Войти в систему

Home
    - Создать дневник
    - Написать в дневник
       - Подробный режим

LJ.Rossia.org
    - Новости сайта
    - Общие настройки
    - Sitemap
    - Оплата
    - ljr-fif

Редактировать...
    - Настройки
    - Список друзей
    - Дневник
    - Картинки
    - Пароль
    - Вид дневника

Сообщества

Настроить S2

Помощь
    - Забыли пароль?
    - FAQ
    - Тех. поддержка



Пишет Хуцперион ([info]hyperion)
@ 2024-04-27 01:08:00


Previous Entry  Add to memories!  Tell a Friend!  Next Entry
Entry tags:paracinemascope, кино, кино девяностых

Волки в зоне (1990)
Весь день с огромным интересом читаю @minutavminutu с реконструкцией Чернобыля. Великолепный проект, напоминающий про мои детские кошмары. Мой родной город находится недалеко от Игналины и мы все знали что там реактор как в Чернобыле. Поэтому подростком я специально искал в библиотеке книги про катастрофу, пытаясь понять, что тогда случилось и что может повториться. Понять причины было трудно, но описание рыжего леса и лучевой болезни очень впечатляли.

Правда одна вещь у «Минута в минуту» мне не очень понравилась. Они использовали плёнку Михаила Назаренко никак не объяснив её уникальную историю и судьбу автора. Я уже писал о том, что считаю его одной из ключевых, наиболее героических фигур в истории советского любительского кино. И что на мой взгляд эти яркие вспышки на снятой им плёнке были зафиксированным моментом начала великой киномутации. Началом распада самой внутренней логики советского кино.

Сегодня отличный повод снова оценить один из самых невменяемых образцов упомянутого процесса.

Об этом фильме я сперва узнал благодаря совершенно изумительному постеру. Пройти мимо такого чуда было просто невозможно, эти глаза на животе и клыки вместо члена запоминаются навсегда. Если делать обложку для книги о киномутациях эпохи распада, то этот шедевр будет главным претендентом на победу. К сожалению сам фильм, при первом просмотре, показался слишком скучным, не дотягивающим до буйной фантазии нанятого художника.


Сегодня пересмотрел, сравнивая с просмотренным за последние годы. Оценка явно изменилась. Это дико странное кино, достойное своего плаката.

Чернобыль очень быстро вошёл в народное подсознание и массовую культуру. Уже в мае 86-го самые отмороженные экстремисты советского рок подполья из группы «Бэд Бойз» (буквально советский аналог хейткора, очень злобный был проект) поют в своём закрытом городе Челябинск-70 что «ускоренье важный фактор, но не выдержал реактор». Учитывая скорость сочинения альбома есть реальная вероятность, что это «народную частушку» в реальности сочинил лично Игорь Мальцев. Кино тоже не особенно отставало в рефлексии на тему.

Самые первые фильмы о катастрофе были нормальной советской документалистикой о подвигах. В том числе и любительской. Но и они быстро мутировавшие в разоблачительные призывы к народной расправе. В художественном кинематографе данная линия воплотилась в великом «Распаде» Михаила Беликова. Но одновременно с этой, вполне вменяемой попыткой разобраться в происходящем, возникает другая, выглядящая наоборот, не вполне вменяемым симптомом. Часть этих фильмов снималась как авторское кино на тему апокалипсиса. Часть - использовала Зону в качестве отличной постапокалиптической пустоши для игры в жанровое кино. Но обе эти линии, как ни парадоксально, можно вывести вот от этого короткого белорусского фильма.

Сперва он выглядит как типичное начало чернушного боевика. Одинокий герой, экстремальное прошлое, город под властью банды. Разница только в том, что герой у нас не афганец, а бывший ликвидатор, понюхавший графит вместо пороха. Город стоит рядом с зоной. Бандиты занимаются мародёрством, торгуя на рынке радиоактивными товарами и вывозя на заказ не менее радиоактивные машины. Главаря бандитов играет Садальский, как всегда идеально омерзительный. К этой жанровой завязке прикладывается разоблачительный пафос, эпизод с выходом к народу и заменой ботинок был даже неплох.

Вот только вместо ожидаемых драк и перестрелок сюжет делает финт ушами. Герой соглашается украсть злодея и вывезти его в зону, для полноценной обработки подальше от лишних глаз. В зоне есть злые волки. Мародёры в противогазах, ворующие иконы. Загадочный человек с чёрным лицом, загадочно бродящий вокруг да около сюжета со своим загадочным ручным хорьком. Есть даже самоходный шушпанцер, передвигающийся своим ходом. Нет только логики. И осветителя, большая часть сюжета происходит почти в абсолютной темноте. Что ни капли не мешает нашим героям вести между собой яростные споры о судьбах России. И убивать друг друга.

Жаль нельзя найти сценарий. И понять, кто анонимный композитор, шумы там интересные.

Волки в зоне (1990) [файлом с телеги]