Дневник еврейского расовог - Ресторан в конце вселенной - 20
January 29th, 2007
11:46 pm

[Link]

Previous Entry Add to Memories Tell A Friend Next Entry
Ресторан в конце вселенной - 20
16.
У стойки бара Зафод очень быстро стал усталым, как тритон. Его головы сталкивались друг с другом, его двойной смех перестал быть синхронным. Он чувствовал себя безумно счастливым.
- Зафод, - сказал Форд, - ты не мог бы мне, пока ты еще способен говорить, объяснить, пожалуйста, что в сущности, пресвятые фотоны, произошло. Где ты был? Это в общем не так важно, но я бы был очень рад это узнать.


Левая голова Зафода немного протрезвела, в то время как правая продолжала витать в спиртовых парах.
- Да, - сказал он, - я путешествовал. Они хотят, чтобы я нашел человека, который правит вселенной, но у меня нет никакого желания с ним встречаться. Мне кажется, этот парень не умеет готовить.
Его правая голова посмотрела на левую, которая это проговорила, и кивнула.
- Правильно, - сказал он, - выпей еще.
Форд выпил еще один пангалактический двойной полоскатель горла, который был назван алкогольным эквивалентом ограбления – дорогого и вредного для головы. Форд пришел к выводу, что, чтобы ни произошло, Зафода это серъезно не беспокоит.
- Послушай, Форд, - сказал Зафод, - все по кайфу и фруди.
- Ты хочешь сказать, что все под контролем?
- Нет, - сказал Зафод, - я не хочу сказать, что все под контролем. Это было бы не по кайфу и не фруди. Если ты хочешь знать, что произошло, то, скажем так, у меня все было в кармане. Хорошо?
Форд пожал плечами.
Зафод усмехнулся, уткнувшись в свой напиток. Он вышел за грань своего стакана и принялся проедать дорожку в мраморной плите бара.
Цыган с загорелой кожей приблизился и стал играть перед ними на электронной скрипке до тех пор, пока Зафод не дал ему приличной суммы денег и он не согласился обуздать себя.
Цыган подошел к Артуру и Триллиан, которые сидели в другой части бара.
- Я не знаю что это здесь такое, - сказал Артур, - но это меня пугает.
- Выпей еще, - сказала Триллиан, - наслаждайся.
- Что же мне выбрать? – спросил Артур. Одно исключает другое.
- Бедный Артур, ты не создан для такой жизни, правда?
- Ты называешь это жизнью?
- Ты говоришь уже как Марвин.
- Марвин самый трезвый мыслитель, которого я знаю. Как ты думаешь, как нам избавиться от скрипача?
Подошел официант.
- Ваш столик готов, - сказал он.
Если смотреть на него снаружи, чего никогда не бывает, ресторан напоминает огромную блестящую морскую звезду, которую выбросила на забытую скалу.
В ее лучах рамещены бары, кухни, генераторы силового поля, которое защищает все строение и разрушенные планетные массы, на которых он находится, и временные турбины, которые все происходящее медленно раскачивают над критическим моментом взад и вперед по оси времени.



В центре находится золотой купол, почти шар, и туда направились Зафод, Форд, Артур и Триллиан.
Только перед ними туда попали по меньшей мере пять миллионов тонн блесток и покрыли всю доступную поверхность. Остальная поверхность не была доступна, потому что она уже был покрыта драгоценными камнями, ценными морскими раковинами с Сантагриуса, листовым золотом, мозаиками, кожицами ящериц и миллионами неопределенных украшений и декорациями. Стаканы блестели, серебро белело, золото сияло, Арутр Дент вытаращил глаза.
- Ни фига себе, - сказал Зафод.
- Черт возьми!
- Невероятно! - прошептал Артур. - Люди ...! Вещи ...!
- Вещи, - сказал Форд спокойно, - это тоже люди.
- Люди ..., - снова начал Артур, - эээ... тоже-люди..
- Огни ...! – сказала Триллиан.
- Столы ...! – сказал Артур.
- Одежда ...! - сказала Триллиан.
Официант заметил, что они ведут себя как судебные исполнители.

- Конец вселенной пользуется популярностью - сказал Зафод, прокладывая себе дорогу через скопление столиков, из которых некоторые были сделаны из мрамора, некоторые из роскошного ультра-махагони, некоторые даже из платины и которые были заняты группами экзотических созданий, болтающих друг с другом и изучающих меню.
- Люди охотно прихорашиваются для этого, - продолжил Зафод, - это дает им чувство что они принимают участие в событии.

