злой чечен ползет на берег [entries|archive|friends|userinfo]
aculeata

[ website | Барсук, детский журнал ]
[ userinfo | ljr userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[Jan. 24th, 2021|02:55 am]
[Tags|]

Отец учил Вана Лу, что бояться ему опасно:
Многих учат, но немногие понимают,
Почему листы актинидий красны,
Почему непрочны мосты в Китае.

Женщины носят в волосах заостренный гребень,
Оружие слабых -- коварство и беззащитность,
Оседлай коня, на воде тренируйся в гребле,
Дай убить себя, как мужчина.

Ван Лу не боялся ни трупов, ни колдунов,
Ни притворства девятихвостых лис,
Каждой ночью влюблен и каждый день одинок,
В каждый вдох проживая жизнь,

И когда его вызвали в свой канцелярский ад
Духи нижних колодезных этажей,
В очереди, обходящей Землю несколько раз подряд,
За седьмой печатью на платеже,

На тонкой бумаге из бабочкиного крыла
Повторяя ветку краснолистного дерева
Светлой адской тушью в две черточки, в два угла
Он закончил историю всех империй.

Парадное дерево, с виду прочней железа,
Полюбило термита и распадется на древесину,
Дышит ужасом рыхлая мера бездны,
Но отец учил не бояться сына.
LinkLeave a comment

[Jan. 22nd, 2021|02:50 am]
[Tags|]

Не слышно ни птицы, ни зверя,
Из камня деревья и мост,
Хвосты у блуждающих звезд,
И я никому здесь не верю.

Дорога уходит под гору,
Под самый кирпичный закат,
Нащупает пятка опору --
И комья с обрыва скользят.

Пока не подступит усталость,
Пока не возьмет чернота,
Где небо туманом казалось,
Придумай перила моста,

Тебе их уже не потрогать,
Но кто-нибудь там, впереди,
Почти одолевший дорогу,
Найдет их и сможет идти,

Дойдет и обманет, пожалуй,
Захочет корысти смешной,
Попросит признанья и славы
И власти над этой страной,

Смешно, но не нужно смеяться,
Ведь слаб человек и герой,
Тебе повезло не добраться,
А он здесь один под горой.
LinkLeave a comment

[Jan. 21st, 2021|05:58 am]
[Tags|]

Нацепивший удавку, как галстук, крестьянский поэт
Дразнит Клюева юной, кудрявой еще шевелюрой,
Повернется бедром, щегольнет молодецким аллюром,
Как мы здесь проведем столько долгих, непрожитых лет?

Нет, конечно, кому-то раздолье, не жизнь, а малина,
Из-под края зрачка, сколько здесь неродившихся душ
Белокурых, веселых, целующихся и смазливых
Пьют баварское пиво и цедят сквозь трубочки пунш,

Не пойдем к докторам, но, уныло уткнувшись в спиртное,
Будто мы без него не умеем терять тормоза,
Нехорошие двери, как крышки от гроба, откроем,
Просто стукнем легонько, и сами откроются,

Выйдут рыжие девки, карнальных цветов лепестки,
Выйдут дети магистра, рожденные от демоницы --
Помоги нам, Лилит, рваных шкур подбери лоскутки,
Разверни их изнанкой, чтоб нам никогда не родиться,

Календарные книги немного подправить не жаль,
Смерч заменишь тайфуном, на сутки остудишь планету,
Все равно будет ночь, и в чернильных потеках февраль,
И огонь твоих губ, и от нас ни следа, ни приметы.
LinkLeave a comment

[Jan. 20th, 2021|07:36 pm]
[Tags|]

Смерть тронет за руки -- вот тебе такие перчатки,
Предохраняют от холода и тепла,
Мягок на ощупь в них потолок дощатый,
Нужная вещь, надела их и пошла,

Смерть тронет за ноги, это немного больно,
Но в сапогах-самоходах идешь быстрей,
Скатерть-дорога, как будто паришь над ней,
Испробуешь их, привыкнешь, будешь довольна.

Смерть прикоснется к глазам; она же не офтальмолог,
Будет не по себе, ну а ты что хотела,
Если стая перьев, банда тонких иголок
Пишет белым по белому.

