Войти в систему

Home
    - Создать дневник
    - Написать в дневник
       - Подробный режим

LJ.Rossia.org
    - Новости сайта
    - Общие настройки
    - Sitemap
    - Оплата
    - ljr-fif

Редактировать...
    - Настройки
    - Список друзей
    - Дневник
    - Картинки
    - Пароль
    - Вид дневника

Сообщества

Настроить S2

Помощь
    - Забыли пароль?
    - FAQ
    - Тех. поддержка



Пишет Вандал Могил ([info]hyperion)
@ 2020-06-18 02:35:00


Previous Entry  Add to memories!  Tell a Friend!  Next Entry
Entry tags:сны

Лёгкость/Приглашение к Путешествию/Граната/Франко/Комиссия/Кафе/Hmar/Ergi

Лёгкость
(07.05)

Летняя ночь. Даугавпилс.
Я совсем молод, значит это самое начало нулевых. Мы идём большой компанией друзей через старые дворы на Саулес, к одному из парков. Вроде на место бывшего кафе Ручеёк.

С нами девушка. Я её не знаю и начинаю флиртовать. Не так, как на самом деле было в те годы, без замкнутости, надрывности и страха отказа. Просто лёгкий флирт без далеко идущих целей. Сам понимаю всю необычность для себя такого поведения и начинаю смеяться.

Думаю пояснить причины смеха. Сказать, что всегда был в депрессии и полон иррациональных страхов, но сейчас словно пришёл в себя и чувствую себя свободным. Потом решаю что никому такие подробности не интересны и просто продолжаю гулять летней ночью. В последнем моменте перед пробуждением мы все смотрим на тёмную Даугаву.

Вечером мы шли с Алёной через полупустой город и она сказала, что видела странный сон. В нём на Химии появился пруд, заполненный существами вроде кальмаров. Девочка стояла в воде и кормила их, не обращая внимания на то, что животных слишком много.

Возникло странное ощущение, что наши сны чем-то близки.


Приглашение к Путешествию
(09.05)

Большой отель, европейская страна.
Просматриваю подшивку английской панк-газеты из восьмидесятых, внимание привлекает название, которое можно перевести как «Газета Прямого Действия». Думаю, что «Лимонка» явно вдохновлена этим фэнзином, но Дед никогда в Англии не жил, только раз заезжал ненадолго. Потом вспоминаю, что мы во Франции и он тут, как я, мог найти похожую подшивку.

Собираюсь показать лучшему другу, но Артур с кем то разговаривает в гигантской столовой, не хочу ему мешать.
Возвращаюсь в номер. Вид из него практически идентичен нашей улице в Уэртинге. С одним отличием, там огромное количество животных. Лисята, барсуки, оленихи похожие на антилоп. Выхожу посмотреть поближе, потом решаю прогулятся до моря. Выхожу на песчанный пляж. Вода тёплая. Хочется полностью раздеться, но вокруг ходят люди, поэтому купаюсь в приличном виде. Неожиданно быстро выхожу на другой стороне, это скорее не море, а узкий залив. Видимо потому и вода столь тёплая, она легко прогревается.

Поворачиваюсь и понимаю, что это незнакомый город и я не уверен как идти назад. Впрочем меня это ни капли не беспокоит.

Днём, по пути на работу, подумал что тревожность из снов исчезла, словно я привык к новой ситуации. Количество погибших в день по прежнему огромно, на днях от короны умер больничный священник и родственник одного парня с работы (внезапно оказалось что он в Сирийской Православной Церкви, я думал наши индийцы в основном католики). Человек достойный, с марта не выходил из красных зон утешая умирающих, пока сам эту дрянь не поймал. Тут трудно не испытывать уважение, даже когда сам не христианин ни разу.

Но сны стали мирными и напоминают о мире до пандемии. Приглашая опять к путешествиям.

Граната
(12.05)

Самая глубокая часть сна осталась в памяти только образом грязного берега озера и некими странными фразами.

Затем три человека идут через Даугавпилс мимо автовокзала в сторону железнодорожного. Один из них должен быть я, но я наблюдаю за всеми тремя со стороны.
Это партийцы, по моему одна из них - Марина С. Мы/они должны выбраться из Даугавпилса, это место враждебно.
Проходя мимо киоска разговор заходит о девяностых. Вспоминаются некие знакомые, выбравшие бандитизм вместо Партии. Они все погибли.

С приближением к вокзалу тревожность нарастает. Уже подходим к дверям, значит почти выбрались. Но с разных сторон нас окружают люди в штатском, явно Полиция Безопасности.
Один из них вежливо говорит пройти с ними, «я» в ответ достаёт из кармана чеку от гранаты и кладёт ему в руку.
Немая сцена.
Просыпаюсь до того, как она завершилась.

