злой чечен ползет на берег [entries|archive|friends|userinfo]
aculeata

[ website | Барсук, детский журнал ]
[ userinfo | ljr userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[Mar. 23rd, 2019|01:25 am]
[Tags|]

Рассматривая безразличное небо,
Вспоминаю твой взгляд, скользивший вдоль стекол
По окнам троллейбуса или трамвая --
Мы никогда не встречали тебя в метро.

Да, тот взгляд, для которого все пассажиры прозрачны, который
Месит жидкую нефть или пьет загустевший асфальт
И спускается ниже, в тот ад, где горят режиссеры,
Где театр вверх ногами, где тенор фальшивит и альт,

Где несется "не верю", где смысл потеряли размеры,
Где алмазные глыбы готовы растаять, как лед,
Где из рук выпадает магнитное зернышко веры
В ядовитую магму, и страшные всходы дает,

Да, вот так, глядя сквозь безразличную землю
С упаковки то чешских, то польских прозрачных колгот,
Ты сидела, две ножки крестом, их капроны объемлют,
Над кабинкой водителя время застыло, как лед.
LinkLeave a comment

[Mar. 6th, 2019|05:17 am]
[Tags|]

На берегу, ожидая лодки --
То камыши, а то песчаный отрог --
Шепот умолкших губ отмеряет срок,
Бабочки смотрят глазами минут коротких.

Только не оступайся, не ищи брода,
Всякая дрянь сейчас плывет по реке,
Нет, не услышат тебя на кораблике,
Шумно у них, такая уж здесь природа.

Слушай -- кому тоннель, а кому портал,
Бывших ловцов сюда ведут покемоны,
Здесь просто пристань, а кто уже ждать устал,
Топчутся возле окон этого павильона,

Смотрят наружу сквозь темные стекла глаз,
Видят жестокие игры света и тени,
Сорванные цветы, словно обрывки фраз --
Здесь, между прочим, хватает своих растений.

Ты входишь в реку (волны у изголовья),
Ты подаешь пассажирам дурной пример:
Мажешь по черному дереву черной кровью,
Злоупотребляя буквами ха и эр.
LinkLeave a comment

[Mar. 4th, 2019|02:29 am]
[Tags|]

Там, где небо греет руки возле красного костра,
Где еще звенит планета телеграфною струной,
Неизвестные науке, возбуждающие страх,
Кем-то созданные где-то пролетают надо мной.

Непонятная зараза или странная напасть,
Или межпланетный разум опускается, ворча,
Может, инопланетяне собрались меня украсть
(Звезды падают горстями в догорающий очаг),

У меня в квартире тесно, гости пляшут на столах,
На диване два супруга флиртом заняты всерьез:
Дома им мешают кошки или хмурится Аллах,
Дома бродят почтальоны, онемевшие от слез.

Я не знаю, что мне выбрать: этот мир еще не стар,
Это древние кошмары лезут из кротовых нор --
Как дитя, заплачет в дырах перевернутый спинор
И раскроет мне объятья подоспевший санитар.
Link3 comments|Leave a comment

[Mar. 2nd, 2019|02:44 pm]
[Tags|]

В этом читальном зале шрамы на голом
Столе, и память целлюлозной эпохи,
Деревянные скрипы и вздохи,
Невозвратность глаголов,
Шелест страниц, как спадает шелк вдоль красивых плеч,
Если всю эту бумагу сжечь,
Будет свеча до неба, в ней синее тело Шивы,
Что же это он выносит в руках?
Призрак неоцифрованной памяти, улыбаясь счастливо,
Нега смерти, медленной жизни страх.

А в Платоновом мире неразбериха и хаос,
Подгибая ножки, пляшет идея стола;
Если идея прямой одна, как старику казалось,
Из чего же сделана идея угла?

