злой чечен ползет на берег [entries|archive|friends|userinfo]
aculeata

[ website | Барсук, детский журнал ]
[ userinfo | ljr userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[Sep. 23rd, 2021|05:04 am]
[Tags|]

Вышло нехорошо, и спросить оказалось не с кого,
Хоть стена горизонта падает вместе с крышей,
Можно выйти на связь и с бездной, и с бездной бездн,
Но нет толку ни там, ни выше.

Собирая скорлупы цокающих клиппот,
Как на пляже у моря ракушки когда-то раньше,
Видишь -- что было трудно, стало теперь легко
И не нужно, как рама совсем не нужна в пейзаже.

И на каждом небе и в каждой изнанке ада
Открывается глаз -- все, что видишь, теперь твое,
Входы в бытие и в небытие,
Строй гармоний, сладкий соблазн распада,

Что есть безобразного, бессловесного,
Прорастет развесистой прописью,
Образ, как с куста, буквы россыпью.
А она умерла, больше нет ее,
И за смерть ее спросить не с кого.
LinkLeave a comment

[Sep. 22nd, 2021|05:06 am]
[Tags|]

В те времена, когда луна могла размещаться под мебелью,
Ван держал ее в плетеной корзине,
Тени прутьев плыли по полу медленно,
И красиво, и некрасиво.

Да Цзи заходила, когда Вана не было дома,
Выпускала луну и пугала, щелкая зубом,
Покрывала луну холодным потом истома,
А лиса дразнила ее, обзываясь грубо,

Не споешь, мол, песню, распотрошу, как зайца!
Вот целует луну, и шрамом от поцелуя
Возникает рот и широко раскрывается,
И язык внутри виден лунный.

"Ай-я, ай-я, брат мой, зеркальный карп," --
Так поет луна, раздвигая голосом прутья --
"Ах, когда бы по суше ты стал бы бегать, когда б
Прибежал сюда, ведь прошлого не вернуть нам,

Нерожденными были и были мы веселы,
Нас не знала Да Цзи и в брюхо не целовала,
Не каталась по полу, не нюхала я золы,
Не хватал ты дочку жука за жвалы,

Ай-я-я," -- и назад в корзину, и станет прозрачной там,
Пусть нахальная гостья уйдет голодной,
Замолчит язык, заживут, зарастут уста
Лунной плотью, луна их закроет плотно.

Эти времена мы вернуть бессильны,
Светит нам другая луна-планета,
Только лисы-лгуньи, только волки-поэты
С нею говорят, красиво и некрасиво.
LinkLeave a comment

[Sep. 20th, 2021|04:16 am]
[Tags|]

В социальных сетях его преследуют обрюзгшие лица
Селфимейкеров, страшные фото завтраков и обедов.
Дорогая, боюсь, что я поспешил родиться,
Ты простишь, если я уеду?

Дорогая плюшевая сова глядит не мигая,
Возражения не выдвигает, простила? простила,
Соберешься со мною? нет, пусть это будет другая,
Там ты будешь другой, -- и янтарные очи закрыла.

Без нее! Без нее. Два билета, кислотная марка,
Одиночества гладкая кожа, лукавая нежность,
Приключения ждешь или, может быть, просто подарка
В этих странных местах, и серебряных, и безмятежных,

Где двумерны узоры, где жизни, как будто небывшей,
Так звенит, разбиваясь в басах, колокольное эхо,
Под гравюрным штрихом расцветают узорные вишни,
Эта роза -- несчастье, а эта фиалка -- помеха.

О сова моя смерть, трепещу тебя, знаю и жажду,
И навстречу тебе прохожу, раздвигая узоры
Серебристого плюша, когда же? когда-то, однажды,
Расцветай для меня, не жалей мне янтарного взора.
Link1 comment|Leave a comment

[Sep. 19th, 2021|03:09 am]
[Tags|]

Стоит печальный человек,
От горя яйца онемели,
И свистом человечьей трели
Скликает женщин и коллег.