Столы были выстроены по большому кругу у эстрады посередине, на которой небольшая группа играла легкую музыку. По меньшей мере тысяча столиков, по оценке Артура, и между ними стояли тяжелые пальмы, пенились фонтаны, там были гротескные статуи, короче: все мелочи, которые есть в каждом ресторане, где экономят лишь на немногом, чтобы создать впечатление что не экономят ни в чем. Артур осматривался с блеском в глазах, почти готовый к тому, что сейчас кто-нибудь придет и будет рекламировать American Express.
Зафод, покачиваясь, подошел к Форду, который со своей стороны подошел к Зафоду, тоже покачиваясь.
- Вот это да, - сказал Зафод.
- Ни фига себе, - сказал Форд.
- Мой прапрадедушка, должно быть, перемешал все внутренности компьютера, - сказал Зафод. Я сказал ему, чтобы он привел нас к ближайшему и лучшему месту, где можно поесть, а он посылает нас в конец вселенной. Напомни мне об этом, когда я в следующий раз соберусь сказать ему что-нибудь приятное.
Он сделал паузу.
- Эй, они все тут, да? Каждый, кто когда-нибудь кем-нибудь был.
- Был? – спросил Артур.
- В конце вселенной нужно часто употреблять формы прошедшего времени, - сказал Зафод, - потому что все уже в прошлом, понимаешь? – Эй, люди, - закричал он группе огромных легуанов за соседним столиком, - как у вас были дела?
- Не Зафод Библброкс ли это? - спросил один легуан другого легуана.
- Мне кажется, да, - сказал второй легуан.
- Ну, это уже венец всему, - сказал первый легуан.
- Странная это штука, жизнь, - сказал второй легуан.
- Она такая, какой ты ее сделаешь, - сказал первый, и оба снова погрузились в молчание.
Они ждали самого большого шоу во вселенной.
- Эй, Зафод, - сказал Форд, попытался схватить его руку и (из-за третьего пангалактического полоскателя) промахнулся. Дрожащим пальцем он указал в каком-то направлении.
- Там сидит мой старый приятель, - сказал он, - Хотблэк Дезиато. Видишь человека в платиновом костюме за платиновым столиком?
Зафод попытался проследить за пальцем Форда, но от этого у него закружилась голова.
Наконец он увидел этого человека.
- О да, - сказал он, и через секунду ему пришло осознание. – Эй, - сказал он, - парень стал очень могущественным. Могущественней чем всемогущий. Не так как я.
- Кто это такой? – спросила Триллиан.
- Хотблэк Дезиато? – удивленно сказал Зафод. - Ты его не знаешь? Ты никогда ничего не слышала об Области Катастрофы?
- Нет, - сказала Триллиан, и это было правдой.
- Огромнейшая, - сказал Форд, - самай громкая...
- Самая звучная...,– предложил Зафод.
-... Рокгруппа в истории..., - он подыскивал правильное слово.
- ... в самой истории, – сказал Зафод.
- Нет, - сказала Триллиан.
- Вот дела, - сказал Зафод, - мы тут в конце вселенной, и ты еще совсем не жила. Ты много пропустила.
Он подвел ее к столику, около которого официант все это время ждал. Артур последовал за ними, чувствуя себе потерянным и одиноким.
Форд продирался сквозь толпу, чтобы восстановить старое знакомство.
- Эй, Хотблэк, - закричал он, - как дела? Рад тебя видеть, толстяк, как обстоит с грохотом? Выглядишь прекрасно, очень растолстел и это не здорово. Замечательно. Он похлопал мужчину по спине и был слегка удивлен, что не дождался никакого ответа. Пангалактические громовые полоскатели, которые в нем плескались, подсказали ему продолжать болтовню, как ни в чем ни бывало.
- Помнишь еще, как это было? - сказал он. Как мы всегда гуляли повсюду? В бистро Иллегал, помнишь еще? Империя Проглотов Шлимма? Тошнодром Фузелорама? Хорошие были времена, да?
Хотблэк Дезиато никак не выразил своего мнения по поводу того, были ли времена хорошими ли нет. Форд этим не смутился.

- А когда нам хотелось есть, мы выдавали себя за инспекцию по здоровью, помнишь еще? И обходили всех и налагали арест на пищу, правда? Пока не отравились продуктами.
Ах, и потом эти длинные ночи за разговорами и пьянством в этих вонючих комнатах над кафе Лу в Гретхенштадте в Ной Бетеле, и ты всегда пытался компонировать песни на своей аква-гитаре, и нам всем они казались ужасными. И ты говорил, тебе это все равно, и мы говорили, а нам нет, потому что нам они казались такими ужасными.



И ты говорил, что не хочешь стать звездой в плеяде ударников, - продолжил он погруженный в воспоминания, - потому что ты считаешь звездную систему дерьмом. И мы говорили – Хадра, Сулижо и я, - что по нашему мнению у тебя нет другого выхода. И что ты делаешь теперь? Ты покупаешь себе целые звездные системы!
Он повернулся и попробовал привлечь внимание людей за соседними столиками.
- Здесь, - сказал он, - человек, который покупает себе целые звездные системы!
Хотблэк Десиато не сделал попытки подтвердить или опровергнуть это утверждение, и временно возбужденное внимание публики вскоре снова ослабло.

