Игорь Петров's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are 20 journal entries, after skipping by the 20 most recent ones recorded in Игорь Петров's LiveJournal:

    [ << Previous 20 -- Next 20 >> ]
    Wednesday, August 17th, 2011
    1:43 pm
    второе лицо второй волны
    Сочинение биографий писателей второй волны эмиграции - занятие не слишком благодарное. Надо как-то разбираться с их деятельностью во время войны, а она не всегда покрыта славой. Некоторые неприглядные поступки удается оправдывать ненавистью к советскому режиму, с другими, к примеру, с антисемитской риторикой, сложнее. Ее приходится либо игнорировать вовсе, либо как-то облицовывать.
    Тут тоже есть два подхода:
    1) нехорошие слова сочиняли вовсе не авторы, их вписывали постфактум злые нацисты. Самой знаменитой историей этого рода является парижская речь генерала Малышкина. После войны власовцы стали утверждать, что антисемитские высказывания были вписаны в стенограмму, опубликованную в "Парижском вестнике", чтобы смягчить немцев (здесь [info]a_kleber@lj любезно выложила давний диалог Г.Аронсона с Б.Николаевским по этому поводу) Уже в 60-х для подкрепления этой версии из небытия достали редактора "Парижского вестника" Жеребкова, который заученно подтверждал "Так точно-с. Ночью-с при свете-с лучины-с дописывали-с".
    2) работая в немецкой русскоязычной пропаганде авторы получали разнарядку на употребление слова "иудо-большевистский", из-под палки выполняли ее, но не делали ничего сверх этого.
    Действительность, как всегда, оказывается чуть сложнее. Вот несколько примеров:
    Read more... )
    Нет никаких сомнений в том, что линия антисемитской пропаганды диктовалась сверху, но ни один из приведенных примеров никак не похож на работу из-под палки. Авторы следуют генеральной линии с готовностью, усердием, а иногда и с инициативой, предугадывая желания заказчика. Для тех из них, кто был журналистами и при советской власти, переход от большевистской риторики к нацистской произошел с завидной легкостью. Но с той же легкостью они после войны перешли от нацистской риторики к (условно говоря) демократической. Вся моральная ответственность за содержание их статей и работ в 1941-45-м была переложена авторами на немцев. Сами они никаких угрызений совести по этому поводу не выказывали, быстро вжившись в роль жертвы - малого зернышка, угодившего меж жерновов.
    Tuesday, August 16th, 2011
    9:35 am
    дешифровка
    http://ru-translate.livejournal.com/13117456.html
    [info]pirmdiena@lj и [info]bludnyj_son@lj дают жару.

    Если еще кто-то хочет присоединиться, надо спешить, нерасшифрованного остается все меньше.
    Sunday, August 14th, 2011
    8:53 pm
    неверное истолкование событий
    В конце 1948 г. перебравшийся в США член НТС Константин Болдырев нашел общий язык с местными антикоммунистическими организациями, результатом чего стало несколько пресс-конференций и газетных статей с рассказами о мощи НТС, влиятельности организации на территории СССР и ее намерении свергнуть Сталина (сообщение об одной из пресс-конференций )

    Статью Болдырева "The story of one Russian underground organization attempting to overthrow Stalin", опубликованную в журнале Look 26.10.1948 мне, к сожалению, найти не удалось. В материалах OMGUS, однако, нашелся отзыв на нее работавшего на американцев бывшего сотрудника немецкой разведки Вернера Олетца (Werner Oletz), перевод которого и публикуется.

    КОНФИДЕНЦИАЛЬНО
    Бюро военного управления земли Баден-Вюртемберг.
    Нюртинген, 30 ноября 1948 г.

    ТЕМА: специальный разведотчет: попытки РУССКОГО подполья свергнуть Сталина.
    КОМУ: Директору бюро военного управления земли Баден-Вюртемберг... Внимание: отделу разведки, Питер Вакка
    ЧЕРЕЗ: отдел полевых разработок
    ЗАМЕЧАНИЕ: Нижеследующий отчет является дополнительным к нашему специальному разведотчету - "РУССКИЕ эмигранты" от 01 ноября 1948 г. Информация, содержащаяся здесь поступила от бывшего офицера НЕМЕЦКОЙ разведки, биография которого изложена в отчете от 1 ноября.

    ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ
    Статья, называющаяся "История русской подпольной организации, пытающейся свергнуть СТАЛИНА", написанная Константином В. БОЛДЫРЕВЫМ, была опубликована в номере журнала LOOK от 26 октября 1948 г. Если верить статье, ее автор сочтен "полностью достойным доверия" полковником НЕЛЬСОНОМ ДИНГЛИ из американской военной разведки. Бывший полковник ВЕРНЕР ОЛЕТЦ, НЕМЕЦКИЙ генштаб (см. отсылку выше) утверждает, что степень "доверия" вызывает сомнения. Нижеследующая критика статьи полк. ОЛЕТЦОМ основывается на опыте НЕМЕЦКОЙ разведки и его знакомстве с деятельностью автора Константина В. БОЛДЫРЕВА.

    МНЕНИЕ ПОЛК. ОЛЕТЦА
    1. Статья содержит множество неверных утверждений и полуправды и является типичным примером переоценки эффективности РУССКИХ эмигрантских организаций. Статья опасна тем, что дает искаженную и неправильную картину.

    a. НТС (НАЦИОНАЛЬНО-ТРУДОВОЙ СОЮЗ) был известен немецкой разведке как организация, предлагавшая свое сотрудничество. НЕМЕЦКАЯ разведка также знала, что эта организация как и все остальные эмигрантские организации меркантильна и находится в постоянном поиске финансовой поддержки для осуществления собственных политических целей. НЕМЦЫ принимали это во внимание с самого начала и не ожидали лояльной поддержки НЕМЕЦКИХ целей от подобной организации. НЕМЕЦКИМ мотивом было использование организации как источника информации и для возможного политического разложения правительства СССР.
    Read more... )
    1:57 pm
    заметки на полях: бобров, филистинский, меньшагин
    1. Руководитель НТС В.Байдалаков пишет в своих мемуарах:
    Мы преодолевали большие трудности. Во-первых, большинство вступало в наши ряды не за идею, а из-за того монопольного положения, в котором был НТС в годы войны. Когда свирепствовало Гестапо, когда свистели бомбы и пули, мы были одни.
    Во-вторых, сказывалось тлетворное наследие коммунистического рабства. Приведу такие эпизоды для примера.
    Из Бобруйска по линии НТС в самом начале 1944 года, когда красные приближались уже к Киеву и Смоленску, поступает в центр НТС ходатайство дать санкцию на казнь русского журналиста, предающего всех Гестапо. Исполнительное Бюро НТС это ходатайство категорически отклонило. Ныне этот журналист всеми, нами в том числе, искренне уважается. Выздоровел.


    Трудно сказать с полной определенностью, но очень похоже, что речь идет о Михаиле Боброве. О его сотрудничестве с гестапо упоминается и в других источниках, кроме того известно, что в начале лета 1943-го на него самого поступил донос, выдающий его как бывшего сотрудника "Известий", что он, по всей видимости, скрывал.
    ("За последнее время осведомитель немецкой контрразведки в Бобруйске Дударев (Синяков) Иван доносил, что Бобров Михаил выдает себя не за того человека, кем он на самом деле есть. В частности он писал, что Бобров москвич и был корреспондентом газеты "Известия" - из допроса капитана Николая Веревкина органами НКВД, РГАСПИ, ф.69, оп.1, д.751)
    Возможно, это побудило Боброва к "ответным действиям".

    2. Байдалаков пишет дальше:
    Зимой 1943-1944 года в Пскове стук в дверь квартиры старшего члена НТС. Крупный работник пера падает на колени и поклон до земли: «Простите, братцы! Сегодня днем нечистая сила меня подбила подать на вас донос в Гестапо! Простите!» Донос удалось, к счастью, обезвредить. Этого работника пера теперь ценят все, и мы в том числе. Очухался.

