anticompromat aka Abbot - 1612 год с точки зрения науки истории [entries|archive|friends|userinfo]
anticompromat

[ userinfo | ljr userinfo ]
[ archive | journal archive ]

1612 год с точки зрения науки истории [Nov. 4th, 2012|03:16 am]
Previous Entry Add to Memories Tell A Friend Next Entry
[Tags|]

«День единства России» – во множестве раз придуманный праздник. Во-первых, освобождение Москвы от казацко-польско-русской власти произошло 7 ноября 1612 года. Во-вторых, 400 лет назад ополчение свергло законную власть (первая русская революция). В-третьих, революция Минина и Пожарского совершалась на деньги англичан. Англичане – основные выгодоприобретатели победы над Смутой.

Лишь тезисно пройдёмся по гнилым швам агитпропа.

1)Казацко-польско-русская власть пала 7 ноября 1612 года (а не 4 ноября, как вертляво пытаются придумать пропагандисты).

2) Российские пропагандисты уверяют, что в 1612 году в Нижнем Новгороде Минин и Пожарский собрали ополчение, которое затем освободило Москву от польских и шведских интервентов. На самом деле это было восстание не против интервентов, а против верховной российской власти. Потому что сидевший на московском престоле Владислав в 1610 году был избран царём боярством и духовенством с соблюдением всех требуемых формальностей.

Другое дело, что он был представителем шведской династии Ваза и сыном польского короля Сигизмунда III, что и дало возможность историкам говорить о «замаскированной польско-шведской интервенции». Тем не менее, свергнутая народным восстанием верховная российская власть была полностью легитимной, а потому восстание 1612 года было первой русской революцией.

3) Сначала источники: 1) Торопцев А.П. «Москва, путь к империи» (2000 г.); 2)Скрынников Р.Г. «Крест и корона» (2000 г.); «Россия XV-XVII глазами иностранцев» (1986 г.); 4)Кеслео Я. Калюжный Д. «Другая история московского царства» (2003 г.); «О начале войн и смут в Московии» (1997 г.).


(Марина Мнишек (Maryna Mniszech) (ок. 1588 – не ранее 1614). Коронационный портрет 1606, Работа львовского художника Шимона Богуша)

Схематично всё выглядит так.

В 1605-1620 гг. на территории Московии происходила отчаяная борьба за власть и имущественные права между польско-литовской и шведской партиями (первую представляли ЛжеДмитрии, вторую – Василий Шуйский и Новгородская знать).
В 1611 г. на арене появилась и третья сила – англичане.

Одним из главных форпостов англичан был как раз Нижний Новгород, в 15 км от которого они владели соляными месторождениями. В книге «О начале войн и смут в Московии» (1997 г.) прямо говорится: на ополчение Минину и Пожарскому денег дали только Строганов и английский король Яков I Стюарт – 20.000 фунтов. Остальная, как сейчас бы выразились, российская «элита», в том числе и Православная церковь, делала отчисления либо польско-литовской, либо шведской партиям, либо просто прятала деньги в земле. Кстати, вышеперечисленные авторы ссылаются на книгу «Государи дома Романовых», стр. 56, (1913 г.), где говорится, что первоначально Пожарский вёл переговоры о денежной помощи с австрийским императором Матвеем Габсбургом. Но не сложилось.

Далее. Собрав первоначально небольшое ополчение (500 русских стрельцов и 200 иностранцев – в основном представителей балтийских городов и стран, а также англичан), Пожарский двинулся не на Москву, как надо было предполагать, а на Казань. Там оно первым делом убило воеводу Бельского, бывшего члена совета при Фёдоре Иоанновиче, а затем вверх по Волге пришло в Ярославль. Предполагается, что в Казани ополчение забрало казну, а также завербовало около 1000 татар. Весной 1612 года в Ярославле англичане устроили штаб-квартиру, куда ещё прибыло около 200 англичан. Эта команда – самое главное! – с деньгами привезла ещё и пушки. Вышеперечисленные авторы говорят, что эти пушки до сих пор хранятся в музее в Переяславле-Залесском. Затем к ополчению за деньги примкнула часть донских казаков (а запорожцы до последнего оставались верны поляку Жолкевскому).



