злой чечен ползет на берег [entries|archive|friends|userinfo]
aculeata

[ website | Барсук, детский журнал ]
[ userinfo | ljr userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[Aug. 20th, 2018|12:43 pm]
[Tags|]

Среди гниющих плодов, как в парфюмерной лавке,
Как подсказки с мест: "она когда-то", "а ты когда-то",
Муха берет на ум, перекрестивши лапки,
Смешанные оттенки дорогих ароматов,

Время, как пыли ком, разложилось на составные,
Ни к чему не зовет, только мелко щекочет нёбо,
Муха тремя глазами лишними смотрит в небо,
Тонкие крылья дернулись и застыли.
И мечты о стране, в которой никогда не был,
Размывают боль и уносят частицы пыли.

В той стране сквозь разломы асфальта цветет невозможный вереск,
В деревянных жилых гробах навсегда прохудилась крыша,
И качают руками кресты, как идолы, разуверясь
Неизвестно в чем, только этого нет и выше,

Там на площади Ленина треснул памятник Ленину,
А за ним безрукий гипсовый памятник Карлу Марксу
В невозможной позе Венеры стоит, подогнув в колене,
Сохранив в складках гипса позор рабочего класса.

Только раз бы услышать хор скульптур бессловесных,
Посмотреть в пустые глаза городских развалин,
Деревянный скрип в никуда нас ведущих лестниц
Узнавая сердцем, как будто тебя позвали

С бывших верхних пролетов, с разрушенных поэтажно --
Нет, молчат, не зовут, не пытаясь присниться даже.
Link1 comment|Leave a comment

[Aug. 20th, 2018|12:50 am]
Мохнатый контур из-за гор
Торчит, полуприкрывши глаз,
И, не начавшись до сих пор,
Уже кончается рассказ,

Как всходит солнце цвета меди
Из Дома Зайца в Волчий Дом,
И шепчет песню, а потом
С опаской входит в Дом Медведя;

Еще красней, и дышит чаще --
Светила злы и круглолицы --
Как шар, таинственно горящий,
Заходит в темный Дом Лисицы,

А там страшней и интересней,
Там гость, как вор, а вор, что князь,
И видишь (не поможет песня),
Уже проваливаясь в пасть,
Как с двух сторон на нужном месте
Сквозная звездочка зажглась,

Но сказкам верить не годится,
Алхимия не волшебство,
А солнце просто глаз лисицы:
Закрыл, и нету ничего.
Link1 comment|Leave a comment

[Aug. 16th, 2018|06:26 pm]
Были с Витькой в парке Катакумба: он маленький,
влезательно-горный, и в нижней своей части
содержит древнее современное искусство. И еще
одну толстопопую тетю из металла, хорошую.
Витька задавал мне научные вопросы, например,
у какого прибора, изобретенного человечеством,
самое лучшее разрешение. А раньше его еще
интересовало, какое есть самое большое число
предметов, которое человек может сосчитать.
Не в смысле как стадо коров, как я его поняла,
а в смысле -- оценить количество. Мы залезли
на гору, посидели и почитали на разных скамейках,
один раз меня поймала лиана и попыталась задушить,
обмотавшись вокруг шеи. Видели с горы внизу,
в озере очень много байдарочников, больше, чем
я могу сосчитать. В парке было непривычно
безлюдно и вообще замечательно. Когда мы
спустились, естественно, оказалось, что все
ворота уже заперты на висячий замок с цепочкой.
В принципе есть такое место в заборе, где
можно выбраться без риска поломать слишком
много конечностей, но мы этого не сделали,
а спаслись с помощью человечества.
Link19 comments|Leave a comment

[Aug. 16th, 2018|10:27 am]
"Can't learn an old dog new tricks",
это ведь как "займи мне полтину".
Двустороннее значение у глагола всегда
старше и со временем половина выпадает
из употребления, или просто так сложилось
для пары слов?
Link6 comments|Leave a comment

поклониться Сатане [Aug. 14th, 2018|07:22 pm]
Витя порвал сандалик. Ходили с ним по набережной
и по различным улочкам, чтобы купить новый.
Он говорил, что это совершенно не нужно,
и даже сочинял об этом стихи. По дороге
мы с ним вместе тоже сочиняли стихи, по слову:
один говорит одно слово, а другой другое.
Получалось такое:

Морковки выросли на брюхе
Пузатой женщины большой
И растерзали труп старухи,
Набитый, как всегда, лапшой.

