seregamelnik's Friends
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Below are the most recent 25 friends' journal entries.

    [ << Previous 25 ]
    Saturday, December 7th, 2019
    aculeata
    2:59a
    Умер физик Дима Поляков. Лет семнадцать назад он мне
    рассказывал, чем он занимается, но я и тогда поняла так
    мало (а когда сама стала учиться -- не сильно больше),
    что не буду говорить о его достижениях; есть кому о них
    рассказать. Когда христианам говорили, что если не будут,
    как дети, то не войдут в царствие небесное, имелось в
    виду, что надо быть, вот как Дима. Он был, кстати,
    убежденным аскетом -- хотя это как раз и неважно.
    Я не знаю, в какой вере он умер, поскольку мир идей был
    для него реален примерно как чашка чая, и он был в нем
    путешественником. Он, например, почему-то оказался
    в числе основателей такого примерно кислотно-рейвового
    журнала "Птюч", поколение девяностых помнит такую штуку.
    После этого он ездил в Израиль, и там был категорически
    ортодоксальнейшим иудеем, но необрезанным -- технически
    важная деталь, потому что он должен был избегать присутствия
    свидетелей (во всяком случае, трезвых) при ритуале
    омовения в микве. Потом он стал православным: сперва
    никониянином, после старовером. Дальнейшую его эволюцию
    я не могу отследить в памяти. Однажды он излагал в
    патриотической газете "Завтра" теорию суперструн; кажется,
    читателей особенно впечатлила Теорема об Отсутствии Духов,
    откликов было в любом случае много, я точно не помню.
    Разочаровавшись в евразийстве, он надолго застрял в Корее.
    Как ни странно, его очень любили девушки, причем, это
    приносило им серьезные огорчения -- помню чудеснейшую
    художницу, которая едва не покончила с собой, когда
    узнала, что не сможет выйти за него замуж. Дима
    страшно расстраивался в таких случаях, но болван был он
    сам: он вообще был расположен, по-видимому, к самому
    задушевному общению, любил своих собеседников, потому что
    вообще люди ему нравились, а поскольку не предполагал, что
    кого-либо может ни с того ни с сего заинтересовать,
    например, аскет он или нет, не сообщал об этом, если речь
    не заходила, допустим, о пустынничестве. Зато его никогда
    не боялись дети. Это конкретное утверждение: почти у всех
    младенцев бывают фазы, когда они начинают страшно бояться
    чужих, так вот Димы это никогда не касалось.

    А вообще, сил больше нет. Подаю заявку, прошение или что
    хотите, чтобы мне не пришлось больше никогда писать
    некрологов. Меняемся местом в очереди: пишите сами. Мне
    непонятно, зачем это нужно было так, чтобы умирал Дима.
    Он, по-моему, мог бы и вовсе не умирать никогда -- тот
    случай, когда в этом не было бы ничего
    сверхъестественного.
    aculeata
    1:22a
    aculeata
    12:11a
    Уй блядь. Ссылок не даем и цитировать тоже не будем, но
    в душе не ебем, что может быть неочевидного в
    нижеследующем списке:

    (1) Слабейших (например, инвалидов) обижать позорно, от
    этого стоит воздерживаться;

    (2) Даже если вы сами слабейший (например, инвалид);

    (3) Если вам кажется, что вы слабейший (например,
    инвалид), и по этой причине вас смогли обидеть,
    постарайтесь убедиться, что слабейший (например, инвалид)
    здесь именно вы, а не обидчики -- эффект Карабаса-Барабаса
    (сироты, например) никто не отменял;

    (4) Если удалось убедиться (см. п. 3), вспомните, что
    вы всегда можете не ходить в такие места, где обижают
    слабейших (например, инвалидов);

    (5) Предыдущий пункт (5 - 1 = 4, для слабейших) совершенно
    не дает вам права обижать слабейших (например, инвалидов),
    если они зашли в те места, где вы ходите, сидите или
    ебете мозги окружающим.

    Если вам все это непонятно, пожалуйста, простите меня
    и постарайтесь не обижаться.
    Friday, December 6th, 2019
    aculeata
    10:57p
    Девушка в вязаной шапочке, на ней неприличные вишни,
    Как будто, как... -- молодой пассажир сглатывает слюну,
    Он влюблен в эту красную обувь, но взгляд поднимается выше
    И шуршит и сквозь юбку щекочет -- ах, я в эту ночь не усну,

    Так что я должен решиться -- послушайте, девушка... девушка,
    Что вы читаете? -- взгляд, замутненный мечтой --
    Не прогоняйте от встречи в метро опешившего
    Пассажира напротив, я сам человек непростой,

    Дайте, я угадаю: вы читаете толстую книгу
    Под названием "Вирусология конца света",
    Не отводите глаза, я из них узнаю интригу,
    Несмотря на то, что до сих пор не слыхал об этом.

    Вижу -- по мысли автора всякая вера
    Создает человека заново -- следовательно, не врет,
    Формирует и заполняет каверны,
    Открывает эпоху, короткую, как премьера,
    Или долгую, как дурной анекдот.

    Вирусы приходят, они могут иметь успех,
    Но у всякого успеха есть свое время жизни,
    Начиная, как эпидемия в пленках мыслей,
    Одушевляя многих и заражая всех,

    Создавая душу, как зеркало общей веры,
    Как барабан, способный отозваться глубоким гулом,
    Он идет на спад, и бряцают клаузулы,
    Истощив свои риторические резервы.

    На финальный аккорд способен не всякий бог,
    Но бывает, утром в воздухе пахнет странным,
    Звук шагов, как будто камень попал в сапог
    И выходит воздух из барабанов.

