Войти в систему

Home
    - Создать дневник
    - Написать в дневник
       - Подробный режим

LJ.Rossia.org
    - Новости сайта
    - Общие настройки
    - Sitemap
    - Оплата
    - ljr-fif

Редактировать...
    - Настройки
    - Список друзей
    - Дневник
    - Картинки
    - Пароль
    - Вид дневника

Сообщества

Настроить S2

Помощь
    - Забыли пароль?
    - FAQ
    - Тех. поддержка



Пишет Вандал Могил ([info]hyperion)
@ 2020-02-01 00:57:00


Previous Entry  Add to memories!  Tell a Friend!  Next Entry
Entry tags:сны

Курьер/Мёд поэзии/Muin/Кремень/Источник/Семья/Метро

Курьер
(20.01)

Мы с Алёной ждём заказанный обед. Курьер уже должен быть на месте, похоже заблудился.
Выглядываю в окно, это снова улица Марияс под мелким снегом. Полностью идентичная тому, как я её увидел в последнюю поездку.

Выхожу искать курьера, взяв заодно чёрный пакет с мусором. В конце улицы, возле гаражей и заводского забора, стоит открытая белая машина. Сажусь в неё, забыв про пакет, не влезающий в итоге в салон.
Появляется курьер. Немая сцена, это мой бывший друг, с которым мы сильно поссорились год назад. Я всюду его тогда заблокировал, хотя планировал подождать пока он успокоится и снова поговорить. Так, в итоге, и не собрался.
Мы оба явно смущены встречей. Он предлагает мне попробовать его новую машину, я соглашаюсь. Выезжаю из улицы, мимо костёла. Там, где всегда была открытая дорога, внезапно организована пешеходная зона, за порядком на которой следит женщина регулировщик.
От неожиданности не успеваю затормозить и выезжаю за запрещающий знак. Регулировщица поворачивается и картинно, напоказ, фотографирует номер машины. Курьер заметно бледнеет от перспективы штрафа.
Сворачиваю вправо, с внезапно злорадной ухмылкой. Просыпаюсь от неприятного ощущения, явно несправедливого злорадства.

Утром выглядываю в окно, на асфальте сбитая белка. Давно замечал, что она слишком неосторожно бегает перед машинами.
По пути на работу убрал с проезжей части, для удобства лис.

Мёд поэзии
(21.01)

Нахожусь в тёмном пабе и изучаю доступные варианты медовых алкогольных напитков. Их здесь на удивление много. На столе уже есть бутылка с очень хорошим mead.
Обращаю внимание на другую бутылку у барной стойки, ярко-жёлтый, совершенно солнечный цвет напитка и этикетка, обещающая традиционный рецепт. Довольно дорого, двадцать фунтов за бутылку. Всё равно решаю попробовать.
Бутылку приносят и я вижу, что она довольно необычная, верхняя часть легко снимается. Алкоголя внутри совсем мало, большую часть бутылки занимает большая груша. Смотрю этикетку, объём напитка - 70 грамм.
Хочу возмутиться, но потом думаю что это глупо. Купил и купил, хоть попробую нечто новое.
Напиток неверятно вкусен. Смакую каждую каплю, потом начинаю медленно есть грушу, полностью пропитанную этим вкусом.

На столе лежит открытая книга (не помню, бумажная или на экране).
Начинаю читать, текст знаком с детства, хотя я не вспоминал о нём почти тридцать лет. В девяностые в нашей библиотеке была целая секция переводной фантастики, включавшая серию книг про земную колонию впавшую в средневековье с искусственно выведенными драконами телепатами. Большей частью скучный эпос, но там был том из трёх книг, ставший для меня тогда guilty pleasure.
«Арфистка Менолли», она же «Песнь Перна»
Я совершенно не понимал, почему меня тянет перечитывать сентиментальную историю взросления девочки певицы и поэта в другом мире. Там не было ни героев ни битв, но я перечитал тогда её несколько раз.
Сейчас книга раскрыта на самом романтичном и сентиментальном эпизоде всей трилогии. Перечитываю его с прежним слегка смущённым удовольствием, внезапно осознав, почему она мне так нравилась.

Проснулся с удивлённым пониманием реального значения дешёвой фантастики на взросления. С желанием найти время и заново пролистать.