Я посмотрел, как плоть гнилая
Растерзывается растениями
И тоже съел кусочек с краю,
Испытывая удовлетворение.

Еще мы с ним играли в убийства, но никого
не убили, кроме гусарской конницы, которая
сломала свои сабли, атакуя диван, а также
пехоты, которая, видя это, напилась бензину
и попыталась прийти на помощь. Повествование
получалось насыщенное событиями, но время от
времени прерывалось поучительными сообщениями,
например: "Греческий огонь попал в Россию
из Греции, а Сталин попал в Россию из Грузии".

А иногда он просто шел, задумавшись, и бубнил
себе под нос:

"Очень нравилось бы мне / поклоняться Сатане.
Или еще можно: как же полюбилось мне / поклоняться
Сатане. Или: до чего приятно мне / поклоняться
Сатане."

Вот ведь оказия; и в кого бы.
Link1 comment|Leave a comment

[Aug. 14th, 2018|02:47 pm]
Узнав мотив из сериала,
Девчонка плачет у окна:
Любовь была, была сначала,
Так что ж теперь прошла она,

А он, надменный, как актеры
Каких-нибудь крутых ролей,
Стакан накатит уж который,
И водка морщится, как клей:

Рулад и медленных длиннот
Ее придавливают прессы,
Жизнь далеко проходит от
Литературного процесса,

А как поближе подойдет,
Покажет вам свободу слова:
Раз птичка весело поет,
То, верно, славит птицелова.

Подушка, скомканные перья,
Крест рам ложится на белье,
И, разбивая лед форелью,
Рифмует рыбу пидарье.
Link3 comments|Leave a comment

[Aug. 13th, 2018|10:33 pm]
Никак не возьму в толк, почему captcha основывает
свое суждение на том, в чем человек не ошибется,
а робот, скорее, да. Это безумие: здоровый
умственно полноценный робот не ошибается.
А здоровый человек ошибается обязательно,
ср. навязшие на зубах оптические иллюции, тонны
которых ходят в Сети. Человек даже один и тот
же цвет воспринимает по-разному в зависимости
от цветового контекста, а робот увидит цифры
в координатах rgb.

С другой стороны, может быть, мир уже захвачен
роботами, и captcha на деле давно отфильтровывает
не роботов, а людей.
Link12 comments|Leave a comment

[Aug. 12th, 2018|11:43 pm]
Пугало, в рукаве пустая рука,
Помнишь, как лили кровь и ковали сталь,
Помнишь, как пили из черепа врага
Нефтяное, радиоактивное Православие,

Выпьешь из шляпы -- но сквозь солому проходит дождь,
Помнишь -- не помнишь, а судьбу за нос да вокруг пальца
Не обведешь, и закисла кровь, и чугун не плавится,
И чужие слова из чужого сердца крадешь.

Помнишь другое: улица этот корпус
Обходила с фасада, круглая и кривая,
По облупленной лестнице бабка спускалась, горбясь,
Обступали ее троллейбусы и трамваи,

Неизвестно было, к кому эта бабка едет
И какие воды плескались в ее бидоне,
Начинался день, чьи-то косы горячей медью
Обжигали глаз и как будто скрывались в доме,

Ну а мы ни с места, надулось пальто, как парус,
Мы не знаем адрес, имен никаких не помним,
Клонят книзу карманы, какой-то бутылью полны,
И до встречи с асфальтом не больше метра осталось.
LinkLeave a comment

хорошая гора [Aug. 12th, 2018|09:25 pm]
Ходили снова на гору, а называлась она Pietro
чего-то, то-есть, чего-то Камень. А может быть,
и как-то еще она называлась. Эта гора была парк,
так что заметную часть подъема составляла
мощеная плиткой дорога. Потом были ступеньки
из грязи, а потом уже только корни деревьев.

