Войти в систему

Home
    - Создать дневник
    - Написать в дневник
       - Подробный режим

LJ.Rossia.org
    - Новости сайта
    - Общие настройки
    - Sitemap
    - Оплата
    - ljr-fif

Редактировать...
    - Настройки
    - Список друзей
    - Дневник
    - Картинки
    - Пароль
    - Вид дневника

Сообщества

Настроить S2

Помощь
    - Забыли пароль?
    - FAQ
    - Тех. поддержка



Пишет Вандал Могил ([info]hyperion)
@ 2019-06-28 01:55:00


Previous Entry  Add to memories!  Tell a Friend!  Next Entry
Entry tags:Германия, Рюген, сны, солнцестояние

Монета (19.06)/Груша(20.06)/Камни Свентовита(21.06)/ Праздник Огня(22.06)/ Позеленевший нож(23.06)




Монета
(19.06)

В Берлине очень жарко. Мы опоздали на экскурсию по реке, так как я ошибся и выбрал автобус идущий в другую сторону.
Теперь просто гуляем по центру, в районе Бранденбургских Ворот. Покупаю сок. Достаю монеты на сдачу и обнаруживаю там фунты среди евро. Я был уверен в том что фунтов монетами у меня нет. Возможно пара монет случайно оказалась в кошельке при покупке мороженого, я не проверял сдачу. Осматриваю монету в два фунта и понимаю что уже устал от синхронистичности. Слишком много совпадений.
Такую монету я заметил пару-тройку месяцев назад, особый дизайн с абстрактным узором на реверсе, основанным на вполне аутентичных "солнечных колёсах” включая хорошо узнаваемое колесо Тараниса. Тогда я решил отложить его до солнцестояния, но забыл спрятать и её случайно потратили. Больше не видел, до этого жаркого момента на полпути к солнцевороту.

Груша
(20.06)

Поезд идёт через Померанию. Сижу и читаю «Plattes Land: Символы Северной Германии (cлавяно-германский этнокультурный синтез в междуречье Эльбы и Одера)», отмечая для себя самые интересные места. В один момент отвлёкся и выглянул в окно, увидев на здании вокзала вывеску Burg Stargard. Немедленно начал искать глазами дубы, которые могут быть потомками деревьев стоявших в роще Прове.
Интерес к балтийским славянам появился у меня благодаря одной очень спорной научной (или псевдонаучной) теории. Я никогда не понимал, почему скандинавы, став русью, начали клясться именами славянских (и одновременно балтских) божеств вроде Перуна и Велеса. Всё что известно про религию дружины указывало на особое значение культа Перуна и полное отсутствие признаков германо-скандинавского язычества. Это привлекло моё внимание к гипотезе о присхождении варягов с юга континентального побережья Балтики. Потом я без всякой задней мысли прочитал "Воскрешение Перуна” Клейна, и к финалу начал реально склонятся к антинорманизму. В книге сперва (на тридцатой странице) полностью отрицалось наличие культа Перуна у поморских славян в контексте спора о варягов. Через двести страниц, рассказывая о существующих источниках Клейн забыл об этом и перечислил все аргументы оппонентов, про географическое название Prohn которое на старых картах зафиксировано как Перун и про слово перундан как название четверга в языке полабских славян. Плюс на двести двадцать первой странице, собирая информацию для гипотезы о Перуне как растительном божестве Клейн ссылается на рощу Проне/Прове как явном искажении имени Перуна, то есть на религию вагров-варинов из Старгарда которые разумеется не имеют никакого отношения к «людям новгородским от рода варяжска». Одни и те же факты отрицаются и принимаются в разных контекстах на протяжении довольно небольшой книги.
Потом я понял что однозначно доказать ни одну из этих двух гипотез невозможно, а идеологизированность каждой стороны неизбежно приводит к таким вот забавным итогам, у антинорманистов всё ещё хуже. Мне лично интересны и скандинавские и балто-славянские традиции, однозначная идентификация Руси не столь важна, оба варианта мне подходят. Оба мифа важны.
Ииенно поэтому мы и едем на поезде до Рюгена, наблюдая за косулями на обочине.