    Здесь доносчика можно опознать практически наверняка, в том числе и благодаря мемуарам НТСовца Павла Жадана, который и был объектом доноса:
    Живой интерес к союзным идеям и философии солидаризма одно время проявлял отсидевший в советском концлагере литератор, человек большой эрудиции, бывший какое-то время при немцах городским головой в Новгороде. Но когда в конце 1943 года в Псков приехал член Совета НТС Роман Николаевич Редлих, то на встрече с ним он ни с того, ни с сего начал нападки на солидаризм. Нам такая двойственность показалась странной. Через несколько дней, рано утром, я в своей канцелярии увидел взволнованного доктора Колобова. Он сообщил, что на меня в СД есть донос, и на квартире возможен обыск. Я немедленно отправился домой, убрал все относящиеся к НТС материалы и передал их на хранение друзьям. Когда я вернулся в канцелярию, то после обеда раздался стук в дверь и вошел доносчик. Взволнованным голосом он выпалил: "Павел Васильевич, я на вас сделал донос". Мне все стало ясно. Одно я не мог понять, почему он пришел сказать об этом сегодня, когда донос был сделан вчера. Вечером на квартире я обнаружил, что обыск действительно был. Дело бы могло кончится для меня плохо, если бы Колобов меня не предупредил.

    Ни один из трех бургомистров Новгорода не подходит под описание. Археолог Пономарев и агроном Джиованни не были литераторами, а Морозова еще в 1941-м году убил испанский солдат.
    Б.А. Филистинский же подходит практически идеально. Он сидел в лагере, входил в первый состав городской управы Новгорода, в 1943-м жил в Пскове, и наконец стал после войны "ценимым всеми работником пера" Борисом Филипповым.
    Read more... )
    Saturday, August 13th, 2011
    9:41 am
    психопаты, невротики, полутрупы и авантюристы
    Под катом две перекликающиеся статьи - из газеты "Советская Россия" (декабрь 1958 г.) и из журнала "Свобода" (апрель 1959 г.). Любознательный читатель обнаружит в них ряд знакомых имен.
    Read more... )
    Thursday, August 11th, 2011
    10:57 pm
    звезда и смерть учреждения винета
    В начале 1941 г. после примерно полуторагодичной службы в отделе пропаганды в Кракау я был вызван в министерство пропаганды к д-ру Тауберту.
    Д-р Тауберт сообщил мне, что видит для меня новое поле деятельности. Речь идет о создании "Винеты".

    Винета должна была стать в министерстве пропаганды пропагандистско-переводческой группой для специального использования. Сначала она существовала лишь на бумаге и в планах. Первым шагом к ее созданию стал съем дома по Викторияштрассе 10.

    Следующим шагом был подбор людей, обладавших знанием языков и сведениями о следующих странах: Эстония, Латвия, Литва, Белоруссия, Великороссия, Украина. Речь шла большей частью о людях, которые в ходе недавних акций переселения вернулись из этих стран в Германию. Сперва они сидели взаперти на Викторияштрассе 10 без всякой связи с внешним миром. Общение с близкими шло только посредством цензурируемых писем, в которых их работа не должна была упоминаться. Охрану несли сотрудники полиции в штатском.

    Первая задача этой группы состояла в изготовлении плакатов, табличек и объявлений, которые войска в случае предполагаемой войны против Советского Союза должны были бы взять с собой, к примеру "Вход в помещение запрещен", "Приказ о регистрации квалифицированных рабочих" и пр.
    Второй задачей была подготовка призывов к населению для восточного министерства.
    Потом к этому добавилась подготовка пропагандистского материала, директивы и тезисы которого присылались из министерства пропаганды. Также готовились радиопередачи пропагандистского содержания, тезисы для которых тоже поступали сверху. Кроме того была создана группа для транскрипции географических названий на картах генерального штаба из кириллицы в латиницу. 22 июня запрет на общение с внешним миром был отменен.

