Дневник еврейского расовог - Ресторан в конце вселенной - 22
February 28th, 2007
03:44 pm

[Link]

Previous Entry Add to Memories Tell A Friend Next Entry
Ресторан в конце вселенной - 22
18
Главное фойе было почти пустым, но Форд все равно шел с трудом.
Зафод взял его крепко за рукав и затолкнул в нишу, которая была с одной из боковых сторон вестибюля.
- Что ты с ним там делаешь? – спросил Артур.
- Я пытаюсь заставить его протрезветь, - сказал Зафод и засунул монету в отверстие. Замигали огни, забурлили газы.
- Привет, - сказал Форд, бодро выходя небольшое время спустя, - куда мы сейчас идем?



- Вниз на крытую автостоянку. Давай, пошли.
- А почему бы не воспользоваться телепортерами времени из снаряжения экипажа? Они бы перенесли нас прямо на «Сердце из Золота».
- Ах, знаешь ли, я перестал уже до некоторой степени получать от корабля удовольствие. Пусть он достанется Зарнивупу. Я не хочу играть в его грязные игры. Посмотрим, что нам удастся обнаружить.
Радостный вертикальный транспортер для пассажиров, сделанный компанией Сириус Кибернетик отвез их в глубокие подвалы ресторана. С радостью они обнаружили, что какие-то вандалы ночевали в нем и он даже не попытался возбудить в них радость или испортить им настроение.
На дне шахты двери лифта отворились, и порыв холодного, отстоявшегося ветра подул им навстречу. Первое, что они увидели, когда вышли из лифта, была длинная бетонная стена с более, чем пятьюдесятью дверьми, которые вели к туалетам, предназначенным для более, чем пятидесяти развитых биоформ.
Несмотря на это на этой автостоянке, как и на всех автостоянках галактической истории, пахло прежде всего нетерпением.
Они свернули за угол и неожиданно оказались на бегущей дорожке, которая пересекала широкое, похожее на пещеру помещение, теряющееся неясно вдали.
Оно было разделено на парковочные места, в каждом из которых находилось по космическому кораблю, принадлежавшему одному из гостей сверху, у некоторых маленькие и функциональные модели массового производства, у других огромные сверкающие корабли-лимузины, являвшиеся игрушками для богачей.
В глазах Зафода, когда его взгляд скользнул по всему этому, загорелось что-то, что могло быть (а могло и не быть) жадностью. Вообще-то лучше установить ясность в этом вопросе – все-таки это была жадность, и причем совершенно однозначно.
- Вон же Марвин – сказала Триллиан. – Там, сзади.
Они посмотрели куда указывал ее палец. Очень смутно они смогли различить маленькую металлическую фигурку, которая без азарта полировала маленькой тряпочкой дальний угол огромного серебристого солнечного фрегата.
Расположенные через небольшие промежутки широкие, прозрачные трубы вели от бегущей дорожки наверх на уровень этажа. Зафод сошел с дорожки в одну из них и мягко спланировал вниз. Остальные последовали за ним. Когда Артур Дент позже вспоминал об этом, он пришел к выводу, что это было единственным действительно забавным переживанием на протяжении всех его путешествий по галактике.
- Привет, Марвин, - сказал Зафод и зашагал длинными шагами ему навстречу, - привет, малыш, рады тебя видеть.
Марвин обернулся, и, насколько возможно было для абсолютно безжизненного жестяного лица выглядеть укоризненным, настолько укоризненным он и выглядел.
- Нет, это ведь неправда, - сказал он, - никто никогда не радуется.
- Как хочешь, - сказал Зафод и повернулся в сторону, чтобы строить глазки космическим кораблям.
Форд пошел с ним.
Только Триллиан и Артур действительно подошли к Марвину.
- Нет, правда, мы рады, - сказала Триллиан и ласково похлопала его именно таким образом, как он ненавидел до глубины души. – Все время торчишь здесь и ждешь нас.
- Пятьсотсемьдесятшесть миллиардов три тысячи пятьсотсемьдесятдевять лет, - сказал Марвин. Я считал.
- Ну что же, теперь мы здесь – сказала Триллиан с чувством – совершенно справедливым, по мнению Марвина – что говорить такое довольно глупо.
- Первые десять миллионов лет были самыми ужасными, - сказал Марвин, - и вторые десять миллионов лет, они тоже были самыми ужасными. Третьи десять миллионов лет были мне совсем не в радость. После этого я несколько разочаровался во всем этом.
Он сделал перерыв, который продолжался достаточно долго, чтобы они поняли, что они должны что-нибудь сказать. И тут он опередил их.
- Дело в людях, которых встречаешь, выполняя такую работу, они доводят, - сказал он и снова прервался.
Триллиан откашлялась.
- Это...
- Самая интересная беседа была у меня более сорока миллионов лет назад, - продолжил Марвин.
Снова остановка.
- Ох, ты..
- А именно, с кофеваркой.
Он ждал.
- Но это ведь..
- Разговор со мной не доставляет вам удовольствия, не так ли? - сказал Марвин тихим, отчаявшимся голосом.
Триллиан вместо этого говорила с Артуром.
Дальше сзади в помещении Форд Перфект обнаружил кое-что, вид чего ему очень понравился. Несколько таких вещей, если говорить правду.
- Зафод, - сказал он спокойным голосом, - ты только посмотри на эти маленькие звездные экипажи..
Зафод пришел, увидел, и полюбил. Космический корабль, который они рассматривали, был в самом деле довольно маленький, но необычный, похожий на игрушку богатого ребенка. Многого на нем нельзя было увидеть. Он походил на бумажную стрелку длиной примерно двадцать футов, которая, тем не менее, была зажата в тонкую, но твердую металлическую фольгу. На заднем конце находился маленькая горизонтальная кабина для двоих. Он обладал крошечным Хармедрайв-мотором, который, правда, не был способен придать жестянке достаточную скорость.
Что, однако, у него было, так это нагревательная воронка. Нагревательная воронка имела массу около двух биллиардов тонн и содержалась в черной дыре, которая была зафиксирована сильным электромагнитным полем примерно в середине корпуса корабля, и эта нагревательная воронка давала возможность направить корабль на расстояние нескольких миль к желтому солнцу, там улавливать проуберанцы, которые поднимаются с его поверхности, и скакать по ним.

