злой чечен ползет на берег [entries|archive|friends|userinfo]
aculeata

[ website | Барсук, детский журнал ]
[ userinfo | ljr userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[Jul. 13th, 2020|12:45 am]
[Tags|]

Белые гнутые стрелы магнитных рельс
Далеко уносят доброго молодца.
Приподнимая хрустальный купол небес,
Вежливая Земля здоровается.

Когда-нибудь ты станешь старый, как дед Мазай --
Все забываю: нет, этого не случится --
За грехи зайцев, за их жестокую праздность, за
Дело, короче, ищет их смерть-волчица,

А тебя везет целая стая таких волков,
Как собаки, они впрягаются в сани,
Раньше они приходили волчатами-снами,
Когда ты был маленький, был с ними ласков.

Мимо людей проносятся волки-сны,
Если такой оглянется, если выдержишь взгляд,
Станет комком невозможной голубизны,
Яблоком глаза маленькая Земля,

Но никого не догонишь, ни младших, ни старших, ни
Равных, здесь и любовь только обрывок темы,
Струн или клавиш, нотных значков огни,
Звуковые дорожки долгих орбит системы.
LinkLeave a comment

[Jul. 11th, 2020|10:44 pm]
[Tags|]

Ах, дорогая, неумолимая звездность этого неба
Вынимает свои духовные сверла,
Разломила душа свой кокон, глаза протерла,
Встряла в спор между Еленой и Ганимедом,

Выбирая между грамматикой и природой,
Оскорбляет невниманием уголовный кодекс,
Карцер (подлежащее) какой? -- холодный,
Залит -- чем? -- водою, как остров Родос,

Видишь из сквозняков сплетенное покрывало
Леса через дорогу, кто укроется, тот пропал,
Полевые цветы выпьют разум его сначала,
Душистые травы, стреляя, бьют наповал,

Но не жалей его, разве плохо быть целым
Полчищем короедов, оставляющих на бревне
Роспись алхимии, шифры для Парацельса,
Вчерашние, третьего дня или еще древней.
LinkLeave a comment

[Jul. 10th, 2020|01:23 am]
[Tags|]

В небе ангел из угла в угол мечется:
"Что затеяло мое человечество?"
Ангелица ждет высиживать яйца,
Но никак одно с другим не сопоставляется.

Дьявол крутит бородой в преисподней:
"Что за грех у них в чести на сегодня?
Адских мне кругов не хватит, колец моих,
Не иначе, обновлять мне коллекцию."

Диоген укрыт корытом, от туристов прячется,
Вон Оккам стоит небритый, Кант кукушкою в часах,
Под солярными крестами кто-то возится:
Девки злоупотребляют спермогнозисом,

Человечеству культура причиняет только стыд,
Нотой ре колоратура по веревочке бежит,
И, картавая, на входе достает из-под полы
Пропуск: вместо фото морды глаз огня, звезда полынь.
Link1 comment|Leave a comment

[Jul. 8th, 2020|08:54 pm]
[Tags|]

В камине трескаются камни
И телескоп, как лепесток,
И столбик градусника странный
Куда-то цифры поволок,

Слова теряют оболочку,
Трепещут в воздухе пестро,
И между полосатых строчек
Дрожит живое серебро.

Вплывает доктор в тапках-лодках,
В лодчонках мама и сестра,
Где градусник под мышкой воткнут,
Им не хватает серебра,

Им на диване не сидится,
Присядут и вспорхнут легко,
Мерещатся им злые лица
Пузатых докторских богов,

Сестра хватает пистолеты,
Но попадает не туда,
Пистоны толстым лицам этим
Совсем не делают вреда,

Ведь каждый взял в камине камень
И мир невидимый создал,
И воду делает в стакане
Из белых докторских зеркал.
LinkLeave a comment

[Jul. 7th, 2020|10:30 am]
[Tags|]

В четверг стихия задела краем соседний город,
Курильщик видел, но ничего не понял с балкона,
Кровельщик понял, но руки связаны договором:
У крыши свищ, у слуховых окон глаукома,

Болезни ветра он держит в сердце огромным списком,
Что свернут в ком, но, как ежик, может колоть углами,
Сойти с артерий, пройти тропинками -- путь неблизкий,
Затянут трубы в круг утомительных глоссолалий,

Решится он, не решится -- никто не знает,
Кровельщик сядет у края крыши, уронит руки,
Темнеет небо, тревога носится между нами
Неслышным звуком, теперь мы больше не слышим звуки.
LinkLeave a comment

[Jul. 6th, 2020|12:12 am]
[Tags|]

Анна садится за стол и начинает писать письмо:
"Я умер..." -- кладет карандаш и смотрит на свои руки,
Пальцы немного лопаткой, чуть ниже узор разлуки,
Предсказание будет сбываться само.