    Но куда же вы, я ведь -- я только хотел -- а кто
    Автор, девушка? Это просто конспекты лекций,
    Вы студентка? Нет? Вы знаете, я не местный,
    Вы вошли мне в сердце, как входят в чужой лаптоп,

    Этот мир, этот город, и в поезде этот вагон --
    Я его не жалел... вы хотите стать бабочкой смерти?
    Как письмо, не задерживаясь в этом рваном конверте,
    Выйти прочь, полететь на огонь, как откроют огонь.
    Thursday, December 5th, 2019
    aculeata
    4:05a
    Сегодня день рожденья младшего сына Витьки. С ним
    связан мой единственный (из четырех возможных) опыт
    общения с роддомом советского образца. Ниже, в записи,
    которая была сделана вскоре после выхода оттуда, есть
    неточность, почему-то не исправленная: операцию отцу
    перенесли тогда на девятое число. Ну, после этого
    в моей дурацкой башке постепенно прекратилась
    всякая разумная деятельность. Да мне она и ни к чему,
    вам нужна, вы и ведите. Зато остались записи, по которым
    все-таки можно восстановить, какой Витька был здоровский.
    Единственная сравнительно связная история, которую помню
    без записей -- пятью годами позже, когда отец умер,
    Витька залезал ко мне в кровать и говорил: "Тебе уже
    нужно вставать и ходить. Я такой же, как он". Спросил,
    нельзя ли ему со мной поехать на кладбище. Я удивилась,
    потому что он очень сильно боялся мертвецов, но и
    обрадовалась, и взяла его с собой. Он все спрашивал,
    сможем ли мы попасть туда после того, как стемнеет,
    и настаивал, чтоб ехать попозже. Это опять было
    странно, потому что темноты он тоже боялся. И тут,
    в автобусе, у меня на секунду заработала голова.
    Очевидно, Витька не сомневался, что мертвые вылезают
    из могил, как стемнеют. Я аккуратно спросила его о планах
    -- догадка подтвердилась. Витька собирался побеседовать
    с дедом и продемонстрировать мне, что в общем-то ничего
    не произошло, можно же встречаться и разговаривать.
    Мне было очень жаль его (и себя) разочаровывать; а все
    же это было здорово. Лучше детей ведь ничего нет.

    А вот тогдашнее, про роддом, декабрь 2005:
    http://lj.rossia.org/users/aculeata/52672.html#cutid1
    aculeata
    1:43a
    -- Я, знаешь, христианин, -- объяснил свои действия
    Каратыга. -- Я православный.

    -- Ну а че, -- подобострастно хмыкнул Бабай.

    -- У нас вся страна православная. Катехон. Понял? --
    Каратыга облизнул нож.

    -- Че ты, -- Бабай вяло запротестовал.

    -- Не че я, а повтори. Если понял -- повтори. Катехон.

    -- Котикон, -- глядя в пол, угрюмо сказал Бабай.

    -- Ну ладно, -- вдруг смягчился Каратыга, -- это ты тоже
    по-своему понимаешь так. На своем языке.

    Бабай, не веря своему счастью, поднял на него припухшие,
    уже покрасневшие было глаза.

    -- Ну все, давай, -- Каратыга как будто казался смущенным,
    -- ну-ну, че ты. Давай, тренировка. Завтра опять с этим
    возиться, у которого, чем... ну, короче, того, тем шире
    улыбка.

    Бабай уверенно взял нож из рук Каратыги, посмотрел на него
    и опять задрожал.

    -- Ну, не серди меня. Он нормальный. И Христос этот, он,
    знаешь... вот смотри мне в рот, слушай, может, поймешь.
    В каждой стране свое солнце, своя любовь, свой Христос.
    Ну? Я же знаю, у ваших девок щелка вот так идет, поперек,
    да? У девок, пизда.

    -- Пизда, -- улыбаясь, повторил Бабай.

    -- Молодец, -- похвалил его Каратыга. -- У ваших идет так,
    поперек, а у наших -- вдоль. Да?

    -- Да, -- повторил Бабай, уже без улыбки.

    -- Ну. И солнце так, -- Каратыга посмотрел куда-то вбок. --
    И Христос. Он ведь каждый год рождается, каждой землей.
    Бог -- он во всем.

    Бабай переминался с ноги на ногу, хотел, но не решался
    положить нож на стол.

    -- Наш Христос, -- вдруг резко повернулся к нему Каратыга,
    -- он знаешь, какой?

    -- Какой, -- на всякий случай повторил Бабай.

    -- А такой! Он тебе спуску не даст! Кто против России,
    против Бога, тех всех -- ну, как тебе объяснить? -- на
    бутылку посадит, да? Повтори: на бутылку.

    -- Тыптатылку, -- тихо сказал Бабай.

    -- Занятный вы народ, -- ухмыльннулся Каратыга, --
    язык смешно подвешен и девки поперек открываются. Ну,
    давай. Это крест. Распятие. Не повторяй: язык у тебя
    не той стороной висит. Смотри сперва, таращь зенки-то.
    Ну. Нож держи хорошо. Вот как оно сперва растроится,
    и, ну как тебе объяснить? Гимнаст. На одном гимнаст
    будет висеть. Это сейчас там никого нет, а если долго
    смотреть, появится. Вот как увидишь его -- меть ему
    в бок. Сюда вот, понял? Ну?

    У Бабая уже дрожали руки. Когда Каратыга так долго
    говорил, он сильно боялся. Каратыга взял его за чуб,
    задрал его всего кадыком вверх, посмотрел в глаза.

    -- Не понял ты, ларвенция узкоглазая. Вы никогда не
    поймете. Ну? Гляди!

    Каратыга отнял у него нож, прищурился, метнул мастерски.
    Раздался негромкий стон, нож упал и лег плашмя в луже крови.
    Бабай взвыл. Каратыга рассердился и пнул его.

    -- Неможется ему! Ишь, бесяра! Терпи!