Машину в прокате выдали раздражающе новую, мне пришлось с трудом привыкать к такой роскоши. К переключению скоростей так и не привык, постоянно глох при остановках. Пытаясь приноровиться просто поехал вперёд и довольно быстро упёрся в море. Небольшой по сути остров с отличными скоростными дорогами. В деревнях заметны дома с лошадиными головами на крыше.
Съёмная квартира находилась в Гарце. Прямо рядом с городищем, от которого и получено славянское название. В двух шагах от дома деревянная статуя Свентовита, вырезанная по модели волинского идола. Только в на животе добавлено ещё одно лицо, что напоминает скорее о Поренуте. Лицо на груди выглядит одноглазым. Прогулочным шагом обошли крепостные валы. В прочитанной по дороге сюда книге много сказано о легендарных вендских сокровищах, скрытых в крепости и открывающихся только в иванову ночь. В центре городища растёт груша. Совсем молодая, её недавно посадили на месте где раньше всегда росли такие груши, последняя из которых замёрзла в 43-ем. На груше висят красные ленты с кольцами.
Мы вернулись к ней перед закатом. С белыми лентами, вырезанными из Алёниной рубашки. У меня взяты с собой два маленьких adder stones, важных для британского и шотландского фольклора. Ещё недавно я думал про такие камни, что это лишь славянский амулет, куриный бог. Потом проверил “камни гадюки” и очень удивился количеству отсылок в народной магии, начиная от друидов и заканчивая шотландскими крестьянами.
Один камень обгорает в руке. Второй оказалось можно соединить с веточкой омелы и подвесить за ленту на дереве. Получилась искусственная груша, очень похожая на настоящую. Рядом подвесил ветку дуба и одну из монет.

Местные сильно удивятся.


Камни Свентовита
(21.06)

Мы никак не могли бодрствовать всю ночь, не было ни сил ни возможностей. Слишком много мест нужно посетить в день солнцестояния, ведя непривычную машину по незнакомому острову. Поэтому мы поспали несколько часов и встали перед рассветом, встретить солнце пламенем и вымыться в росе.
Зажёг огонь в специальном каменном светильнике перед Свентовитом/Поренутом. Кинул в пламя цветок липы. По пустой улице уже ходил почтальон, заставляя маскироваться. Дошли до груши и берега озера. Вымылись. Встретили. Коровы дремали в густом тумане. Маленький камень из подножья статуи был взят с собой в дорогу.
Поспали ещё несколько часов. Утром снилось нечто очень неприятное. Но я во сне понял, что такой сон в такой день может быть воспринят как вещий и волевым решением сменил сюжет. Нового сюжета тоже не вспомнил, нечто вроде фильма. Но сам момент переключения смысла запомнился ясно.
Выехали в путь через весь остров. Путь заранее разделённый на несколько отрезков.
Сперва Der Opferstein. Жертвенный Камень. На острове много следов ледникового периода, явно почитавшихся в историческое время. Обычно народная молва связывает их с культом Свентовита.
До этого камня я не дошёл. У меня были точные координаты, но навигатор сперва завёл меня к невероятно красивому пшеничному полю, затем потащил через рощу. Каждый раз сообшая что осталась пара минут. Когда я прорвался через колючие кусты и обнаружил себе у отвесной пропасти, то сдался.
Вернувшись к машине я заметил ещё один путь, но решил что потратил слишком много времени. Есть повод вернуться в будущем.
Пока я бродил, над лежавшей в траве Алёной парил орёл. Ветер принёс на неё капли крови, скорее всего упали с него. Такой приметы народ не знает, но я напомнил о том что орёл упоминался среди символов Свентовита.
Затем Swantewitstein. Мы остановились в деревне Альтенкирхен и дошли до действительно старой церкви. Двенадцатый век. Она открыта, и на одной из стен можно увидеть камень Свентовита. Или его жреца. Архаическое изображение человека или бога с описанной в хрониках ругской причёской и с огромным рогом в руках. Скорее всего жрец, только ему было позволено прикасаться с гигантскому рогу, наполняя его алкоголем раз в год. Но это может быть и дарующая блага ипостась Свентовита, одно из четырёх лиц. На Збручском Идоле есть сторона с рогом. Монахи поставили камень горизонтально, явно как знак победы над старыми богами. Никого вокруг нет, омочил камень мёдом. Прикоснулся камнем к рогу, пусть что-то останется. Алёна считает что церковь случайно сохранила его и он сейчас спит в безопасности.
Мне кажется наоборот, оскорбительным. Камень нужно извлечь.
Но я с уважением отнёсся к тому, что среди продающихся в церкви открыток нет языческого рисунка. Им хватило порядочности на нём не зарабатывать.
Вокруг Арконы полно туристов. Ближайшая парковка в сорока минутах ходьбы от мыса. Значит момент солнцестояния будет встречен в пути. Идём через деревню с дубом на центральной площади. Выходим оттуда в поле. Случай не оставил нас, прямо перед солнцестоянием доходим до ещё одного валуна. Явно обработанного. Зажигалка забыта в машине, зато есть мёд и закопчёная после этого утра монета с солнечными символами, идеально исчезнувшая в щели.
Камешек из под статуи я бросил с меловых скал в море. По моему есть ещё один пример религиозного влияния славян на саксов, согласно Беде меловые скалы в Сассексе почитались как место для жертвоприношения. Мне не известны другие германские примеры подобного, саксы могли принести это с балтики. Отсюда.
Затем мы спустились к морю. По пути остановился и долго думал, можно ли считать рябину растущую на склоне скалы образцом «flogrogn», решил что нет, там земли хватает для маленькой рощи. На берегу лежит ещё один огромный камнь. Не белый (мел на скалах), но горючий. Тёплый от солнца. Долго ходил по берегу. Удивительно, но там нет камней с естественными дырами, которых я всегда нахожу дома. Значит я правильно сделал, что взял два камешка с собой. Увидел мёртвого тюленя, уже совсем сгнившего.