    Уже в 10 часов того же дня работники Винеты начали радиотрансляции, которые состояли из обращения Розенберга и призыва Геббельса к населению территорий непосредственно за линией фронта. Помимо прочего население призывалось, насколько возможно, препятствовать передвижениям Советской Армии. Обращение Розенберга было по своей сути довольно академичным, идеологическим: атака на большевизм теоретического плана. В призыве Геббельса говорилось, что Советы всерьез и не собирались жить в мире с Германией, что они обстряпывали совместные делишки с врагами Германии и лишь поджидали удобного момента, чтобы напасть на Германию. Но Германия упредила их удар.
    Read more... )
    Wednesday, August 10th, 2011
    9:07 pm
    два замечания о м.а.зыкове
    Общеизвестные сведения для тех, кому это имя ничего не говорит.

    I. Об одной популярной версии.

    Многие современные авторы отождествляют Зыкова с Цезарем Вольпе. Вводится это примерно так:
    По сей день в точности не известно, кем был Зыков в действительности. После краха СССР появилась возможность кое в чем разобраться. А началось вот с чего. А.Неймирок, чьи воспоминания приводит А.Артемов, сообщает, что как-то Зыков ему сообщил, что является одним из составителей книги "Поэты - современники Пушкина", в частности он же - автор статьи о Веневитинове. Одним из составителей этой книги и автором упомянутой статьи был Цезарь Вольпе, известный до войны литературовед. Б.И.Николаевский сообщил, что до революции в Питере жил известный меньшевик Вольпе. Цезарь Вольпе весьма напоминал его. В "Краткой литературной энциклопедии" сообщается, что Цезарь Самойлович Вольпе умер в 1941 году. В 70-е годы, сообщает Артемов, в "Посеве" вместе с ним работал некто В.Н.Чернявский, из "третьей волны" эмиграции. Как-то увидев портрет Зыкова, он сказал, что это Вольпе, которого он помнил по литературным вечерам в свое школьное время. (Вилен Люлечник "Тайна Милетия Зыкова")

    Рассказ кочует из книги в книгу, между тем, как минимум, история с прозрением В.Н. Чернявского представляется сомнительной. Дело в том, что версия-Вольпе была высказана вовсе не в 70-х, а самое позднее в 1950-м, когда в журнале "Посев" N34 А.Николин опубликовал заметку "Кто был Зыков?" Если добавить, что Николин это псевдоним Неймирока, то история закольцовывается, не оставляя в ней место для Чернявского.
    В ноябре 1950-го в журнале "Часовой" N310 Неймироку ответил А.Несин:
    По поводу гипотезы Николина, что "Зыков был двольно известным в СССР литературоведом - Цезарем Вольпе" можно сказать лишь одно, что Николин жестоко ошибается. Те кто знал и Вольпе и Зыкова ехидно посмеялись над этой гипотезой.
    Прежде всего Цезарь Вольпе был старше Зыкова на добрых 10-15 лет. Вольпе проживал в Ленинграде и сотрудничал в журналах "Звезда", "Литературный Современник" и долгое время был постоянным редактором по отделу критики в литературном отделе Государственного Издательства.
    Зыков был экспансивным, энергичным человеком. Цезарь же Вольпе был флегматиком, нерешительным, застенчивым и к тому же мало разговорчивым. С 1939 г. он исчез с литературного горизонта.