Днём вспомнил, что недавно снился дружеский разговор с Ниной С. Ничего больше не запомнил, просто факт что недавно тоже говорил в подсознании с человеком из прошлой, партийной жизни.

Франко
(13.05)

Два фильма.
Сперва зомби-апокалипсис в декорациях моей работы.
Зомби при этом нет, только подготовка к их вторжению. То есть весь сон мы строим баррикады. Разумеется «я» наблюдатель видит меня персонажа со стороны.
На определённом моменте понимаем, что центральный вход блокирован, но есть ещё окна, на втором этаже. И уходим заколачивать их большими столами, крест на крест.
Камера переключается на панораму снаружи. Зомби смотрят на заколоченные окна (вне пределов досягаемости для них) с явным удивлением.

Переключение канала. Фильм в духе эротических комедий Джесса Франко из шестидесятых. То есть очень стильный и очень глупый. К женщинам заключённым запертым вместе в одной камере прдсаживают новенькую, оказавшуюся вербовщиком от спецслужб. Женщины соглашаются, их одевают в яркие, цветные одежды и отправляют в некий бордель собирать информацию.
В бордель (уже похожий на фильмы Фассбиндера) заходит молодая семейная пара. Все собираются в большой комнате, но прямо на сцене с выбором звучит будильник, так что самое интересное осталось за кадром.

Судя по первой части сна я очень поторопился с мыслью, что тревожность пропала. Пускай реализовано всё скорее комично, в духе бессмертного «Le lac des morts vivants».
Утром думаю, что стоит написать про фильмы Франко. Проверяю даты - день рождения был вчера, 12-го мая.

Комиссия
(15.05)

Иду вдоль рельс первого трамвая. Недалеко от поликлинники вижу, что начинается снег. Он быстро превращается в метель, на глазах вырастают сугробы. Это удивляет, я знаю что сейчас середина мая, но мне, при этом, не холодно. Наоборот, ощущаю счастье, обычно связанное для меня с снегопадом.
Думаю, что мне повезло, приехать в Латвию в снегопад.
Дохожу до Варшавас. Там встречаю Алёну. Оказывается мы приехали решить вопрос с недвижимостью. Она говорит мне, что правила изменились и я, теоретически, могу отменить старую сделку.

В этом варианте реальности я отказался от квартиры на Марияс согласно некой сложной схеме. С выплатой кредита и другим помещением. Если отменить сделку, нужно будет просто вернуть деньги и всё. Но для этого нужно пройти комиссию и убедить её в том, что сделка нуждается в отмене. То есть я должен им всё объяснить.
Думаю о том, что скажу. Что я был молод и ненавидел всё вокруг, поэтому и постарался всё продать и забыть. Но в последнее время мне всё время снятся сны о возвращении. В них нет ничего связанного с причинами прежней ненависти.

У меня нет страха отказа. Я уверен, что смогу получить разрешение. Мы стоим на заснеженной улице недалеко от старого дома и я заранее счастлив тому, что скоро в него вернусь.

Просыпаюсь счастливый и минуту привыкаю к тому, что в реальности всё иначе.

Кафе
(18.05)

Прохожу мимо огромного дома культуры выстроенного в тоталитарном духе. Весь район выстроен в таком стиле, серые здания и статуи солдат.
Возможно не прохожу, а пролетаю, всё слишком быстро и плавно, похоже на передвижение камеры.

Говорю кому-то, что Даугавпилс недооценивают. Все видят совершенно стандартный центр и деревянные дома по окраинам, не зная что при советской власти были построены новые районы. Монументальные и очень красивые. Они стоят по окраинам и сейчас я смотрю на один из них. Если приедут гости, я обязательно свожу их сюда.

Выхожу/вылетаю из этого архитектурного косплекса и вижу хорошо знакомую часть города. Пересекаю улицу 18-го ноября, изображение внезапно переключается на прошлое. Хронику, в которой эту дорогу переходит молодой Пи-Орридж образца конца семидесятых. Он идёт с чемоданом, это либо гастроли, либо переезд.
Затем всё перемещается в кафе на этой улице. Совсем небольшое. На столе лежит журнал, и я знаю что это фэнзин сделанный молодым Бэлансом, вроде «Stabmental» но посвящённый серийным убийцам. Этот конкретно Джеффри Дамеру
Открываю, там комикс.

Дальнейшее видно как серия рисунков из этого комикса.

Молодой человек заходит в кафе и читает некий журнал. К нему подходит официантка. Он смотрит ей в лицо и видит, что лица нет. Тело как у человека, но вместа лица морда рыбы. Она берёт у него заказ, не обращая внимание на изумление.


Hmar
(23.05)

Примерно пять дней не мог запомнить ни одного сна. Только секундный фрагмент, с омелой, выросшей на соседнем от дома дереве.

