспешно. "черт, ничего не получится... надо подождать, наверно" - подумал кизяков, садясь на деревянную скамейку, пристроенную справа от двери.

и тут он снова увидел гигантскую фигуру в милицейской форме. фигура приближалась, пока не выросла, стометровая, прямо над ним. медленными, смазанными движениями замотала вправо-влево ее голова, а из размытого лица донеслось ревущее и грохочущее "RA RA RA RA RA RA RA!"

молодой улыбчивый участковый видит кизякова, сидящего на скамейке под табличкой "травмпункт". он подходит к нему, качает головой и говорит: "опять вы? что, не задался денек сегодня, как я посмотрю? давайте помогу". после небольшой паузы кизяков говорит: "угу". участковый берет его под руку и, открыв дверь, заводит в травмпункт.