Тело отдельное, целый город,
Строить в нем утопию или коммерцию --
Дело свободных клеток и автономных органов,
Пока смерть еще не задела сердце.
LinkLeave a comment

[Jan. 20th, 2021|04:10 am]
[Tags|]

Мой товарищ бегал за божьей коровкой:
"Барышня, выходите замуж за адвоката!" --
А она подползала ловко
К подоконнику, порск -- и была такова.

Изменяя тактику, как Гонзальво
Из Кордовы, он рассчитал все заранее:
В прошлый раз насекомое ему отказало
Из-за отсутствия юридического образования.

Не юрист, но простой любитель ганджи,
Пробираясь сквозь заросли марихуаны,
Он любил стрекоз, слизняков и даже
Полураздавленного таракана,

Только к бабочкам он испытывал неприязнь,
Называл их "гламурное быдло" и "сучье вымя":
Даже если они с ним вступали в связь,
То всегда изменяли ему с другими.

Там, где он сейчас, не переводится анаша,
Насекомые нежны и разнообразны,
Шевеля крылом под пыльцой алмазной,
Вероломные бабочки к нему спешат.
LinkLeave a comment

[Jan. 16th, 2021|06:40 am]
[Tags|]

За нашу и вашу свободу
Выросла трава на могилах у арестантов:
Когда они выходили на площадь,
Мало знали о смерти,
Потом все больше.

Но что же такое эта свобода?
Мы-то не умерли, а повзрослели и стали другими,
Теперь мы ценим прочные связи,
В обрывочной жизни это такая редкость,
Чувствуя заботу, они сверкают на солнце,
Тяжелы, но это приятная тяжесть,
Скажи, зая, ведь так?

Кармен поет свою хабанеру,
Любовь, мол, дитя свободы,
Но ведь это только цыганская сказка,
Все равно, что сказать то же про кокаин.

Говорят, есть иная, лучшая
Свобода духа от оковов своего тела,
Что же, и мы, бывало, в какой-то мере,
Так сказать, постольку, поскольку...
Но стоит ли об этом всерьез?
В таких прогулках не оденешься по погоде,
В страшных чащах, заросших кустами ничьих имен,
Там гуляет холодный ветер,
Что-то светит горячим, холодным и черным светом,
Иной раз угодишь в такое,
Право, лучше не вспоминать.

А если не в этом, так в чем же от нее польза?
Даже дали тебе, допустим, отпуск,
Ну день, ну два,
Но потом-то не знаешь, куда себя и девать --
Ни распорядка дня, ни указаний начальства,
Ни флиртануть в проходе между столами,
Нет, если б были, конечно, средства,
Можно бы поехать, повидать виды,
Пригласить на ужин, попробовать так и попробовать эдак,
Дайте средства, тогда и поговорим.

Нет, теперь есть серьезные люди,
Они смотрят на дело иначе,
Свобода -- это свобода махать кулаками
(Каково между ними вверх головой с беззащитным лицом?),
Свобода -- это свобода говорить правду,
Но правды нет, правда -- это другая ложь,
Это только чтобы задеть, обидеть,
Отвлечь от главного,
От того, что мне не дают то, что я хочу,
Под каким-то неинтересным предлогом.
Свобода -- это свобода напоминать о прошлом
Не так, как нужно, чтобы мне дали то, что хочу,
А гадко, подло и по-другому.
Нам не нужна свобода,
Разберемся здесь без нее,
Были бы средства.

Но то ли сосет под ложечкой, то ли как будто вот тут
Уколет, как клювом задело,
Когда эта музыка -- звякают черепки
Глиняного кувшина, разбитого между пальцев,

И как будто опять поднимается ветер
Или то голоса, мертвые и живые,
Поют еле слышно

О том, что они любимы и любят,
По уши влюблены в свободу,
Свободу махать кулаками и стоять с беззащитным лицом,
Свободу убивать и быть убитыми,
Свободу нападать и встать на защиту,
Свободу разрешить спор словами,
Свободу угадать и назвать имена,
Свободу заблудиться в неподходящих местах,
Свободу милого и страшного слова.