Только на обратном пути понял, где всё таки стоял храм Арконы, благодаря подробной карте у закрытых для посетителей стен славянского укрепления. По идее, если спуститься с скал с другой стороны то можно дойти по берегу. Но это уже не в эту поездку, ещё один повод вернуться.
Закат встречали на пляже с другой стороны полуострова. Он был невероятно красив. Нашёл яму в песке, разложил там сухой спирт в три символа - солнца, лета и огня. Конечно у славян не было руники, но я использую все доступные мне фрагменты исчезнувшего. Пламя затухло только с солнцем, ушедшем за горизонт. Раскалённые камешки взятые с собой из Англии я отнёс в тёплую воду балтийского моря, искупавшись впервые в этом году.
Камешки ждали меня на скале в прибое пока я искал глубину.

Праздник Огня
(22.06)

Мимо дома, где мы сняли квартиру, проходит парад. Реконструкторы, пожарные, молочники и так далее. Смысл парада совершенно невинный, это годовщина превращения деревни в город. Совершенно не собираюсь срывать людям праздник, но меня всё таки слегка смущает совпадение с днём начала войны.
Давно подозреваю, что та дата была не случайной. Двадцать второе июня. Ровно в четыре часа. Солнцестояние в тот год было двадцать первого. Как раз подходит для европейского праздника огня. Путешествие по месту где от славян остались только названия хуторов только добавляет мрачного настроения. В городе Берген-ауф-Рюген мы зашли в церковь, там тоже есть камень с славянским изображением, очень похожим по стилю на камень Свентовита. Но это могильный камень Яромира, принявшего христианство и ставшего вассалом датского короля. От нации остались лишь редкие могильные камни.
Возле вокзала есть и другие могильные камни. Кладбище советских солдат в идеальном состоянии, оставшееся от ГДР. Судя по датам - умирали здесь в больнице от ран, уже после мая. Мне нравится то, что немцы сохранили такие места. Когда мы поднимались к памятнику, прохожий услышал что мы говорим по русски и крикнул “дружба”. С сильным акцентом, но вполне ясно.

Позеленевший нож
(23.06)

Воскресенье. Первый полноценный день в Берлине. С удовольствием изучаю блошиный рынок. Заинтересовался лупой, но там цена явно завышена. Вместо этого беру маленький медный нож. Или бронзовый, но с повышенными содержанием меди. На нём даже есть зелёные пятна от окисления.
Днём, в первый раз в реальности, встречаю старого друга. Свыше десяти лет тесного общения на растоянии. Знакомимся с его замечательной женой. Спасаемся от жары в музее истории Германии, но к моему удивлению экспозиция началась с пятого века и королевства Франков. Германии Тацита в музее нет. Царапины на одном из сеаксов похожи на руны, но в описании предмета об этом не слова. Зал за залом войны с соседями и жажда национального величия.
Гуляли до позднего вечера. В одиннадцать, перед сном, я сел на кухне съёмной квартиры. Достал медный нож и два обгоревших камня. На светильнике символ огня. На змеином камне - лета. Медь оставляет яркие царапины, они скоро сотрутся, оставив зацепку лишь в памяти.
Маленький камень с двумя отверстиями теперь будет на шее, то есть всегда со мной.

Далеко внизу шумел никогда не спящий Берлин.
У нас было ещё два с половиной дня на знакомство с ним, но он мне уже понравился.


(Добавить комментарий)


(Анонимно)
2019-06-28 19:08 (ссылка)
Вот это круто!

(Ответить)