злой чечен ползет на берег [entries|archive|friends|userinfo]
aculeata

[ website | Барсук, детский журнал ]
[ userinfo | ljr userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[Aug. 23rd, 2019|08:06 pm]
[Tags|]

Твой работник мешает взвесь, он готовит синюю замесь,
Нехороший это раствор, да и колба уже вверх дном,
Документ мой усы и хвост, по профессии самозванец,
Вместо подписи ставлю крест, и меня не пускают в дом.

Ничего, ничего, пойдем, здесь не впустят, так там прогонят,
Ты ведь умный совсем сурок, нам бумаги иметь нельзя:
Черной росписью облаков, с красной краской на желтом фоне --
Нет, на розовом и стальном, ты в расцветках запутался --

В общем, тот наш с тобой контракт был последним (ты смотришь зверем,
Дескать, кормят других зверей, и у них не бывает блох),
Где без подписи верят нам, там друг другу и мы поверим,
Ничего ты не хочешь знать, смотришь в небо, как в потолок,

Ну послушай, когда-то жил -- умер, злобный ты зверь, не скрою,
Что же, умер, и мы умрем; верно, мертвая смерть страшна,
Люди знают, чего хотят, им совсем не нужны герои,
Что ты крутишься, как сурок, и какого тебе рожна

Надо в сумке моей без дна; слушай, каждый с собою носит
Может, бездну, а может, смерть, каждый кормит ее с руки,
Говорит ей "усни, сурок", это ведь для тебя не новость?
Знаю, холод мешает спать; ничего, мы с тобой сурки.
LinkLeave a comment

[Aug. 19th, 2019|12:52 am]
[Tags|]

Конечно, мы тоже любили и знаем,
Как небо кусками свисает с усов
Трамвая, как те, что сидят по трамваям,
Вдоль спинок сидений сложились в узор,
Подобный тому, что составлен из трещин
На зеркале лужи, затянутом в лед --
Нельзя не толпиться им с видом зловещим,
О том, что погибло, не знать наперед.

Погибла надежда -- не нужно смеяться,
Подставил стакан -- не кривляйся, а пей,
Сквозь радиоволны военных реляций
Идет мотылек по воздушной тропе,
Луна подвела и смерзаются крылья,
Луна, ты хитрила, со мной говоря --
Спешить на твой зов, прилагая усилья,
Чтоб с лету уткнуться в мурло фонаря!
Влюбленные рыбы мне губы раскрыли:
Нельзя, чтоб жиры пропадали зазря.

Надежда размокнет в желудке у рыб,
Планеты и звезды -- такие же рыбы,
Такие же с огненным сердцем шары,
Зарыты в магнитного поля изгибы;
Прости, мотылек, я уже не спешу,
Хоть их чешуя поддается ножу,
Но веер из лезвий железного ветра
Оплачивать нервами, метры за метром,
Устанешь: пройдя по безлюдным рядам,
Их рыбной торговке бесплатно отдам.

Конечно, такое случалось: чернели
Граффити на стенах, глазам горячо
От бешеных красок, здесь черных, тут белых,
Там скальпель контраста вскрывает зрачок.
И даже теперь, после стольких столетий,
Когда объявленья читаешь в газете
О том, сколько за ночь разбитых сердец
Находит консъержка у входа в подъезд --
Так, в среднем, подробной статистики нет --
Кораблики клеишь из этих газет.
Link1 comment|Leave a comment

[Aug. 17th, 2019|12:33 am]
[Tags|]

"Дует-дует ветерок
Из трактира в погребок,
А я девица за дохтура пойду,
Я в комодах анатомию найду,
Твою печень съем и сердце надкушу
И запить холодной кровью попрошу,
Чтоб ты знал, как меч возмездия тяжел,
Чтоб зарекся обижать мой женский пол." --

Пела бабушка, уткнувшися в плакон,
Сырость нищая тянула из окон,
Кто обидчик, удалой ли молодец,
Пропитошка, на гармонике игрец?

