Войти в систему

Home
    - Создать дневник
    - Написать в дневник
       - Подробный режим

LJ.Rossia.org
    - Новости сайта
    - Общие настройки
    - Sitemap
    - Оплата
    - ljr-fif

Редактировать...
    - Настройки
    - Список друзей
    - Дневник
    - Картинки
    - Пароль
    - Вид дневника

Сообщества

Настроить S2

Помощь
    - Забыли пароль?
    - FAQ
    - Тех. поддержка



Пишет bruno_westev ([info]bruno_westev)
@ 2010-02-05 14:58:00


Previous Entry  Add to memories!  Tell a Friend!  Next Entry
Entry tags:Сытин

Ненасытный рыцарь книги
Ровно через год Ивану Дмитриевичу Сытину исполнится полтора века... Пора б уже и поучиться его опыту.
Скудоумен и тщедушен нынешний газетно-журнальный рынок в России. И очень жаль, что позабыты уроки Сытина и Суворина – предпринимателей, которые сто лет назад совершили в стране газетную революцию.

…Случай свел Сытина с Чеховым, который попросил издать сборник рассказов. Чехов предложил Сытину издавать газету. Через подставных лиц Сытин приобрел захудалую газетенку, чтобы потом у себя же ее и купить. Газета была до того черносотенным рупором. Однако издание тихо умирало от всеобщего невнимания, без подписки, без розницы, без объявлений, съевши казенную субсидию, задыхаясь от злости и ругая «либералов», которые её не замечали. Для Сытина преимуществом этой газетки было то, что издаваться она могла без предварительной цензуры, а подписная цена её была всего пять рублей в год. Время было тяжёлое. А потому, купив такую драгоценность, как «право» на издание дешёвой газеты, надо было сохранить это право до лучших времен. И Сытин оставил пока ту же редакцию, сам газетой первое время не занимался, он просто давал на неё деньги.

Предание гласит, что Чехов спросил Сытина, как надо издавать газету?
– Газету? Прежде всего, нужны таланты, таланты и таланты. И только.

Но кроме чисто литературных талантов необходим был еще и талант организатора, чтобы получить право на издание газеты.
Такое право тогда считалось актом «личного доверия правительства к издателю». Кроме того, это право надо было уметь сохранить. Иван Дмитриевич, хотя во врагах правительства и не числился, но был фигурой, «замаранной либерализмом». Вот где снова проявляется его предпринимательский талант. Через подставных благонадежных лиц он создал газету, а затем купил ее вместе с правом, практически у себя же.
Так и ворвалось – больше века тому назад - в общественную жизнь обновленное «Русское слово» - одна из самых популярных газет в России. Редакция "Русского слова" родилась на основе газеты "Россия" в 1902 году. Портрет Чехова украшал комнату редакционных совещаний все годы ее существования в знак благодарности за идею и ее доброе воплощение. По словам ее сотрудников, в Москве случались только происшествия, а события происходили в Петербурге. Поэтому в столице было организовано крупное отделение со штатом в сто человек.
Их оперативность была поразительной. «Такой быстроты собирания сведений нет даже у правительства», – поражался Витте.
Стартовый тираж газеты насчитывал тринадцать тысяч, накануне революции перевалил за семьсот тысяч и порой даже приближался к миллиону.
Сытин освободил газету от прежней «черносотенной» редакции. Впоследствии Сытин выстроил для газеты четырёхэтажный дом на Тверской. Там разместились редакция и типография, в которой «Русское слово» стало печататься на новых ротационных машинах.
Когда газета была уже «раскручена», она стала, пожалуй, одной из самых влиятельных в России. Ее называли «фабрикой новостей», шутка ли – в петербургском, например, отделении работало сто сотрудников. Двадцать четыре часа в сутки у телефонов дежурили репортеры, новости сыпались из глубинки, словно из рога изобилия.