    -- Старшина Картелаки, -- сказала рация, -- к майору
    на инструктаж.

    -- Слушаю, -- Каратыга лихо щелкнул каблуками, еще раз
    от души пнул Бабая и вышел.

    В стене тем временем раздвинулись тайные ворота -- они
    проходили как-то наискосок. Вошли двое -- один в мундире
    служб безопасности, другой в лабораторном халате. Второй
    быстро подошел к безвольно свисавшему со стола Бабаю
    и приложил ухо к его груди.

    -- Сломан, -- доложил он человеку в мундире.

    -- Недосмотрели, -- строго сказал тот.

    -- В рамках проекта по замене интеллигенции роботами, --
    пожал плечами лаборант в халате, -- вы сами...

    -- Да говно говном ваши роботы, -- разозлился офицер, --
    даже в воде не плавают! Небольшой стресс им...

    -- Четыре с половиной миллиберии, -- невозмутимо перебил
    лаборант. -- Этого хватило бы и биологическому офицеру.
    А если мерить по-старинке, в федорах...

    -- Пинка не выдерживают! -- офицер грубо перебил его и
    посмотрел на носки своих ботинок. -- Не работа, говно!

    -- В соответствии с пятым пунктом инструкции, говно нации,
    -- отрапортовал лаборант. Помолчав, он поинтересовался, --
    прикажете вернуть бесов? Суккубов, инкубов, высшую
    иерархию?

    -- Хм, -- офицер поднял голову. -- А правда, что у
    суккубов, ну, это самое поперек? То, что у наших вдоль?

    -- Да, -- сказал лаборант.
    Wednesday, December 4th, 2019
    aculeata
    10:34p
    А. по работе смотрит логи, кто заходил в игру, сколько
    провел времени, что успел сделать и чем принести прибыль
    держателям компьютерно-игорной компании, ищет корреляции.
    Игра -- стрелялка. Говорит, зашел человек из Саудовской
    Аравии. Купил все бомбы, представленные в ассортименте,
    сразу вышел и больше не появлялся.
    aculeata
    10:25p
    Приснилось, что мусорные гены -- это метилированные
    ссылки на стаьи. Вижу, что написала хуйню, но исправлять
    не буду: в общем, ясно, что имелось в виду. Многие,
    наверное, замечали, что культура библиографических ссылок
    в условно западных и условно русских научных журналах
    разная. Ну то есть, может, и немногие, молодежь,
    наверное, знает только западный вариант. В русском
    журнале, если ты даешь ссылку на статью, значит, тобой
    она читана с ручкой и бумажкой в руках или по крайней
    мере очень внимательно просмотрена. Литература к статье
    обычно не очень обширная поэтому. В условно западном
    варианте она может занимать две трети собственно текста
    статьи: более или менее все, что релевантно, идет туда,
    часто перебираясь из библиографии к одной из цитируемых
    и действительно просмотренных работ. Ну и ссылаются
    же как на подтверждаемое, так и на опровергаемое.
    Чтобы составить представление о предмете, поддерживаемое
    текстом статьи, какие-то ссылки нужно открывать, какие-то
    нет. Вот, видимо, уходящая в историю русская культура
    библиографии -- это как геном бактерии, а "западная" --
    как геном многоклеточного, загроможденный случайностями
    своей истории. Зря я так долго расписывала объяснение,
    все равно никому не нужное: наваждение ушло, сон забыла.
    aculeata
    5:34p
    Хороший товарищ мой, филолог (все хорошие люди филологи,
    как сказано у Ницше), прислал статью 2015 года про
    муравьев. (Daniel Charbonneau, Anna Dornhaus, "Workers
    'specialized' on inactivity..."). Там объясняется, что
    в муравейнике бывает 21% (а позже оказалось, что и сорок
    процентов) рабочих особей, которые специализируются
    в ничегонеделанье. Со специализацией там хитро, как и у
    пчел, она бывает с возрастом связана и не бывает особенно
    жесткой, кроме вот этой вот. (А есть еще люди,
    специализирующиеся по муравьям; если они на меня не очень
    злятся, может, придут и прокомментируют.) Позже вроде как
    стало известно, что если убрать какое-то количество
    активных муравьев, профессиональные ленивцы их заменяют.
    А если убрать часть профессиональных ленивцев, то их
    заменять не будут. Кроме того, есть теория, что ленивцы
    могут служить живым запасом пищи на случай бедствий.

    Модные аналогии с человеческим сообществом, видимо,
    следует предложить такие: (1) мы незаменимы (если нас
    уберут сотрудники лаборатории, нас никто не заменит);
    (2) чтобы быть полезней обществу, нужно копить в себе
    мясо и жир. Не забыть сегодня сообщить это ученице
    в воспитательных целях.
    aculeata
    11:15a
    Во сне группа подростков была Retrominded, и отдельно
    имела название, но оно у меня не записано. Она
    исполняла тексты, которые считала классическими
    (и я их тоже такими считала). Например,

    Зима. Крестьянин, торжествуй,
    На дровнях обновляя хуй,
    Ведь жизнь обман, ведь жизнь обман,
    Ведь жизнь обман,

    Она глупа и бездуховна,
    Ей все равно, что хуй, что дровни,
    А ты, обманутый любовник... --

    не знаю, как дальше, допустим, Попал в капкан.
    Поскольку это были стихи Пушкина из учебника,
    за всем приглядывал школьный учитель литературы --
    исполненные в рамках музыкальной композиции стихи
    тоже засчитывались. Если юноша чувствовал себя
    обманутым одноклассницей и хотел выразить ей
    презрение, это был самый лучший способ -- тогда все
    знали, что песня о ней, а стихотворение наизусть
    ты как бы заодно сдал.