Зачем цветет луна в бокале
Хмельного неба, и чего
Под ней ждет человечество,
Раскинув сети гениталий?

Ни дрожь железного состава,
Ни зов друзей, сошедших на
Платформу жизненного дна,
Ни сокращенье мышц сустава,

Ничто не даст ему ответ
И разрядился телефон,
В ушах стоит прощальный звон,
Как бы прямого хука след.
Link6 comments|Leave a comment

[Sep. 17th, 2021|04:11 am]
[Tags|]

Дуб смотрит во все стороны, думает обо всем,
Хорошо быть девчонками, целой гурьбой многоногой,
Топотать, хлопотать, веселиться, ходить колесом,
Встретить дерево и прислониться, руками потрогать,

Человеческим городом быть, задыхаться в пыли,
Дрожью нервных фундаментов мучиться втайне и стыдно,
Под мундиром асфальта скрывая округлость земли,
Шарить сумрак лучами своих фонарей грушевидных,

Хорошо, спору нет!.. но медлительней всходит вода
По древесным каналам, и мельче подземные реки,
И снаружи к стволу подступают кольцом холода,
Словно сон разрастается в каждом твоем человеке.

Ставший городом дуб спит под снегом и дышит ничем,
Опрокинулось небо, как в чашу, в оставленный город,
Ничего, не беда, это камень горы или горя,
Под него, под лежачий, умрет, а прорвется ручей.
LinkLeave a comment

[Sep. 9th, 2021|04:25 am]
[Tags|]

Дед-лифтер спорит с бабкой во флигеле
Об обрядовой стороне религии,
Это, мол, и есть Антихрист, стара,
Вспомни, мол, Великого Инквизитора
Из сочинений сына польского барина,
А не то литвина или болгарина.

Бабка-сменщица ему -- врешь, старик, через слово,
Церковь, говорит, есть Тело Христово,
Кто, мол, его не вкушает суть атеисты,
Перспективы, мол, у них неказисты,
Или пьянствовать, или винт крутить,
Амфетамины в зачерненой ложке варить,
Или накрайняк у фершала, у аптекаря
Покупать антидепрессанты и нейролептики.
Кризис, говорит, небось на всех один,
Внучкам не хватает на кокаин.

А студент, ожидая лифта и нрав имея строптивый,
Подшутить решил, стоит и жмет на кнопку звонка,
Задает вопрос так кротко, издалека:
Что вы скажете о концепте категорического императива?

От прихода наблюдателя пространство возможностей
Схлопывается до размеров пассажирского лифта.
И кряхтит старик: ахти мне, охти мне,
Вона где у меня энтот императив-то,
Бабка говорит: ты б, говорит, милок,
Не карябал на стенах химическим карандашом
Про любовь, про хуйло: если б каждый сдержаться мог,
Нам, лифтерам, было бы хорошо.

Студент в кабине ни жив, ни мертв, Бог не фраер,
Шредингер не собачий хер,
Кроме гравитации, нет ни нравственности, ни морали,
Молодежи не с кого брать пример.
LinkLeave a comment

[Sep. 6th, 2021|09:17 pm]
[Tags|]

-- Мне страшно читать твои книги, -- она говорит,
И голос разносится едко, как аэрозоль, --
У них переплеты, как домино из могильных плит,
У них на картинках под воды Стикса идет Ассоль.

Она не распознает паттерны могучих букв,
А то бы боялась больше или сердилась,
И кудри ее, древесные кроны буков,
Грубо шелестят, выражая немилость.

Но что это за выбор, женщина или книга?
В графе "личная собственность" только прочерк,
Вечность в хату, скука и холодрыга,
А богине нужны ребята попроще.