Muin
(23.01)

Собираясь на работу забыл телефон. Почитать тоже взял бумажную книгу, следовательно на весь день остался без интернета и связи. Внезапно понравилось. В отсутствии отвлекающих факторов весь день обдумывал график статей на ближайшие месяцы, с заголовками и основными темами.
Ещё думал о привычной уже работе на вечер, это будет тринадцатый раз.
Вернувшись домой запарковал машину и протянул руку за флягой с мёдом. К моему изумлению в привычном месте её не оказалось. Обыскал всю машину, нету. В старой машине часто пропадали мелкие предметы, потом выпадавшие в руки в самый неожиданный момент. Последним был столовый нож с псевдоруническим узором, оставленный для заточки и завалившийся в щели. Нашёл только на неделе, радикально убирая салон перед продажей перекупщикам. Оставлась надежда, что я её дома оставил, когда заливал новым мёдом, но и там ничего. Год верно прослужила.
Снимаю со шкафа другую флягу, викторианскую. Я не хотел ей пользоваться, так как она стеклянная, такие легко бъются. Но тут ясно, что пока буду с ней, неизвестно когда новую и подходящую случайно замечу.
Ухожу на чердак. Там затачиваю найденный нож. Возвращаюсь к инсталяции с винилом Coil в роли чёрного солнца, в этот раз заливаю все щели густым клеем на основе пва и оставляю сохнуть на месяц. Это точно не лунное молоко, хотя и белизна.
Выливаю на инсталяцию немного медовухи, в память о великом алкоголике.
Затем беру пробку от фляги, и черчу на ней огамический знак Muin. Внешне не отличимый от рунического Naud.
Долгое время я не мог ничего понять с этим знаком, виноград в Ирландии не растёт, а загадки явно указывали на шею. В «Lebor gabála Érenn/Книге Захватов Ирландии» упомянут легендарный король Muinemon создавший шейные гривны, имевшие крайне сакральное значение для ранних кельтов. Там даже было уточнено, что muin - это украшение для шеи. Но связь с алкоголем оставалась для меня загадкой, пока я не обратил внимание на упоминание буквы в одной из глав трактата «Auracept Na Nges». Muin i midiu. Mead. Похоже изначально алкоголь связанный с этой буквой был медовым.

У кельтов не сохранилось мифа о мёде поэзии, но записанное скандинавами выглядит очень старым, вполне возможно что оставшимся с периода кельто-германских контактов.

Хороший символ для опьянения. Пусть даже и символического.

Кремень
(25.01)

Выходные. Наконец-то выспался.
Ближе к вечеру, пока ещё светло и отлив, поехали на море пробовать металодетектор.
Больше часа бродили по пляжу, останавливаясь и разрывая гальку в местах где ловился сигнал.
Ничего. Нужно больше света, большая лопата и больше опыта в чтении монитора и выстраивании режимов. Это хобби явно займёт у меня кучу свободного времени.

Стемнело. Дико устал. Уже пошли к машине, решил остановиться на ещё одном сигнале. Снова не докопал, но среди маленьких камней попался один, привлёкший внимание. Кремень. Маленький и правильной формы, словно обработанный. Главное - сверху небольшая сквозная дырка, делающая его похожим на подвеску. Кремниевый adler stone, вещь куда реже потерянных кем-то монет или колец. Естественная, но редкая.

Пусть что-то осталось лежать под песком и камнями, эти поиски для меня были не напрасны.


Источник
(26.01)

Полночи увлечённо обсужали с Алёной её новый проект. Предлагали идеи, спорили. Внезапно осознали, что уже скоро четвёртый час ночи и на день полно планов.

Снились сложные сюжеты, скорее похожие на просматриваемы фильм. Запомнившееся было похоже на советские драмы конца восьмидесятых. В маленький южный городок у моря приезжает спортивная команда. Их селят по семьям и через молчаливые намёки становится ясно, что спортсмены неким образом связаны с организованным тут прежде детским отрядом крапивинского типа.
Никакой сновидческой сюрреальности в запомнившихся фрагментах не было, скорее уютная эстетика покосившихся деревянных домов, старых фотографий на стенах и ламповых телевизоров накрытых салфетками.
Было даже жаль, что не досмотрел.
Встаю после часа. Понимаю, что времени мало, световой день скоро закончится.
Пишу друзьям, что сейчас позавтракаю и выезжаю за ними. Сегодня мы едем искать источник.
Для друга, приславшего мне ссылку и предложившего доехать до указанного места, это очень практичная поездка. Он постоянно заказывает себе хорошие чаи и ему нужна родниковая вода для правильной заварки. Для меня вопрос качества воды вторичен, меня интересует сам родник.
Поклонение источникам как пограничным зонам перехода - важнейший аспект кельтского и германского язычества. Но для этого нужен собственно источник.