По дороге дети играли в убийства -- это старинная
игра, в которую первым играл Союз Писателей
(настоящий, разумеется, под сопредседательством
Астрина и Гузовского, а не другой еще там какой-то
Союз), когда я еще в школе училась. Каждый игрок
по очереди произносит слово так, чтобы слова
складывались в законченные предложения. Бесплатно
можно ставить знаки препинания, но "как будто" --
это два слова, и вы в свой ход можете сказать
только "как" или "будто". Цель каждого --
убить других играющих. По правилам смерть
игрока должна быть зафиксирована в одном предложении,
которое, во-первых, хотя бы один раз прошло через
этого игрока, во-вторых, содержит внятное
объяснение причины смерти (если самоубийство,
то нужен мотив). Когда я разъясняла детям
правила, не вспомнила сходу легитимного примера,
кроме "... и тогда Светкина парта поехала на запад
так быстро, что Светка и повесилась". Мы не
запоминали убийств.

И вот они играли, и погибали по очереди (хотя
мне казалось, что, играя вдвоем, очень трудно
убить противника). Витя, помню, раз умер от
того, что Цветок Любви вырос у него из жопы
(прошу прощения у всех, кто с этим не согласен,
но именно оттуда он вырос). В другой раз
он не умер, но "Эти розы так сверкали на
солнце, что Витя завидовал мертвым". На один
круг я к ним присоединилась, и тогда речь
опять зашла о Вите. Заказчики его убийства
на столе написали поэму (двоеточие, кавычки
открываются). Поэма обещала быть длинной,
и мы ее закончим потом.

Когда мы поднялись на гору, с высоты увидели
опять что-то белое и ничего кроме. Витя сказал,
что мы пришли в облако. И точно, мы были в облаке.
Миша сказал, что это у него такое в Рио
происходит только со мной: когда он идет с другими,
то погода гораздо жарче, и с высоты открываются
невероятные виды. Но мне это ничего: дорога
сама по себе достаточно красивая, а жары
я не терплю совсем.

На обратном пути, к сожалению, Машка и Мишка
опять исполняли песни "Гражданской обороны".
Витя старался им подпевать, но слов он не знал,
поэтому пел что-то свое, что ему казалось
похоже, например: "Прияаатно почесать жооопу
промозглым зимним днееем". Хорошо, что я
не музыкальна, а встречные горовсходцы
не понимали по-русски.

Дети постоянно держались за Мишу, но поначалу,
когда шли вверх и вниз, они и не падали.
Как только мы вышли на ровное место, они
его отпустили. Поэтому сначала Витя упал
и чуть не сломал очки, а потом, уже
на тротуаре, Машка внезапно бухнулась
на проезжую часть, подвернула ногу и какое-то
время не могла даже ругаться от боли, а потом
все-таки это прошло. Дальше уже, когда
Машка смогла встать с проезжей части, мы
поехали на такси.

Прогулка была отличная, понравилась даже Вите,
хотя первые два-три часа он безостановочно твердил,
что нас всех ненавидит, что никогда не хочет
выходить из дома и никуда не пойдет, что горы
зло и должны быть уничтожены или что-то в этом
роде. И все матом. Но потом он признался,
что ничего этого не чувствовал, а просто считал
своим долгом заявлять протест. А на самом деле
у него отличное настроение, только очень
разговорчивое, потому что он выпил много кофе.
И точно, оно было у него разговорчивое. Но
почему нельзя хотя бы иногда выражаться цензурно,
этого я не могу понять. А впрочем, когда
совсем без перерыва несколько часов кряду
долдонят у тебя под ухом, это уже все равно.