У подружек под девятью хвостами
Нас томили нежные ароматы,
Ирис, ландыш, переплетная мастерская,
Атом, связан, страстно ласкает атом,

Стой, беги дворами, гуляй мостами,
Сетью хитрых жестов плети интригу,
Но не промахнись, если метишь в книгу,
А не попадешь, и тебя не станет.
LinkLeave a comment

[Sep. 4th, 2021|04:48 am]
[Tags|]

Марь Иванна идет по улице,
Солнце, как печеное яблоко, вот-вот выкатится на блюдо,
Дым лесных пожаров неспешно курится,
В городе предрассветно и малолюдно.

Где-то двойник Марь Иванны, тоже без особых примет,
Режет головы школьникам и уходит неузнанным,
Предается разврату, злоупотребляет арбузами,
Классный час пропускает и педсовет,

Поджигает школу, и школа горит огнем,
Языки поднимаются выше башен,
Лижут медное небо, и синим стальным литьем
Отражаются в радужке первоклашек,

Радость их сердец, дикие мыслеобразы,
Не стесненные безжалостной рефлексией!
Красным цветком расцвела на глобусе
Перенаселенная часть России.

Марь Иванна, не сбиваясь с маршрута,
Не остановима, неопалима,
В туфлю на толстой ноге обута,
Твердо ступая, проходит мимо.

Вечность стучит в висках, время летит галопом,
В фартуке память строит жизненный опыт,
В нем Марь Иванны скульптурно застывший образ
Краеугольным камнем ложится в пропасть.
Link1 comment|Leave a comment

[Sep. 3rd, 2021|05:18 am]
[Tags|]

Борис, врач-онколог, сказал -- для себя я понял,
Это, как эстафета,
Отец добежал, дал тебе палочку,
Беги и ты.
Повезет -- найдешь, кому передать.

Вокруг угадывались ходы ультразвука
От бесшумных лифтов,
Барионное вещество межзвездного пространства,
Говорят, живет в них и в нас,
В мире все общее,
И ничего не присвоишь.

В конце концов, оказалось нетрудно понять
Радость выдоха,
Таинство смерти
И даже праздник,
Но нечего сказать пережившим своих детей.

Это не то, что можно простить
Менеджменту, разработчикам,
Прочей администрации.
А для врача рутина
Потерять пациента,
Помилуй бог, еще одна царапина на сердце,
Он пожмет плечами,
А что тут прощать
И как не простить.

И мы не станем об этом думать,
Мы будем крутить свою старенькую шарманку,
Колесо сурка,
Он со мною,
Петляет, конечно, то здесь, то там,
Без определенного места жительства,
Придет, если я позову,
А если он захочет позвать,
Мы готовы,
И до свидания.
Link1 comment|Leave a comment

[Sep. 2nd, 2021|05:29 am]
[Tags|]

Дева-роза, ступай за портьеру,
Исчезай в монохромной траве,
Генералы песчаных карьеров
Шелестят у тебя в голове.

Клонит корпус воздушное судно,
Издает оглушительный рык,
Самолет в никуда ниоткуда
К лону аэропорта приник,

Он покорен, он твой, дева-роза,
Больше водки не пей, погоди,
Слышишь, странные метаморфозы
Совершаются в юной груди,

Образ ебаря, разом поблеклый,
Как на паспорте скулу свело,
Сердце бабочкой бьется о ребра,
Кардиограф глотает число,

Смерть, ее стрекозиные крылья,
Взгляд внимательный с той стороны,
Если марганец дружит с бериллом,
Значит, губы у камня красны.
Link1 comment|Leave a comment

[Aug. 31st, 2021|05:20 am]
[Tags|]

Сосед купил мягкую игрушку Авокадо с глазами
Недобрыми черными, как у дворничихи Камиллы,
Покрытую ядовито-зелеными волосами.
Позабыл ее на полке каминной.

Вечером приходит с работы, а дома наряд полиции
Весь порубленный лежит на мокром-мокром полу,
Шлемы сломаны, ствол и патроны лопнули,
Искаженные ужасом лица.

Окна в крошево, в комнате воздух колкий
От стеклянной пыли, мебель с вывернутыми дверьми,
Водоросли бородой из аквариума,
Авокадо лежит на каминной полке.