Но ведь -- что же это такое?
И что за беда в запретах?
В конце концов, любой запрет можно нарушить,
Пока не смотрит полиция,
Можно же попросить ее отвернуться,
В конце концов, получить лицензию на убийство,
Особое разрешение,
Если приспичит?
Ведь там, наверху, тоже не звери,
Ну сами подумайте, разве им может быть жалко
Для заслуженного человека,
Для особенного, в конце концов, человека
Особого разрешения?
LinkLeave a comment

[Jan. 15th, 2021|06:18 am]
[Tags|]

Когда он умер, поступил работать в областную газету,
К нему не было претензий, подавал вовремя материал,
Новости из ада, известия с того света
Под рутину областной жизни маскировал.

В каждой газете, имеющей конкретного спонсора,
Много таких сотрудников, ведь за зарплатой
Мертвые не приходят, не нуждаются в порции
Из пиццерии, незаменимы, когда нет других виноватых.

Редакция газеты находилась в подвале
Заброшенного здания. Этажом ниже жили вампиры,
Но они работали не в газете, а в баре,
И плодились, как крысы, на своих штаб-квартирах.

В обстановке преобладали розовые оттенки,
Дождь стучался перед тем, как просочиться сквозь щель
Под железным окном, и крашеные блондинки
Говорили о творчестве, какое оно вообще.

Мы его навещали, и все, что он мог сказать --
Как ему здесь страшно, как жутки мясные лица
И обороты речи, и как бы попасть назад,
В старомодный ад вдвоем с дождем просочиться.

Говорил с надеждой -- но мы, даже если живы,
Против нас всей областной редакции мощь,
Выкидная помада, бронированные машины
Настоящих мужчин, и мы не можем помочь.
Link2 comments|Leave a comment

[Jan. 13th, 2021|06:39 am]
[Tags|]

Он хватал ее за руки,
Умирать оставалось недолго,
Что ей делать с ним рядом? и падало на пол шитье,
Шляпка ретро для внучки с цветочно-фруктовой наколкой,
Кружевная завеса у выхода в небытие.

"Помнишь осень, ковровая бомбардировка заката,
Наши парни в окопах у окон возводят курок --
Нет, вишневая шаль под углом горизонта примята,
И на плечи к тебе опустился ее уголок,

Помнишь, город у моря в скользящей воде перевернут,
Если б мы жили в нем, то гуляли бы вниз головой,
Там у нас бы завелся пригожий подводный ребенок,
Шевелил бы луну, как большой поплавок под водой."

Она видит: в нем печень, как будто разбитая лодка,
Обрастает неведомой порослью на берегу,
К ней сердитые крабы подходят на ножках коротких,
Отщипнут по кусочку и боком под воду бегут.

Он не может смеяться, ему не хватает дыханья,
У нее уже кончились слезы в дорожном мешке,
Луч встревоженной лампы играет на ребрах в стакане
И луны поплавок поднимается белым меж век.
LinkLeave a comment

[Jan. 12th, 2021|07:11 am]
[Tags|]

Дед Мороз, разочаровавшись в революционном движении,
Не кладет больше бомбы под елку,
Не ласкает ни снегурочек, ни оленей.
В больших сапогах отмеривая сажени,
Он шагает на запад, к холодным камням Похъелы,
Лучше умереть стоя, чем жить на коленях.

Холод щекочет ноздри медленным тлением.

Дети не верят, они шлют письмо за письмом:
Дедушка, сделай так, чтоб наша школа сгорела,
Чтоб детский сад со столовой пустили на слом --
Карандашом по бумаге и по асфальту мелом.

Только один взгляд прощальный через плечо --
Как они без меня? Хозяин зимы не плачет,
Только предательски ярки острого льда алмазы,
Дети разумом сердца ведут расчет,
Празднуют жизнь и открыты смерти, а значит,
Не променяют свободу на безопасность.

Неотвратим яд надежды, жестоко лицо удачи.

Руки крестом на груди, стоит и смотрит вперед
Снегурочка, у нее лицо бога и лицо зверя,
Хмель ледяных ночей и горьких сомнений мед --
Больше в Деда Мороза она не верит.
Link1 comment|Leave a comment

[Jan. 11th, 2021|06:10 am]
[Tags|]

Мы разбирали елку, как будто плыли на лодке,
Рыбы снимались с лески одна за другой
И исчезали во рту у черной коробки,
Мокрый рыбак махал им мокрой рукой.

