злой чечен ползет на берег [entries|archive|friends|userinfo]
aculeata

[ website | Барсук, детский журнал ]
[ userinfo | ljr userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[Mar. 28th, 2017|02:25 am]
Инструкция про то как вам не устроить фашизма

1. Если вы администратор, спокойно устраивайте
фашизм. Вместо фашизма устроится революция.
Вас скинут, и начнется фашизм, который не вы
устроили.

2. Если вы не администратор, станьте администратором.


Инструкция про то, как вам устроить фашизм

1. Объявите борьбу с пропагандой фашизма.

2. Назначьте группу лиц, ответственных за
пропаганду фашизма. Лучше, чтобы эти лица
были морально нечистоплотными. Все их действия
сравнивайте с Холокостом.

3. Как только в общественном сознании установится
связка "Холокост -- Нюрнберг" (вы узнаете об этом
по затоптанным трупам, которые начнут появляться
на фонарях), потребуйте, чтобы группа лиц,
ответственных за пропаганду фашизма, покаялась
в своих преступлениях.

4. Применяйте насилие, если они не захотят.

5. Никогда не забывайте говорить об обновлении
общества, которого вы желаете достичь очищением
его от фашизма. Помните, вы добиваетесь того,
чтобы Холокост больше не повторился.

6. Если группа лиц исчерпалась, и общество, скучая,
слоняется между фонарей, пора назначать новых
ответственных.

7. Если вы администратор, поступайте согласно
пп. 1 -- 6, только не боритесь с фашизмом. Вам
необходимо объявить борьбу с пропагандой революций,
после которых всегда приходит фашизм.
LinkLeave a comment

[Mar. 27th, 2017|12:41 am]
-- Здравствуй, брат! -- говорит Медведев, и кланяется легко, --
Стены твоих резиденций да обратятся в гранит! --
Он еще мал, не обсохло на его губах молоко,
Но знает заветное слово и грамотно говорит.

-- Здравствуй, -- отвечает Путин, и Путин смотрит светло, --
Пусть горы твоих кроссовок не возьмет ни огонь, ни лед,
Вера из камня пусть роняет весло,
Глядя на твой айпад, глядя на твой айпод, --

Путин встает, он благосклонен и лют,
Обнимает брата за плечи; трепещет брат.
-- С чем ты ко мне пришел? Боишься, твое возьмут?
Прячет лицо Медведев: "Я виноват".

-- Хочешь их крови? -- улыбка, как блеск кинжала, --
Подарить ли тебе на шкуры это зверье?
Взвоет предатель: "Смерть, где твое жало?" --
Ты усмехнешься: "Загляни в сердце свое".

Медведев долго молчит. Высокие зеркала
Отражают в сомненьи стекол сомненье глаз.
Помнит подружку, как девочкой бегала
На демонстрации в фирменных адидас.

Он открывает и закрывает рот.
"Я служу народу," -- говорит наконец.
Путин хлопает его по плечу: "Молодец!
Что же, послушаем, что нам скажет народ".

Вдвоем подходят к окну и распахивают окно,
Слышат крики: "Россия, коррупция, непотизм!"
"Депутатам -- яхты, народу -- телек, врачам -- говно,
Учителей -- на паперть!" -- и дышит жизнь.

Путин невозмутим, на волшебного эльфа похожий.
Медведев опять дрожит, переполнен светом.
"Глас народа, брат -- все равно, что глас Божий.
Ты помнишь об этом, брат?" -- "Я помню об этом".
Link4 comments|Leave a comment

погода [Mar. 25th, 2017|09:34 pm]
Видела солнце. А то вот на днях шел и шел дождь
со снегом, зашла купить еды, а тут парень с девушкой
погоду ругают. Парень говорит так:

-- Да блядь тут погода такая, что... хуй, что... хуй --
что...

А что хуй, не говорит.

Девушка отвечает на это:

-- Да, блядь, вот это погода! Я бы знала бы так
и не красилась бы, а так, блядь, у меня вся
тушь в трусах!