Стал ее ругать -- смотрит недобро,
Мягкая игрушка, пороллоны скрипят внутри,
Не горит пластмасса от спичек мокрых,
Как ее пластмассу ни матери,

Все-таки изловчился, поджег занавески,
Ведь нельзя же после такого ада,
И спустился вниз по пожарной лестнице,
Спас лишь документы и Авокадо.

И с тех пор он бродит из дурдома в дурдом,
Рассыпая пожары, как семя солнца,
Он нигде надолго не остановится,
Мягкая игрушка всегда при нем.
LinkLeave a comment

[Aug. 29th, 2021|10:10 pm]
[Tags|]

Небо кажется странным, и белые крапинки льда
Опускаются вниз и пикируют прямо на нос,
Старые господа, чтобы привлечь внимание старых дам,
Снисходительно обсуждают женский вопрос,

И сквозит обида, как рыба в обмелевшей реке --
Лучше ей быть лягушкой, иначе не выжить в таких местах,
Не хватает масштаба у жизни на празднике
И сердечная дрожь бьет на тех же частотах, что страх.

И теперь уже ясно, что белоглазая Галатея,
Нежный робот, теплеющий там, где возьмет рука,
Не посланник небес, но прыщавых подростков затея,
Подменивших творение скульптора-старика,

За обманом обман, не до звезд, но до Анны в петлице,
И хрустальная крышка небес, как над чашей, до слез
Прижимает, не встать и плеча не расправить всерьез,
И насмешливо сверху глядят отраженные лица.

Белоглазая, сладкий фантом, мягкий сахарный мрамор!
Разверни свой обман артиллерией сладостных недр --
Так голодные дети стекло обглодали до рамы
И наглядный технический космос открылся за ней.
LinkLeave a comment

[Aug. 27th, 2021|04:59 am]
[Tags|]

Как долго работал рабочий
Над пулею для Гумилева!
Кукушки в дверях полуночи
Сказали последнее слово,

Пружинки запели и сникли,
Их ранит узор микротрещин,
Жена, над повареной книгой
Уснув, захрапела зловеще,

Посуда цветов терракота
И пальцев на ней отпечатки.
Уж атомы сложены плотно,
Застыли в сумбурном порядке,

Застыли, как взводы жемчужин,
Без лишних пустот или скважин.
Свинцу тяжело быть снаружи,
Металл это слишком домашний.

Томит или мучает выбор --
Возьми же, как рыбу, за жабры
Судьбу, поплыла и спасибо,
Успел бы, плечами пожал бы.

Коснуться изнанки всей жизни
И вдруг полюбить, не желая
Ни памяти в дымной отчизне,
Ни смысла, ни ада, ни рая,

Но, может быть, взгляда оттуда,
Сквозь зеркало темной страницы,
Сквозь смерти галантное чудо,
Сквозь крик механической птицы,

Кукушка, начни-ка по новой,
Птенцом или братоубийцей,
Сквозь сердце распиской свинцовой
По зеркалу темной страницы.
Link1 comment|Leave a comment

[Aug. 23rd, 2021|05:26 am]
[Tags|]

Дядя Федор бомж, так что он вечно в дороге,
Даже если он спит, и под ребрами, как грибы,
Прорастают пружины матраса, и месяц, совсем безрогий,
Колесом одиноким считает пороги судьбы.

Можно дружить с вещами: брошены, как и ты,
Они обрастают глухим отверженным эхом,
Похожим на мох, на изнанку твоей мечты,
Вывернутой навстречу неизбежным теперь прорехам.

Помнишь, как ты любил, выкладывался, как доктор,
Перед сломанной куклой из нервов и сухожилий,
Собственной тканью чинил и сшивал кого-то,
Общей кровью мешочков твоего сердца жили?