    II. О появлении Зыкова в Берлине.

    Каноническим считается рассказ одного из главных летописцев и архивариусов власовского движения В.Позднякова ("Мелетий Александрович Зыков", Новый Журнал, N103, 1971г.):
    В самых последних числах июля 1942 г. я вместе с двумя своими солагерниками прибыл в Берлин... По распоряжению комендатуры Шталага ЗД мы были направлены в специальное отделение этого лагеря, размещавшегося в самом Берлине на улице Шлифенуфер д.7...
    В конце августа или в самом начале сентября в наш лагерь прибыл Зыков...
    Прежде всего следует отметить, что военнопленный носил знаки различия "батальонного комиссара" и красная звезда политработника не была спорота. Обмундирование выглядело непоношенным и даже не помятым. Офицерские хромовые сапоги были начищены. Военнпленный был побрит и не был истощен, следовательно в плену находился недолго. Никаких вещей у него не было, даже шинели. На вид ему можно было дать не более 35 лет...
    Твердая походка, но без особой военной выправки, показывала, что З. не был кадровым командиром. ...
    Батальонный комиссар представился нам как Мелетий Александрович Зыков. Он сказал, что только несколько дней тому назад попал в плен на Ростовском направлении и прибыл сегодня в Берлин на самолете. Ни в каких лагерях военнопленных он не был. Привезли его в Берлин по распоряжению Геббельса и завтра он должен быть у него. Зачем его вызвал Геббельс — он не знает.
    О своем прошлом З. тогда рассказал очень немного. Упомянул, что работал в редакции газеты "Известия", в 1937 г. был арестован и сослан. В 1941 г. реабилитирован, восстановлен в партии, аттестован на звание "батальонного комиссара" и назначен заместителем военного комиссара стрелковой дивизии, в качестве какового и попал в плен...
    На другой день, майор А. рассказал мне про уход З. Рано утром, когда мы еще спали, пришел немецкий фельдфебель и подойдя к койке 3. начал его будить. Тот спросонок вскочил и на своем ломанном немецком языке стал объяснять фельдфебелю, что он не пленный, а перебежчик и имеет соответствующий «аусвайс». Через минуту, придя в себя, З. оделся и спокойно прошел через комнату майора А. вслед за фельдфебелем. Больше мы З.
    [на Шлиффенуфере] не видели.

    Поздняков рьяно держится за "батальонного комиссара". Когда М.Китаев в мемуарах указывает, что Зыков
    попал в армию в качестве старшего политрука. С этими знаками различия его видели многие русские офицеры в интернациональном лагере на Шлиффенуфер, где он провел один или два дня.
    Поздняков, издававший мемуары уже покойного к тому времени Китаева, поправляет в комментариях:
    В лагере на Шлиффенуфер М.Зыков носил знаки различия батальонного комиссара, а не старшего политрука.

    Сегодня, однако мне на глаза попалась "Объяснительная записка о пребывании в плену немецко-фашистской армии батальонного комиссара Чугунова Якова Абрамовича" от 29.07.1943. Попавший в плен со второй ударной армией Чугунов летом 1943-го перебежал к партизанам.
    В записке между прочим говорится вот что:
    16.7. я был доставлен в Берлин в гестапо. При обыске в комендатуре у меня обнаружили орденскую книжку, за что после избиения посадили в одиночную камеру. Через месяц в мою камеру привели ст. политрука Зыкова Милетия Александровича, который, по его словам, якобы сдался в плен сам. Зыков рассказал мне свое прошлое, что он как будто шурин Бубнова и в одно время работал зам.редактора газеты "Известия", а затем якобы 5 лет находился в ссылке как оппозиционер. Последнее время он будто бы работал директором одной из текстильных фабрик и в марте 1942 г. был призван на фронт... Этот Зыков стал предлагать мне работать в газете для военнопленных, которую, по его словам, ему должны были на днях поручить редактировать.
    Когда я отказался сотрудничать в газете и изменять своей родине, Зыков пытался запугать меня будущим, стремился доказать, что он мне делает услугу и т.д. Через два дня я снова остался один.


    Оставим за скобками содержание разговора (понятно, что Чугунов выкручивался), но обратим внимание на дату. Середина августа это никак не начало сентября, о котором рассказывает Поздняков. А ведь в его версии Зыков только прилетел в Берлин. Мог Чугунов напутать с датой, сознательно или случайно? Теоретически да.
    Но о лете говорит и А.Казанцев в "Третьей силе":
    Познакомились мы при обстоятельствах не совсем обычных. Как-то летом 1942 года, придя на службу, я увидел в коридоре странное зрелище — в цинковой ванне, в которой заключенные стирали белье, наполненной до верху водой, сидит незнакомый мне человек с намыленной головой и немилосердно трет себя щеткой. Одевшись в очень потрепанную и замазанную красноармейскую форму со стоптанными развалившимися сапогами, он представился Мелетием Зыковым.
    Появился он у нас при обстоятельствах несколько таинственных. Его привезли с передовой линии фронта откуда-то из-под Ростова, на самолете. Перешел он к немцам добровольно и назвал себя комиссаром батальона. Потом, гораздо позднее, рассказывал мне, что был на самом деле комиссаром дивизии и чуть ли даже не корпуса. Я не уверен, что и это было точно, но во всяком случае во всем знакомом мне подсоветском мире, оказавшемся с этой стороны, я не встречал человека такого масштаба, таких способностей, каким был он.


