злой чечен ползет на берег - [entries|archive|friends|userinfo]
aculeata

[ website | Барсук, детский журнал ]
[ userinfo | ljr userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[Feb. 19th, 2019|08:26 pm]
Previous Entry Add to Memories Tell A Friend Next Entry
[Tags|]

Информации всегда теряется неизмеримо больше,
чем удается сохранить. Сказано про кочевые культуры,
что они не используют долго хранящихся материалов,
каменных скрижалей с собой не возят, так что
о них мало что можно сказать достоверно.
Но, может быть, у оседлых культур с этим не
сильно лучше.

Хачатурян сказал про БП "парадоксальный, бесконечный";
это в частности означает, что он всегда (и сразу)
оказывался больше, чем любое конечное его проявление.
Он смеялся над собственной (временами, кстати,
совершенно бешеной) яростью или пафосом, который
за секунду перед тем непременно исходил из самого
его гейдмановского сердца. Ни с одним своим мнением
он никогда не был вполне согласен. Многие взрослые,
когда перестают быть личинками, теряют двустороннюю
симметрию, способность эволюционировать, и приклеиваются
к месту. БП не только не терял -- с ним приобретало
способность эволюционировать само место, где он
приклеивался. Ну и эволюционировало по-всякому,
обыкновенно довольно своеобразно. Так, что мало
не покажется.

Пришел раз некто устраиваться к Гейдману на работу,
пообщались, как будто все неплохо. А в конце тот
и говорит: "Только я должен сообщить вам одну
вещь." БП говорит, сообщайте; собеседник делает
признание: "Однажды я убил человека". БП спрашивает --
"Вы что же, хотели меня удивить? Я не первый год
в школе работаю". Я не знаю, кстати, кто был этот
человек, потому что на учительскую должность он был
принят, может быть, и сейчас работает. А такие
интимные подробности про сотрудника Гейдман не стал
бы разглашать ученикам, неудобно же.

Еще у взрослых бывает так, что "культурные"
их пристрастия устаканиваются, их можно вешать
на стенку или на дверь, за которой прячешься.
Они знают, что та или иная вещь им нравится,
потому что привыкли знать, что им она нравится --
больше ниоткуда. У Гейдмана вроде как и была
такая одна, песня Галича "Когда я вернусь", не
знаю, почему именно она. А может быть, и не
была вовсе, просто музыкальные ученики с таким
энтузиазмом старались спеть ему его любимую
песню, что он и не спорил.

Эта попытка обрести членораздельную речь и сказать
что-то вразумительное про нашего учителя математики
не удалась, еще буду пробовать. Мне не нравится,
что он болел, и не нравится, что он умер.

Похороны 21 февраля, маршала Тимошенко 25, 12.00
LinkLeave a comment

Comments:
[User Picture]
From:[info]lenkasm
Date:February 19th, 2019 - 05:33 pm
(Link)
А у меня про умерших говорить никогда не получается, просто страшно всегда стыдно от того что я пишу. Не так даже страшно плохо пишу, как страшно стыдно. Тема смерти какого-то близкого или не очень близкого человека меня внутренне разрывает и заставляет взорваться и замереть.

А у вас, мне кажется, получилось пафосно. Хочется подвести мысль, какую-то глобальную, под смерть, объяснить неповторимость и значимость человека, как будто бы. Но как будто что-то идет не так. Сорри.