Скакание по солнцу - это один из самых экзотических и увлекательных видов спорта, которые существуют, и те, кто отваживается на такое и может себе это позволить вызывают всеобщее восхищение в галактике. Это конечно ужасающе опасный спорт - и те, кто не погибает при скакании по солнцу, умирают на одной из вечеринок после скачек и клубе Дедала, все без исключения от сексуального истощения.
Форд и Зафод посмотрели и пошли дальше.
- И вот этот малыш, - сказал Форд, - этот Тэнжерин-Звездный-Трактор с черными солнечными щелкунчиками..
Звездный Трактор тоже был маленьким кораблем – с именем, которое ему совершенно не шло, помимо всего, потому что единственное, чего он не мог – это пересекать межзвездные пространства. В сущности это был вполне спортивный корабль для прыжков между планетами, который был приукрашен, чтобы казаться тем, чем он не являлся. И все равно, красивые контуры.
Они шли дальше.
Следующий был внушителен и примерно тридцать метров в длину – построенный как карета корабль-лимузин - и очевидно
спроектированный с одной единственной целью: заставить наблюдателя заболеть от зависти. Рисунки и отдельные части экипировки говорили четко и ясно: - Я не только достаточно богат, чтобы позволить себе этот корабль, но и достаточно богат для того, чтобы не принимать это всерьез. Это было завораживающе отвратительно.
- Ты только посмотри на это, - сказал Зафод, - мультиячеистый кварцевый двигатель, Перспулекс-арматуры. Черт возьми, это должно быть нечто вроде Лазлар-Лирикон-Кастом. Он обследовал каждый сантиметр.
- Да, - сказал он, - посмотри, инфракрасная эмблема ящерицы на покрышке нейтринного центра. Торговая марка Лазлара. Этот парень совсем потерял совесть.
- Меня как-то перегнал один из таких скакунов, где-то в районе Аксель-туманности, - рассказывал Форд. Я летел на полной тяге, и эта штуковина просто просвистела мимо меня, его звездный движок почти на холостых оборотах. Просто невероятно. Зафод понимающе свистнул. – Десятью секундами позже, - рассказывал Форд, - она впилилась прямо в третью луну Яглан Беты.
- Ах, вправду?
- Несмотря на это, этот кораблик смотрится потрясающе. Выглядит как рыба, двигается как рыба, управляется как корова. Форд стал оглядывать его с другой стороны.
Эй, посмотри ка, - прокричал он, - тут на нем большая картина.
Взрывающееся солнце – эмблема Области Катастрофы. Тогда это должен быть корабль Хотблэка. Такой везунчик, этот проходимец. У них ведь есть эта песня, ты же ее знаешь, где корабль из шоу врезается в солнце. Удивительный спектакль. Но, конечно, очень дорогостоящий со всеми этими кораблями. Внимание Зафода было, однако, приковано совсем к другому. Его внимание было полностью отдано кораблю, стоявшему рядом с лимузином Хотблэк Дезиато. У него чуть ли не отваливалась челюсть.
- Это, - сказал он, - это.. однако совсем не полезно для глаз...
Форд посмотрел. И тоже застыл с открытым ртом.
Это был корабль совершенно классического, простого дизайна, похожий на обточенный лосось, двадцать метров в длину, очень голый, очень гладкий. Только одно было в нем примечательным.
- Черт возьми, как это.. черно! – сказал Форд Перфект. - Практически невозможно различить его контуры.. Свет только проваливается в него!
Зафод ничего не сказал. Он просто-напросто влюбился.
Чернота этого корабля была настолько исключительной, что было почти невозможно сказать, как далеко от него стоишь.
- Взгляд просто соскальзывает с него..., - сказал Форд удивленно. Это был трогательный момент. Он прикусил губу.
Зафод подходил медленно, как одержимый – или точнее, как некто, кто хочет держать. Он протянул руку, чтобы его погладить. Рука замерла. Снова он протянул руку, чтобы его погладить. Рука снова замерла.
- Потрогай только эту поверхность – прошептал он беззвучно. Форд вытянул руку, чтобы потрогать. Его рука замерла.
Это.. это невозможно...- сказал он.
- Ну? – сказал Зафод. Там нет совсем никакого трения. Он должен стартовать, как чумовой...
Он повернулся и серъезно посмотрел на Форда. То есть, одна из его голов сделала эта – другая глазела на корабль, по-прежнему замерев в почтительном восхищении.
- О чем ты думаешь, Форд? - сказал он.
- Ты хочешь сказать.. э..- Форд оглянулся через плечо. – Ты хочешь сказать, сбежать на нем. Хочешь сказать, мы должны?
- Нет.
- Я тоже нет.
- Но мы сделаем это, не правда ли?
- Мы ведь не можем иначе.
Они смотрели пристально еще некоторое время, затем Зафод неожиданно собрался.
- Нам лучше всего побыстрее смываться, - сказал он, - каждую минуту вселенная может закончиться, и тогда все горе-водители побегут к своим роскошным каретам.
- Зафод? – сказал Форд.
- Да?
- Как мы проникнем вовнутрь?
- Очень просто, - сказал Зафод. Он повернулся.
- Марвин! – позвал он.
Медленно, с трудом и производя множество побрякивающих и пищащих звуков, которые он уже научился отлично воспроизводить, Марвин повернулся.
- Подойди-ка сюда, - сказал Зафод, - у нас есть для тебя работа.
Марвин нехотя подошел к ним.
- Наверняка это будет неприятным, - сказал он.
- Нет, напротив, - попробовал Зафод его приободрить, - перед тобой открывается совершенно новая жизнь.
- О нет, только не еще одна жизнь, - простонал Марвин.
- Заткнись и слушай! – прошипел Зафод. На этот раз это доставит удовольствие, принесет приключения и вовлечет в интересные происшествия.
- Звучит ужасно, - сказал Марвин.
- Марвин! Я же только пытаюсь тебя попросить...
- Вы хотите, чтобы я открыл для вас корабль?
