Войти в систему

Home
    - Создать дневник
    - Написать в дневник
       - Подробный режим

LJ.Rossia.org
    - Новости сайта
    - Общие настройки
    - Sitemap
    - Оплата
    - ljr-fif

Редактировать...
    - Настройки
    - Список друзей
    - Дневник
    - Картинки
    - Пароль
    - Вид дневника

Сообщества

Настроить S2

Помощь
    - Забыли пароль?
    - FAQ
    - Тех. поддержка



Пишет Вандал Могил ([info]hyperion)
@ 2019-06-17 00:57:00


Previous Entry  Add to memories!  Tell a Friend!  Next Entry
Музыка:Sol Invictus - Serpentine
Entry tags:Алёна, Честертон, сны

Serpentine (01.06)/Светлячок (11/13/14.06)


Serpentine (01.06)

Картину Алёны выставили в Лондоне, на большом оккультурном мероприятии. Нужно было рано встать, доехать до столицы через утренний туман и сдать картину к восьми. Билеты на конференцию были реально дорогими, да и не хотелось тратить субботу на доклады в душном помещении. Мы сдали картину, договорились забрать её в пять и получили выходной в жаркий день в Кенсингтоне.
Посмотрев на карту сразу заметил пару хорошо знакомых с подросткового возраста названий.

Моё увлечение психогеографией Лондона берёт начало из второй половины девяностых. Из книги Честертона "Наполеон из Ноттинг-Хилла" и явно вдохновлённого этой книгой странного (в смысле weird) малобюджетного телесериала, названного в русском дубляже "Задверьем", так как невозможно адекватно перевести "Neverwhere". Если честно, я потом не смог дочитать книгу Геймана, показавшуюся просто скучной, поэтому я так и не проверил названия локаций в примечаниях. Зато потом это стало одним из любимых развлечений при поездках в Лондон, закрашивать белые пятна на карте совмещая эпизоды с реальностью. Честертон практически ограничился Ноттинг-Хиллом, зато описанным во всех подробностях. Остальные враждующие города-районы были описаны только через армии и геральдику. Зато Гейман использовал приём "буквальное прочтение географического названия" всерьёз и на большом пространстве. Поэтому в мои приезды в Лондон я часто ловил себя на том что с интересом осматриваю станции метро Angel в Ислингтоне, Earl's Court и Blackfriars, сопоставляя сюжет с реальностью.
В этот раз я заметил Knightsbridge и озеро Serpentine в Гайд Парке.
Сперва музеи. Сразу вспомнилась любимая цитата из Честертона, "Если они могли сражаться за свои дрянные лавочки и несколько штук фонарей, почему бы нам не сразиться за великую Хай-стрит и Музей Естественной Истории". Но выбрали Музей Виктории и Альберта , там в коллекции есть Блейк. За все эти годы я так и не видел подлинников. Картины отличные, особенно на фоне викторианских собачек на соседних стенах. Сюжеты христианские, но меня это не смущает. Уважаю ереси, а настоящий еретик может быть только искренним христианином. Особенно хорошо грехопадение получилось. Свободная Ева и Змей как Дракон, символизирующий энергию.
Ещё нашли отличных прерафаэлитов, меня реально потряс Берн-Джонс и его "The Mill: Girls Dancing to Music by a River". И как полный сюрприз, модель дизайна сцены сделанная Джарменом для оперы "Дон Жуан".
До Моста Рыцарей не дошли. Serpentine оказалась мелким но широким искусственным озером. Огромное количество водоплавающих птиц и отдыхающих на лодках. Главное - я уже видел это озеро, просто не проверил его название. Не идентифицировал жуткий эпизод с этой идилией.
Под мостом Serpentine утка лысуха сделала гнездо из мусора, совсем недалеко от берега. Флегматично переворачивает яйца. Ещё одна лысуха поставила гнездо внутри дома для лодок. Но там это было большой ошибкой, утята уже вылупились и прыгнули в воду с высоты. Теперь они не могут вернуться в гнездо и плавают вокруг дома. Двое из них, самые слабые, пытаются выбраться на берег через бордюр. Дети пытаются помочь им, вытаскивают на берег и засовывают в лодочный домик. Утята сразу прыгают в воду и все начинается по новой.
Вдалеке плавает утка с двумя оставшимися утятами. Подплыла семья на лодке. Пытается перевезти утят поближе к маме. Вроде получается, но уже через пять минут они снова стоять возле берега. Взволнованная девушка звонит по номеру указанному для таких ситуаций в парке и пытается объяснить что утята явно в опасности. Нам уже пора за картиной, мы почти два часа наблюдаем за происходящим. Решаем забрать картину и вернуться, несмотря на жару и усталость. Мы не можем просто так уехать. Возможно их придется везти в ветеринарную клинику или приют для животных.
Еле доходим до дома для лодок. Утка настолько отчаялась, что перестала опасаться людей. Теперь она сама стоит у берега и держит утят под крыльями, игнорируя прохожих. Глядя на это понимаю, что теперь у них реально есть шанс выжить и не нужно мешать. Ещё понимаю что теперь Serpentine не связан в моём сознании с старым сериалом.
Уходя из парка с изумлением заметили стаи одичавших волнистых попугайчиков с жуткими воплями летающих над авангардной скульптурой в виде арки.
Это могло бы быть хорошим эпизодом в сценарии Геймана.