Алёна совсем не выспалась, но хочет ехать. В планах вернуться по быстрому, но я понимаю что может пойти иначе и предлагаю остаться и попробовать поспать. С моей стороны это разведка, вернёмся потом вместе. Соглашаемся на этом.

Выезжаю под мелким дождём вдоль мрачного, индустриального побережья. В машине звучит купленный накануне «In the Wake of Poseidon» идеально подходящий к погоде и настроению. Доезжаю до Брайтона довольно быстро. Только там проверяю карту, источник в деревне глубоко в Саут-Даунс в районе долины Девилс-Дайк. Не так то уж и далеко, но дальше чем я думал.
На выезде из Брайтона дождь превращается в проливной ливень, в котором легко упустить нужный поворот. В холмах уже темнеет, поездка превращается в атракцион с довольно пугающей музыкой на фоне.
Тем не менее добираемся без приключений. Источник бъёт прямо возле дороги. Рядом паб. Пока друзья набирают воду, осматриваю ручей. Кидаю ближе к кусту с другой стороны первую попавшуюся в кармане монету, за успех задуманного проекта. Затем прячу у берега осколок бронзового трезубца.

Думал полезть наверх и увидеть, откуда вода стекает, но сапог упал на асфальт и моментально заполнился дождевой водой. Значит и это оставлю на следующий раз.

На обратном пути остановился на окраине Брайтона, там где раньше бил источник святой Анны. Окраина неприятная, вроде людей не видно, но машину оставить негде. Добираюсь до парка, он пустынен и грязен, сразу понятно что сдесь ничего не осталось. Так и есть, колодец декоративный. Вода ушла отсюда в сороковые, когда рядом вырыли артезианские скважины.
Выливаю на бетон немного мёда в память о том, что здесь было.

Дома попробовал привезённую воду. Она действительно вкусная.

Семья
(28.01)

Квартира на Новом Форштадте.
Мы ссоримся с близким мне членом семьи. Подробностей ссоры не помню, но он ушёл из квартиры и ходит по району. Алёна спускается проверить, все ли с ним в порядке, жду их в корридоре. Она возвращается явно шокированная, следом заходит он. Не один. С ним какая-то крупная крашенная блондинка, смахивающая на персонажа из «Little Britain». Она вызывает неприязнь всем своим видом. На вопрос, что это, он говорит что мы его изгоняем из семьи и он теперь будет жить с ней.
Переживаю вспышку крайнего раздражения в сочетании с мыслью, что всё потеряно и это точка невозврата. Просыпаюсь от неё.
Утром понимаю, что это его день рожденья. Немедленно поздравляю.
Про сон решаю рассказать позднее, опасаясь что он может как-то испортить праздничное настроение.

Метро
(30.01)

Просматриваю давно заброшенный паблик в вконтакте, который мы накануне разморозили и сразу разместили несколько десятков текстов. Отвлекаюсь от экрана, мы с Алёной идём по лондонскому метро. Звучит «Common People» моя любимая песня времён расцвета брит-попа. Она нам обоим нравится, обсуждаем текст и классовую систему.
К Алёне сбоку незаметно подходит пухлая девушка. Алёна не замечает её, потом повернулась и испугалась от неожиданности. Говорит мне об этом, я опять включаю идиотский юмор и отвечаю, что нечего боятся, девушка вполне симпатичная.
Внезапно девушка обращается к нам на русском. Я понимаю, что она слышала диалог, который можно понять как обсуждение её внешности и мне становится стыдно за свой длинный язык. Впрочем она не показывает виду и говорит, что у нас есть общая подруга. Алёна разговаривает с ней, я смущённо отхожу в сторону. Там - книжные полки, такие часто стоят на дальних станциях типа Мордена. Если я правильно понимаю с них берут книги в дорогу и потом кладут свои. Неожиданно замечаю целую полку книг на русском, карманные издания в мягких обложках из конца девяностых, их «Азбука-классика» печатала огромными тиражами. Среди них, к моему окончательному изумлению, издание таким форматом «Vargsmål». Это так смешно, что я забываю о смущении. Достаю телефон, сфотографировать для чата. Возвращаюсь к полке и просыпаюсь в момент поиска нужной книги.