Пальцы твои как будто прыгали по ладам,
Тоньше маленьких веток, белей серебряного дождя,
И набегали, глупости городя,
Волны чистого звука, и рыбы плескались там.

Мы разбирали елку, как будто в зарослях камыша,
Хищными мордами шаря, искали маленьких птиц,
Заняты цокотом, в ритме щелчков дыша,
Не улетают, не просят их отпустить.

Если теперь ночи сделаются короче,
Если нахально в окна полезут дни,
Если друзья повзрослеют и станут проще,
Чтоб кто-то простой и страшный тянулся к ним,

Если ты вероломно меня оставишь,
Как мы бросаем в море хороших рыб,
Быстро сгорят электрические шары,
Белые мачты скроются под мостами.
LinkLeave a comment

[Jan. 9th, 2021|05:30 am]
[Tags|]

Идет мужчина в центр Москвы,
Таятся бургеры во рту,
А мы давно уже мертвы,
Мы населяем пустоту.

Снежинки на усах налипли,
Как семена чужой травы,
Он рассуждает о верлибре,
А мы давно уже мертвы.

И нас все жители забыли,
И даже эхо стало глухо,
И не достанут нас из пыли
Друзья, почесывая брюхо.

Отсюда дружеское брюхо
Не видно даже в телескопы,
Не страшен бургер, эхо глухо
И непонятен жизни опыт.
LinkLeave a comment

[Jan. 8th, 2021|07:04 am]
[Tags|]

Когда деревья растут корнями назад
И волшебные сказки будят только усталость,
Бабушка ищет карман и расправляет халат,
В шелестящих крыльях кармана не оказалось.

От тянь-шаньской рябины московскому дубу привет,
Обжигая прохожим глаза невозможной расветкой,
Все же помнит о нем после стольких разрозненных лет,
Пусть он спит, пусть трещат в пальцах льда оголенные ветки.

Мак лелеет свой опиум, вишня -- свой рубленый ритм
Полувальса с отточьем цианистого dance macabre,
А рябина, себя не жалея, встречает декабрь,
Обжигает сквозь холод, на крыльях халата горит.

Снега здесь не бывает -- быть может, заглянет раз в год,
В нем находит укор и грустит перелетная птица,
Белый лебедь-кликун прячет голову, если стыдится,
Видит сны о зиме, никогда не выходит на лед.

Бабушка улыбается, в сердце вьюга,
Намело целый город, над ним навесные мосты,
И деревья, укрытые снегом, не видя друг друга,
Тянут воду со льдом и не знают своей красоты.
Link2 comments|Leave a comment

[Jan. 6th, 2021|07:44 pm]
[Tags|]

Покрути в руках ключ, отчего на нем ржавые раны,
Как следы изнутри разболтанного замка?
Позднее утро у нас наступает рано,
Но луна еще высока.

Стой, как матрос, из-под ног уходит опора,
Подъезд бьет бетонной дрожью, как будто пустой вокзал,
Воронья слободка уже захватила город,
Ты опоздал.

Они идут, их зубы заточены под улыбки,
Их красотки настроены на легкомысленный лад --
Выдаст хлипкий бетон, не выдержит камень зыбкий --
Волосы цвета блонд из заплетающих гланд.

Металл ключа расползается на оксиды,
Жадно пьющие воду, эта дверь уже не твоя,
Карта воды, ячеистая, как сито,
Бьет все колоды, жилы труб отворя.

(Приснился советский рок, но я его переделала, а то там
совсем уж группа телевизор.)
LinkLeave a comment

[Jan. 6th, 2021|04:49 am]
[Tags|]

Эта ночь бела или она черна,
Я шепчу в большие уши стены,
На краю глаза шныряет мимо окна
Круглое лицо агента луны.

Голубь клюет отраву из рук зимы,
Бестолковый взор его пронзает меня насквозь:
Кто он такой и что здесь за птицы мы,
Белое, черное, что это началось?

Но телефон опять отбился от рук,
Лег под кровать и там снимает кино
Черным по черному, и шелестящий звук
Передает своим агентам в окно,

Тревожится, что агенты слишком стары:
У сосны артрит, у березы почечная болезнь,
Хорошо, что вверху безбородые звезды есть,
Что трава под снегом устилает дворы,

Смертью, как нафталином, пропитаны эти кадры
Белых и черных, без тебя молчаливых дней,
Литературоведы освоились здесь вполне:
Пьют, галдят и дергают негра за бакенбарды.

