Войти в систему

Home
    - Создать дневник
    - Написать в дневник
       - Подробный режим

LJ.Rossia.org
    - Новости сайта
    - Общие настройки
    - Sitemap
    - Оплата
    - ljr-fif

Редактировать...
    - Настройки
    - Список друзей
    - Дневник
    - Картинки
    - Пароль
    - Вид дневника

Сообщества

Настроить S2

Помощь
    - Забыли пароль?
    - FAQ
    - Тех. поддержка



Пишет bruno_westev ([info]bruno_westev)
@ 2010-04-30 18:28:00


Previous Entry  Add to memories!  Tell a Friend!  Next Entry
Если к жопе прилепить лягушку…
В программе «Разночтения» (канал «Культура») сегодня в гостях у Н. Александрова побывало молодое дарование – беллетрист Самсонов. Не орёл, прямо скажем. Набор кабинетных премудростей, банальные приоритеты одинокой филологички – Набоков, Георгий Иванов и проч.
Александров, как всегда, «поёт» - его речитатив выдаёт в нём полную незаинтересованность в собеседнике .Вопрошает автора о предыдущих публикациях – автор ответствует: «Всё нуждается в тщательной переработке…».
Ну и чего тогда так высовываться?
Я уже реагировал на предыдущий бестселлер сего автора – роман «Апология Камлаева» (http://lj.rossia.org/users/bruno_westev/23220.html#cutid1).
Эти люди – фигуранты премии «Национальный бестселлер»

Помню, после того как гадющенки произвели в одной в меру паршивой газетёнке свой revolution – жутко заинтересовался я одною «беллетристствующую» мамзелью - заочно!. Пиарилась она по-черному и своего фаллоса-Schriftsteller `а – с его похабщиною и наглостью, приобщила. Стелились они перед Быковым – аж рубричонку – мнение Быкова – родили, однако ж гора родила вошь. Дыхалки их надолго не достало. Конечно, во многом они превосходили бездарного Пингвинова, однако то были переваренные отходы – прокатали там, опубликовали тут. Фаллос одно время сверкал в новой газетке. Но вот уж и там сгинул.
Но! Как они эту Младоблянец (условно назовём сию беллетристку так) все превозносили. Новый такой-то, современный сякой-то. Охотиться стал за ее книжонками и аз многогрешный. Смотрел на фотки ее – надменная, выпендрюшная, сушеная. Скорей всего – страшненькая – дает всюду один и тот же вид свой – видать, единственный ракурс мордоляп уловил.
Так вот. Ее пару произведений я-таки прочитал. Еще прочитал про ее отношение к творчеству. У нее какой-то киндер имеется – пока что еще ручной, и даже более того – вполне еще беспомощный. Так вот она с пренебрежением и гордостью изрекает, что, постирав, поготовив, а также распотешив и потом утихомирив свое чадушко, она часа три ночью стрекочет те самые тексты свои, которые потом в газете «Подзаборная афиша» сравнят с какими-нибудь мало пока еще всем подряд знакомыми литераторами.

Мне это напомнило рассказ А.Н.Толстого «Черная пятница» – там был писатель по фамилии Картошин. Прямо-таки предтеча мадам Младоблянец. «В Берлине о нем напечатали статью, где сравнивали его с Эдгаром По… По ночам, когда Мура спала, засунув голову под подушку, Картошин наедался пирамидону, так что сердце трепетало, как мышь в кулаке, и писал…» (Алексей Толстой. Повести и рассказы в двух томах. Том второй. Л,. 1972, с. 172).

И вот чем же, к примеру, может подстёгивать лань своего вдохновения наш – возвратимся к нему – пока теще необнобелиатенный гений? Кодеин, водка? У них у всех общие или похожие кумиры – Филип Дик, Нил Гейман… Как для дядечек из семидесятых – Фолкнер, Хемингуэй, Шервуд Андерсон, Керуак и может быть Бёлль…
Но далеко от них они уйти не сумели. Как и нынешние – штурмующие звёздное небо.

Вот цитата из последней повести писателя С. Самсонова

« — Нет, слушай, он перспективный, он надежный, он — каменная кладка, крепостные стены, и как ты только раньше этого не понимала, вот только руки растут из жопы, так что, наверное, аппендицит и то не вырежут, но разве это что-то значит по сравнению с холой и заботой, которыми он может тебя окружить? Слушай, а помнишь, ты в свое время говорила, что от его прикосновений ты невольно вздрагиваешь, как будто кто-то к коже приложил лягушку? Но это ничего, ты сможешь переступить через себя во имя будущего дочери, во имя собственного будущего. Он же всегда приходит первым, в отличие от некоторых мировых рекордсменов бездарности всегда приходят первыми... и кандидатскую он защищает первым, и в Америку он едет первым, ну что ты будешь делать, как тут упираться, когда вам, бабам, от природы положено предпочитать сильнейшего самца.

Она, страдальчески скривившись, заныла от зубной как будто боли в сердце и опрометью бросилась налево в комнату. Вернулась с газетным, почти что умещающимся на ладони свертком».
(Опубликовано в журнале «Знамя» 2010, №4).

Каково! При этом надо учитывать, что это – часть диалога! Это претензия на адекватную передачу разговора наших современников. Какую же лягушку надо приложить к тому месту, из которого растут руки персонажа, чтоб так заговорить. Прямо не ипподром, а денник валаамовой ослицы!

Самсонов скромен: я себя не вижу Моцартом, я – Сальери! (Буквально сказано: «На Моцарта я не тяну…»). Но ведь сказано таким же вот классиком: Излишняя скромность – разновидность похвальбы.
Так что встречайте: Новый Гоголь явился!