Вон Микола нарисованный висит,
Держит церковку, в лице прегрозный вид,
Возле лба второе солнышко зажглось,
Тот Микола видит старую насквозь,
Тот Микола знает все ее дела:
На Москве она актеркою была,
Под гитару пела разное вранье,
Жестяное и картонное копье,
Деревянный меч сломали за нее.

Может, роль ее писатель написал,
Чтобы сукин кот с поддельной бородой
На подмостках ее сердце разбивал
Об подметки вертихвостки молодой,
А с тех пор она забыла, что да как
И картонную оплакивает блажь,
Копья сломанные, пропитый кураж,
В голове зашевелившийся сквозняк.

Сны из прошлого кружатся,
Половицами скрипят,
И бутылки шевелятся,
И стаканы говорят.
LinkLeave a comment

[Aug. 16th, 2019|10:24 am]
[Tags|]

Катаемся с обрыва в реку,
Сбивая страшные на вид
Кумиры получеловека:
Ты катишься, а он стоит,

Его подкрашивает спонсор
И клеит символ номерной,
И плесень мокрая на солнце
Сверкает ядерной броней.

Мы снова набираем скорость,
И птицы смотрят нам вослед,
Деревья стаями и порознь,
Чего-то жаль, чего-то нет,

Пока доедем, генералы
Морозы выведут своих
В мундирах рыжих нелегалов
С одной лопатой на двоих,

Они скуют речные воды,
Внизу нас встретит твердый лед
Или иной каприз природы,
Коль наш ошибочен расчет.
LinkLeave a comment

[Aug. 13th, 2019|12:21 am]
[Tags|]

Никогда не ври. Никогда не говори правды:
Полузвуком можно разрушить город.
Здесь нечем кичиться,
Это все равно что украсть тетраграмматон из ковчега
И использовать при массовом производстве хлеба,
Через каждый шаг поднимая мертвых
(Некрасиво, товарищ,
Соблазн понятен,
Но воспитанный сын поступил бы иначе,
Мы говорим тебе это здесь.)

Помнишь, он рассуждал о бешеных волках,
Немного гламурных,
Сочетая слова "надо" и "вечно",
Заслуженные люди могут позволить себе дурной тон,
Поскольку знают, когда придется за это платить и чем,
Держат наготове бумажник
И легко расстаются с этой валютой, простой и милой.

А на самом деле -- отвернись, не смотри, что там на самом деле.
С тобой этого не будет.
Подписан контракт,
Кто-нибудь, назовем его ангел-хранитель,
Да, ангел-хранитель
Покажет им такую, допустим, бульдожью морду,
Что они, пускай волки,
Допустим, волки,
Они пройдут стороной.

Неудобно перед любопытными,
Тонкими пальцами ломающими последний кусок хлеба на фарфоровом блюде,
Теми, кто с улыбкой называет это каким-то там бешеным зверем,
Все равно, как величать настоящую фурию милашкой Жужу,
И, отворяя вены, приманивать ее собственной кровью,
Растворенной в коллекционном вине
Трехсотлетней выдержки.
Хорошо, что они смотрят оттуда
Дружелюбно и снисходительно,
Обнимая за плечи трактирных маркеров,
Только это и держит,
Не нужно других чудес.
LinkLeave a comment

[Aug. 11th, 2019|10:24 pm]
[Tags|]

"Птицы гадят на нас, потому что мы метко плюем в них!" --
Говорит алкоголик прохожим на этом мосту,
Он не может понять их стремительность и немоту,
Хоть наполнен почти до краев его спиртоприемник.