В декабре 1911 года Блок записывал в дневнике: «Тираж «русского слова» - 224 000, т.е., считая 10 человек на № (это minimum), - около 2 500 000 читателей, газета идет вокруг Москвы и на восток, кончая Сибирью... Газета не нуждается ни в ком (из «имен») держится чудом (мое) – чутьем Ивана Дмитриевича Сытина, не стесняющегося в средствах (Дорошевичу, уходящему теперь, предлагалось 48 000 в год и пожизненная пенсия 24 000). Вся московская редакция – РУССКАЯ (единственный в России случай; не только «Речь», но и «Новое время», и «Россия», и «Правительственный вестник», и «Русское знамя» - не обходятся без евреев)... «Русское слово» полагает, что Россия – национальное и ГОСУДАРСТВЕННОЕ целое, которое можно держать другими средствами, кроме нововременских и правительственных. Есть нота мира и кротости, которая способна иногда застывать в благополучной обывательщине. Тревожится – сам И. Д. Сытин».
«Прекрасно быть мечтателем. Как прекрасно быть поэтом. Но рецепты больным не пишутся в стихах, там, где речь идет о бытии народа, быть практичным – долг». Так говорил об этой операции ее негласный главный редактор – Влас Дорошевич.

После некоторых кадровых пертурбаций фактическим редактором стал «король фельетона» Дорошевич. Он поднял газету на недосягаемую высоту. Впервые в России была создана газета нового типа - информационный вестник, фабрика новостей. В числе сотрудников были незаурядные для той поры литераторы - Потапенко, Гиляровский. Сотрудничали в газете и корифеи пера - Горький, Бунин, Куприн, Леонид Андреев. Дорошевич переустроил «Русское слово» по типу западных газет. Структура газеты состояла из редакции, конторы, которая ведала финансовой и хозяйственной частью, типографии и экспедиции, предназначенных исключительно для «Русского слова».
Гордостью «Русского Слова» была его «провинциальная информация». Она потребовала действительно колоссального труда. В каждом городе России найти человека чуткого к общественным вопросам, внимательного и осторожного к верности сообщаемых фактов, способного к журнальной работе, живого, отзывчивого, и притом человека, на которого редакция могла бы вполне положиться, за которого могла бы принять на себя полную ответственность – задача неимоверно трудная. Сменилась уйма лиц, пока не выработался, штат бесчисленных провинциальных корреспондентов «Русского Слова». Ежедневно в редакцию поступало не менее двенадцати тысяч строк – статей, телеграмм, хроникерских заметок. При этом только четверть всех материалов приходило и обрабатывалось днём, основная же масса приходила вечером и ночью - между девятью часами вечера и пятью утра. Информации поступало так много, что было открыто отделение почтамта в самом здании газеты.
Это была всем доступная народная газета. Если суворинское «Новое время» обходилось подписчикам в семнадцать рублей в год, то «Русское слово» – в восемь. Печаталось много рекламных объявлений. В обычном номере на шести полосах реклама, например, занимала всю первую и большую часть последней полосы. Объявления и реклама приносили очень большой доход газете. С ростом популярности газеты, всё большее количество рекламных объявлений публиковалось в «Русском слове», и стоимость публикации с каждым годом росла.
Вернувшийся в апреле семнадцатого из Швейцарии Ленин выступил за закрытие всех буржуазных газет, в первую очередь «Русского слова», которое активно критиковало большевиков. 8 ноября в «Русском слове» помещена статья, где установившийся режим назван «новым самодержавством». После выборов в Учредительное собрание, по итогам которого ленинская партия оказалась в меньшинстве, сытинская газета призвала граждан бороться за демократию, но этот номер стал последним — Ленин распорядился о проведении ночных рейдов по редакциям враждебных газет и их закрытии.
Сытин стремглав реагировал на меняющуюся конъюнктуру спроса. «В день объявления русско-турецкой войны 1877 года, - вспоминал издатель, - я побежал на Кузнецкий мост, купил там карту Бессарабии и Румынии и велел мастеру в течение ночи скопировать часть карты, где наши войска перешли через Прут. В пять часов карта была готова и пущена в машину с подписью: «Для читателей газет. Пособие». Литографические картинки шли нарасхват. Купцы торговались не в цене, а в количестве. Товара на всех не хватало».