В какой-то момент становится невозможно
Писать от своего лица -- я, допустим, жива --
Буквы разваливаются в стеклянноугольное крошево,
Перечеркиваются, как над костями растет трава.

Это не любовь -- а что же -- а жизнь богаче,
Это просто смерть, был человек, пропал,
Ты берешь карандаш: "Я умер, и это значит,
Оборвавшись, блуждает информационный канал.

Я и сам заблудился, моя незнакомая Анна,
Я ведь все понимаю, нас много, а вы одна,
Мы известны друг другу, но с той стороны безымянны,
Как пуста и безвидна с холодного бока луна."

Каждый день за столом начиная со слова "я умер",
Анна шутит: "Летучий Голландец -- не просто корабль,
Это флот и армада, где каждый друг друга ограбил,
Застревает в волнах, и рабы задыхаются в трюме."

Что такое душа? различимость зависит от счета,
Сколько женщины нужно, чтоб все утонуло в глазах:
Пятна, след от луны, на шершавых бортах позолота,
Маслянистый в волнах, управляющий волнами страх.

Анна не то чтоб интересуется хиромантией,
Просто руки читаются, как иностранный словарь,
Как роман за окном, как созвездий брошюрки карманные,
Типографская кровь, говорящих гербов киноварь.
LinkLeave a comment

[Jul. 4th, 2020|11:20 pm]
[Tags|]

Идем, и по бокам качается Кали-Юга,
И жаба нам не жаба, и гадюка нам не гадюка,
Здесь зыбко, здесь под ногой колышется срань господня,
Здесь нет ни "на днях", ни "завтра", ведь завтра уже сегодня,
Мы делаем дело, пускай за дела нет смысла и браться,
Где-то был узкий мост, но нас не волнует его локация,
Можно пройти, говорят, хотя, говорят, с трудом,
Но мы видали тех, кто бомжует под этим мостом.

Мой друг не смеется в цирке и не делает это в борделе,
Он предпочитает многофункциональных роботов,
Они необычны на ощупь, они бесстрашны в постели,
В механической гордости, в электрической робости.

Сколько разговоров было: культуру или литературу
По приговору пролетарского трибунала за борт современности,
Но оказалось, что у современности нет борта,
Рыбы сидят на нем и болтают ногами сдуру,
Конечно, у них нет ног, но ведь и за бортом пустота,
Культура лишь флюгер, ветер не переменится,

Срань господня укроет и палубу, и балласт,
Звезды цветут интересно, как девки пляшут,
Слышишь, как плачет Овидий -- но он не похож на нас,
Римский турист на обледенелом пляже,

Он видит твердь там, где раньше была вода,
Жалобу пишет, верните меня обратно,
В будущем рвутся медные провода
И безразлично смотрит администратор.

Все это было раньше, теперь он птица,
Которой на своем месте и в своем времени не сидится,
Когда уйдем с головой в то, что месим теперь ногами,
Память о нем останется между нами,
Потому что культура, современность и оба ее борта
Растворились на дне, и затвердела вода.
LinkLeave a comment

[Jul. 4th, 2020|09:35 am]
[Tags|]

Знаешь, что делает космонавт,
Если он видел бездну,
Раскрывшую недра, из которых валом валит черный свет,
Пронизанный безжалостным серебром
Нежных далеких звезд
(Расстояние все смягчает),
Не сравнимый ни с чем?

Угадал. Он уже выронил кружку
И пьет теперь из горла,
Можно сказать, хлещет.

Он видел то, что он видел,
Черную магнитную Мекку,
Его печень пела адреналин, как слова,
Больше она не нужна.
К тому же, ему здесь скучно,
На кухне из белой пластмассы,
Он ведь все-таки летчик,
И в нем столько лишнего,
Печень, сердце,
Все это здесь ни к чему.