Он зайдет или в тот, или в этот знакомый подъезд,
Там друг другу родные и жители, и помещенья,
Там за дверью с родными мужьями, скрывая смущенье,
Неодетые жены лежат, совершая инцест,

Подождет, но не выйдет к нему ни одна, и в объятиях лестниц
Он забудет о них: если любишь, то любишь весь мир,
Нарисованный фосфором в небе таинственный месяц
Не находит его в сладких сотах знакомых квартир,

И тоскует по нем, и в таинственной музыке сфер
Одинокая бродит по струнам печальная нота,
Из октавы в октаву, спускаясь в подземные гроты,
Красным звуком вплетается в имя твое, Люцифер.
LinkLeave a comment

[Aug. 11th, 2019|03:12 pm]
[Tags|]

-- Что происходит на свете? -- Великая Тьма,
-- Что, Кали-Юга? -- Так можно сказать, полагаю,
В этой бессовестной тел и идей амальгаме
За чередой черепов заскучаешь сама.

-- Что же за этим всем будет? -- А времени нет,
Странные сны навевает бамбуковый веер,
-- Вы полагаете, что иллюзорен рассвет?
-- Шутка, скорее, но вежливость требует верить.

-- Чем же все это окончится? -- о, пустотой,
Солнца колеблются в ней, рвет октавы плерома,
-- Вы полагаете, нам эта песня знакома?
-- Я полагаю, аккомпанемент к ней простой.

-- Что же из этого следует? -- следует за
Этим короткая пляска эонов по кругу,
Случай разрубит с плеча круговую поруку,
Если позволите вам по секрету сказать.

Следует из ничего все, что можно назвать
Следствием, бедствием, истиной или причиной,
В вашем мундире, с наследственным ангельским чином
Лучше не стоит с дворовой шпаной танцевать,

Знаете, месяц меж ребер скользнет серебром,
Взгляды соседей в прицел покосившихся окон,
И гопарей перекличка, и воздуха кокон
Только когтями, сударыня, мы разорвем.
Link1 comment|Leave a comment

[Aug. 10th, 2019|12:18 am]
[Tags|]

В дождь хорошо ворчать, будь ты старушкой или
Водосточной трубой, а если еще и ветер
Фонари обрывает с черных столбов, если ветер сильный,
Хорошо улететь анонимным письмом в конверте,

И не зван и не прошен, как Белой Орды татарин,
Но пока долетишь, промокнет каждое слово,
Вот и сравнивай, что отнято, а что подарено,
Только знай, не бери ни того, ни другого,

На таких дорогах не спрашивают имен,
Разобьет их на слоги и вихрем закрутит воздух,
Если роза ветров -- если это большая роза --
Прорастет сквозь стекла и выйдет за окоем,

...Но адресат молчит и не считает капель,
Которые сквозь небо пролиты,
Без зонтика стоит и, наклоняясь в шляпе,
Плюет в колодец, полный пустоты.
LinkLeave a comment

[Aug. 7th, 2019|02:49 am]
[Tags|]

Яблоки зреют. Сколько врагов погубил, столько звезд на крыльях погон,
В основном они умирают от туберкулеза,
А когда сквозь щели выходит нагретый воздух,
Снится ржавая ночь и стекающий с рельсов вагон,

Яблоневый цвет опадает быстрее звезд,
Здесь вам не сирень -- попробовали бы они так с сиренью!
Я спрошу у таксиста, куда он меня завез,
Отчего так дрожат колени.

На кругу у времен постоянно теряется мысль,
А враги не плывут, нету смысла стоять у воды,
Это яблоки, шеф -- ты давай за баранку возьмись --
Десны вяжут железом и мглой до краев налиты.
Link1 comment|Leave a comment

[Jun. 29th, 2019|12:00 pm]
[Tags|]

"Вы, -- он плюется, -- злые одиночки.
У нас есть сила дня, есть сила ночи,
И между ними совокупный труд,
Уют духовный -- тоже, между прочим,
Он потом достается нам рабочим
Дороже, чем физический уют.

Вам целый мир, -- он говорит, -- чужбина,
Отечество вам где-то в глубине
Сломавшего вторую ножку шкафа
Библиотечного, в пыли дурных метафор,
Где только крысы лазают одне."
(Да, в содроганьи нитки паучиной,
В стремленьи Буратино стать мужчиной,
Хотя в чулане пусто и темно,
В сознании, что есть еще темнее
Пустоты, и когда, восторгом пламенея,
Дорогой смерти он идет за нею,
Сгорает только дерево одно.