(Гонсевский Александр Корвин (ум. 1639) — полководец Речи Посполитой, староста Велижский, воевода Смоленский, комендант Московского Кремля в 1610-1612 гг.)

4)Ополчение Минина и Пожарского осенью 1612 года действовало в интересах шведского короля.

«В образовавшемся из двух полков освободительном подмосковном войске воссоздавались общеземские, фактически общегосударственные органы власти — центральное приказное управление. Было образовано коалиционное правительство с участием «начальников» и приказных дельцов обоих лагерей.
Первое ополчение представляли в нём: князь Д. Т. Трубецкой, думный дьяк С. З. Сыдавный-Васильев, дьяки И. Третьяков, Н. Новокшенов и М. Поздеев. От Нижегородского ополчения в Земское правительство вошли: князь Д. М. Пожарский, «выборный человек» К. Минин, князь Д. М. Черкасский, В. И. Бутурлин, И. И. Шереметев и И. В. Измайлов.

Во внешней политике новое Земское временное правительство продолжало ориентироваться на Швецию, связывая решение династического вопроса с кандидатурой шведского принца. Непременными условиями окончательного принятия на Москве Карла-Филиппа руководители ополчения считали его скорейшее прибытие в Новгород и избрание государем на Земском соборе.
«А как королевич князь Карло Филипп Карлович придет в Великий Новгород: и мы тогды со всеми государствы Российского царствия совет учиня, пошлем к королевичю Карлу Филиппу Карлусовичю послов, с полным договором (!) о государственных и о земских делех».

5)Что получили англичане за финансирование операции Минина и Пожарского? Как пишет Н.И. Ульянов (Исторический опыт России. Очерк по сборнику «Скрипты», Анн-Арбор, 1981 год), Королевский совет в Лондоне постановил, чтобы земли вдоль Северной Двины и Волжского понизовья с городами Архангельском, Холмогорами, Устюгом, Тотьмой, Вологдой, Ярославлем, Нижним Новгородом, Казанью и Астраханью должны отойти под протекторат короля Якова I.

В результате окончательной победы Романовых в смуте в 1619 году, англичане получили всё, что хотели: их монополия на внешнюю торговлю Московии оставалась незыблемой вплоть до английской революции Кромвеля в 1648 году, когда они, по выражению Алексея Михайловича, «своего законного короля Карлуса до смерти убили».



(Ян Кароль Ходкевич-Борейко (1560-1621) — белорусско-литовский шляхтич и магнат, великий гетман Литовский, выдающийся полководец Речи Посполитой. Обессмертил себя победой над шведами под Кирхгольмом (ныне Саласпилс) в 1605 г. Совершил три (а не один, как это считают многие) похода на Москву в 1611, 1612 и 1618 гг. Умер во время битвы с османами под Хотином в 1621 г.)
<...>


(Венчание Марины Мнишек с царевичем Дмитрием («Лжедмитрием») в Успенском соборе 6 мая, работа художника Шимона Богуша – начало XVII века)
Вывод: всей этой пропагандистской кампании «4 ноября – День Единства» – неуд по всем составляющим агитпропа.

http://ttolk.ru/?p=14047

хорошее дело "Днем фашиста" не прозовут


LinkLeave a comment

Comments:
[User Picture]
From:[info]alexlotov2
Date:November 4th, 2012 - 08:55 am

День народного единства

(Link)
Слово Пастыря. День народного единства

Что произошло 400 лет тому назад? Произошло избавление страны, народа нашего от погибели. Мы были на волосок от исторической трагедии, от уничтожения страны, от потери ее суверенитета, от ассимиляции Православия католичеством — в общем, от национального уничтожения.

После смерти Иоанна Грозного началась череда проблем, связанных с желанием тех или иных боярских кланов добиться власти, войти во власть, — особенно после смерти Федора Ивановича, сына царя Ивана Грозного.