Знаешь, что делает Бог?
Ничего не делает,
Он здесь не бывает,
Проходит мимо,
Не хочет, как космонавт.
LinkLeave a comment

[Jul. 4th, 2020|12:33 am]
[Tags|]

Арабская вязь карамельная
Тает во рту у лингвиста, липнет к ее губам,
Он уже стар, сорок пять как рулеткой намеряно,
У нее девяносто -- шестьдесят -- девяносто, и тесно там.
Во сне она видна со спины -- что, если обернется?
Смотришь со дна колодца, слышишь со дна колодца.

Скорее всего, это что-то из университета,
Любовь, харрассмент? ты не пьешь и не ешь,
Виниловый скрип, ленточная кассета,
Белое пламя бьет в новостную брешь.

Помнишь, эта картинка -- девушка или старуха,
Женские фигуры или -- но что может быть еще?
Оторви от глаз и соскреби со слуха
Тающее в крови, жгущее горячо

Знаешь, что их выдает, тесное, как из гроба?
Помнишь, бывает такая штука,
Которую придумали, чтобы не платить денег,
Чтобы маскировать токсичные отношения, чтобы
Выходить из окна без стука,
Забывая свои обязанности перед теми,
Перед кем ты в чем-то да виноват,
Говорить не то или невпопад,
Словно не разделяя правильных убеждений?

Они не помнят, их рифмы стоят на другой основе,
Соревнуются, кто травояднее и слабей,
И в красных глазах голубей прочтет свою смерть воробей,
И волк виноват уж тем, что ягненку хочется крови.
Link2 comments|Leave a comment

[Jun. 30th, 2020|01:08 pm]
[Tags|]

Шумно и шумно, Сашенька, от неба до неба,
От первого круга до девятого круга
Не горят снега и не клубится нега,
Свищет вьюга.

Кто смеет так говорить -- но никто не смеет
Молвить слово, потому что нет никого,
Кроме слова; может быть, кроме смерти:
Кто-то должен слышать его.

Разве можно отличить свет от ветра --
Обожжет зрачки по ту сторону зеркала,
Ритм от метра; медь по твоему совету,
Обойдя серебряное, померкла,

Тайное имя прячь от чужих гостей,
Если бы знала лиса имя зяблика,
Страшно сказать, сожмешься от жалости,
Имя -- сундук или крышка от сундука,

Только камень звука дробится эхом,
Страшно кричат, поверив в добрую весть,
Поезд пустили, строим платформу здесь,
Он почти всех строителей переехал.

Тайное имя -- звонкая пустота,
Время в него, как водоворот песка,
Сразу уйдет, и кончатся все "когда",
Стоит лисе узнать имя зяблика.
LinkLeave a comment

[Jun. 28th, 2020|11:14 pm]
[Tags|]

Ветер приподнимает ворону, как шляпу,
Асфальт разворочен, разбитная тетка-труба,
Как невеста, притихла, как будто в ней заперло клапан,
Барабаном раздулась мембрана пониже пупа.

Разговоры, как бабочки, воздух их ловит и кружит:
"Дон-Жуан -- это поезд, а поезд уходит в депо," --
"Нет, она не вошла, половина осталась снаружи," --
"Я люблю вас," -- "А в жопу?" -- "А что еще делать с трубой?"

(Ничего, она любит другого, она, как невеста,
И за гробом хрустальным отправлены все фонари,
И толпятся они, распевают солдатские песни
И цинично толкуют о свойствах мембраны внутри,

Ничего, это ветер, песок, вместо крыльев рогожа
Опадает с плеча и вороны орут вразнобой,
Это ангел трет лоб, собирается складками кожа:
Как там -- мертвые, встаньте? -- а что еще делать с трубой?)
LinkLeave a comment

[Jun. 26th, 2020|09:57 pm]
[Tags|]

Москва, как будто укрытая снегом,
И внук за рукав: дед, поедем, поедем,
Мы видели много Москвы.

Бульвары в пластмассе не дышат всей кожей,
Законнорожденные, ходят прохожие,
А ты здесь проездом, так ешь,
Пей воздух -- я слышал, что вы это пьете,
Лежи в формалине, как вишня в компоте,
Нет правды в ногах и промеж.

Ну что ты такой -- весь изломан, распорот;
Ты знаешь, что городом делает город?
Не правда, не кривда, не грязь,
Не лысина купола с колоколами,
Не смерть, распростершая крылья над нами,
Не жизнь, что у них удалась,

Нет -- свист обертона и запах второго,
Двадцатое эхо последнего слова,
Условность всех сроков в мозгу,
Как всхлипы недоопорожненных пазух,
И как обрывается вдруг, недосказан,
Незначащей дыркой "х", "у"

На долгих заборах -- ах, старческий норов,
Косматые парки берут нас измором
И тетя бальзаковских лет
Садится в автобус и видит меж строчек,
Что он ее любит, что он ее хочет,
И дальше читает билет.