    Вспомним и гарвардское интервью уже известного нам М.Китаева:
    Впервые я встретил [Зыкова] в редакции московских "Известий", тогда он был одним из заместителей Бухарина. Он происходил из семьи интеллигентов, социал-демократов по убеждениям, его отец любил политические дебаты и в целом придерживался либеральных взглядов. Зыков получил образование в духе "легального марксизма". Истории о его приключениях во время гражданской войны, которые он любил рассказывать, выпив, казались мне сомнительными. Потом он стал журналистом и преподавал в институте Герцена. Потом он был редактором в Ташкенте, молодой смышленный парень, разделявший взгляды "правой оппозиции". Его отправили в Магадан. Когда он вернулся, разразилась война, и он попал на фронт младшим политруком. Когда его взяли в плен, он написал то самое знаменитое письмо Геббельсу и через несколько дней был вызван в Берлин. Удивительно, что в отличие от множества других писем его письмо произвело немедленный эффект.
    На Шлиффенуфер 7 в Берлине располагался спецлагерь для военнопленных всех национальностей, представлявших интерес для ОКВ. Именно там я встретил Зыкова в июле или августе 1942 г.


    Итак, вырисовывается вот какая картина. В июле, августе, сентябре 1942-го в различных камерах лагеря Шлиффенуфер то в форме старшего политрука, то в форме батальонного комиссара появлялся человек, называвший себя М.А.Зыковым и рассказывавший одну и ту же легенду об "Известиях", ссылке и пр. После одного-двухдневного зондажа этот человек из этой камеры исчезал.
    И это не совсем та история, которую рассказал нам Поздняков.

    Для интересующихся - объяснительная записка Чугунова полностью: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7

    Upd. Уважаемый М.И.Близнюк любезно указал на незамеченную мной запись в ОБД Мемориал, в которой фигурирует
    Зыков Милетий Александрович, рядовой [sic!], [год рождения] 1901, [место рождения] Днепропетровск, [призван] Фрунзенским [РВК] 27 марта 1942г., 535 гвардейский полк, 3 б-н, 7 рота,[нет сведений с] 19 июля 1942 г.

    Насколько я понимаю, 535 гвардейский полк входил в состав 2-й гвардейской стрелковой дивизии, которая действительно вела бои под Ростовом.
    1:12 pm
    партизаны пишут сталину -2
    Партизаны докладывают об убийстве генерал-лейтенанта Борнеманна. Со списком найденных при нем документов.



    На самом деле, Борнеманн умер в Вене 36 лет спустя, в возрасте 94 лет. Подробнее см. статью С.Штоппера.
    еще 13 документов )
    Tuesday, August 9th, 2011
    1:07 pm
    партизаны пишут сталину
    Партизаны докладывают об убийстве Леней Голиковым 18.08.42 генерал-майора Р.Виртца.



    Википедия до сих пор придерживается этой версии.
    На самом деле Виртц в июле-ноябре 1943 г. и в октябре-ноябре 1944-го был командиром 96 пехотной дивизии в звании генерал-лейтенанта, в апреле 1945-го попал в плен к американцам, умер в плену.
    еще 13 документов )
    Friday, August 5th, 2011
    11:45 am
    возвращаясь к напечатанному
    О.Будницкий: Там гуляют по Интернету отрывки, опубликованные Никитой Ломагиным, очень хороший сборник «Неизвестная блокада», он, видимо, не знал, что большая часть дневника опубликована в «Гранях». Но полностью он никогда не печатался, и «Грани», в свою очередь, провели цензуру текста. То, что я цитирую, это полный дневник из архива Гуверовского института. Полный текст. И я хочу сказать, кстати говоря, что вот мы с нашими сотрудниками, я говорю о сотрудниках Центра истории и социологии Второй мировой войны Высшей школы экономики, мы готовим к изданию книгу о коллаборационизме в СССР, это будет, там будет опубликован в этой книге полностью дневник Осиповой, замечательный источник, с моей точки зрения, по истории оккупационного режима.