-- А я что говорю! -- парень обрадовался.

Он как раз это и хотел сказать.
LinkLeave a comment

[Mar. 24th, 2017|10:37 am]
Помнишь, как в двадцать лет мир становится старым,
Море больше не по колено, вязкость его растет,
Блекнут цвета его ломких сухих кораллов,
А пустишь корабль на риф -- как муха сквозь этот мед.
И что же тебе говорит опыт прожитых лет? --
Дуй в паруса, заклинай повешенного в петле,
Рисуй пятидневную пентаграмму,
Ступай к чертям, плачь и зови их маму,
Доставай из шкафа модный скелет, --
Но не помогает опыт прожитых лет.

Потому что это нехорошее чувство так внове,
И его не зальешь несчастной любовью,
Ведь когда под привычным жестом вязнет весло,
Может показаться, что даже любовь -- фуфло,
А тут звонок, как будто на проводе сто китайцев
Перепихивают электроны, и подозрение подтверждается.

Помнишь, как странно, когда снова приходит ветер,
И ты его видишь со всех сторон,
И банальные рифмы целуются на рассвете,
И какие-то черти залезли в аккордеон,
И неслыханный там, корявый гонят мотив --
Помнишь, как страшно, когда корабль опять несется на риф?
Link3 comments|Leave a comment

[Mar. 17th, 2017|07:02 am]
Идут математики и гуманитарии.
И те, и другие отображаются на радаре, и,

Чтобы не повторилась известная история,
За ними следит целая радиолаборатория.

Не желая давать отдыха гландам,
Гуманитарии издают меморандум,

Опасаясь, как бы эгалитарии с вилами
Не перепутали элитариев с педофилами:

"Вследствие утечки информации
Мы очутились в непростой ситуации.

Такой многослойной, что вся Европа
Удивляется, какая сложная шляпа.

Поскольку нас в лицо узнают репортеры,
Необходимо укрыться в бронетранспортеры,

Чтобы снаружи наши либертинажи
Совершенно слились с городским пейзажем."

Nota bene: гуманитарий, впадая в раж,
Неизменно путает экипаж и либертинаж.
Link1 comment|Leave a comment

[Mar. 7th, 2017|05:59 am]
Прохожий здесь беспомощен, как жук,
Перевернулся он и тыкает по кнопкам
Своими жвалами, а скорая не вдруг
Ответит на звонок. Вокруг лежат коробки.

Аншлаг в травмпункте. Празднуют весну,
Зовут на бис дуэты Чейна-Стокса,
И в трубку: "Люся, я все объясню!" --
И гипс по сочленениям растекся.

"Чтоб послужить египетским богам,
Набальзамируй и обслугу фараона,
Согласно букве древнего закона,
Расположи Рублевку по гробам," --

Нам шепчет ангел. Брамс играет вальс,
Бальзам на душу ля-бемоль-мажор,
И все ж финал нам несколько смешон,
Сверкающий и гладкий, как асфальт.
Link6 comments|Leave a comment

[Mar. 1st, 2017|05:11 am]
Ты берешь свой "где твою мать стакан" и подносишь его ко рту
(Твое сердце, как чей-то смятый билет под креслом в среднем ряду,
Там, где плавает черный дорожный снег, неопознанные моря --
И следы ботинок пестрят на нем, как печати секретаря).

Сверху город листается анатомическим атласом,
А детские страхи, Петруша, так живы,
Первая учительница с горки скатывается,
"Что хотел сказать автор" течет по жилам,

Жмешься к кустам, ощупывая шею,
Так и есть -- забыл голову, дома ее оставил,
Нечем назвать ни падежей, ни правил,
Что Франкенштейн хотел сказать миссис Шелли.

Со дна стакана смотрят души спиромицетов,
Твой скрипач садится рядом, берет две кварты,
И пивной фонтан из прохожего бьет прицельно,
Роспись на снегу, что и хотел сказать автор.
Link4 comments|Leave a comment

[Feb. 13th, 2017|07:17 am]
Век воли не видать -- и не увидишь воли,
Дорога пристегнет сапожным ремешком,
Пейзаж по сторонам бледней и частокольней,
И ни одной луны на небе городском.

