Войти в систему

Home
    - Создать дневник
    - Написать в дневник
       - Подробный режим

LJ.Rossia.org
    - Новости сайта
    - Общие настройки
    - Sitemap
    - Оплата
    - ljr-fif

Редактировать...
    - Настройки
    - Список друзей
    - Дневник
    - Картинки
    - Пароль
    - Вид дневника

Сообщества

Настроить S2

Помощь
    - Забыли пароль?
    - FAQ
    - Тех. поддержка



Пишет kenigtiger ([info]kenigtiger)
@ 2005-06-22 09:06:00


Previous Entry  Add to memories!  Tell a Friend!  Next Entry
Музыка:Ты – моряк, а каждый моряк - подводник...

Раздолбаи на службе Ее Величества
Давеча дочитал попавшую мне в руки очередную книжку ЦП-шной серии “Мемуары военные, иностранные, переведенные задешево и еще дешевле изданные” –
Книжка называется “Битва за Атлантику. Эскорты кораблей британских ВМС”.
(в оригинале - Denys A. Rayner, Escort - The battle for the Atlantic)
В ней не было таких шедевров и находок, какими пестрел перевод “Большого шоу” Пьера Клостермана, переводчик попался адекватный, но зато автор… аффтар жжот, иначе не скажешь.
Денис Райнер, бывший офицер добровольческого резерва ВМФ Великобритании, честно и непринужденно рассказывает о том, как пять лет прослужил во Вторую Мировую сначала командиром охотника за подлодками, потом командиром корвета, потом командиром эсминца, ну и, наконец, командиром эскортной группы. Причем значительную часть воспоминаний составляют бытовые эпизоды, описанные с чисто английским чувством юмора.

Особенно хорош рассказ о том, как гражданский траулер “Лох-Тулл” превратился в охотник за подлодками: “ В Портленд мы прибыли в 5 часов пополудни, а уже на следующий день в полдень вышли в море, являясь сертифицированным боевым кораблем”


О стратегии, политике и оккупации Исландии и Фарерских островов:
“После падения Норвегии было особенно важно обеспечить для нас возможность пользоваться портами Фарерских островов и Исландии, а еще более важно – не допустить туда противника…”
Надо будет напомнить эту отточенную максиму английского капитана некоторым высокопоставленным политикам стран Балтии.


Байка “Пригрозил женитьбой”. О дисциплине и ее нарушениях
…Большинство нарушителей дисциплины, который представали пред грозные очи капитана, виновато комкая в руках головной убор и опустив глаза, попадали в неприятности по безалаберности. Они опаздывали на автобус или вообще забывали посмотреть расписание. Иногда встречались нарушители особого рода – им было на все наплевать. Что-то когда-то восстановило этих людей против службы, заставило противопоставить себя остальным. Возможно, это было несправедливое наказание, какое-то старое дело, в котором никто не потрудился разобраться. Иными словами, некое давнее происшествие наложило на них неизгладимый отпечаток. Такие люди обычно старше других и нередко являются лучшими специалистами на корабле. Но они избегают повышения, не желают взваливать на себя ответственность за других, поэтому и ведут себя откровенно вызывающе. В море такие люди бесценны, а на берегу – постоянный источник беспокойства.
На “Вербене” их было двое – матрос и котельный машинист. Перед моим “судейским” столом они появлялись с удручающей регулярностью, причем оба были дружками неразлей-вода. Всякий раз нарушения были идентичными – опоздал из увольнения на столько-то часов столько-то минут. Так получилось, что матрос был настоящим профессионалом, имевшим золотые руки, да и котельный машинист вовсе не слыл бездельником. Они знали, что если не вернуться вовремя, повредят репутации “Вербены” – об этом я им говорил не раз. А потому прилагали титанические усилия, чтобы вернуться вовремя, однако обстоятельства всякий раз оказывались выше их. Как-то раз котельный машинист был найден ползущим на четвереньках вдоль причала, при этом путеводной нитью ему служил подкрановый рельс, от которого он с похвальной предусмотрительностью не отрывал пальца. Матрос полз вдоль другого рельса.
- Чтобы не потерять друг друга, сэр, они все время пели. Они так рвались на корабль, сэр, что мы не стали запирать их в участке и привезли сюда. Так что, если хотите, можете их получить.
Оценив должным образом лояльность местной полиции и ее готовность к сотрудничеству, мы приняли два бесчувственных тела.
Всему есть предел.
Я дал нарушителям двое суток, чтобы прийти в себя. Мы уже были в море, когда я послал за пресловутой парочкой. Примерив на лицо выражение “рассерженного родителя”, я ждал. Это было вскоре после возвращения из Гибралтара.
- Прежде всего, - начал я, - я должен поблагодарить вас за то, что вы все-таки соизволили вернуться на корабль. Вам известно не хуже меня, что от вас во многом зависят возможности команды. Когда мы в море, вы делаете больше, чем любой матрос или кочегар. Но ваша последняя наглая эскапада переполнила чащу моего терпения. Скажите сами, что мне с вами делать? Как до вас достучаться? Полагаю, вы все-таки хотите остаться на корабле, или я ошибаюсь?
- Нет, сэр, что вы, сэр. Мы, конечно, хотим остаться. Мы давно уже не чувствовали себя так хорошо, - хором отрапортовали провинившиеся.
- Вы хотите сказать, что давно не встречали такого идиота, как я, который с вами нянчится и терпит все ваши выходки?
- Нет, сэр, - ответил матрос. – Просто вы ведете себя с нами честно.
- Послушайте, я хочу, чтобы вы оба стали старшими специалистами. Попробуйте, у вас наверняка получится.
- Нет, сэр. Спасибо, сэр. Мы лучше как-нибудь в другой раз.
- Но почему? Я говорю уже даже не о дополнительных деньгах. Но у вас наверняка есть девушки – может быть, вы подумываете и о женитьбе. Разве вам не приятно будет похвастать перед невестами, что вы стали старшим матросом и старшим котельным машинистом? Да и девушкам будет приятно.
- Невеста, сэр? – голос матроса был настолько потрясенным, словно я предложил ему завести ручного слона.
Я знал, что он вовсе не избегает женского общества, поэтому был немного удивлен.
- Да, невеста. Знаете, это одна из маленьких прелестниц на берегу. Разве у вас нет девушек, на которых вы хотели бы жениться?
- Жениться, сэр? Но зачем? Нет, это уж точно не по мне, сэр. Да и зачем покупать книгу, если можно сходить в библиотеку?
И я отступил. Я отказался от дальнейших попыток, сочтя случай безнадежным.
Поэтому я был удивлен, когда перед возвращением в порт ко мне явился улыбающийся Джек Хантер:
- Хорошая новость, сэр. У меня есть двое желающих повысить свою квалификацию. Один хочет попробовать себя на должность старшего матроса, другой – старшего котельного машиниста.
Экзамен прошел в тот же день, и, конечно, оба его сдали.
Должен отметить, что с тех самых пор оба вели себя безупречно и неизменно возвращались на корабль из увольнения за минуту до истечения срока, правда, наполненные пивом настолько, что оно едва не лилось из ушей, но… я никогда не имели привычки придираться к мелочам.