И раньше -- где страшны изнанки слова,
Где сила ночи подомнет любого,
Где мозг безумьем выжжет сила дня,
Как ангелы с глазами партизанки
Здесь, на борту чапаевской тачанки,
Писали белой краской для меня.
Но зеркала захлопнуты, как двери,
И каждый день хрипит в руках врача
Какой-нибудь искатель откровений,
Взломавший сердце в поисках ключа.)

Вы знаете по картам ваших спален:
Материальный мир сентиментален,
Учебник исполняет вам шансон
О том, как, надоевшие друг другу,
Все элементы движутся по кругу
И подает энергию гарсон,
Пусть в круг ворвется, выстрелит в упор
В эстрадных оркестрантов Пифагор
Или еще какой-нибудь проказник,
Который проклят музыкальным слухом --
Уж мент спешит с материей и духом
Наперевес, возобновляя праздник.

Он говорит: "Мир наш, он вам не нужен,
А надоест, так мы его разрушим
До основанья: бренность -- ерунда,
В нирване нам заказаны места".
LinkLeave a comment

[Jun. 26th, 2019|01:02 pm]
[Tags|]

Ах, девушки! моего сердца гобой
Стонет, он попал под огненный дождь.
Стая птеродактилей кружит надо мной
Пикирует книзу и зовет за собой:
Что же ты, гондон, не идешь.

А я, девушки! уж иду так иду,
Понизу ползу, ужрался я в зюзю,
Завистники вам врут, что я грязный лузер,
Но я ящер-змий, мезозойский юзер,
Только вмерзла в лед и лежит во льду
Та, что дует в моего сердца дуду.

Ах, девушки! Чем вы меня утешите?
Вижу ножки; свои-то растерял я давно
В черных лужах, во мраке их дна кромешном,
В безднах черных глаз, между яблок, между
Лестниц черных строк, ведущих на дно
Барабана моего сердца, где она совсем без одежды,
Он трещит от страха, а ей смешно.
Link1 comment|Leave a comment

[Jun. 22nd, 2019|10:24 pm]
[Tags|]

Я был дворовой гитарой, инструментом низшего класса,
И каждый рвал мои струны, как рвут на лифе шнурки,
Ложился в руки любого дворового ловеласа,
Сквозняк из дыры в кармане наматывал на колки.

Я строил или не строил, визжал и скрипел надрывно,
А девки зубастый рот целовали поверх меня,
А ночь глотала бензин или в кровь расшибала рыла
И розовый след аборта плыл в небе к началу дня,

Я был дворовой гитарой, инструментом любви и смерти,
Я кашлял гитарным риффом, выплевывая шансон,
Дворовые музыканты, заботясь об инструменте,
Дышали эфирным лаком и лили в кровь ацетон.

Над струнами ночь любви расцветала губой разбитой,
Мы жили или не жили, мы, дерево и металл,
Прощай, не тяни струны, короткой, как сон магнита
О том, как в железных недрах Земли он любить устал,

О том, как в железном сердце звезды шевельнулось пламя,
И память о прошлой жизни, и тот подзаборный ритм,
Дешевая папироса, сквозняк из дыры в кармане,
И небо, полное звезд, над разбитой губой горит.
Link2 comments|Leave a comment

[Jun. 21st, 2019|01:09 am]
[Tags|]

Эгей, он говорит, твой паспорт идет не в масть,
Кто в аду не бывал, тот жизни не видал! --
Ну как хлопнет меня по плечу, точней ему не попасть;
Сразу уйти нельзя, это скандал.