Вечером, когда говорили по скайпу, Маслов
пересказал мне традиционную итальянскую песенку,
которую друзья, любимая и родители поют
выпускнику в честь окончания университета.
Хорошая песня, и как раз очень похожа на
то, что пел Витя в горах.
LinkLeave a comment

как я был и понял [Aug. 8th, 2018|06:42 pm]
Прочитала несколько интересных довольно исповедей
о том, "как я был левым, а потом все понял".
Ну, возраст всегда именно так вращает стрелки,
а потом, обобщенно левая идея себя дискредитировала
уже даже и сильнее, чем обобщенно правая, если
это возможно. Но люди пишут не об этом, а о том,
что они поняли, что руководители левого движения
всегда врут -- "а значит", левые лозунги и не
предназначены для претворения в жизнь etc, они
по замыслу предназначены, чтобы создавать
видимость, прибирать к рукам власть и водить
за нос обобщенный электорат.

Эволюционный биолог наверняка сказал бы, что
понимать тут нечего. С лозунгом "Свобода --
это рабство" если не идет, то приходит к власти
любая партия. Левая -- потому, что ваша свобода
махать кулаками кончается там, где находится
мое лицо -- или могло бы находиться, или я мог
бы представить себе, что оно могло бы там
находиться, и получить психологическую травму --
словом, там, где полицейский надевает на
вас наручники. И это есть настоящая свобода,
которой надо пользоваться так, чтобы не
ущемлять свободы других (например, свободы
полицейского надеть на вас наручиники).
Правая -- ну как сейчас путиноиды, типа
свободы и права по образцу Декларации Прав
Человека -- это цепи, наброшенные на нас
западом, который не хочет дать стране реализовать
свой особый путь.

Это абсолютно нормально, эти совершенно
правильные процессы моделируется в теории
игр. Человечество, оно движется вперед
не правилами, а исключениями.

И кстати, товагищ Тгоцкий был прав, построение
коммунизма в одной отдельно взятой стране
невозможно. Потому что тот, кто охотно отдаст
ближнему последнюю рубашку, вымирает в сообществе,
где рубашками, вообще говоря, торгуют. Его рубашки,
одну за другой, примут с благодарностью и продадут
на соседнем углу, или обменяют на оружие.
Да и вообще "альтруисты" вымирают, если их мало,
а если их много -- устраивают диктатуру альтруизма
(зачеркнуто) могут даже перевоспитать (почти) всех
эгоистов, это уже моделировали сто тысяч раз.
Link12 comments|Leave a comment

Сталин вел аскетический образ жизни [Aug. 8th, 2018|05:33 pm]
Сегодня такой день, когда ждут новостей,
но почему-то не идет дождь. Витьке прописано
купаться в море и дышать морским воздухом.
Он терпеть этого не может и, если его
заставлять, говорит, не делая перерывов:
"Пошли домой. Пошли домой прямо сейчас.
Я устал. Я отсчитываю от этого момента
сто шагов, и мы идем домой, хорошо?" Так
два с половиной часа кряду, с небольшими
паузами на разговоры про собак Ригеля,
Нэшу и магических роботов.

Снился межрасовый конфликт. Раса X
скрывалась от расы людей в какой-то постройке
типа корпусов пионерлагеря, и люди не должны
были никого из нас видеть. Я была недоросль
и нарушала безобразия. Я вылетела в окно,
стала повсюду летать, садиться на крыши и
рассматривать крыши (я думала, что люди на
них живут, и кто-то там действительно жил,
но точно не знаю, из какой расы). Заметили
люди меня или нет, и что предприняли,
неизвестно, но раса Х подняла тревогу,
объявила чрезвычайное положение и устроила
на меня облаву. Этим воспользовались
другие подростки, которые вылетели якобы
меня ловить, а сами стали тоже безобразия
нарушать. Мы совершали потрясающе идиотские
выходки, но силы добра и порядка все равно
не могли нас поймать, потому что были еще
глупее. Наконец нас поймал очень старый
дедушка, который ходить вообще не мог, только
летать. Но наказания он ждал вместе с нами,
потому что протестовал против применения к нам
высшей меры (за то, что вся раса Х вынуждена
была по тревоге подняться и нас ловить, и
тут уж люди должны были нас заметить).
Ну то есть не поэтому, а потому, что, когда
судья потребовала нам высшей меры и он
что-то возразил, она сказала, что у него
логика старого образца, которую давно уже
отменили. А он сказал тогда, что у нее
_стервическая_ логика. И тогда его тоже
заодно приговорили к высшей мере, что мне
казалось весьма логичным. Приговор зачитывался
долго и включал в себя рассказ о том, что
Сталин вел аскетический образ жизни: спал
под электрической лампой на книжной полке
и ел только голую человечину. Опять-таки,
это мне показалось верхом аскетизма: взрослые
представители расы Х ели иногда человечину,
а мы, подростки, сразу такие пфуй, пфэ, сами
жрите это говно; мы доски какие-то ели, что ли,
не помню, во всяком случае, это считалось
деликатесом.
Link1 comment|Leave a comment