На обратном пути остановились у парка с омелой. Именно омела нарисована на картине Алёны, есть повод сфотографировать рядом с реальной.

Светлячок (11/13/14.06)
Почти месяц сны не запоминались. Затем словно началась настройка фокуса, начали всплывать фрагменты, запоминавшиеся благодаря эмоциям.
Во вторник это был ёж. Его иглы были залиты синим пластиком и я обрадовался поводу принести его домой и очистить. Игнорируя жалобный крик. Дома обнял Алёну, забыв что ёж завёрнут в майку на груди.
Услышал треск костей. Испугался и развернул. Ёж жив, но все иглы с него отвалились.
Проснулся раздражённый на собственное лицемерие.
В среду всё снова расфокусировалось. От четверга отсталось два эпизода.
Сперва я пришёл в больницу поздравить члена семьи с рождением первого ребёнка. В реальности она ориентирована на карьеру и близка по взглядам к чайлдфри, но во сне она была счастлива. И я был счастлив за неё, даже произнёс жутко сентиментальную речь о том как она дорога мне с момента знакомства. Последнее соответствует реальности.
Затем я вернулся в квартиру бабушки, видимо и больница находилась в Даугавпилсе. На дверях следы барсучьих когтей, в этом варианте Города я кормлю их по ночам. Удивлён тому что они пришли так поздно и забрались на четвёртый этаж. Выхожу на улицу. Сажусь в первый трамвай, идущий в сторону Химии. Выглядываю в окно и вижу барсука, спокойно идущего при свете дня через перекресток Валкас и 18 Ноября.
Весь день думаю про последние сны. В них есть нечто общее и неуютное.

Вечером выпустил кота. Сел читать пьесу Спайка Миллигана и вдруг услышал ругань на улице. Выглядываю. Нетрезвый прохожий что-то кричит проезжающим машинам. На асфальте лежит маленькое тело.
Выскакиваю из квартиры. Как только открыл дверь на улицу, в дом вбежал перепуганный кот, он явно видел столкновение. Значит не он.
Добегаю до дороги. Лисёнок. Наш Гудини оказался недостаточно ловким.

Никогда не пойму людей способных сбить живое существо и спокойно уехать оставив его умирать.

Очень паршиво. Это не просто безликая тень у дороги, это наш лисёнок. Мы дали ему имя, специально кормили и радовались успехам. Его нельзя дать просто выкинуть в мусорник.
Даже подумали о том, можно ли зарыть его в саду, но его там могут вырыть другие лисы привлечённые запахом. Значит холм. Место где я давно не был, самое первое и личное.
Садимся в машину и едем туда в тишине. На автостоянке на склоне холма пьяная кампания молодежи слушает старую поп музыку. Проходим мимо них в тишину тёмного поля.
На другом его краю останавливаюсь. В траве зелёный огонёк. Светлячок. Не видел их несколько лет, на этом холме вообще в первый раз встречаю. Осматриваюсь, он тут один. Осторожно беру на ладонь.
И успокаиваюсь.

Всё словно приобретает смысл.

Отпускаю. Доходим до края рощи. Алёна остаётся ждать, пока я ныряю в заросли.
На входе в круг белеет большой лисий клык. Его не было тут при прошлых моих появлениях и он словно рифмуется с светлячком.
И это место - воплощённое спокойствие.
Ещё один лисёнок в круге.
Ещё немного омелы в вихре.

По дороге назад Алёна сказала что всё это время смотрела наверх. С сильным туристическим фонарём на лбу насекомые, пыль, туман и листья смешались в завораживающую воронку из света.
В пятницу снова проснулся от странного сна. В нём мы встретились с другом из Лондона, с которым должны были поехать куда-то в поля. Но он был сильно возмущён моим постом в социальных сетях, воспринятым им на свой счёт. Будто я над ним издеваюсь. Я очень растроился, но объяснил что не имел его в виду и что иногда плохо формулирую и не могу понять подтексты.
Инцидент был исчерпан, мы повернулись к экрану на котором показывали постмодернистский мультсериал из девяностых "Eek! The Cat". В нём часто были серии пародировавшие фильмы, но в этот раз источником вдохновения стали самые сюрреалистические эпизоды третьего сезона Твин Пикс. Мультперсонажи бродили по Чёрной Ложе в которой их двойники пожирали друг друга. Проснувшись я рассмеялся, так как понял источник сна. Когда друзья приезжали к нам в мае, мы в разговоре процитировали между делом шутку из Ика и поняли что наши собеседники ничего о нём не знают. Этот канадский сериал показывали в Латвии, ни москвич ни англичанка не видели ни одной серии. Поясняя смысл шутки нашёл в сети первую серию и пустил фоном. Минут через пять понял, что мультфильм мне неприятен, причём по совершенно комичной причине. Шутки в серии строились вокруг того что голодный кот просил еды, а его не понимали и игнорировали.

Похоже моё стремление накормить всё живое в окрестностях приобретает черты навязчивой идеи.

Днём стриг газон. Упорный шмель всё время выбирал себе клевер прямо перед газонокосилкой. В этот раз я сумел его не убить.