    Навеяно, видимо, вчерашним учением наизусть вместе
    с Витькой стихотворений "Сожженное письмо" и "Я вас
    любил, любовь еще, быть может". Перед тем Симка,
    используя teamviewer, удаленно чинила мне скайп, чтобы
    он дал мне возможность писать сообщения в себя и делить
    экран. До тех пор, пока она сталкивается с одной и той
    же проблемой, она ругается матом довольно однообразно,
    зачастую повторяя одно и то же слово или выражение,
    а переходя с проблемы на проблему, испускает характерный
    вопль и выражается в том смысле, что проблема была
    простой и, к сожалению, не относящейся к делу, чем она
    оскорблена, но в то же время и торжествует. Если ее
    остановить и переспросить, можно обнаружить, что она
    не в курсе своей риторики. Я часто думаю о том, что
    швейцарских коллег все это могло бы озадачивать, вряд
    ли у них это в традиции -- с другой стороны, она редко
    переходит на английский. К тому же, ведь это работает.
    aculeata
    1:55a

    Загадочная тема
    , опять популярная в разных закрытых
    группах -- Закат Европы в знаменитом опыте Калхауна
    (John B. Calhoun) на мышах. Мыши заскучали в мышином
    раю и вымерли, причем вроде как закат мышиной Европы
    начался раньше, чем могли сказаться эффекты
    перенаселения.

    Предположительно, способствовали этому нехорошие мутации,
    которые не вырезал естественный отбор за отсутствием
    такового. Нет жесткой конкуренции за пищу --
    следовательно, выживают "мутанты", которые не хотят
    размножаться -- следовательно, скоро все перестают
    размножаться. Женщины-мыши начинают заниматься
    феминизмом и игнорируют своих детей, мужчины-мыши
    начинают прихорашиваться, причем без цели произвести
    впечатление на женщин (тоже мышей). И вот в конце
    концов все становятся мутантами и вымирают.

    Бред собачий, конечно. Почему "все становятся мутантами"?
    Если здоровые мыши без мутаций любят размножаться, а еды
    достаточно, кто может им помешать? Ну просто, казалось
    бы, вырастет процент мутантов по сравнению с тем, сколько
    их в популяции в природных условиях.

    Параллельный аргумент (хотя в статье утверждается, что
    все равно все мутанты) -- здоровые животные начинают
    подражать мутантам и тоже отказываться от размножения.
    Ну вот женщина-мышь хочет размножаться, а другие мыши
    ей толкуют: дура, занимайся феминизмом или там делай
    карьеру (видимо, на кафедре гендерных изучений). И она
    не размножается. Или берет себе слишком старого самца,
    а у него же в сперме много мутаций.

    Это предполагает механизм приобретения аутистами и
    феминистками социального престижа в мышиной стране.
    Что бы это мог быть за механизм? Если естественный
    отбор в природе чувствителен к таким ситуациям, почему
    нескольких жирных лет, случающихся подряд, не хватило,
    чтобы вывести всех мышей к хуям? А главное -- почему
    потомство "мутантов" начинает преобладать, если они
    как раз и не хотят размножаться?

    Механизмы подавления размножательных инстинктов
    наличествуют в среднем у здоровых мышей, они нужны в
    ситуации перенаселения, и это вроде бы известно. Почему
    не посмотреть, что служит им триггером, и в каких
    ситуациях вообще вырабатываются белки из этого набора?
    Было бы приятно, если бы это оказалось завязано на
    игру Эроса и Танатоса (оно и есть, поскольку есть
    r- и K-стратеги), и нашлось бы красивое решение
    механического толка, почему вдруг это началось.
    Tuesday, December 3rd, 2019
    aculeata
    3:45a
    Были мы на концерте Щербакова милостию примерно двух
    прекрасных дам, которые вообще-то поражали красотой
    нынче вечером. Настолько, что в нашем возрасте это,
    пожалуй, уже неприлично. Ну, дайте только срок,
    мы тоже их чем-нибудь поразим.

    Не слушала его больше двадцати лет, и из всего корпуса
    песен узнала только три. Хорошие. И остальные, в
    основном, тоже. Честно говоря, в конце девяностых
    долетавшие отголоски в коммерчески ориентированной
    аранжировке были настолько чудовищны, что я отчаянно
    боялась сегодняшнего вечера. И зря.

    В таких случаях особенно жалею об утраченной памяти:
    имею потребность пройтись по песням, но нахожу только
    эхо от эха от эха в поломанных сундучках. Конспект
    надо было вести, что ли. К сожалению, вместо этого
    я рисовала для Машки А. (И.) Васю номер 1, Васю номер
    2, Корову Мурку и Голую Бабу. Все без толку -- даже
    с подписями она не смогла друг от друга их отличить.
    Хотя, пожалуй, и мне в мои-то годы без разницы.

    Щербаков перестал быть провинциалом, который даже
    тему поэта (творца!) и поэзии воспринимает свежо,
    стал столичным и даже ручным немного в рассуждении
    того, что слегка приучился общаться с публикой
    и посылать ей message (в том числе в тексте песни).
    Смиренья мы не можем одобрить, есть кому за нас
    это сделать, но наблюдать любопытно.

    Или попробовать передать впечатленье, позаимствовав,
    ну, что ли, творческий метод? Поглядим.

    Отражаясь в замерзших лужах подо льдом загустевшей тенью,
    Догоняя пустой троллейбус и роняя на снег пенсне,
    Заклинаю шальную щуку не своим, так чужим хотеньем,
    Пробуди меня на мгновенье наяву или хоть во сне.