А подвернется вор, ушкуйничек в колодках,
Потянется судьба чужая, не своя;
Подвинемся, давай, оставим землю кротким,
Когда не хватит слез, рассохнется ладья,

За ножичек такой не жалко и мизинца,
Когда б пощекотать им Федьку-палача --
А он уже пришел, уже поправил линзы,
К машине привязал и кнутьями с плеча.
LinkLeave a comment

[Feb. 10th, 2017|04:57 am]
Может показаться, что цензура не справляется
со своей культурной функцией. Она гнобит
сраную "Матильду", которая посылает публике
ровно тот же message, что и, собственно, гнобящая
ее цензура: что царь Николай Алексаныч душка,
гламур, человек с большим сердцем и не убийца кошек,
а любитель балета. Бог есть Любовь. А вот раньше
она просто вытаптывала все живое -- соответственно,
если знаешь, что такой-то автор запрещен, его и
надо было читать или слушать или смотреть. То есть,
"Династию", конечно, закрыли, но ведь не уничтожили
тиражи. Что-то интересное иногда попадает в поле
зрения кляузников и частично выпиливается, но это
какой-то с виду совершенно случайный процесс. Связано
ли это с утратой института Гамбургского счета ("Вечности"),
то есть, с дроблением религиозного сознания на систему
малых культов (так, что Слово больше не страшно),
или просто сам институт цензуры сломался, разложился
на плесень и липовый мед, как авиационная промышленность?
Link4 comments|Leave a comment

Искать способы это предотвратить [Feb. 5th, 2017|05:00 pm]
Link8 comments|Leave a comment

[Jan. 29th, 2017|04:31 am]
Недавно портфелем наружу
Доцента вынес гражданин,
И пьян пожарный, сидя в луже
И набирая ноль один.

И одинокие летают
Столбы с обвислым фонарем,
И лопасти своих латаний
Поэты трогают вдвоем.

Что делать нам -- ходить прилежно
Кругом по комнате, и вот
На будущем году в Воймежном
Поселке встретится народ,

Кто без червей, а кто с червями.
О чем друг друга ни спроси,
Закат полнеба раскровянил,
В утробе плещут караси,

И самовар за самоваром
Бежит в ведро живая ртуть,
И бес, разинувший хлебало,
Бурчит, не смея отрыгнуть.
LinkLeave a comment

[Jan. 27th, 2017|08:46 pm]
Чудесный аргумент сторонника порки детей
(зовут Вадим Мерзликин):

"Вот, меня в детстве не били. И вообще я о том, что насилие
существует я из какого-то кино узнал О_О ближе к походу в
школу (в 1й класс). Был страшно напуган, между
прочим. Соответственно о том, что можно поднять руку... на
человека... у меня и мыли не было в голове. Как думаете,
что со мной случилось в 1й день в 1м классе?
[...]
Плохо, что вокруг реальный мир и к моему великому
сожалению люди не могущие/не умеющие применять насилие (а
нельзя уметь применить насилие, не подвергнувшись ему)
зачастую являются "кормом", "овцами", "средством для"
вытирания ног и достижения целей. Я предпочел-бы, чтоб сия
чаша обошла моих детей, независимо от страны, культуры и
т.д. Тем более, что страна и культура у нас по бОльшей
части общая."

Типа, снаружи режут, убивают, воруют, грабят, жгут,
ебут гусей -- значит, надо и родителям своих детей
порезать, поубивать, пограбить и выебать, а то для
них окружающий мир станет сюрпризом.