Я пишу тебе это письмо, точнее, этот донос,
По ту сторону смерти мы прозрачны, как тайный шифр,
Как смотрящие с юга всегда на лету стрижи
Бестолковым взором пронзают меня насквозь.
Link5 comments|Leave a comment

[Jan. 4th, 2021|11:18 pm]
[Tags|]

Антон шел по улице, и навстречу ему, да, навстречу
Выскочила собака, да, большая собака,
У нее был очень, очень опасный вид.
Но Антон сразу нашелся, нашелся сразу,
Антон сказал ей заветное слово,
И у собаки стал очень приятный вид,
Да, дружелюбный собачий, хороший вид.

Они вместе пошли по трамвайным рельсам,
Но трамваев не было, ни одного трамвая
Не было, как пропали, вышли и не вернулись,
Как будто их съели злые трамвайные волки,
Голодные волки в дремучем трамвайном депо.
(Но это было не так: они заблудились,
Просто вышли из дома и сразу вернулись обратно,
Просто решили: сегодня оставим рельсы пустыми,
Да, оставим пустыми, и не пришли.)

Эта собака большая, вроде мастифа,
Как зубаста она! Как хвостата, четверонога,
Большая удача встретить такую собаку
На пустых трамвайных рельсах в заброшенном городке.
Раньше-то это был большой город,
Но пока они шли да шли, все изменилось,
Новый год наступил, и только поставил лапу,
Как отдернул ее и повернул назад.

Этот Антон был неплохой парень,
Понимающий парень -- звали его Антон --
С этим парнем шла его друг собака,
Как ее звали? как след огня на радужке глаза,
Как разрез от киля, вскрывшего озерную гладь,
Чья внутренность полна рыб,
Как снег, застрявший в меховинках капюшона,
Как отзвук эха в хвосте аккорда,
Когда кончается, да, кончается, но не только,
Когда, сбросив лишнее на крутом повороте,
Начинается жизнь.
Link2 comments|Leave a comment

[Jan. 3rd, 2021|02:51 am]
[Tags|]

Над нами дождь, и с запада надвигается армия мертвых,
У меня там друзья, но я не хочу им мешать,
Строим рыхлый туман, мажем идола краденым медом,
Там, где был мир живых, исчезает в тумане межа.

С нами кто-то влюбленный, и это сосед не из легких,
Сам помрет не заметит, а дальше поди разбери,
Видишь печень оленя, короткое дерево легких
Прорастает снаружи, ведь не было места внутри,

И, коварней любви, разбегается магия слова,
Развернутся у дерева оба кровавых листа,
Едет Олаф-конунг, в волосах серебро или олово,
Правит лодкой в тумане, цепляет весло пустота.

Станешь ясенем, дерево, или распустишься кленом,
Не догоним туатов, но все-таки спустимся вниз,
Мы не станем беречься, во всем подражая влюбленным,
По капризу влюбившись в нелепую верхнюю жизнь.

Олаф первый над нами вздохнет, затоскует жестоко,
Осеняся крестом, запечатает в сердце тоску,
С сердцем дерево скальдов сыграет на жилах до срока,
Прорастет из костей на туманном своем берегу.

Жаль мальчишки, в нем дар колотился большим вороненком,
Говорящим с другими, как с умными птицами, но
Олаф спелся с крестом, тень подрезанных крыльев влюбленного
Тянет вверх его лодку, а нашу уносит на дно.
LinkLeave a comment

[Jan. 1st, 2021|05:17 am]
[Tags|]

Железный градусник показывал нам время,
Запчасти света трогал синей стрелкой,
Законы мироздания гласили,
Что то и это нам понять нельзя,
Животные роняли оперенье,
Тонули и всплывали рябью мелкой,
Хвостами колошматили в корзине,
По чешуе товарищей скользя.

Шел рыцарь, как железная посуда,
Совсем освободив от смерти ум,
Рыбак, свернувший удочки любви,
Смотрел налево, а потом направо,
Он видел в проруби таинственные руды,
И звук трубы, и прорастанье струн,
Копал гнездо, сквозные норы вил
И, пряча по углам гемоглобин,
Пил воздуха железную отраву.