    В чешуе недалекой смерти, обрывая на полуслове,
    Ты захватишь меня зубами, хоть не мудр я и не пескарь,
    Я не слишком эффектно плавал, не был мастером рыбной ловли,
    Шелестели мне вслед ромашки, рассчитавшись по лепесткам,

    Но судьба, завивая вихри, размахнулась метлой, и снова
    Отдалила меня от ближних, от привычных моих систем:
    Кровеносной -- и стал я суше, я лишился своей основы,
    И от солнечной -- в мертвый космос я вернулся и опустел,

    И расчисленные светила скрежетали мне вслед зубами,
    Щекотал я их злые лица неуклюжим своим хвостом,
    Я был быстрым вблизи от солнца; отдаляясь, я скорость сбавил,
    Подцепить меня здесь нетрудно, но что делать со мной потом?

    Я разносчик редких металлов, узнаваем по изотопам,
    В отраженных лучах -- картинка из космического вчера,
    Только взгляд одинокой рыбы, только левый ботинок стоптан,
    И на жизненный мой сценарий нет ни Лотки, ни Вольтерра.

    Я прошу тебя, рыба-щука, мне не то чтобы в мягких лапах
    Вздрогнуть -- все же я не невеста, да и ты, извини, не лев,
    Только дай заостриться чувству -- мне не нужен ни цвет, ни запах,
    Только то, что приходит раньше, как предшествует Бет Алеф,

    Не ища от судеб защиты, принимая семь бед в пустыне,
    Не ропща, я катаю в брюхе свой клубок роковых страстей,
    Я хочу быть твоим Емелей -- слышишь, рыба? -- я твой отныне...
    То ли щуки в воде не слышат, то ли глохнут от старости.

    (Скорее, терпимо, и однако -- в общей сложности два часа
    двадцать восемь минут по часам, почти двадцать девять.
    А завтра на работу. Юлька, если ты это видишь, беру назад
    свои слова насчет метода линейной графомании. Оно реально
    требует усилий, хотя мастеру, конечно, ловчей.)
    Monday, December 2nd, 2019
    aculeata
    2:21p
    Определенно существует популярная детская книжка, название
    которой от меня ускользает. Вряд ли уровня "Незнайки
    на Луне", но культ личности Путина сейчас строят по ней.
    "Архипелаг Гулаг" все-таки, что ли? Да вроде не так
    и похоже.

    aculeata
    4:04a
    чтобы авторы превращались в людей
    Приснилось, что я (похоже, в ходе доклада, почему-то
    опять на биологич. семинаре) призываю считать некоторые
    колонии бактерий (но не всякие) не колониями, а
    распределенными организмами. Мотивировка такая-то,
    такая-то, а главное, я лично видела собственными
    глазами, как человек превращается в колонию бактерий,
    произнеся слово "мутабор". Меня добродушно пожурили
    за последний аргумент: мне не хватает компетенции
    для верного толкования увиденного. На самом деле
    это был просто поэтический вечер. (Речь идет о
    советском мультфильме по сказке Гауфа, о том эпизоде,
    где на самом-то деле животных превращали в людей --
    но многие, в т. ч. я, при том присутствовали, мультфильм,
    не мультфильм, это даже не обсуждается.) Я ужасно
    удивляюсь и спрашиваю, что же за поэмы там зачитывались.
    Мне ответили, что, поскольку у меня больше не работает
    память, я их и не помню, и говорить со мной про это глупо,
    только тратить время слушателей, а "мутабор" -- это
    так всегда на поэтических вечерах кричит публика.
    Понимая, что демонстрирую всем опять свое невежество,
    я спросила, для чего она так кричит. Получила ответ:
    "Чтобы авторы превращались в людей".
    aculeata
    2:36a
    Тут у нас много ненавистников Пушкина, так что записать
    надо. Обсуждали с Витькой таблицу, заданную им на уроке
    литературы. Вероятно, на уроке было сообщено, какие там
    надобны графы и как их заполнять, но доступная информация
    сводилась к названию таблицы в электронном журнале
    нового типа. Называлась Два Типа Творческого Сознания.
    Один у Сальери, а другой у Моцарта. Ну, мы похихикали,
    представили зачем-то Сальери совершеннейшим олицетворением
    Ветхого Завета, а Моцарта -- птицею небесною из Завета
    Нового. Впрочем, может быть, по факту Витька ничего
    такого и не представлял: мои попытки надиктовать ему,
    как положено добросовестному родителю, его урок
    в таблицу он решительно пресекал; но, может быть, если
    он в этот раз раньше меня заснет, а я ему туда готических
    смайликов подрисую. Кстати, два часа ночи, что же это
    такое, как поздно -- пойду укладывать сына спать.
    (Ничего не выходит: он решил то ли пообедать, то ли
    поужинать.) Так вот, забавно, как процессировалось в
    мозгу автора это приложение ветхого и нового к практике.
    Сальери, вообще говоря, герой высоконравственный, должен
    вывести из понятных ему представлений о том, что положено
    человеку, освященных, между прочим, глубоким религиозным
    чувством, необходимость ликвидировать этого пришлого --
    он его так и называет духом, когда не называет новым
    Гайденом -- духа-гуляку, потому что от него происходит
    один соблазн и смущение (например, храм музыки рухнет,
    если, глядя на него, все будут отказываться от тяжелой
    работы -- но это даже мелочи). Он ясно (и, по мысли
    автора, адекватно) видит профессиональную иерархию,
    и Моцарта на недосягаемой высоте, в то время как Моцарт
    считает его равным: владеющим языком, и точка.
    Уничтожить Моцарта для Сальери практически нравственная
    обязанность. Моцарт же (лишенный к тому же расового
    чувства и не способный провести границу между духом и
    человеком) безнравственно заявляет, что гений и
    злодейство вещи несовместные, и в общем-то портит
    честный расчет. Вводит таки в соблазн, то есть.
    (В детстве я думала, что мне больше всего на свете
    нравится Моцарт, возможно, как раз по Пушкину; сейчас
    очень редко могу его слушать, а скажем Баха нон-стоп,
    пожалуйста. Мне везет, я человек немузыкальный, ничего
    не запоминаю, и то, что само нарочно не запоминается,
    могу слушать в цикле. Но для этого нужно, чтобы там
    не было навязчивых тем, и чтобы не было слов.)
    Необходимое зло то есть в обустройстве храма заложено,
    а Пушкин выходит чуть ли не стихийный лютеранин.