А если мама-овца станет есть мясо ягненка, волки уже
не смогут его удивить. Кстати, это точно.
Link24 comments|Leave a comment

яйцо с сюрпризом [Jan. 27th, 2017|02:41 pm]


но нет котенка

(нашла в фейсебуке у Ларисы Нечинской)
Link3 comments|Leave a comment

[Jan. 16th, 2017|08:51 pm]
Однокурсник К., электронщик, занимается квантовой
криптографией. "Мы хотели проверить, как это будет
на настоящей линии. Долго добивались этого, и в конце
концов нам выделили линию (допустим) Ногинск --
Павлов Посад. Мы оформили бумаги и поехали в Ногинск:
дали нам адрес, приходим в дом. Чистое и светлое
здание, аккуратные, вежливые мальчики и девочки,
офисная форма одежды, всюду сверкающая техника,
евроремонт; душа радуется, мы застеснялись даже,
никогда раньше такого не видели. Все они
были готовы нам помочь. "Ах, вы по такому делу
в такую-то комнату? Это вам с другой стороны здания".
Подошли с другой стороны. Трещины на стенах снаружи.
Заходим. Обшарпанная лестница. Под ней что-то лежит,
видимо, алкоголик в техническом халате. Ступени
полуразрушены. Со стен обваливается штукатурка.
По низу стелется запах махорки и перегара.
Поднимаемся. В коридоре какая-то тетка говорит
басом: громко ругается матом. Находим комнату
с указанным номером. Комната заперта, оттуда слышится
женский голос. Звоним, стучимся. Не открывают.
Мы находим какое-то испитое матерящееся начальство, оно
ведет нас в ту же комнату. Женщина открывает дверь
и возмущается: "Ну я же не могла им открыть -- я говорила
по телефону!" Предъявляем бумаги. Нам ничем не
могут помочь. "Ничего не знаем, поезжайте в Павлов
Посад". Мы поехали. Поднимаемся по обшарпанной
лестнице. В нужной комнате сидит дедушка, играет
сам с собой в шахматы. Он нам очень обрадовался,
говорит, пойдите туда-то, поставьте на бумагу печать,
и я вам сейчас все сделаю. И сделал. Оказалось,
начало и конец линии "Ногинск -- Павлов Посад"
оба находятся в Павловом Посаде. По карте расстояние
между ними 16 километров, а длина линии в документации
указана -- 32."

Хорошее начало для фильма ужасов, в принципе.
Можно порнографического. В Курчатовском институте
вроде как запретили командировки в США, потому что
США -- наш враг. Собирают личные данные сотрудников:
родственники, заграничные поездки.
Link2 comments|Leave a comment

Парк Оппозиции [Jan. 12th, 2017|10:34 am]
Просыпалась под чтение женского политического
романа (на обложке голый манекен, заляпанный --
наверное, красной -- краской). Текст такой
примерно:

Как все иностранцы, он целовался с открытыми
глазами. Потом, когда все кончилось, он спросил
меня шепотом:

-- Как называется этот мост?

-- Это мост Немцова, -- ответила я.

-- Немцов -- ученый? Звуковые волны, да? -- он
не отрываясь смотрел на мои губы.

-- Борис Немцов -- политик, которого застрелили
на этом мосту. Это было политическое убийство, --
я улыбнулась.

Вдруг он помрачнел.

-- Раньше, один день назад, ты целовала меня под
Деревом Ходорковского.

-- Да, -- я прижалась к нему покрепче, чтобы вдохнуть
его аромат, -- это дерево, на котором повесили
Ходорковского.

От отстранился:

-- Но почему так? Ваш народ терпит это. Вы
не делаете протесты. Чем занята ваша политическая
оппозиция?

Я заглянула в его удивительные глаза:

-- Хочешь, я отведу тебя в Парк Оппозиции?

В таком духе (разумеется, оно подверглось форматированию,
да и я почти все забыла уже, что там было). Видимо,
по мотивам новогодних разговоров с А. Н.; полагаю,
за жанром большое будущее.
Link6 comments|Leave a comment

[Jan. 10th, 2017|04:11 am]
Обещали, что пройдет високосный год и все это кончится.
Нет; как и говорил Виталик Арнольд, который теперь тоже
умер, в последнее время все чаще. Умер Спартак Тимофеевич
Беляев, ректор Новосибирского университета в его лучшие
годы и проч.