- Что? Ах.. да. Да, точно, - сказал Зафод нервно. Теперь по меньшей мере тремя глазами он следил за входом. Времени было мало.
- Эх, мне было бы приятней, если бы вы мне это просто сказали, вместо того чтобы пытаться вызвать у меня воодушевление, - сказал Марвин. Оно у меня не появится.
Он подошел, шатаясь, к кораблю, коснулся его, и открылся люк.
Форд и Зафод вперились глазами в отверстие.
- Не стоит благодарности, - сказал Марвин. – Ах, вы ведь ничего и не сказали. Он неуклюже отошел в сторону.
Артур и Триллиан с любопытством подошли поближе.
- Что здесь происходит? – спросил Артур.
- Посмотри на это, - сказал Форд, -
загляни внутрь корабля.
- Уже странно и становится еще более странным, - заявил Зафод.
- Оно черное, - сказал Форд, - все внутри просто абсолютно черного цвета.
В ресторане все приближалось к тому моменту, после которого не будет больше никаких моментов.
Глаза всех были прикованы к куполу, за исключением телохранителя Хотблэк Дезиато, который смотрел на Хотблэка Дезиато, а также за исключением самого Хотблэка Дезиато, глаза которого были закрыты рукой телохранителя, чтобы не было нанесено оскорбления его чувствам.
Телохранитель наклонился над столом. Если бы Хотблэк Дезиато был жив, он бы наверное счел это подходящим моментом чтобы откинуться на кресле или даже совершить небольшую прогулку. Потому что его телохранитель не был человеком, который выигрывал от того, что вы смотрели на него с меньшего расстояния. Однако, из-за своего печального состояния Хотблэк Дезиато оставался совершенно невозмутим.
- Мистер Дезиато? Сэр? – прошептал телохранитель. Когда он говорил, это выглядел всегда так, как будто мускулы расходились по обе стороны его рта, чтобы освободить путь.
- Мистер Дезиато? Вы можете меня слышать?
Хотблэк Дезиато, разумеется, ничего не сказал.
- Хотблэк? – прошипел телохранитель.
Естественно, Хотблэк Дезиато опять не ответил.
Сверхъестественно однако он это сделал.
На столе перед ним задребезжал бокал с вином, и вилка поднялась примерно на дюйм в воздух и постучала по бакалу. Затем она снова улеглась на стол. Телохранитель издал довольное хмыканье.
- Пора идти, мистер Дезиато, - пробормотал телохранитель.
Не хотелось бы, чтобы мы застряли в толпе. Только не в вашем состоянии. Вы же хотите во время следующего своего выступления выглядеть хорошо отдохнувшим. Тут была и в самом деле замечательная публика. Одна из лучших. Какрафон. Пятьсотсемьдесятшесть тысяч и два миллиона лет назад. Вы будете были не радоваться тому раньше?
Вилка снова поднялась, как-то неуверенно покачалась и снова упала.
- Ну, позвольте, - сказал телохранитель, - это было бывать будет быть замечательно. Вы наверное просто потрясете уже было людей.
Телохранитель мог бы довести доктора Дэна Стритмэйкера до сердечного приступа.
- Черный корабль, летящий прямо на солнце, всегда потрясает их, и новый экземпляр просто невыразимо прекрасен. Правда жалко его отдавать. Когда мы спустимся, я включу на черном корабле автоматический пилот, и мы удалимся на лимузине. Хорошо?
Вилка еще раз утвердительно постучала по бокалу, и бокал вина сам по себе опустошился мистическим образом.
Телохранитель выкатил стул Хотблэка Дезиато из ресторана.
- И теперь, дамы и господа, - закричал Макс в сторону Квордерплиенцев на середине сцены, - тот миг, которого вы все ожидали! Он вскинул руки в воздухе. Музыканты позади него исполнили какофонию из ритмов ударников и взвизгиваний духовых. Макс спорил с ними по этому поводу, но они утверждали, что так записано в их договоре. Да, его агенту нужно будет это выяснить.
- Небо начинает бурлить! – прокричал он. Природа устремляется в звенящую пустоту! Через двадцать секунд вселенная закончится! И вот, свет бесконечности расходится над нами!
Ужасающие разрушительные силы неистоствовали вокруг них – и в этот момент стала слышна тихая и неуверенная труба, играющая словно из бесконечных далей. Взгляд Макса метнулся к музыкантам. Но никто, казалось, не играл на трубе. Неожиданно, искрясь и клубясь, рядом с ним на сцене возникло облако дыма. К одной трубе присоединились еще несколько. Более пятисот раз Макс проводил это шоу, но такого не было еще ни разу. Растерянно он отошел от клубящегося дыма, и пока он отходил, там внутри медленно матириализовалась фигура, фигура очень старого бородатого мужчины в длинном облачении, который был окружен светом. В его глазах искрились звезды, и на голове у него была золотая корона.
Что это такое? – прошептал Макс, дико вращая глазами, - что это происходит сейчас?
Далеко сзади в ресторане вскочили восхищенные люди с окаменевшими лицами из церкви возвращения Великого Пророка Заркона, запели хором и закричали.
Макс растерянно заморгал. Он простер свои руки к публике.
- Сердечно поприветствуем, дамы и господа, - проревел он, - Великого Пророка Заркона! Он здесь! Заркон вернулся! Громовые аплодисменты раздались, когда Макс пересек сцену и подал пророку микрофон. Заркон откашлялся.
Он скользнул взглядом по собравшейся толпе. Звезды в его глазах смущенно замерцали. В замешательстве он не знал, что делать с микрофоном.
- Э.., - сказал он, - привет. Э, да, я к сожалению, немного опоздал. Я пережил множество несчастий, в самый последний момент вечно что-нибудь случается.
Почтительная, наполненная ожиданием тишина, казалось, пугала его. Он откашлялся.
- Э, как у нас со временем? - спросил он. - У меня только одна мин..
И на этом закончилась вселенная.