А девочки, найдя его снаружи,
Кричали новый год, свистели в рупора:
Пора дышать и спирт глотать пора,
Ведь нужно что-то делать с этой стужей,
Точнее, если снова треснет лед,
И волны-девочки, подталкивая днище,
Обступят лодку -- пьяный или нищий,
Он в ней лежит и счастия не ищет,
Теперь оно само его найдет.
LinkLeave a comment

[Dec. 31st, 2020|07:29 am]
[Tags|]

Стекло побрякивает, гуляя в плотных пазах,
Темно, как в шляпе у декабря,
От щелчка тени делают шаг назад,
Что-то лампочке говоря,

А внизу, на покрытой заборами
Городской земле под снегом мертва трава,
В ряд три буквы блатным аккордом
Выражают замешательство автора,

Когда снег замывает просеки,
А над ними ветки метель ломает,
Как женой Потифара беднягу Иосифа,
Накрывает сентиментальность.

Что такое "я тебя никогда не увижу"?
Город Бостон, сильный мостами,
Ночь-волчица сухим языком оближет,
Память станет -- металл и камень.

У меня там мертвые, имя -- горящий куст,
Бьется бильярд, как елочное стекло,
До утра мы вместе, но если опять проснусь,
По живому отрежут засветло,

Нас растили сиротами крупные виноградины
Слов, как мы гуляли в этих страшных садах,
Вероломна, как Мурка с дворового радио,
Стерегла нас с ножичком красота,

Научила именам -- горящим кустам,
Картам вен и артерий, пробелам дней
В волчьей стае уличных звезд на дне
Желтых линз, вертикального ракурса,

"Никогда" -- это просто такая ягода,
Жжется немного и красная, как гранат,
На горящей ветке, размером с яблоко,
Вкус, как дым отечества, дым костра.
LinkLeave a comment

[Dec. 29th, 2020|03:19 am]
[Tags|]

Пишут из гнусавого далёка
Бычьей кровью из запасов мясника,
Буквы скачут, сводится рука
Страхом оговора и упрека.

И не спрашивай, по ком звонят из прошлого
Все гудки советских городов:
Принимайте мертвого, хорошего,
На руки в рукав без берегов,

Снеговую шубу заворачивай,
Закатай Крестовую губу
И не плачь: снеговики не плачут,
Просто исчезают на бегу,

Нет, в расход выходят по приказу,
На погонах в небе много звезд,
Кто-то жирный, кто-то синеглазый
Им с утра подарочки принес,

Почернели окна в канцелярии,
На дежурство вышли облака,
Пишут из Южлага, с Заполярья,
Пишет Кама, темная река,

Пишут вздохом, воздухом оборванным
И в бутылку замертво кладут,
Будущее пробкой, костью в горлышке,
На волнах качается сосуд.
Link2 comments|Leave a comment

[Dec. 23rd, 2020|04:37 am]
[Tags|]

Баночка, спой мне, как град разбивает стекло,
А то мы здесь погоды давно никакой не видали,
Здесь любовники следуют в шкаф, покидая альков,
Даже муж им не нужен, и нет интереса в скандале.

Я пишу письмо в гарем одного падишаха,
Молодой наложнице, луноликой и в остальном
Подходящей ему -- о лофорина, о росомаха! --
Я катаю ногой деревянный лимон под столом,

Дорогая ханум, здесь убийцы идут на работу,
Недовольны начальством, с похмелья и в ссоре с женой,
И без праздника в сердце с трудом убивают кого-то,
И не знают, когда приключится у них выходной,

Не для них расцветают в гаремах горячие розы
И не им после смерти обещано небытие,
Незнакомые улицы из алкогольных психозов
Заполняют их жизни, как пыж забивают в ружье,

Дорогая ханум, мое сердце лежит в черепках
Возле загнутой туфли, расшитой рубиновой краской,
Над щекой, меж ресниц, страшен блеск стеклореза алмазный,
Полоснет по живому, и будет доволен Аллах --

Но стекло слишком тонко, и нам здесь достаточно града,
Как замерзшие слезы сквозь горе идут напролом,
Как фарфоровый ангел, смущенный картинами ада,
Иней пишет на окнах своим беспощадным пером.
Link1 comment|Leave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]