В 60-е Голос Америки сообщал, что студенты Новосибирского
университета подняли восстание против своего начальства
и катали ректора на коляске, а потом выступал Галич.
Новосибирский университет был тогда довольно диссидентским
местом (там возникло известное письмо сорока шести),
и Галич выступал, и ректора катали на тележке, только
восстания не было. Был фестиваль, событие культурной
жизни.

Экзамены у С. Т. и коллег (отец там тогда учился) могли
продолжаться часов двенадцать -- дома у принимающего,
там и кормили. После них человек выходил просветленным.

В конце девяностых -- начале двухтысячных Курчатовский
институт заметил, что не имеет молодых сотрудников, и
поспешил организовать маленький институт на ул. Максимова, 4.
Хитрости ради ему дали название "Экологический колледж" --
слово модное, может, дадут финансирование. Потом
переименовали в Институт Естественных Наук и Экологии.
Ректором туда пошел Спартак Тимофеевич. Первых студентов
набирали по всей стране из победителей разнообразных
олимпиад -- они составляли программу вместе с преподавателями.
Это была тогда некоммерческая и негосударственная организация.
Приходили поэтому постоянно проверки, дать -- не дать
аккредитацию, и офигевали: а чего это у вас столько
докторов наук? Там преподавали В. Г. Вакс, Шафаревич-младший
и др.

Я туда пошла доучиваться в 33 года примерно. У меня
не было высшего образования: я проучилась два с половиной
года на физтехе, один на мехмате, а потом уехала в Америку
и родила много детей. Пришла на третий курс, и не очень-то
серьезно относилась к этой затее: думала, сделаю приятное
отцу, соберу фольклор физиков-экспериментаторов: наверняка
у них есть им одним известные поверия и ритуалы, типа как
включать, чтобы работало. (Ничего, кстати, так и не
собрала -- есть истории, как И. В. Курчатова звали при
отказе установки, он приходил, обнимал ее, и она начинала
работать; есть про Капицу с кувалдой -- но это все и так
знают.) Квантовую механику читал Беляев. Между прочим,
ему уже было восемьдесят. Это было что-то фантастическое,
какой там театр, театр ничто. Особенно первый семестр,
фактически -- просто прикольнейшая линейная алгебра
и чудеса приложений. Взрослые люди этого обычно не
помнят, а это дико весело. Я была многодетная мать,
домохозяйка с мильоном сетевых проектов, каким-то там
преподаванием в школе и проч. -- но, думаю, услышь это
хоть бы и налоговый инспектор, он бы забросил все земные
дела и пошел учить физику. Не люблю чтения стихов вслух
за редкими исключениями, вот это было такое исключение.
Я стала прилежно делать задания (непросто, кстати,
абсолютно), вообще сделалась круглой отличницей, чего
с пятого класса не наблюдалось: на физтехе прогуливала
все занятия, например. На курсе со мной училась одна
девочка, Катя. Товарищам было по семнадцать лет. Если
им на лекции по экономике говорили: "треугольник имеет
площадь", они принимались подмигивать друг другу:
"имеет площадь! ах! ИМЕЕТ площадь!" -- то есть, все
как обычно. Мы дружим, лет десять назад закончили
институт. (Пару-другую лет назад, когда в очередной
раз собирались и обсуждали, кто чего делает, Сережа П.
сказал: "Я уже перестал заниматься спариванием,"--
а это он раньше считал чего-то про материю в нейтронных
звездах, там спаривание, как в сверхпроводниках.
Я внутренне подобралась, привычно ожидая подмигиваний --
но ничего не произошло, все уже выросли.)