19
Одной из главных причин, почему путеводитель «Автостопом по галактике" хорошо расходится, помимо того, что он относительно дешевый и на его обложке большими приятными для глаз буквами написаны слова БЕЗ ПАНИКИ, является то, что у него объемное и в чем-то даже надежное оглавление. Так, например, статистические данные о геосоциальных структурах вселеной представлены на страницах от девятьсоттридцатьвосемь тысяч тристадвадцатьчетыре до девятьсоттридцатьвосемь тысяч тристадвадцатьшесть.
И несколько простоватый стиль, в котором они написаны, отчасти можно объяснить тем, что издатели, которые хотели успеть в сроки публикации, списали всю информацию с обратной стороны пакета с хлопьями, и в большой спешке нашпинговали их парой сносок, чтобы уйти от преследования невероятно запутанных законов авторского права.
Вероятно, не лишено интереса, что более поздний и гораздо более хитрый издатель с помощью прыжка во времени отправил книгу на многие тысячелетия назад и затем успешно привлек к суду фирму по производству хлопьев за нарушение тех же самых законов об авторском праве.

Приведем один пример:
Вселенная - некоторая информация, которая облегчит вашу жизнь в ней.
1 Протяженность: бесконечно
Путеводитель «Автостопом по галактике" предлагает следующее определение слова «Бесконечно».
Бесконечно: больше чем самое большое и еще немного больше. То есть, еще значительно больше; в самом деле безумно огромно, совершенно фантастически длинное, «правда, черт возьми, это огромно».
Бесконечность настолько велика, что в сравнении с ней понятие «быть большим» означает что-то весьма жалкое. Гигантское помноженное на колоссальное помноженное на превосходяще огромное, так примерно надо представлять то, что мы пытаемся выразить.