готовит [Aug. 7th, 2018|03:08 pm]

А это
русский национальный философ К. А. Крылов
делится документальными материалами из жизни
прославленного иностранного сатаниста Антона ЛаВея:



("Антон Ла Вей готовит к обряду кошку", у кого ссылка
не открывается; орфография авторская)
Link3 comments|Leave a comment

амёбу [Aug. 6th, 2018|08:03 pm]
Спросила у Вити, как там задача. Он
говорит: "Давай я лучше скажу тебе стих".
И сказал:

Хороший кофе
Ласкает нёбо,
Как иные
Ласкают амёбу.

Он ушел, но я абсолютно не могу остановиться,
и вы теперь не сможете.

Лаская амёбу,
Шепчу ей слова:
Мне хочется, чтобы
Делилось на два,
Не зная предела,
Умножилось чтоб
Нежнейшее тело
Одной из амёб.
Link1 comment|Leave a comment

[Aug. 4th, 2018|10:40 am]
[Tags|]

Доктор ночь, золотых моих дней не тронь,
Солнце смотрит в другую сторону.
Не забудь, ходи ко мне, неворон,
Выклюнь глаз тому злому ворону.

Он сидит на камине, а ты найди тот камин,
Черным горлом он думает мантры,
Компас смотрит на север, магниты поют над ним,
Карты показывают трефы и диаманты.

Мы на кладбище, на собрании мертвецов
С молодыми истлевшими лицами
На земле рисуем его лицо,
Направляем в глаз экспедицию,

Экспедиция с заостренным углом
Просверкнет огнем под луной незримой,
Воздушную линзу, как двойное стекло,
Буквой обведет и проходит мимо.
Link2 comments|Leave a comment

В тумане не отличить Христа от Ленина [Aug. 2nd, 2018|06:33 pm]
Каждую ночь хотя бы один сон мне снится про
то, как я пишу рассказ про Шерлока Холмса --
или читаю, не разберешь. Сегодняшний начинался:
"Мой стол стоит у окна, и я вижу, как на мою
чернильницу со стороны гор надвигается глухая
стена дождя". (Looking across my table standing
by the window I see my inkpot being slowly approached
by a dead wall of rain, the yonder mountain
entirely shielded as if by the screen.) Что-то такое
и правда надвинулось, только не на чернильницу,
но перед тем был совсем другой день.

Во-первых, черт принес Финкельберга. Приземлился
он в Рио в шесть утра, и с ним весьма чудесная
дочь -- которая, как все они, неожиданно выросла
и закончила географический факультет. Финкельберг
в последние тридцать лет раз в полгода стрижется
наголо. К тому же, он чрезвычайно подвижен, и
от длины волос это у него не зависит. Пришлось,
соответственно, идти в институт, полный математиков,
а оттуда подниматься на гору, на которой стоит,
раскинув руки, Христос. (А не Ленин. ведь это
Бразилия.) Вечером накануне Витька вылил себе
на руку кипящий животный жир, несколько часов
поливал еще потом ее холодной водой, и вроде бы
стало ему ничего.

Двигаясь к горе, мы подошли к помойке. Над
помойкой росли тропические деревья, а на деревьях
сидели обезьяны. Тут нужна фотография, но у меня
не было с собой телефона. Миша В. сказал, что
они называются -- ложные обезьяны, с тех самых
пор, как плавучий остров привез их сюда из Африки.
Они прошли другой путь мутаций, у них черно-белое
зрение. А я думаю, что ложные обезьяны -- это мы.