- Мне кажется, тут кто-то напился, - пробормотало похожее на кустарник существо в свой стакан с вином.
Форд немного пошатался и плюхнулся затем тяжело на свой стул напротив Хотблэка Десиато.

- Как же поется в той твоей песне? - сказал он и опрометчиво попытался удержаться за бутылку, которую перевернул – случайно в стоящий рядом стакан. Чтобы не оставить неиспользованной счастливую случайность, он влил в себя этот стакан.
- Этот безумно классный номер, - продолжил он, - как же она поется? Бвамм! Бвамм! Бадаа!! или примерно так, и представление на сцене заканчивается тем, что космолет врезается в солнце, и ты действительно это делаешь!

Форд ударил кулаком по левой руке, чтобы это бравурное действие наглядно продемонстрировать. Он снова опрокинул бутылку.
- Корабль! Солнце! Раш-пенг! – кричал он. Я хочу сказать, лазер и все такое это ерунда, вы парни залезали в настоящее пламя и получали солнечные ожоги! О, и ужасные песни.

Он взглядом проследил за течением жидкости, которая капала из бутылки на стол. Что-то надо с этим сделать, подумал он.
- Эй, хочешь выпить? – спросил он. Очень постепенно в его опьяненный разум приходило осознание, что чего-то не хватало в этой встрече и это нечто, которого не хватало, имело отношение к тому, что толстый парень, который сидел напротив него в платиновом костюме и серебряной шляпе, даже не сказал «Привет, Форд», или «Рад тебя видеть через столько лет» или вообще что-нибудь. Если приглядеться, он даже не пошевелился.
- Хотблэк? – сказал Форд.
Большая мясистая рука опустилась сзади на его плечо и отодвинула его в сторону. Он неуклюже слез со своего стула и вытаращился вверх, чтобы попробовать найти владельца этой наглой руки. Владельца легко было обнаружить ввиду того, что он был ростом около двух метров десяти и к тому же не хилого телосложения. Он был в сущности так сложен, как изготовляют кожаные диваны, бледные, грубые кожаные диваны с большим количеством наполнителя. Костюм, в который было втиснуто тело мужчины выглядел так, как будто его единственным предназначением было показать, насколько это тяжело, впихнуть такое тело в этот костюм. Лицо мужчины было обтянуто кожей как у апельсина и имело цвет яблока, но на этом сходство со сладким заканчивалось.
- Парень.., сказал голос, который исходил из горла мужчины, как будто ему пришлось очень плохо в его груди.

- Ах, да? – сказал Форд почтительно. Покачиваясь, он снова поднялся на ноги и был огорчен что его голова находилась ниже мужчины.
- Убирайся! - сказал мужчина.
- Ах, правда? – сказал Форд и сам удивился, как хитро он это проделал. А Вы кто?
Мужчина на секунду задумался над этим. Он не привык к таким вопросам. Несмотря на это после небольшой заминки он выдал ответ.
- Я тот тип, который говорит, что ты должен убираться, - сказал он, - прежде чем тебя уберут.
- Теперь послушай, - сказал Форд раздраженно – он желал бы, чтобы его голова больше не кружилась и он бы успокоился и взял бы ситуацию под контроль –
- Теперь послушай, - продолжил он, - я один из старейших друзей Хотблэка и...
Он взглянул на Хотблэка Десиато, который все еще даже глазом не моргнул.

- ... и ..., - сказал Форд и он сам желал бы знать, какое слово было бы самым подходящим после этого «и». Великан выступил с фразой, которая подходила к этому «и». Он произнес ее.
- И я телохранитель господина Дезиато, - звучала она, - и я отвечаю за безопасность его тела, а за твое я не отвечаю, так что убери его, пока оно цело.

- Ну подожди же чуть-чуть, - сказал Форд.
- Здесь нет никакого «чуть-чуть», - прогудел телохранитель - и никакого ожидания! Господин Дезиато ни с кем не разговаривает!
- Ну, может быть ты позволишь ему самому сказать, что он об этом думает, - сказал Форд.
- Он ни с кем не разговаривает! – пролаял телохранитель.
Форд бросил боязливый взгляд на Хотблэка и должен был сам признать, что на стороне телохранителя были факты. Не было даже малейших признаков движения, не говоря уже о живой заинтересованности в благополучии Форда.
- Почему же? – спросил Форд. – Что с ним.
Телохранитель поведал ему это.

Tags:

(Leave a comment)

Powered by LJ.Rossia.org