Но снег, и под ним ничего, кроме жизни
Чудесных червей и других организмов,
И смерти над ней и под ней,
И шерсти кочующих дней.
Link1 comment|Leave a comment

[Jun. 22nd, 2020|12:35 am]
[Tags|]

Рубашка Лукаса имеет два кармана,
Он ест портвейн, как суп, и крошится вода,
И небо в клочьях, будто самка от кальмара,
А твой портрет молчит и курит, как всегда,

Вред от курения ему уже не страшен,
В нем странные глаза, как будто между строк,
Как будто время стало текстовым пейзажем,
Шекспир прочел закат, как монолог,

Я тоже знаю, что мне нужно сделать,
Пейзаж написан и необратим,
Друзья украдены, на небе пишут мелом
Долги; гусары подожгли трактир,

Я говорю, закат, ну да, я повторяю,
А Лукас тонет в курсах языка,
Не плачь, пока не кончилась строка,
Я подарю тебе букет радиолярий,

Здесь караван кривых, здесь Лукас, как в аду,
К чертовке клеится и держится ковбоем,
Нас тоже где-то трое или двое
В том сне, куда я больше не приду.
LinkLeave a comment

[Jun. 21st, 2020|12:44 pm]
[Tags|]

Есть языки, в которых нельзя сказать, что я умер,
Можно только -- мой дядя на спор вернулся от Сатаны,
В Сатановьих садах пахнут розы, как пахли в Арзруме
Груды смешанных тел, расцветая на праздник весны,

Есть языки, в которых, в которых, в которых
Шорох штор по карнизам, но есть и подвески для штор,
Закрываются окна, и сразу взрывается порох,
И стекло мимо трещин ложится, как вздрогнет затвор,

Есть языки, где, короче, как в жопу без смазки,
Где нет слова -- а если найду? -- где не пишет перо,
Разве знак препинанья чернилами старой закваски
Брызнет где-то под сердцем и кляксы расставит пестро.

Есть языки, которые взял на рынке
Раб фригийский, филолог, а солнце еще высоко,
За фонемой фонему кати, по булыжникам прыгай,
По сходящимся тропам, под хохот и свист из окон.
LinkLeave a comment

[Jun. 21st, 2020|12:36 am]
[Tags|]

Мы встретимся снова каким-нибудь солнечным днем,
В какой-нибудь иней, в какой-нибудь хруст ледяной
Поверхности луж, даже, может быть, и не со мной,
Довольно и вас: там, где вы -- адрес, улица, дом.

Мы встретимся снова, и даже, быть может, впервые,
Какая нам разница, если есть вишни в цвету
И бабочки злые, служебные, сторожевые
На башнях воздушных, как будто на грядках, растут,

Мы встретимся, или не встретимся, может быть, снова,
Конечно, обидно, какой-то каприз пустоты,
И по закоулкам броди недопетое слово,
Цепляйся к прохожим в аккордах, затертых до дыр,

С заточкой в углу, как шпана, подзаборная рифма,
Жди фраера или в словарь возвращайся назад,
Не плачь, крановщица, ты станешь гетерой Коринфа,
И бабочки, как эфемерной охраны отряд.
LinkLeave a comment

[Jun. 19th, 2020|03:18 pm]
[Tags|]

Нож, не нужный после убийства, калоша, порванная в бою
И стакан, отставленный в сторону,
Поджидая волчка -- у него дела на краю --
Говорят откровенно, все маски сорваны.

"Мы не люди, -- говорит нож, -- у нас другое задание,
Мы живем после того, как наша жизнь прожита:
Надо мной плывет головастик, похожий на Ротшильда,
Здесь, на дне канавы, досада зреет годами."

"У меня большая компания, -- слово берет калоша, --
Нам здесь тесно, в сердце свалки, как в жерле вулкана,
По краям гуляет огонь; поздно ли или рано
Мы дождемся его, он до нас доберется тоже,

Эта химия рвет и ласкает, и делает выше,
Подойдет и отдернет лапу бюро погоды,
Робкий свежий снежок нас обходит и жмется к крыше,
Пламя ждет кислорода.