Впрочем, о чем тут думать, кукла всегда продаст,
Если встретит директора театра марионеток,
Мимо плывут годы, как города,
Кольцами на стволах, рунами короедов,

И доплывают до тех беззаботных мест,
Где выпадают звезды крупной росою в россыпь,
Не беспокойся, зайчик, Шарик тебя не съест,
Это фоторужье дает ему кот Матроскин.
Link4 comments|Leave a comment

[Aug. 22nd, 2021|12:36 am]
[Tags|]

Доктор Халед аль-Асаад
Был старик и веровал в археологию,
Вел раскопки,
Говорил на пяти живых языках,
Мертвых языков знал несколько больше.
Несколько европейских стран предложили ему гражданство,
Но он отказался покидать Сирию.

Пятьдесят лет он работал в музее великой Пальмиры,
Древние сокровища Тадмура знал по именам, как котят.
Перед приходом боевиков Исламского Государства
Сотрудники музея спрятали их в древней земле,
Где для них было достаточно корма --
Цифр, имен и всех даров картотеки.

Доктор Халед аль-Асаад
Пятьдесят лет работал в музее великой Пальмиры
И даже несколько больше.
Он не признался под пытками,
Он не признался, когда пытки ужесточили,
Не назвал места,
Где лежат, укрытые от боевиков Исламского Государства
Древние сокровища Тадмура,
Был поставлен на колени
И обезглавлен на площади перед музеем,
Где он работал пятьдесят лет,
И даже несколько дольше.

После его изуродованное тело
Повесили на светофоре,
Светофор горел своими цветами,
Управляя движением транспортных средств.

Что такое культура? Кому нужна?
Есть цифровые изображения сокровищ Тадмура,
Есть картотека,
В конце концов,
Можно просто любить, и гораздо важнее
Чтобы свободному человеку
Не было отказано в его свободном желании
Трахнуть кого-то,
Обратить мир в прах,
Раствориться в соусах ртути и серы,
Быть востребованным в любви.

Даже шпионы, у которых
Довольно серьезная мотивация,
Если им отстреливать пальцы, один за другим,
Все вам расскажут.

Все это давно устарело
И немного забавно,
Но если вы хотите знать, что такое мужчина (устар.),
Что такое отец (устар.),
Что такое великий выбор сердца
И свободный выбор свободных профессий,
То вполне достаточно сообщения --
18 августа 2015 года
Доктор Халед аль-Асаад,
Археолог по праву рождения и смерти,
После многих, но безрезультатных пыток
Был обезглавлен на площади перед музеем,
На камнях великой Пальмиры,
На камнях Тадмура (устар.).

Есть фотография.
И странно, на ней
Он стоит на коленях в очках,
Он старик, один здесь без бороды,
После пыток вид так, не очень,
А эти очки --
Как новенькие,
Не треснуты, не разбиты.
LinkLeave a comment

[Aug. 21st, 2021|05:23 am]
[Tags|]

Просыпаясь в деревне жителей без лица,
Берешь в руки деревянную голову петуха --
Продудеть побудку, умыться, почиститься
И подумать: не так эта жизнь плоха.

Беспокоит только пронзительный взгляд
Одноглазого неба, оно здесь смотрит одно,
У соседей нет носа, нет рта, и не говорят
Люди лишнего, носят серое полотно,

Были скучны захваченные одним:
Тоской любви, смертью друга или своей,
Мироздания обустройством безрадостным,
Нехорошей рекурсией в голове,

А теперь что одно, что другое, что много сразу,
Так, пожалуй, вовсе не различается,
Лишь слегка не по себе под взглядом желтого глаза
И нельзя дудеть, если нет лица.
LinkLeave a comment

[Aug. 18th, 2021|04:55 am]
[Tags|]

Андрей закрывает электронную книгу,
Смотрит в окно, и в нем закатные раны
Под неровным стеклом тревожат в душе интригу,
Словно вести с маковых полей Талибана.