    Достоевский, когда сносил шинель (а хорошо сидела!),
    как из нового кокона, вышел уже из необходимости
    сказать М. и С. "ты прав, и ты прав", и тут же
    стать "с Христом, а не с Истиной". Но все это стало
    неважно, когда школьников раз и навсегда травмировали
    школьной программой -- для них со всеми этими авторами
    нужно снимать фильмы ужасов, непременно с бензопилой.

    Кстати, про те же самые два типа творческого сознания,
    и соблазн типа "моцарт", писал Хокинг, когда говорил,
    что в Оксфорде или Кембридже, где он там учился,
    студенты почитали за стыд, если кто-то застанет их
    за работой: настоящему гению все должно даваться
    легко. В жутком физтеховском новоязе эти два типа
    назывались "секари" и "пахари". Действительно
    отвратительная штука: будучи вынесена в сколько-нибудь
    массовые стандарты, очень вредит.
    Saturday, November 30th, 2019
    aculeata
    3:50p
    Разговоры о "белой гадости с неба" до сих пор мне
    казались бессмысленным эстетством, иногда проистекающим
    от отсутствия зимней обуви. Всегда было такое, что снег
    -- хорошо. А сейчас вдруг что-то не хочется. Потому что
    он будет затруднять мне передвижение. Вот! Это --
    старость! Очень круто. То есть, в целом мне такое не
    нравится, но по крайней мере показали, что (может быть)
    у этих безумцев в головах. А в гробу так вообще можно
    понять всех и каждого.
    aculeata
    12:59p
    Только что во сне я ссорилась с девушками. Лучше уж быть
    опять безротой, безносой и одноглазой. Наяву причиной
    тому бывают религиозные разборки (в смысле, текст и
    нарушение договора), или если убивает кого-нибудь,
    а просьбы прекратить игнорирует. А тут я так и не поняла,
    что было причиной. Причем, среди прочих, поссорилась
    я с собственной одноклассницей А. А. К.

    Так-то все шло, как обычно. Прихожу я в школу, там внутри
    общежитие физтеха. Только, видимо, физтеха самого уже
    нет. В нашей комнате живут по особому распоряжению
    начальства две богатые толстые тети, и вот мы с А. А. К.
    Все это выясняется по ходу дела, как всегда. А., желая
    развлечься или по иной уважительной причине, включает
    воду (на самом деле в комнате общежития крана быть не
    может, по крайней мере, не могло в мое время). Когда она
    выходит, обнаруживается, что вода эта в силу отсутствия
    выводящих ее канализационных труб стекает прямо на пол,
    и уже произвела на полу невероятно грязную лужу. Мне она
    не мешает, но вот-вот протечет к соседям. Поэтому я
    принимаюсь убирать ее тряпкой, а через какое-то время
    догадываюсь к тому же выключить кран. Все идет неплохо;
    снова приходит А. и присоединяется, найдя себе какую-то
    тряпку, скажем, блузку из шкафа. Она никак не может
    понять, в чем дело, я ей мирно втолковываю, что дело
    в том, что она охуела (не разобралась, что крана в
    общежитии быть не может) -- вдумчиво кивает, потому что
    замечала и сама. Но ей надо идти, и я остаюсь с двумя
    тряпками и каким-то тазом, который А. тоже нашла в шкафу.
    Тут приходит одна из двух толстых богатых теть. Некоторое
    время за мной наблюдает и говорит: если будешь так
    продолжать в течение недели, будешь получать хорошие
    вещи: выгодные скидки, яркую помаду, обои из туалетной
    бумаги... (Предметы, которые она называет, она сама считает
    очень привлекательными вообще и заманчивыми для меня лично.)
    Почему-то на этом месте я прихожу в бешенство, отпускаю
    тряпки и таз, прикидываю, насколько вырасти, чтобы не
    упереться болезненной шишкой на макушке (которой на самом
    деле у меня нет) в потолок и говорю ей (наяву
    непроизносимые) слова: "Знай свое место". Она выбегает
    из комнаты -- тут мне уже, наконец, хоть как-то делается
    стыдно -- отчаянно стучится ко всем: "Нет, нужны мальчики,
    мужские мальчики, там выросло..." Входит недовольная А.
    Хотя я знаю, что поступила вполне идиотским образом,
    говорю ей, чтобы не объясняться -- мол, скучно здесь с
    вами, поеду прочь. Она пожимает плечами. Все, мы
    поссорились. Мне жаль оставлять здесь, в шкафу, какие-то
    очень старые мои вещи, которые со мной долго прожили,
    но искать их долго, и я ухожу, уверяя себя, что игрушек
    там нет, только какие-нибудь платья. Но на самом деле
    мне это наверное не известно. Когда прохожу по коридорам,
    полуоткрытые двери в комнаты быстро захлопываются. Мне
    кажется, что за спиной, в бывшей моей комнате, А. снова
    включает воду.
    aculeata
    3:38a
    Сложность (и красота) существуют, несмотря на то, что:
    (1) для обмена информацией, процессирования ее вместе
    с выводами, не нужно сознания или интеллекта (что бы
    эти термины ни обозначали, в большинстве случаев они
    только мешают);
    (2) люди социально адаптированные (кроме психотипа
    "палатный врач", у которого это свойство доведено до
    пугающего абсолюта) -- как представляется -- заблуждаются,
    полагая, что обсуждение тех или иных вещей невозможно
    для них прежде, чем они получат информацию о том, "на
    чем стоит собеседник". Это слышишь от многих, но
    в большинстве случаев легко проверяется, что на деле
    им требуется уверенность, что их мнение будет воспринято
    с должным весом. Ошибка думать, что им нужно договориться
    о терминах -- они либо боятся договариваться, либо
    (резонно) полагают, что это бессмысленно: пока
    договоришься об определениях, утверждение станет очевидно
    неверным (а настоящая мысль -- ускользнувшей), либо
    тривиальным. Это (желание узнать, на чем и т. д.) всякий
    раз вызывает недоумение, как если бы человек отказывался
    пользоваться одной из шести рук, в то время как у тебя
    всего две, и тебе приходится ими работать за шесть.
    (Казалось бы, что тут знать? Человек -- это текст, за
    ним стоят его тексты, и больше ничего не нужно. К деду
    моему в его клинику в Киргизии приехал министр местного
    здравоохранения; поскольку поезд пришел на рассвете,
    министр вошел очень рано, когда уборщица мыла полы,
    наследил и был ею изгнан с позором. Позже она объясняла:
    "Я же думала, что это просто больной," -- дед же в ответ
    втолковывал ей почтительно, что она именно должна с просто
    больным обращаться, как с министром, а не наоборот.
    Если добавить -- до тех пор, пока он не начнет буянить
    и нарочно срать на пол -- инструкция станет совершенно
    рабочей и универсальной.)
    (3) насчет разговоров о погоде. Сейчас такое время, что
    о погоде лучше не говорить.
    (4) любители отличать иллюзии от "настоящего", хоть я к
    ним и принадлежу, должны быть командированы в старые
    университетские библиотеки читать теорию множеств в
    исполнении Бурбаки. Оставшиеся в живых уйдут с
    пониманием, что все непустые множества строятся на основе
    одного пустого. Правда, практика показывает, что
    некоторых это знание побуждает жечь библиотеки, но ведь
    теперь есть электронные архивы.
    (5) за грехи наши армянское радио покинуло этот мир.
    aculeata
    2:52a
    Пока поэт Богомяков щипал девок на улице Бабарынка,
    Коричневый кот ел красное мясо,
    Неизвестный предмет, как бы разбитый на половинки,
    По асфальту катился, сверкая глазом.