«Товарищество И.Д. Сытина» было национализировано, правда, издания с его маркой продолжали выходить. Сытинскую типографию назвали Первой образцовой — она и сегодня полиграфический флагман. Сытин еще пять лет был в издательском деле: являлся «уполномоченным» своей же типографии — благодаря его влиянию удавалось привозить из-за границы дефицитную тогда бумагу. Ему было предложили руководить Госиздатом, он отказался, не по нему, мол, шапка. Остался при деле в скромной должности консультанта при Вацлаве Воровском – главе издательства. При нэпе Сытин встрепенулся, ему позволили взять сызнова несколько бывших его предприятий – он сделал их преуспевающими, однако короток был век нэпа, да и годы Сытина клонились к закату. В начале своего упорного труда и поиска Сытин получил серебряную медаль за лубки, представленные на промышленной выставке в Москве. Этой первой своей наградой он очень гордился и почитал выше остальных. А было их немало: к 1916 году двадцать шесть медалей и дипломов. Среди них - золотые медали, полученные на Всемирных парижских выставках в 1889 и 1900 годах; диплом, подтверждающий право изображения Государственного герба, присужденный на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде в 1896-м; золотая медаль, врученная в Бельгии в 1905-м, и многие, многие другие... Новая рабоче-крестьянская власть тоже облагодетельствовала национального героя – снабдила лицемерной пенсией, которую назвала персональной. Слава Богу, он вовремя умер (1934) и не успел получить иных «наград» от партии и ее правительства.
Издатели есть разные: одни улавливают имеющийся спрос, другие создают новых читателей. Первых – легион, вторых впору заносить в красную книгу. Сытин в ней. Мнение многих о значении Сытина блестяще выразил Николай Телешов: «Призванный «отворять дверь» в книжную лавку, Сытин впоследствии действительно во всю ширь распахнул двери к книге – так распахнул, что через отворенную им дверь, он вскоре засыпал печатными листами города, и деревни, и самые глухие «медвежьи углы» России, куда понесли офени и коробейники – бродячая сытинская армия – копеечные брошюрки «Посредника» с произведениями крупнейших писателей во главе с Л.Н.Толстым, за которыми следовали Лесков, Гаршин, Короленко, с рисунками выдающихся художников, как, например, Репин».

Его пример недосягаем алчным нынешним «гутенбергам», которые запрудили рынок отходами скудоумия и полуграмотного ремесленничества, внешне – глянец, а ковырнешь – помои. Величие Сытина в том, что он не брался ради выгоды потакать низменным позывам человека, а делал легко доступною пищу для ума и для души, принося даже в самые затаенные и темные уголки империи плоды просвещения.



(Добавить комментарий)


[info]suguboff@lj
2010-02-05 11:52 (ссылка)
Хороший пост.
Вообще Иван Дмитрич для меня очень многое(как ни странно) восполнял и в советские времена. Когда в 1970-е годы и Л.Н.Толстого было сложно купить, я пользовался буккнигой, собрав посмертное ПСС.
На второй странице его фирменное:Типография Т-ва И.Д.Сытина, Пятницкая улица, свой дом. Москва.-1912.)))

(Ответить) (Ветвь дискуссии)

его фирменное:Типография Т-ва И.Д.Сытина,..
[info]bruno_west@lj
2010-02-06 05:23 (ссылка)
http://s006.radikal.ru/i215/1002/e1/98a40065e953.jpg
ЗдОрово! А мне из оных досталась лишь пара разрознунных томов - остальное - изд-во "Огонек", да и то в очередях, по записи... Вы, кстати, навели меня на одну интересную тему - скоро разрожусь.

(Ответить) (Уровень выше)


[info]pratiaxara@lj
2010-02-05 17:04 (ссылка)
Замечательно! А главное - очень своевременно!

(Ответить)