Боги устали от нас, и нам они надоели,
Ереси нам скучны, и неглубоки расколы,
Чего же так жаль?
Относительность определений,
Невозвратность глаголов,
Нахальный смех, навсегда заключенный в памяти --
Жирная пища пламени,
Смерть, любовь и все остальные жены --
Груз на руках у Шивы, из огня он выйдет преображенным.
Link2 comments|Leave a comment

[Mar. 1st, 2019|02:14 am]
[Tags|]

Людмила примеряет шапку с мальтийским крестом,
В зеркале видит рамы и коридоры,
Невелики чертоги у Черномора,
Обставлены в стиле изысканном и простом.

В Преображенском полку опять перешит мундир;
Чищеная пуговица к любому покрою лепится.
Славный сорочий царь разглядывает коллекцию,
От него приходил камердинер, корзины цветов дарил.

Зря старался -- Людмила любит своего Черномора,
Пусть он стар, зато его голос проходит сквозь времена,
Как у всякого мудреца, и его насмешливый норов
Без труда разгадает внимательная жена.

Да, разбитое сердце -- а у кого оно цело?
И у того, кто не любил никогда,
Шрам от стрелы невидимой, господа,
В этих делах стрельба идет без прицела.

Зеркало снов рябит, его поверхность мутна --
О нет, Людмила не станет думать об этом,
Она остается невидимой сквозь времена,
Потому что она не заказывает портретов.

И Руслан, бледнея от страсти, в который уж раз, в который
Несочтенный раз погибая в кровавой битве
Головы и сердца, любезности говорит ей
И растерянно переглядывается с Черномором.
Link13 comments|Leave a comment

[Feb. 27th, 2019|04:58 am]
[Tags|]

Гаврила Романыч между незнакомых статуй
(На Арбате арап с пластилиновой Гончаровой),
Мучась не то подагрой, не то простатой,
Щелкает пальцами и вспоминает слово.

Даже если ты каменный, и луна тебя будит в полночь,
И бесполезный ветер не может толкнуть тебя в спину,
Через весь звукоряд, перестроенный наполовину,
Незнакомое эхо приходит к тебе на помощь.

Формы милых проказниц -- ведь сердце не камень -- нет, камень,
Красота бьет с размаху, роняет тебя на колена,
Сквозь стекло не обнять, даже не прикоснуться руками:
Неприступны, столица, в витринах твои манекены.

Гаврила Романыч среди неопознанных статуй
Не находит друзей, вовсе не вспоминает былого,
То ли пьяный Вийон, то ли просто воришка поддатый
Смотрит, чешет в затылке и шепчет знакомое слово.
Link2 comments|Leave a comment

[Feb. 21st, 2019|02:30 am]
[Tags|]

Разверни свое мягкое брюхо, колючий еж,
Черная ночь подступает к тебе лисой,
Не трамвай, а упряжка, ты к западу повернешь,
Ты объедешь луны шарнирное колесо.

Ты не знаешь, зачем и кого ты сюда привез,
То и дело сюда неизвестно кого привозят,
За калиткой мира, на кладбище мертвых звезд
Маразматик-бог уверенно слезет с козел,

Забывая и конский топ, и людскую молвь,
Подмечая, что у звезды стала лисья морда,
Выходя на круг, как ступает сама любовь
Вдоль бетонных плит, когда выходит из морга,

Все равно ты себя не спрячешь, малютка-еж,
В твоем брюхе гоняют кровь водород да гелий,
И тяжелые ядра готовы поднять галдеж
В тесных клетках таблиц, как капли воды в апреле.
Link8 comments|Leave a comment

[Feb. 17th, 2019|04:08 am]
[Tags|]

В окна смотрит, как в зеркало, бездна,
Оплывает и мнется окно,
Ну и что там -- ржавеет железно
Перевернутое полотно,

Ну и как оно -- жить настоящим,
Ждать с улыбкой, пока догорит
Спичка в пальцах, и выйдет из чащи,
Наглотавшись тоски, гоминид,

Как он станет двуногим и лысым,
Обонянье обманет его,
Как он станет девчонок стыдиться,
Спрячет в тряпки свое естество;