Рыбная ловля у берегов оккупированной Исландии
…Мы доставили очередной конвой в Исландию и стояли в Рейкьявике, ожидая, пока транспорты освободятся от своего груза солдат. В гавани всегда было много рыбы, поэтому многие матросы занялись рыбалкой, чтобы обеспечить к ужину свежую жареную рыбу.
За ленчем офицеры обсуждали теоретические вопросы рыбной ловли, и наш артиллерист развил целую теорию, суть которой заключалась в том, что самым целесообразным способом ловли рыбы является использование подрывного заряда, помещенного в корзину с рыбьими внутренностями, призванными служить приманкой, и взорванного с берега при помощи дистанционного управления.
Чтобы не портить удовольствие сидящим с удочками матросам, офицеры взяли катер и отошли подальше от корабля. Снаряд был уложен в корзину для использованных бумаг и прикрыт рыбьими внутренностями…
- Так что, вы говорите, я должен сделать? Тронуть этот контакт батареи?
- Да, сэр.
Я так и сделал. Где-то внизу раздался глухой взрыв, и любопытные физиономии перегнулись через борт, старясь высмотреть в воде результат. Сначала ничего не происходило, но через несколько секунд из воды вылетел довольно-таки крупный пузырь воздуха, доставивший обратно все рыбьи внутренности…
…Мотор катера была запущен, и мы отправились обратно на корабль. Команда изрядно повеселилась, когда мы поднимались на борт – мокрые, грязные с единственной маленькой рыбкой в качестве улова.

Служба
…Перед войной я прошел месячный курс противолодочной подготовки, но эскортная работа, которой нас обучали, заключалась только в охране небольших организованных групп судов, идущих вместе на одинаковом зигзаге. О положении кораблей эскорта мы судили по публикациям в военно-морских изданиях, где приводились картинки аккуратных маленьких конвоев, защищаемых таким же количеством кораблей эскорта, сколько судов шло в конвое. Наша работа в западном океане никак не походила на схемы в учебных пособиях. Два эсминца и четыре корвета – вот и весь эскорт для 80 торговых судов, рассредоточенных на 40 квадратных милях морского пространства. После двух недель атлантических штормов оставалось только удивляться, если на всех кораблях эскорта еще продолжали работать сложные электроприборы - гораздо чаще они прекращали работать вообще. Очаровательные картинки в довоенных книгах начинали казаться сущей чепухой, а старшие офицеры эскорта из кожи вон лезли, чтобы хоть как-то использовать те силы, которые находились в их распоряжении…

…Война с немецкими подводными лодками велась практически спонтанно, поскольку к такому повороту событий перед войной нас никто не готовил. Нас учили обнаруживать и преследовать противника, находящегося в надводном положении, при помощи асдика, и мы здорово переоценивали убойную силу имеющихся на вооружении глубинных бомб против сварного прочного корпуса. По разным причинам наши конструкторы относились весьма неблагосклонно к сварным конструкциям, наши собственные предвоенные субмарины имели прочный корпус, в котором пластины скреплялись между собой клепочными швами. Считалось, что сварные швы менее надежны. На практике оказалось, что сварку разрушить намного тяжелее, чем наши конструкции. Как утверждали при обучении, нанести смертельные повреждения лодке можно на расстоянии 60 футов, мы же обнаружили, что глубинная бомба должна взорваться намного ближе, да и то эффект не гарантирован…