Обезьяны вели себя так. Самая большая обезьяна,
с потрясающей прической на голове, была, видимо,
самец. Она держала в руках завязанный пластиковый
пакет, доставала оттуда съедобный мусор и ела.
Остальные, примерно вчетвером, ей завидовали.
(Да еще нас шестеро.) Лицо у нее было чрезвычайно
выразительное, особенно когда она смотрела на нас;
Финкельберг был этому страшно рад и все время
смеялся. Тут обезьяна выронила пакет. Она
страшно рассердилась и полезла за ним, поймала,
опять выронила, и он ускакал. А тут пришли собаки.
Обезьяна быстро забралась на дерево и принялась
оттуда на них верещать. И это правильно:
обезьяны со всех континентов ненавидят собак.
(А нам все равно, мы ложные обезьяны.) Собаки
не обращали на обезьян внимания, обошли помойку
дозором и пошли по своим домам. Обезьяна
никак не решалась спуститься за своим пакетом:
делала движение как будто уже решительно в его
сторону, но останавливалась. Финкельберг очень
за нее переживал. В конце концов он не выдержал,
поднял пакет и попытался установить его на суку --
хотел потом отойти, чтобы не смущать обезьяну.
Но пакет падал. Обезьяна верешала на Финкельберга:
она так и раньше подозревала, что он хочет сам
съесть весь мусор. Но Финкельберг не успел
его съесть. Пока он стоял с пакетом возле
дерева, о чем-то задумавшись, обезьяна быстро
спустилась, выхватила пакет у него из рук,
взлетела на верхнюю ветку и стала, как в
мультфильме, по одному предмету из пакета
забраковывать и выкидывать. Финкельберг
внимательно следил за этим, подобрал один предмет
и сказал: "Он новый! Просто закрытый." Это
был йогурт. Все-таки Финкельберг его есть не
стал и вернул в помойку. Уже почему-то начинало
темнеть, и мы с сожалением покинули обезьян.
Потом оказалось, что темнеет от того, что
надвигаются тучи.

Когда поднимаешься на гору, особенно если она
на вид практически отвесная, идти приходится
в основном вниз. Это свойство сакральной топологии
(или, согласно советскому графу А. Н. Толстому,
диалектика). Машка съезжала -- что вниз, что
вверх. Миша В. тянул ее за руку. Финкельберги
скакали по горам бодро. Все, кроме меня, время
от времени насаживались на колючки -- я так и
не поняла, сам ли ствол деревца, за которое они
хватались, выпускает колючки, или это делает
какой-нибудь его поверхностный сожитель, симбионт
или паразит. В начале пути к нам присоединился
бородатый человек и спросил, нельзя ли ему
пройти с нами до водопада: он боялся заблудиться.
И пошел. Добравшись до водопада, он снял штаны
и полез по камушкам их стирать. Потом он снял
рубашку. Мы ушли, не дождавшись продолжения.
Не знаю, кто это был -- видимо, какой-нибудь
знаменитый математик.