Где-то к 2007 году маленький институт подобрал под
себя Ковальчук, и он стал очередным факультетом физтеха.
В названии появились нанотехнологии. Мы тогда подошли
к Спартаку Тимофеичу и спросили, а в чем, собственно,
они заключаются. Он ответил: "Понятия не имею. Вероятно,
Ковальчук в курсе." Но Орлов, преподававший статистику
и твердое тело, объяснил, что физика в этом есть:
дескать, в обычной ситуации на поверхности гораздо
меньше частиц, чем во всем объеме, а тут выходит примерно
тот же порядок, и от этого наблюдаются явления.

Голова у С. Т. ясная оставалась до конца. Экзамены
принимал выматывающе строго. Гулял с собачкой -- жил
он в окрестностях Курчатовского института. Лучше бы,
конечно, Ковальчук помер -- но он, как видно, всех
нас переживет.
Link2 comments|Leave a comment

[Jan. 9th, 2017|06:01 pm]
На похоронах Виталика Арнольда человек было с тысячу.
Завельский довольно грубо, почти с одесским акцентом,
отчитывал мироздание за идиотскую выходку, по причине
которой Арнольд больше в гимназию не придет. Сказал
еще: "Я никак не могу понять. Завтра вторник. У него
у нас в школе уроки по расписанию. Я пойду по коридору,
и как же так, он своими большими шагами не пойдет мне
навстречу." Половины тех, кто говорил, в зале
не было слышно, слова терялись в первых рядах. Кто-то
из сотрудниц гимназии назвал Арнольда тем русским
мальчиком, которому если дать карту звездного неба,
он наутро вернет ее исправленной (бр. Карамазовы).
Может, и так, но исправления в данном случае были бы
совершенно по делу, как ни обидно профессионалам.

Арнольд был гиперактивный, как демиург. Я однажды,
не помню уже, как это вышло, брала у него интервью
для polit.ru, в основном про его олимпиадную,
преподавательскую и культурную деятельность, ну и
про историю семьи тоже. Там вначале положено
перечислять должности. Мы это дело как начали, так
и бросили, потому что их оказалось бешеное количество,
длиннее списка правительственных наград у Брежнева,
если кто помнит. Видимо, это был примерно самый
занятой человек на свете -- при этом как-то так
выходило, что к нему кто угодно с улицы шел с просьбой
помочь, и он не удивлялся, а очень быстро успевал это
сделать. Когда ребенок моей одноклассницы задержался
на гитарной школе в здании 1543 поздним вечером, когда
гимназия была закрыта, а мама его встречала и внутрь
попасть не могла, я звонила Арнольду, чтобы он этого
школьника где-то нашел и выслал наружу. Ну, он чем-то
был занят, конечно, но тут же пошел и нашел. Он издавал
много книг, прилично разбирался в полиграфии (он много
в чем разбирался). Когда умер мой отец и мы делали
про него книгу, нашел мне издателя, готового работать
с TeXовскими файлами. Он на класс старше меня учился,
и не то чтобы мы особенно много общались в школе,
просто он помогал примерно всем, включая людей
совершенно посторонних. В вопросах физматкультпросвета
он организовывал более или менее все. Один мой друг,
человек нелиберальной политической ориентации, как-то
в разговоре, стараясь (по-моему) объяснить, как
работает ZOG, говорил: "Вот, например, Виталик Арнольд.
Он приходит в кабинет к министру образования и открывает
дверь ногой". Я с сочувствием отношусь к идее
сионистского оккупационного правительства, но Арнольд
открывает (любую) дверь ногой в случае, если у него
руки заняты бумажными и/или цифровыми носителями, а это
для него самое обычное дело.