2. Импорты: никаких.
Невозможно импортировать что-нибудь в бесконечно большую область, потому что не существует окрестностей, из которых можно было бы импортировать.

3. Экспорты: никаких.
Смотри импорты.

3 Население: никакого.
Известно, что существует бесконечное количество миров, просто потому что существует бесконечно много пространства, в котором они могут существовать. Но не каждый из них населен. Поэтому должно быть конечное число населенных миров. Любое конечное число, которое делят на бесконечность, дает в результате почти ничего, имеющее какой-нибудь вес. Таким образом, можно утверждать, что средняя населенность планет вселенной равна нулю. Из этого следует, что и население всей вселенной по численности равно нулю, и что все люди, с которыми вы время от времени встречаетесь, являются всего-навсего плодом воспаленного воображения.

5. Валюта: никакой. То есть, в сущности в галактике существуют три свободно конвертируемые валюты, но ни одна из них не является стоящей. Атаир-доллар недавно обрушился, флаинианская попельжемчужина может быть обменена только на другую флаинианскую попельжемчужину, а у триганского Пу свои собственные, совершенно специфические проблемы. Хотя курс обмена в 8 Нингов за один Пу исключительно прост, но поскольку Нинги являются треугольными резиновыми монетами с длиной стороны в шесть тысяч восемьсот миль, никто еще не собрал достаточное количество Нинг, чтобы вступить во владение одним Пу.
Нинги тоже не являются торговой валютой, поскольку банки галактики отказываются заниматься такими незначительными мелкими деньгами. Исходя из этих основных посылок можно очень просто доказать, что и банки галактики тоже являются продуктом расстроенного воображения.

6 Искусство: никакого.
Задачей искусства является представлять из себя зеркало для природы, но просто не существует такого зеркала, которое было бы достаточно большим – см. Также параграф 1.

7 Секс: никакого.
Ну, на самом деле он существует в огромных количествах, главным образом потому, что нет никаких денег, никакой торговли, никаких банков, никакого искусства и ничего вообще, что могло бы заставить несуществующее население вселенной затаить дыхание.
Не стоит однако подробно все это объяснять, потому что это ужасно запутанно. Для дальнейшей информации смотри Путеводитель главы семь, девять, десять, одиннадцать, четырнадцать, шестнадцать, семнадцать, девятнадцать, от двадцатьпервой до восемьдесятчетвертой включительно а также, в сущности, почти всю остальную часть путеводителя.

Tags:

(Leave a comment)

Powered by LJ.Rossia.org