Только он зря старался, потому что дождь,
накрапывавший только слегка, скоро перешел
в тропический ливень. И этот ливень уже не
кончался. Машка и Витька ничего не видели
в очках из-за капель воды, а без очков тоже
ничего не видели. Миша не смог вспомнить
песню про Крюкообразность, и из-за этого был
вынужден исполнять песни Гражданской обороны,
Машка ему подпевала, и они пели хором. Если
бы не это, под дождем идти было бы очень
хорошо: совершенно не жарко, даже наоборот.
Завершив подъем по склону, мы вышли на шоссе.
Там была смотровая площадка, а под ней сотня
метров отвесных скал вниз, вид захватывающий.
Мы триумфально пошли им насладиться. Но
оказалось, что сверху виден только туман или,
действительно, сплошная стена дождя. Мы
промокли уже совсем, и многократно, на шоссе
дул холодный ветер, Машка и Мишка пели, мы
заблудились -- а может быть, и нет, из-за
тумана это было не различить. Самое удивительное,
что по шоссе каким-то образом иногда проезжали
машины: видимость вперед была примерно на два-три
метра. Мы шли, шли и пришли в какое-то поселение.
Я рассчитывала встретить там духов из мультфильма
"Унесенные призраками", потому что поселение
выглядело именно так -- но внутри (сквозь туман)
освещенных зданий бродили существа, скорее. похожие
на туристов. Мы очень обрадовались, поскольку там
анонсировались автобусы на Копакабану. Но водители
автобусов разъяснили нам, что не могут повезти нас
без билетов, а чтобы обзавестись билетами, мы должны
спуститься вниз, в Копакабану, и там их купить.
Финкельберг опять этому очень обрадовался, у него
вообще было хорошее настроение, потому что он
любит попадать под тропический ливень. Стемнело
уже по-настоящему, температура опустилась до
15 градусов, это зверские морозы по местным меркам.
Две машины в конце концов довезли нас до метро
за конские деньги. В метро Миша В. встал в очередь
к автомату, посредством которого можно было
положить деньги на карточку, через какое-то
время понял, что нужные ему автоматы как раз
свободны, но не смог уйти, мотивируя это тем,
что половину очереди он уже отстоял. Это, я думаю,
потому, что раньше он никогда не стоял в очереди
(ненавидел и боялся), вот и не приобрел иммунитет.

Обезьян с белыми лицами (кроме ложных) в этот приезд
я еще ни разу не видела.
Link2 comments|Leave a comment

[Jul. 31st, 2018|03:43 pm]

Гениальное.
Биоинформатики разыгрывают мутации
кода при горизонтальной (?) передаче.
Профану, однако, непонятно, чему соответствует
передача шепотом (пороги какие-то? шум? откуда?)</a>


      Вот представьте себе +-20 +-phd +-биоинформатиков из +-6 разных стран собираются в +-темном летнем дворике бара, выпивают по +-одному бокалу и начинают играть в испорченный телефон. Причем вся прелесть в том, что большая часть людей каждый раз не знает языка, на котором загадывалась короткая фраза, и просто передает набор услышанных звуков в меру своих способностей, как настоящий телефон. Фраза, несомненно меняется до неузнаваемости.
      А главное, практика сообщает, что:
      - делеции происходят существенно чаще, чем вставки, а вся фраза стремительно сокращается до примерно одного слова или двух коротких;
      - наиболее консервативным чаще оказывается начало фразы;
      - за столом явно было несколько горячих точек, в которых мутации происходили сильнее вне зависимости от места старта и языка;
      - удивительным образом слова незнакомого языка очень старательно превращались в английские (хотя изначальный язык был всегда известен).

      Ну и на десерт: "жадина-говядина" за один круг превратилась в "luxury restaurant".
LinkLeave a comment

[Jul. 30th, 2018|03:25 pm]
Катались с Витькой на лебедях, являющихся
в то же время водными велосипедами. С хозяином
лебедей мы объяснились жестами. Мы ему сообщили,
что нам нужен голубой лебедь на полчаса, а он
нам сообщил, чтобы мы не лезли, а то плюхнемся
в воду вместе с лебедем, и чтобы мы и теперь
опять не лезли, потому что нам нужен спасательный
галстук. А потом сообщил, чтобы мы уже лезли.
Оказалось, что мы с Витькой прекрасно умеем
объясняться жестами, даже если б мы пришли
в бразильский бордель, думаю, тут же бы и
объяснились.

Лебедь попался норовистый, у него был какой-то
свой план действий, и поддаваться управлению
извне он не желал. Мы тогда дали ему свободу
и посмотрели, что он будет делать. Как мы
и предполагали, он повернулся параллельно
волнам и стал очень сильно раскачиваться.
Совершенно так же поступила другая водоплавающая
птица, очень хорошая, но я не знаю, как она
называется. Она пестрая, но скорее черная,
а клюв красный. Витька ругал лебедя
шокировавшими меня словами. Я сделала ему
замечание, сказала, что мне за него стыдно
и разве можно так говорить с благородной птицей.
После этого Витька продолжал объясняться с лебедем,
называя его сквозь зубы благородной птицей: "...ну
ты, благородная птица!" Дело в том, что, как я уже
написала выше, лебедь совсем не понимал язык
жестов. А вот лодочник очень хорошо понимал,
он охотно и чрезвычайно эмоционально обращался
на языке жестов к нам с берега, иногда сопровождая
знаки странными булькающиющими звуками, очевидно,
желая сообщить нам, как мы ему понравились и какие
мы молодцы.