    Очень хорошо.

    И тексты, написанные Владимиром Самариным. Два текста. Один это будет о советской школе в 36-м - 42-м годах, и другой текст - это «Гражданская жизнь при нацистской оккупации 42-й - 44-й годы». Тексты, написанные в 50-е годы, в начале 50-х годов. О чем я расскажу немножко подробнее. Я надеюсь, что эта книга, - большая часть работы уже сделана, - я надеюсь, что в течение этого года она выйдет в свет... Скажем, воспоминания Богатырчука издавались в Сан-Франциско в 78-м году. Ну, понятно, что эта книга, в общем, достаточно трудно находимая.

    И Самарин (благодаря [info]bbb@lj) и Богатырчук вообще-то доступны в сети.


    Николай Троицкий ушел в иной мир в мае 2011-го.
    Архитектор, потом арестант в Союзе, пропагандист при немцах, основатель и директор Мюнхенского Института по изучению СССР при американцах и т.п.
    Дожил до 108 лет. Даже страничку на Прозе.Ру успел завести.
    Thursday, August 4th, 2011
    7:49 am
    сильно помогли в финансовом плане
    В продолжение к.
    Письма бывшего генерала добровольческих соединений Эрнста Кестринга своему бывшему подчиненному, отвечавшему в его штабе за кадровые вопросы Зигфриду Унгерманну.
    Речь идет о вышедших в 1951 и 1952-м году книгах Э.Двингера и Ю.Торвальда.
    В тексте упоминаются
    Хайнц-Данко Херре, служивший во время войны сначала у Гелена (Fremde Heere Ost), затем у Кестринга, а после войны снова у Гелена (BND).
    Ханс-Хайнрих Херварт - во время войны сотрудник штаба Кестринга, затем дипломат.
    Райссмюллер - ординарец Кестринга.

    Бихльхоф, 29.12.1951

    Мой добрый старый Унгерманн!
    Сердечное спасибо за добрые пожелания, которые Вы и Ваша жена прислали мне к Рождеству и Новому Году. И мы желаем Вам здоровья и успехов в 1952 году, в котором, мы надеюсь, снова увидимся после долгой разлуки.
    Большое спасибо за прекрасный подарок - сигареты. Если бы их увидел мой врач, он бы погрозил мне кулаком. Этот мучитель позволяет лишь пять в день. Ну хоть так! Все же он прав, я пока еще не в стопроцентной форме.

    Похоже, наш Власов стал весьма модным. Двингер, известный писатель, с которым я несколько лет назад разок встречался, прислал мне свой кирпич с пламенным посвящением "Ментору нашей идеи". Кроме того в очень лестном (!) письме он просит меня как "величайшего знатока" высказаться о книге, и особенно о русском народе. С той же почтой пришло письмо нашего Херре, который в свою очередь просит изничтожить книгу Двингера.
    Особенно он возмущен, что тот назвал свой труд "хроникой", при этом многое представил неисторично. Как я и написал Херре, исполнение его желания, с моей т.зр., стало бы лучшей рекламой для книги Двингера. Чтобы удовлетворить этих бойцовых петухов, мне придется прочесть почти тысячу страниц. А ведь на моем письменном столе лежат еще два кирпича схожей толщины. О благословенное, о счастливое Рождество! Уже четыре года я страдаю от обладания этим якобы "единственным в своем роде и универсальным знанием" о России. Бедный я несчастный! Если Вы уже прочитали книгу Двингера, напишите мне, но только в двух словах Ваше мнение. Не вижу повода, почему Вам должно приходиться легче, чем мне.

    Целую ручку супруге. С наилучшими пожеланиями, Кестринг.
    Read more... )
    Monday, August 1st, 2011
    11:30 am
    предпочитаю видеть в седле грузина Сталина, а не великоросса Власова
    Двадцатое интервью из Гарвардского проекта.
    Теперь в этой серии будет пауза месяца на 2-3, попытаюсь придать уже переведенному (а кроме опубликованного в жж переведено еще пять больших интервью с В.Поздняковым, Н.Тензоровым, М.Бобровым и др.) какую-то годную для печати форму.