Напарница считает ступни ног, которым мы отказали,
Но в мой рваный бок уже проник ядовитый газ,
Я не помню о них, я живу, как бомж на вокзале,
И прорехой рта пью согласие, как отказ."

Стакан просит отставить его в сторону,
Он не хочет говорить в свой черед:
Дрожь стекла хребты и массивы горные
Не то что двигает -- с корнем рвет,

А звериный рев переворачивает здания,
В воздухе плывут рыбы, как всегда в такой ураган,
Неужели волчок? ждут этого дня годами
Нож, калоша и отставленный в сторону стакан.
Link1 comment|Leave a comment

[Jun. 18th, 2020|02:53 pm]
[Tags|]

Позабудут друзья или поверят наговорам
Глупой кукушки, и жадной, а все-таки милой,
Память отправится в черные клавиши, за город,
Где египтяне из мумий растут по могилам,

Грядка за грядкой, послушай, из маленькой лейки
Столько воды разольется за двадцать столетий,
Но фараоны не плачут, и ты не жалей их,
Время придет, и они тебя не пожалеют,

Время придет из высокого узкого терема,
Где рычаги с шестеренками разноразмерны
Пробуют прочность сцеплений своих птолемеевых
И никогда не довольны ответом, наверно,

Вечно брюзжат; может, в город? границы отечества
Стали туманом, но видимость разрешена,
Сглажены тени, но ты не суди опрометчиво:
Город на месте, и смерть, как свобода, страшна.
Link1 comment|Leave a comment

[Jun. 16th, 2020|11:57 pm]
[Tags|]

Из Совета Федерации в Федеральное Собрание
Бьется пульсом морзянка, но некому расшифровать,
Здесь прямой кровоток, но сигналы шныряют дворами,
И трава, как дрова, полыхнула багровым опять.

Генеральский коньяк катит внутрь, золотой, тугоплавкий,
За стопариком, литературоцентрист поневоле,
Достает офицер экзекутор трехпальцевый "Кафка"
(Камера "Оруэлл" установлена в каждой школе),

И пойдет, как по нотам, по новым статьям Конституции
Полный темного смысла дорический дантикулез,
Это школьница плачет, наверное, хочет проснуться,
Электрический Кафка добудет руду ее слез,

Знаешь, правда, как будто во сне, время стало туманом,
Эхо вязнет и глохнет, и что-то невнятное врет,
Весь огромный корабль -- он стальной, но в душе деревянный --
Роет носом течение, ищет свой водоворот.
LinkLeave a comment

[Jun. 16th, 2020|02:06 am]
[Tags|]

Отчего небезразличны ей мундиры,
След от пули или орден винтовой,
Бестолковая лиса, царица мира,
Где не дружат, а враждуют с головой?

Есть такие, что позвать -- не обернется,
"Стой, прохожий" -- а сама куда-то вбок,
По судьбе ее проехали колеса,
В обороты затянули на восток,

Быт -- чудовище дверное, избяное,
Ты его привычкой к страсти не проймешь,
Не кусает, не ревет, а только ноет,
Лижет печень, а язык его, как нож.

Не люблю, люблю, сама себе ромашка,
Эполеты с менуэтами вразброд,
А верблюд уже в трясине дышит тяжко
И колеса завершают оборот.
LinkLeave a comment

[Jun. 14th, 2020|02:09 am]
[Tags|]

На 14 июня

Прямо из-под океана получаю телеграмму:
"У моей подводной лодки отказали тормоза!"
По глазам узнаешь рыбу, по когтям узнаешь даму,
На таких больших глубинах рыбам не нужны глаза.

Принимая срочно меры, вызываем водолаза:
Хватит нежиться на суше, полезай скорей в скафандр,
Водолаз сидел в скафандре, был печальней раз от раза,
Люк любой подводной лодки мокрым штопором вскрывал.

Из кварталов новостроек сообщенье получаю:
"Мой бульдозер задним ходом переехал стройотряд,
После он обрушил стену, весь засыпан кирпичами,
Также все бензоколонки на пути его горят".

Принимая срочно меры, вызываем водолаза:
Вылезай из океана, нам нужна его вода,
Водолаз ругает матом все, что может видеть глазом,
Все, что может слышать ухом и понюхать иногда.

Из садов Семирамиды, из седьмого круга ада,
Из вулкана Кракатау или, может быть, Поас,
Из-под смерча, урагана, от порогов водопада
Получаем сообщенья, не скучает водолаз.
LinkLeave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]