До конца не дотерпишь, пожалуй.
Люди множатся, как на убой,
И, опасно ступая по шпалам,
Кто-то плачет, оставлен тобой.
Link2 comments|Leave a comment

[Feb. 6th, 2019|09:32 pm]
[Tags|]

А когда по Москве пил-гулял Андропов
В дорогом гробу, он видел весь горком,
А когда супермен шагал мимо рудокопов.
Ему шваркнули по морде сапогом,

А любимая поставила его перед выбором:
Вилкой в глаз или в жопу раз?
Но ему нужно и то, и то,
Вот стоит он и думает, пидор пидором,
И подходит к нему кто-то такой в пальто,

Держится так, как будто за спиной сложены крылья:
С пользой продал родину или на лапу дали,
И такие сложные шщи у него на рыле;
Добавляет вариант "удаленье миндалин",

И опять супермен не знает, что ему выбрать,
Ведь без миндалин все было бы по-другому,
Если бы Адаму, скажем, не удаляли бы ребра,
Тот бы многое пропустил; и он направляется к дому,

По дороге он хлопает себя по лбу,
Вспоминает, что его дом на планете, которой нет,
Подпоручик лезет в бутылку, коллега гомункулус -- в колбу,
Ржевский достает еще один инструмент,

Каждый занят, ни у кого не спросишь совета,
Где Зеленые Фонари, где бедняга Кобальт?
Ах, он прав, не прыгнешь выше скорости света;
Супермен вздыхает и спускается к рудокопам.

https://www.facebook.com/Valery.Silivanov/posts/927193327395290
LinkLeave a comment

[Feb. 5th, 2019|04:53 am]
[Tags|]

Обезьяна похитила компас, и с ним в металлической клетке
Наблюдает, как движется север, а рядом шевелится юг,
И какое-то странное слово, словарная редкость,
Начинаясь на гласную, вдруг выпадает из рук;

Слушай, девочка, здесь не случайно трамвай за трамваем
Ходит, крутит рогами, а первый в ответ ничего --
Ни звонка, ни визгливых рулад контролершиной брани --
Он молчит, в нем темно, и никто не садится в него,

Ты к соседу прислушайся, он человек небывалый,
Он в стекле отражается крупным волчарой с хвостом,
Дернет струны -- ритм-секция живо ударит по шпалам:
Говорят, он однажды катался в трамвае пустом,

Ты привыкла, что девочкам всюду билеты бесплатно,
Что вполглаза Геката тебя бережет свысока,
Для тебя все трамваи везут пассажиров обратно,
В луже плавает хлеб, чтобы не замочить башмака,

Рельсы вышли за круг, где машины, бензинами пьяны,
Расставаясь друг с другом, петляют на черном мосту
Вслед за стрелкой, которая в компасе у обезьяны,
Вслед за темным вагоном, который летит в пустоту.
Link2 comments|Leave a comment

[Feb. 4th, 2019|02:02 am]
[Tags|]

Саша откладывает книгу и берет большие листы.
Сумасшедшая рыба довела человека до нищеты,
Слабоумный сел в бочку, наследство продав за гроши
И на тысячу ножек примерил башмак фетишист.

Доктор выдаст таблетки, но Саша таблетки не ест,
Он рисует цветок, рядом с ним перевернутый крест,
И ему неприятно: на шаре истоптанном этом
Каждый черный козел представляет себя Бафометом,

В каждом гробе царевна, София под каждым кустом
Козака провожает в седьмой и двенадцатый дом,
Демиурги толпятся у входа в вагоны метро,
И у каждого вместо визиток колода Таро.

Лучших из нас они унижают болезнями,
Выживают из храма обманутых зверобогов,
Брадобреи щекочут плерому заржавленным лезвием,
Саша их ненавидит и выйти наружу готов.

Там, снаружи, у Саши другие дела и другая профессия,
Саша делает свет: черный свет, как кристалл, огранен,
Белый свет вдоль дорожки времен фонарями развесили,
И летят санитары, как бабочки на огонек.
Link1 comment|Leave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]