Он отмахивается, как от назойливых мух,
От пары-тройки юношеских идеалов,
Взявших за правило докучать ему
Из летейских вод нейронных каналов,

Где они валяются, безобразно пьяны,
Вечные студенты с бриллиантами глаз.
Как большая маковая поляна,
По следам заката земля зажглась,

Маковые мальчики пугали царя Бориса,
Расцветая всюду, куда ни посмотрит он,
Так и сталось с царской судьбой проститься,
Сделать, как тот, кто делает, как тот, кто влюблен,

А не то что вы, потрепанные, нейронные,
До куска жизни охочие геттингенцы,
Распустили слюни! ...и стекла дрожат неровные,
Мак уже отцвел, и темно на сердце.
Link1 comment|Leave a comment

[Aug. 17th, 2021|05:15 am]
[Tags|]

Начальник Котлопункта
(стихи)

Достать до дна, до якорного грунта
Сердечной речи может лишь один
Космических империй гражданин,
Неведомый Начальник Котлопункта.

Ты слышишь, каковы его шаги?
Дрожит обертонами позвоночник,
Сустав колена гнется у ноги,
Но он проходит мимо этой ночью.

И мнится, что судьба проходит мимо,
Сужается рисунок контрапункта,
Чужая дверь скрипит неумолимо,
Вошел к другим Начальник Котлопункта!

Но каждая, на кухне ли, в подсобке,
В апартаментах люкс среди светилен --
Пусть на сегодня вихрь мечты разомкнут,
Пусть утомлен герой и обессилен --

Живет сознаньем, что однажды ночью
Небесный пункт потребует подпункта,
Дверь распахнется, и узрит воочью
Она твой свет, Начальник Котлопункта.
Link1 comment|Leave a comment

[Aug. 16th, 2021|02:03 am]
[Tags|]

Валик у меня есть для крошечной пианолы,
Крутишь его, зацепляются молоточки,
Механизм, протираемый этанолом,
Тонкие струны разбивает и точит.

Больше не нужно мне выходить из дома,
Кажется, встречу то же, что и вчера:
Речные работы, лица чужих знакомых,
На домах вчерашние номера.

-- Разве это возможно? -- Не бойся, совсем не бойся,
Это только старость стучит в углубленья глаз,
Правила мегалоцефалополиса --
Шелуха леденцовых огней для вас.

Старые связи никак не простят измены,
Передернет вдруг плечом с укоризной
Телеграфный столб, как дуб в садах Лориэна,
С гнездами в ветвях, как при жизни,

И пока друзья заливают глаза туризмом,
Шевелятся песни, забытые музыкантом,
Ломких строф слезливые адаманты,
Брошены, росой на кустах повисли,

Каждое слово, как ключ от квартиры, где
Мы стоим и всей пятерней рабочей
Мнем стальные мускулы красоте,
И цепляют валики молоточки.
Link2 comments|Leave a comment

[Aug. 14th, 2021|02:18 am]
[Tags|]

Помнишь двор, сквозь трещины там в земле
Поднимались в небо кукиши тополей,
Ржавчина, ничем не удержана,
Обнимала все железное, как жена,

И раструбы труб, и литавры товарищей,
В похоронном оркестре сотрудничавших,
Одевала в дырявое рубище --
Через двор шла дорога на кладбище.

О, литавры! Как били эти литавры!
Ни один покойник не мог, клянусь,
Дотерпеть до могилы, чихал, вставал он
С кружевных подушек, мол, к черту, пусть,

Весь оркестр тогда останавливался,
Сам директор приносил извинения,
Тыкал в бок мерзавцев с литаврами,
Испитых до щек посинения.

Музыканты наливали покойнику,
Ладно, он говорил, полежим еще,
И супруга к подушке рукой его
Прижимала до самого кладбища.

Ну а мы, дети с Советской улицы
Города Серпухова Московской области,
Только и глядели, как в пыльном облаке
Желтолицая кукла нетрезво жмурится,

И мечтали, что когда-нибудь среди кукишей
Тополей, достающих до неба щупальцами
Понесут и нас, заржавевших совсем, больших,
Чтоб в гробу нам от грома литавров щуриться.
LinkLeave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]