В аду, он говорит, ты проживаешь секунду,
И тут же она наступает снова,
Боль берет на нервах чувствительные аккорды,
Мысли скудны, нет и следа от слова,

В аду, он говорит, все равны, и человек, и еж,
Девушка без одежды и голотурия,
Чертяку за ложку воды скорее к сердцу прижмешь,
Крепче, чем в раю нежнейшую гурию,

В аду тени ложатся иначе, и органы разных чувств
Перерождаются, чтобы чувствовать только боль,
Ты платишь, чтоб стало легче, но твой аккаунт пуст,
Мертв, как ее волос розовый пергидроль,

Память жжет огнем, любое движенье жжет:
Это ад, здесь даже воздух горит огнем,
Пустой футляр от надежды, гарь, токсический шок,
Глаз, как воронка, черное пламя в нем.

Так что отсюда ты не выведешь никого:
Взятки берем, а так-то спор беспредметный;
Где твой билет? -- я сержусь, и летит в него
Крапленая колода моих документов.

Не удержу скользкой руки, в четырех раскаленных стенах
Я потеряюсь, мост перевернется узкий,
Я никого не выведу, и на взятку не хватит денег;
Мы остаемся, нам не нужно твоих инструкций.
LinkLeave a comment

[Jun. 19th, 2019|12:15 am]
[Tags|]

"Что ты мне поешь, Буратино, скворечная голова,
У меня здесь в каждом углу деревянная мумия,
На скамье Пьеро обрывает с рук рукава,
Умирает от голода и безумия.

Посмотри, они сами лезут ко мне в чулан,
Накажи, мол, нас, научи нас считать удары
Кожаного кнута по горячим нагим телам:
Я твой Карл, я у Клары украл для тебя кораллы,

Если Некто встанет опять на моем пути,
Я возьму себе кровавые яблоки его глаз,
Подойди, голубые волосы расплети,
В полутьме чулана погладь этой плеткой нас." --

"Я пою тебе здравствуй, Мальвина, моя дорогая,
Синеглазая девочка, здравствуй и снова прощай,
Я смотрю на тебя, я ударов кнута не считаю,
Выдавай же меня и за это перо получай,

Ведь Пьеро оборвал рукава, и теперь его точны движенья,
В горло входит перо, как в поэму "Двенадцать" Христос,
Но тебе в этот раз не отделаться шрамом на шее,
Помнишь, как мы с тобой -- нет, не помнишь ты, что за вопрос".

И вздыхает Пьеро, и стоит паровозом на рельсах,
У красивой молодки отнявшим пропащую жизнь,
И механик его разбирает до скрученных жил,
И сокрытый в нем двигатель переставляет на крейсер.
Link3 comments|Leave a comment

[Jun. 16th, 2019|01:15 am]
[Tags|]

Шура говорит, к ней баба Алена ходит,
Ей дает советы про жизнь, про все,
Что шептать, когда обгорит лицо,
Чем сводить прыщи при сухой погоде.

Только про мужика, говорит ей, не спрашивай,
Не пытай меня насчет этого,
А не то, говорит, приведу к тебе страшного
Из самого пекла мол, с чертова ведома.

Шура так и сяк -- бабушка, в чем смысл существования,
В чем, говорит, голубушка, гармония всех стихий?
Старая сложит буквы из свиной требухи,
Отстань, говорит, девка, я на задании.

Шура подъедет то с той стороны, то с этой:
Ты, мол, знаешь, бабка, про те миры,
Что за пену нам вакуумный ветер
Гонит из космической кротовой норы?

"Ой как опостылели вакуумы-плевакуемы,
Нагляделася досыта в лица пустоты,
До утра беззвучные в сердце плакали
Невозможной ночи немыслимые цветы.

Я пойду в могилу спущусь на кладбище,
Девка, ты не доводи до греха,
А не то найду там тебе товарища,
Хитрого червивого жениха."

Шура морщит лоб и кусает губы,
На вопросы хочется знать ответ,
Так и эдак спросишь, а выйдет грубо,
Мол, сама червивая или нет,

Я, мол, прыщ сведу, после чирей вытравлю,
Поменяю занавески на зеркалах,
Я свиную кровь на балконе выставлю,
Только расскажи о своих делах.