Когда я брала это самое интервью, разговор получился
часа на четыре. Мы пили чай, приходили школьники,
задавали вопросы и комментировали. То, что получилось,
я урезала примерно втрое; в polit.ru прочитали, охуели
и опубликовали только первую часть. Полностью (но без
картинок) оно лежит здесь:

http://imperium.lenin.ru/~yulya/pics/arnold-interview.html

Вот, например, оттуда:

Однажды московская математическая олимпиада пересеклась с
некоторой олимпиадой МГУ, причем, 10 класс писал
математическую олимпиаду в первом гуманитарном
корпусе. Она начиналась в 10 утра. А в 11 утра там
начиналась своя небольшая олимпиада филфака. Дежурные
стоят на входе и спрашивают всякого входящего: "На
олимпиаду?" -- "На олимпиаду." -- "Десятый класс?" --
"Десятый класс," -- "Проходите в такую-то аудиторию." Ну в
голову не могло прийти, что есть еще одна олимпиада, что
она через час, и кто-то придет на полтора часа раньше. В
результате на олимпиаде оказался десятиклассник, который
пришел писать олимпиаду по русскому языку и литературе. Он
филолог. Он получил задачу по математике. Формулировки он,
конечно, не понял. Идей решать этот вариант ему в голову не
приходило, он не собирался это делать. Он написал работу,
которую все, кто её проверял, копировали для себя и
откладывали. Он на трёх страницах создал замечательную
ассоциативную цепочку. Такой поэтический образ -- о чём он
думал, когда представлял себе тетраэдр, пересечённый
плоскостью, про числа и уравнения. Там были эпитеты. Это
было на трёх листах, это было на одном дыхании и читалось
замечательно. Единственное, что -- это не имело никакого
отношения к математике вообще. Вот такая была
история.
Link5 comments|Leave a comment

[Dec. 21st, 2016|07:37 am]
Небо большое, и птицы в нем чертят буквы.
Ты тоже подходишь с большим листом.
На сквозняке звенит кухонная утварь,
Пустая склянка мямлит скошенным ртом.

Все эти тридцать лет ты еще ребенок,
Никак не поверишь, что взрослые дураки.
Слабые руки и маленький голос тонок,
Если совру, ты мне не подашь руки.

Ты говоришь, что любви огненные кометы,
Крылатые звери, ее ослепительный свет --
Поступь недобрых лет на черной лестнице где-то
Вроде бы есть, но сердце зажжешь -- и нет,

Я повторяю то, что нужно и бесполезно:
Ты обожжешься, ты устроишь пожар,
Свой разноцветный мяч ты бросаешь в бездну,
Где уже тонет чей-то сплюснутый шар.

Дети глядят в глаза, как в холодные стекла дышат,
Рамки окна обрезали окоем,
Хитрые крысы любви, ее летучие мыши
Подняли гвалт в недобром сердце моем.
Link1 comment|Leave a comment

[Nov. 30th, 2016|05:44 am]
Ой, да надевает Лучиень облако разноцветное,
Белый цвет -- как в волосах у дроли снежные васильки,
Высоко растут они, и приносит их ветрами
Из тех мест, где не знают, не знают моей тоски.

Желтый цвет, как мои руки, когда нарву одуванчиков
Для венка моей дроле, но она не возьмет его,
В темные цвета она одевается,
В облаке Лучиень нету черного.

Каждым движением человек выбирает смерть,
Как Лучиень выбирает любовь, и о чем печалиться тут,
Много ли нужно знать; и я не хочу уметь
Тебя отличать от снежных цветов, которые здесь растут,

Но хочешь не хочешь, а приходит умение,
Сухо в горле, не хватает мне голоса,
А ты поешь, и дома, и бетонные все растения --
Шелестят города, незнакомые нам леса.
Link1 comment|Leave a comment

[Nov. 28th, 2016|02:45 pm]
Разбудили телефоном.
-- Здравствуйте, вы заказывали сову плюшевую
в интернет-магазине?

-- Да, -- говорю, -- спасибо.

-- Только что позвонили со склада. Там она
только одна, и она в браке.

-- А что, -- говорю, -- вы думаете, я собираюсь
с ней делать?

Задолбали уже, между прочим, своим этическим
кодексом.

-- Я хочу сказать, -- девушка говорит, --
понимаете, с ней что-то не так. Хотите
отказаться?

Я согласилась отказаться и попыталась спать
дальше, причем, снились совы. Красивые
птицы, кстати, но с ними что-то не так.
Юлька говорит, надо менять всю концепцию.
Link4 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]