Важно другое. Что же произошло с нашим народом, что враг дошел до Москвы, не встречая практически никакого сопротивления, и вступил в Кремль? Что произошло с нашим народом, когда в Смоленск из Москвы было направлено посольство — делегация, состоящая из бояр, с просьбой к королю Сигизмунду посадить на царство в Москве его сына Владислава? Ведь инициатива-то исходила из Москвы. Конечно, военная инициатива происходила из Польши, и на русскую землю пришли польские войска, но кто их пригласил в Москву? Кто перед ними открыл этот путь? Те самые бояре, элита, которая считала, что возведение на Московский престол королевича Владислава будет неким модернизационным проектом для России. Мол, новая власть — западноевропейская, образованная; армия гораздо сильнее московской, лучше вооруженная; европейский уровень образования, культуры, а вместе с ним — и западная трактовка христианства…

Все это воспринималось многими как путь к модернизации страны. Но лучшие люди в Москве, в России понимали, что это будет не модернизация, не прогресс в государственной, общественной, экономической, военной сферах, а это будет потеря суверенитета, потеря независимости, исчезновение страны. Именно эти люди понимали, что речь идет не об улучшении жизни народа, не об укреплении государства, а о полном демонтаже государственной и народной жизни.

И, может быть, самый главный вопрос, на который мы сегодня должны отвечать в связи с празднованием 400-летия Смуты: как это могло произойти? Почему русские люди, бояре, вроде бы ответственные за судьбу страны, — почему они сознательно пошли на все эти поступки, которые можно квалифицировать как просто предательство? Ведь они не думали, что предают страну, Родину — они считали, что делают великое и благое дело.

Все это очень перекликается и с нашим сегодняшним днем. Многим импонирует заимствование иных образцов общественного, политического развития, отказ от своей самобытности, от своей веры, которая для тех, кто предлагает этот отказ, представляется косной, консервативной, мешающей развиваться народу и государству. Все это присутствует и сегодня. Но совершенно очевидно, что 400 лет назад нашлись люди — Патриарх Гермоген, который отказался подписать воззвание, призывающее русский народ склониться перед Владиславом; Минин и Пожарский, которые в ответ на призывы Патриарха Гермогена подняли ополчение; жители многих регионов России, поддержавшие это ополчение, — и все они понимали, что речь идет не о благе страны, а о ее погибели.

После завершения Смуты и избрания Михаила Федоровича на царство, а в особенности с приходом к власти государя Алексея Михайловича Россия получила второе дыхание, огромное, колоссальное развитие национальной жизни, экономики, государственного строительства, освоения новых земель. Будто некая пружина, которая сдерживалась, произвела мощное движение, огромной силы толчок, и Московия превращается в великое государство от моря и до моря, от океана до океана, сохраняя свою самобытность, свою веру и одновременно развивая экономику, укрепляя политические основы жизни, содействуя общественному развитию нации.

Вот и сегодня мы должны, в первую очередь, заботиться о том, чтобы не допускать смуты в сознании, смуты в умах. Ведь и сегодня есть люди, которые, подобно некоторым московским боярам, предлагают неприемлемые рецепты для модернизации нашей жизни и для улучшения условий бытия нашего народа. Речь идет не о том, чтобы уходить в изоляцию, отказываться от опыта других, отказываться от взаимного обмена, от того чтобы быть страной открытой в экономическом, научном, культурном смысле слова. Речь идет о том, что не могут приноситься в жертву всему этому суверенитет государства, его национальное достоинство, территориальная целостность, и, что самое главное, не могут разрушаться базисные духовные и нравственные основы жизни народа. Вот тогда любое совершенствование общественных отношений, науки, искусства, образования — то, что мы сегодня называем словом «модернизация», — будет содействовать и улучшению жизни людей, и усилению основ нашего государства.

Празднуя 400-летие окончания Смуты, мы должны сделать выводы из всего того, что произошло 400 лет назад, и не наступать вновь, как говорят, на те же грабли. Мы должны вдохновляться великим примером Патриарха Гермогена, Минина и Пожарского, тех мужественных защитников Родины, которые, подняв мощное народное движение, освободили страну от иноземных интервентов и заложили основы замечательного развития народной жизни и совершенствования Российского государства.