Каждую ночь, как побледнеет луна,
До утра танцуют у Шуры гости,
Водку прямо из ванной черпая горстью,
Шура пьяна и баба Алена пьяна.
Link4 comments|Leave a comment

[Jun. 15th, 2019|02:49 am]
[Tags|]

Звон от воды, и за городом впроголодь
Держат созвездия, весь зоосад,
Бродят по крыше вороны и голуби
Вдоль Зодиака и сразу назад.

Девушка смотрит влюбленно, и луч, попадая в зрачок,
Что-то рисует внутри в перевернутом виде,
Сердце играет то в холодно, то в горячо,
Но ничего не находит и тонет в обиде,

Знаешь тетраэдр? Вот так получают метан:
Входит один, и к нему подступают четыре,
Небо корабль, там скучает ее капитан,
Эта луна -- только пуговица на мундире.

Выше летучие мыши сменяются совами,
Вахта ночная, черно и вверху, и внизу,
Девушке это неважно, она нарисована
И распечатана голая, с клипсой в носу,

Лист пузырится, весь к шкафу приклеенный;
Членистоногий какой-нибудь рак
В жирной кастрюле гремит сочлененьями
И отвечает за весь Зодиак.
Link2 comments|Leave a comment

[Jun. 7th, 2019|06:43 pm]
[Tags|]

Бога садится играть, да, ребятки,
Бога садится играть в карты,
В поезде из Варшавы в Тмутаракань
Тараканьи шкурки шершавые в тамбуре,
Воробьи зажмурились и закаркали,
Пассажир в пижаме вышел за грань.
Ну а что же, а куды ж податься в вашем купе,
Если моя остановка находится в Майкопе,
Сколько еду, а к ней не приблизился ни на грош:
Расшатала устои развратная молодежь.

С этими-то устоями -- да, ребятки --
Чьи косые глазки глядят в пучину разврата,
Бога бесстрашно садится в карты
Поиграть садится за столик плацкартный,
Несмотря на то, что мглою объята
Лесополоса и проводница в окне,
И летит машинист на железном своем скакуне,
Перебравши спиртного -- а кто скажет, где граница?
От любви молодой поэт решил отравиться:
Пусть сквозь слезы она шепчет "бедный" и смотрит в экран --
Он кредитку берет и идет в вагон-ресторан.

И вот карты розданы, да, ребятки,
И назад уже нет по железным рельсам пути,
Хотя много их было, бугристых и неопрятных,
Но бывает так, что ты поворот пропустил
И уже не вернешься. До Боги еще не дошел черед,
Но он видит, какая карта какую бьет:
Карты понятными знаками обозначены.
А руки его партнеров стали прозрачными,
И сквозь них все видно -- ну что это за дела,
Видеть карту раньше, чем карта на стол легла.

И Бога зажмуривает глаза, да, ребятки,
Не желает получать лишнюю информацию,
А она говорит -- пошел, значит, на попятный,
Бесполезно, говорит, от меня скрываться,
Каждое ваше слово работает против вас.
Бога видит карты сквозь толстые веки глаз,
Он не хочет -- но алые сердца говорят напрямую
С его собственным сердцем, советуют сбросить сбрую
Вен, артерий, контрольного нервопровода
И не слушать грецкого ореха какого-то,
Много воли взявшего в своей костяной скорлупе,
Достающей до уровня верхних полок купе,

Они красным горят и советуют, да, ребятки,
Выйти сквозь прутья клетки и лечь на стол
Рядом с ними: "Тебе приятно и нам приятно," --
Что же делать Боге -- ведь он-то парень простой,
Скажут "стань стаканом" -- а он уже стал стаканом
И толкает в бок другой столовый прибор,
Чтобы тот, железяка, его не дразнил стеклянным,
А гроза засевает пеплом вершины гор,
И орет тот приемник, который вчера орал,
Поезд едет по дну говорящей реки Урал.
Link2 comments|Leave a comment

[Jun. 6th, 2019|08:21 pm]
[Tags|]

Он отделялся от забора или от стены дома
И шел за мной -- маньяк, фетишист
Или что-нибудь в этом роде.
Как правило, это был не особенно поздний вечер,
На улицах еще были люди,
Правда, если к ним присмотреться,
Могло показаться, будто они и сами
Были небезопасны.