В эту субботу запомнилось больше.
Я шёл мимо стропского озера, переполненного людьми не соблюдавшими карантина и социальной дистанции. Это раздражало, но я пытался дойти до леса и маленькой реки в нём, уверенный что там людей не будет.
Там всё равно кто-то был.
Спускаюсь ниже. Раздеваюсь. Погружаюсь в ледяную воду. Под водой - большой шкаф, из которого выплывает странное существо. Оно походе на тюленя, но окрашенного как барсук.

Просыпаюсь. Собираюсь на работу. Пытаюсь придумать, что за предмет нужно сделать вечером. Идеи отсутствуют.
Во внутреннем дворике больницы сидит на земле птенец сороки. В этом году вылупились двое, и один уже слетел. Знаю что он под присмотром родителей и вне досягаемости для хищников, но всё равно беспокоюсь. Стараюсь кидать во дворик хлебобулочные изделия, для помощи родителям.

Вернулся домой. Идей, по прежнему, нет. Решаю достать материалы и импровизировать. Беру точильный камень, начинаю проверять, затачивается ли золотая пластина. Потом внимательно смотрю на большие кремни с дырами посредине, взятые мной с морского дна как потенциальные основы для молотов. Дыра в одном из них близка по размерам с одной из сторон точильного камня, не совпадающие части можно сточить.

Кремень, точило и молот - три составляющие мифа о битве с Хрунгниром.

Пытаюсь ввинтить, буквально до кровавых мозолей. Точило стачивается, кремень явно крепче. Оно всё глубже и глубже заходит в дыру, но ясно, что само не застрянет. Возможно суперклей бы закрепил, но именно его нет, внезапно кончился.
Уже было решил, что идея оказалась глупой, как вставил точило с другой стороны камня и понял, что так получается вполне устойчивый идол в форме молота для домашнего алтаря и символических действий с освящением рун.
В таком варианте он не обязан быть намертво закреплённым и его можно поставить на пластик с помощью строительного пистолета. Беру ржавые гвозди для базы и роли reginnagli Выхожу в офис за пистолетом. Сразу натыкаюсь на ежа, их у нас сейчас минимум двое.


Ergi
(26.05)

Снова «я» разделено на зрителя и персонажа. Персонаж - молодой закомлексованный парень в свитере, за которым ухаживает интеллигентный фотограф. Никакой эротики на экране нет, но цель фотографа совершенно ясна

Титр - Прошло пять лет.

Эти двое всё ещё вместе, значит ухаживание достигло цели. На этом моменте происходит то, чего никогда не было в моих снах, я как зритель начинает громко возмущаться. Оказывается эта часть спящего сознания понимает что это сон, и крайне недовольна намёками, так как реальный я гетеросексуален и женат. Понимание что это сон, как обычно, выкидывает в реальность. Просыпаюсь удивлённый, понимаю что спал всего пять часов. Пью воду и проваливаюсь в темноту ещё на пять.

Долина. Деревья. Река. Мы идём турпоходом. Доходим до огромной турбазы. Захожу внутрь и без тени удивления вижу большой книжный магазин. Осматриваю советские издания и смешные обложки от фантастики девяностых. Ничего реально интересного.
Поднимаюсь наверх и нахожу полку с фильмами. Знаю, что обещал себе ничего не покупать пока не освобожу две полки с несмотренным, но искушение слишком сильно. Решаю порыться. В основном ширпотреб, но цены нормальные.
Уже решаю возвращаться на первый этаж, как достаю невероятно красивое, лимитированное издание «Blood Tea and Red String».
Этот мультфильм полностью необходим в коллекции, я давно искал повод пересмотреть его и написать статью. Но если я куплю его, то нарушу собственное обещание и это будет бесчестием.
Долго стою, решая что хуже. Потом начинаю смеяться, вспомнив что и это сон.

Днём постоянно вспоминал первый сон, пытаясь понять, что это было. С одной стороны, я читаю сейчас «The Viking Way: Religion and War in Late Iron Age Scandinavia» Прайса и соответственно всерьёз обдумываю ритуальную практику seiðr включая аспект ergi/бесчестия. Но сон совершенно бытовой.

Потом вспомнил. В двухтысячном меня, несмотря на всю мою аутичность, пытался агрессивно снять пьяный журналист. И я как раз вспоминал на днях эту историю, читая жалобы одного из инцелов на то, что они никому не нужны. Даже думал написать автору поста про это, в контексте того что они ждут от гетеросексуальных женщин поведения гомосексуальных мужчин, то есть хотят быть снятыми, но без потери условного достоинства.
Не написал, но подсознание включилось и ещё раз прогнало перед моими глазами вариант потенциального прошлого.

Судя по автоматической реакции, я как был так и остался жутким ханжой и святошей.