Когда мы вернулись, Машка сказала:

-- Я получила странное письмо из Вышки.
Возможно, это значит, что я уже поступила,
а может быть, наоборот, нет.

Я сказала, что это очень интересно, и не
может ли Машка сказать точнее, что там
написано. Машка открыла письмо и стала его
зачитывать. "... поздравляем вас с приглашением
к зачислению на математический факультет..."
Действительно, понятно только, что они ждут
ответа: "Благодарю вас за приглашение
к зачислению," -- но вот какая могла бы
быть их ответная реплика? Все-таки мне,
например, проще объясняться на языке жестов.
Link2 comments|Leave a comment

[Jul. 30th, 2018|07:59 am]

Анаграмма
Валерия Силиванова:

      Я мечтал. Мою башню кренило.
      Кошмарно блюю, и меня лечат

Подтверждаю. У меня тоже с мечтами всегда так.
LinkLeave a comment

[Jul. 29th, 2018|08:56 pm]
[Tags|]

Картограф разложил свою колоду,
И смысл его печали нам понятен:
Туристам и коммерции в угоду
На карте не осталось белых пятен.

Теперь богам и духам нет приюта;
Один схитрил, другой нарушил слово,
И вера рассыпается как будто,
Жрецам уже не хочется иного,

И горек гнозис, и тоскливы взгляды,
И каждого как будто обманули,
Терзаем ветром, на смокве проклятой
Висит, качаясь, слесарь дядя Груня,

Мол, скучно пить мне, не курю траву я,
Мол, никому и ни во что не верю я...
"Но объективная истина существует,
Коммунисты называют ее материей," --

Назови хоть горшком, все равно она просится в руки
(Волком воет надежда, в аду она требует прав) --
И картограф, как фокусник, жизнь посвятивший науке,
Объективную истину прячет, как карту, в рукав.
Link3 comments|Leave a comment

[Jul. 29th, 2018|03:42 pm]
Не могу решить, кто красивее, рыбы или
обезьяна. И вы тоже не сможете, потому
что фотографий обезьяны у меня нет.
Мы гуляли опять в странном парке, который
легко перепутать с ботаническим садом.
Витька некоторое время ныл, что он голоден
и устал, а потом рассказал нам стих:

Костя, Надя, Люся, Вера
Вызывали Люцифера.

Мы этому обрадовались и стали тоже
заниматься поэзией. Миша сказал:

Ярославль, Владимир, Тула
Вызывают Вельзевула.

Мы с Машкой сказали:

Александр, Борис и Света
Вызывают Бафомета, --

И так далее, а потом Миша еще прочел в своем
телефоне о страшном заклинании, которое
накладывают на головастиков. Возвращаясь,
проходили мимо фавелы, и Машка сказала, что
нам тоже следовало бы захватить себе какое-нибудь
место для фавелы, и устроить там, к примеру,
университет. Мишка возразил, что нужно ведь
и наркотики продавать, а то к нам не будут
серьезно относиться. Я рассердилась и сказала,
что наркотики необходимо раздавать бесплатно.
Миша тут же поправился: "Мы будем отнимать
наркотики у богатых и раздавать бедным!"
Машка стала размышлять, какой мог бы быть
символ у наркодилеров -- у Робин-Гуда был
лук, а нам что? Миша утверждает, что это
толстая золотая цепь на шею, как бы родом
из девяностых, а мне кажется, это, скорее,
символ для бургомистра.

Соответственно, вот рыбы в небе -- видно,
как они светятся, но не видно, как они
раскрывают необъятный совершенно рот
с губами и им едят.

Link5 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]