Протащившись несколько шагов сзади,
Он начинал говорить,
Никаких "девушка, как вас... зовут", или "чем" или "если",
Никаких "хотите ли вы сниматься в кино",
Но, конечно, тоже не фонтан красноречия,
Хотя интонация падала и поднималась,
Паузы, по-хорошему внезапные,
Были на месте.

Он утверждал, что если двое движутся друг относительно друга
С ускорением, происходит вот что:
Они оказываются в разных вселенных,
Вакуум одного -- для другого населен и горяч,
Не всегда можно не только сверить часы,
Но и договориться, в какую сторону течет время.
Когда я выросла, что-то подобное называлось "эффект Унру",
Но, может быть, он имел в виду нечто совсем другое,
Поскольку говорил он всегда и только
Об одиночестве.

В детстве я была трусливым ребенком,
Отца это беспокоило, он говорил -- бояться очень опасно,
Рассказывал, как отучился сам --
Это необходимо, если живешь в сложных районах --
Пожалуй, и меня отучил.
Между тем, быстро темнело,
Несколько ритмических узоров спустя,
Простеньких, типа терцины или секстины,
Мне становилось интересно,
Я задавала вопросы,
Но, сколько помню, он не ответил ни на один,
Он их не слышал.

Исчезал он совсем незаметно,
Да и было бы что замечать под покровом ночи,
Как будто о каждом из тех согнувшихся у дороги
Можно было сказать с уверенностью,
Человек это или, скорее, фонарь:
Как правило, фонари у нас не работали,
А люди работали еще реже.
Тем более, с фонарем так и бывает:
То появится, то пропадет за деревянной бочкой,
Пока совсем не исчезнет.
LinkLeave a comment

[Jun. 3rd, 2019|03:26 am]
[Tags|]

Во сне был Анненский, гимназии директор.
Две школьницы жгли белый лепесток
Ромашки, луч поймавши в телескоп,
Цветок огня выращивая редкий.

Директор был влюблен в неведомый предмет,
Так, неодушевленный, но сквозь стекла
Двойных очков, сквозь витражи костела
Он узнавал директора портрет.

Он движим жалостью, а жалость движет горы,
Нет, роет норы мокрые в снегу,
Как жимолость, отставив разговоры,
Цветет, роняя лица на бегу,

Не утешай его, в любви специалистом
Прослыл не зря: и легче, и теплей
Плыть на борту бумажных кораблей,
Быть на деревне первым гармонистом.
Link3 comments|Leave a comment

[May. 29th, 2019|10:18 am]
[Tags|]

Пограничник не выпускает мой соломенный самолет,
Голова Антилопы скрылась до конца лета,
Нас согласны терпеть только официантки да сомелье,
Но не поддержать разговора, раз денег нету.

Так и ходишь одна: братья любят зарыться в холм,
Сестры сидят страшные на дне озера,
Был знакомый дворник, Прохор не то Пахом,
Да попал в аварию на бульдозере,

А еще кому-то нужно что-то такое,
Чего у меня нету и никогда не было,
А менту нужен парус, он ищет только покоя,
Но спрашивает мой паспорт и смотрит в небо

С подозрением: между шестеренками лохотрона
Поболтавшись, подозреваешь даже горшок с бегонией,
Сегодня в нем глина, завтра зыбкий камень перрона,
Страшная звезда катится на погоны.

Добрый человек прекратил бы твои мучения --
Не смотри с надеждой, у меня нет оружия,
В подобный полдень прячутся даже тени,
Тем более паспорт; верь, он тебе не нужен.
LinkLeave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]