    От него в одну сторону бил фонтан красной глины,
    А в другую било золото, и оно ослепляло светом:
    Как повезет, со стороны какой половины
    Повстречаешься с неизвестным этим предметом.

    Но такое о нем говорят одни, а другие
    Утверждают, что из него выходили черные струи:
    Связанные в силикаты иттрий или бериллий --
    Или деготь, если ступишь в струю другую.

    И такую будто струя придавала силу,
    Словно черные крылья росли из спины, и будто
    Рычаги щекотали руку, и грунт месили
    Сапоги времен, повзводно и поминутно.

    (Если в деготь вступишь, конечно, беда -- залипнешь,
    И родная мать не отмоет тебя в корыте,
    И в твоей голове, как будто в похлебке слепни,
    Мокнут грузные мысли, шубой из снов накрыты.)

    Показанья были насквозь противоречивы,
    Наша госбезопасность ломала об стол фуражки,
    Гадолиния крошки гоняла по промокашке,
    Золотые ссыпала в ящик стола фальшивый.

    Поговаривают, что это была голубая змейка
    Или иной символ ЛГБТ-движения.
    Золотая и черная перевернутая скамейка
    Пахнет сладостью, нежностью, смертью и разрушением.
    Friday, November 29th, 2019
    aculeata
    7:09a
    Смотрю сон, а там зеркало, и оно показывает: круглая
    морда, на ней один глаз и больше ничего нет. Т. е. бровь
    только, а так -- ни второго глаза, ни носа, ни рта,
    ничего. Ну, думаю, доигралась. Не надо было... и не
    знаю, что не надо. Сон про жизнь на старых кораблях
    на побережье, он часто снится, ничего нового я в нем не
    делала. Ну, телефоны падали. И при чем тут все это?
    Нет. думаю, а не надо было: пить, курить, ругаться
    матом. Хрена себе список, думаю -- и вот проснулась.
    Ну что? Будете все это продолжать -- поплатитесь,
    одноглазые. Кстати, насчет рук я даже не помню,
    были они или не было, и все остальное.
    aculeata
    4:36a
    В. А. Васильев, очень чудесный. За выборами в Академию
    я не слежу, пусть мальчики интересуются, людям же на все
    это начхать. Ну а мафиозным ублюдкам он отвечает
    отлично -- самое что ни на есть приятное чтение.

    Когда Виктор Анатольевич еще не был боевым академиком сил
    света и добра, а был Витей, он принимал у нас задачи.
    И часы мне нашел. В походе, наверное, на Кавказ я
    постоянно теряла часы: они были на каком-то металлическом
    ремне или браслете, огромном -- спадали. Переживала,
    что дома будут ругать. Потеряв их в очередной раз на
    камнях для прыгания -- тут мне повезло, что как раз
    устроили привал -- я в отчаянии делала разнообразные
    объявления о том, как безмерно возвысится над человеками
    тот, кто найдет эти несчастные часы. Вот Виктор
    Анатольевич их и нашел, и возвысился. На годах я его
    встретила в метро, он меня узнал разве что в обобщенном
    смысле, по матшкольной печати на лбу, что ли. На вопрос,
    что он поделывает, уныло махнул рукой и сказал, что воюет.
    Святой человек; читать-то приятно, а жить в таком ведь
    сущий кошмар.
    aculeata
    3:59a
    Разноцветная коммерческая картина называется "Наташа М. и
    Голая Баба пришли на концерт Кооператива Ништяк.
    Музыканты отдыхают в противоположных углах. Надо всем
    витает незамеченным Дух Председателя Мао с небольшим
    хвостом, используемым для навигации." Как уже сказано,
    картина коммерческая, продается за 1 миллион рублей.
    Правда, к сожалению, оригинал помялся и приобрел форму
    ягодицы, но вы можете приобрести вот этот электронный
    скан, а потом его выгодно продать -- например, за 2
    миллиона. Удачи!

    Thursday, November 28th, 2019
    aculeata
    4:19a
    Наш лучший в мире детский журнал практически забыт.
    Иногда он всплывает в безднах, главным образом как пример
    показательно отвратительного html-дизайна. Кстати, так и
    не знаю, почему. Вообще, вечность жизни информации в Сети
    весьма условна -- вот мы помрем, домен останется
    неоплаченным и заглохнет, все, что есть на нем, испарится
    в небытие. В архивы, создаваемые корпорациями, я не верю --
    в любом случае время их жизни заведомо не превышает
    времени жизни корпорации. Иногда мне до боли в заднице
    ненавистны законы живой, неживой и всякой иной природы.

    Как мы уехали в Плоское
    http://barsuk.lenin.ru/10/dima_mitin.html
    aculeata
    3:39a
    -- "Меловой мой фонарь, раздавай бледный свет с быстротой..." --
    Просит мертвый фонарщик, -- ...не то, помолчи и послушай:
    Мертвый конь ждет на площади в мертвом-премертвом пальто.
    Отшатнется прохожий, и конь заберет его душу.

    Это сказки для взрослых, -- мне жалко прохожего, -- мне
    Только женщину жаль, если плачет и если не плачет,
    А прохожий хитер, он на бледном своем скакуне
    Скачет сам-четвертей, -- свет весь вышел, ты поздно к раздаче,

    Это стены больницы луна разрушает серпом
    Неказистого месяца; лужи, как след поцелуя,
    Примерзают к шершавым асфальтам, и в трубку глухую:
    "Вавилон, я Газпром! Повторяю, как слышно, прием."
    Wednesday, November 27th, 2019
    aculeata
    2:04a
    На родительском собрании обсуждали в основном химию.
    Учительница химии говорила, что материал в начале самый
    простой, так что она видит свою задачу в том, чтобы на
    этом материале разъяснить принципы оформления работ
    по химии, а заодно и по другим предметам. Так что
    за неправильное оформление работ она ставит "два".
    Это, видимо, не нравилось родителям, хотя двоек в классе
    была всего половина. У меня не было сомнений, что Витя
    получил "2" -- помню, Алеша никогда не умел отсчитать
    правильное количество клеточек вправо и вниз, правда,
    после первого класса этого и не требовалось. Но все
    оказалось не так. То есть, "два" он получил, но это
    потому, что в его оформлении не хватало графы "решение",
    а был только сразу ответ. Учительница упоминала, что
    были такие: "А если там нет решения -- как, извините,
    я пойму, сам он решил эту задачу или списал?" Я
    задумалась, но уточнять не стала, поскольку некоторые
    родители, получив на руки работы своих детей, ужасно
    ругались и требовали объяснить им, какие там ошибки.
    А мне было все понятно, какие ошибки. Пять раз пропущена
    графа "решение" -- такое оформление никуда не годится.
    Моя соседка спросила с вызовом:

    -- А есть хоть одна не двойка?

    -- Есть! -- тут же сказал ей чей-то папа с соседнего
    ряда. И показал полученную им на руки работу, на которой
    стояло "4". -- И ничего здесь сложного нет! Я бы, --
    добавил он, -- и за такое оформление поставил "2"! Что
    это такое, зачеркнуто?!

    Я ее утешила, что оформление -- это полное дерьмо, а
    оценки тем более ерунда. Чей-то папа посмотрел было
    на меня с ненавистью, но тут же опустил глаза и покраснел.
    Наверное, ему стало за меня стыдно.

    Но другие родители сердились и накричали ужасно на учительницу
    химии, а она на них, и это продолжалось долго, как у них
    у всех не заболела голова, загадка природы. Иногда
    заходил Х. и хихикал, потому что и правда выглядело это
    забавно, хотя все-таки очень громко. Потом еще составили
    "соцопрос" с тремя графами оформления: устраивает ли вас
    качество работы учителя химии / не устраивает /
    воздерживаюсь. Я воздержалась. Не могу же я судить
    о работе учителя по Витькиным двойкам. К тому же,
    оформление. Ясно, что другие учителя этому не научат,
    их небось вообще не ебет. А тут школьники пропускают
    целую графу. Что, если бы в соцопросе была пропущена
    глава "воздерживаюсь"? Ну а химии можно и дома научиться.

    После собрания, когда все расходились, чей-то еще папа
    спрашивал с удивлением, точно ли с химией есть проблемы.
    Его сын сказал, что, кто не слушает, у тех есть, а кто
    слушает, у тех нет. (Витьку обычно выгоняют с урока
    химии за то, что он сразу достает книжку.) "Он даже
    жестче сказал," -- добавил чей-то папа. Я сказала --
    ну, Витька вообще двоечник, так что у меня-то претензиям
    взяться неоткуда. Чей-то папа отвечал с уважением:
    "Двоечник, я считаю, это нормально". Но красивые мамы
    сказали, что проблем-то с пониманием, допустим, у их
    дочек нет, но на уроках им скучно. Чей-то папа на это
    сказал, что так и должно быть, потому что химия есть
    самая скучная и ненавистная из наук. Вот что все-таки
    школы с людьми делают, интересно.

    Еще странно: почему-то не собрали денег. Это хорошо,
    потому что я их забыла. Да их, впрочем, и не было.
    [ << Previous 25 ]
Платонов   About LJ.Rossia.org