    Респондент #546
    Дата интервью: 8 апреля 1951 г.
    Место интервью: Женева, Швейцария.


    [Респондент - Михаил Кедия, бывший руководитель грузинского пронемецкого направления во время войны. Сейчас он живет в Женеве, так как против него начато судебное преследование во Франции (где он жил до войны и где сейчас пребывает его семья). Также его выдачи требует советское правительство. Его информация, хотя довольно односторонняя и в стремлении собственной политической реабилитации тенденциозно поданная тем не менее представляется довольно ценной. Респондент готов позволить интервьюеру ознакомиться со своими обширными политическими архивами. Во время интервью он был уверен, что интервьюер намерен сверить его показания с данными профессора фон Менде, немецкого чиновника, с которым Кедия большей частью вел дела.- Инт.]

    Я покинул Грузию после первой мировой войны девятнадцатилетним мальчишкой. Некоторое время я провел в Германии, но затем обосновался в Париже, где у меня был бизнес по торговле йогуртом. Я должен честно признать, что мои взгляды всегда были пронемецкими. Вам должно быть известно, что после 1918-го именно Германия больше всего защищала наши интересы, в какой-то момент даже против собственных союзников - турков - она сражалась вместе с нами и за нас. Но хотя мои взгляды и были пронемецкими, у меня не было тогда контактов с немцами. У меня была связь лишь с такими людьми как Алихан Кантемир - северокавказский лидер в Берлине и с Ахметели-старшим - грузинским представителем в Германии.

    Для нас русские - я говорю об этом прямо: не Советы, а русские - были и остаются главным врагом. Поэтому, когда весной 1940-го казалось , что французская армия Вейгана собирается воевать на Ближнем Востоке против России, многие грузины в Париже хотели завербоваться в нее. И когда немцы пришли в июне 1940-го, я немедленно был вызван к немцам и согласился работать с ними. [Респондент не стал упоминать, что в этот период германо-советские отношения были наилучшими - Инт.] Read more... )
    Sunday, July 31st, 2011
    2:24 pm
    проф. мельгунов, советские ученые и трудности демократии
    Также начал разбираться с материалами OMGUS. Попадаются интересные документы, хотя, конечно, общее представление пока составить трудно.
    Вот, например, переписка 1948 г. о планах устройства русского института в Вашингтоне, этакий померший на стадии проекта предшественник мюнхенского Института по Изучению СССР (который был основан двумя годами позже тоже при американской поддержке, но с совершенно иным научным составом).
    Что меня несколько удивило, так это активное участие С.П.Мельгунова во всей этой возне, я как-то его больше считал кабинетным ученым.

    I.
    Американское посольство, 15 июня 1948 г.
    Дорогой Кармель.
    В связи с телеграммой посольства N71, адресованной USPOLAD [United States Political Adviser] Гейдельберг, спешу приложить список возможных кандидатов для предполагаемого вашингтонского института, равно как и возможные источники информации для армии. Возможно, что наши друзья из авиации не знают о существовании некоторых из этих людей, хотя подозреваю, что мюнхенские ребята в контакте с ними.

    Также прилагаю выдержки из письма, отправленного из Германии Мельгунову, вне всякого сомнения крайне преувеличенно отражающего тамошние условия в среде американцев и русских, но возможно, содержащего и зерно истины. Предполагаю, что нашим ребятам непросто найти правильную тропинку в хаотичном и беспорядочном русском лабиринте. Германия определенно полна чудес и загадок. Я думал, что Франция - полная лажа, но теперь я знаю, что на деле tout est relatif.
    Read more... )
    Saturday, July 30th, 2011
    9:25 pm
    хорошие новости
    Из-за того, что в последнее время жж сильно колбасит, немногие замечают, что и окружающий мир порой выворачивается бутылкой Клейна. Свидетельством тому является, например, попавшее в нашу реальность из параллельной интервью Ильи "Потеряно всё кроме полимеров" Дронова, в котором в частности говорится:
    — Сколько разработчиков в штате компании? Сколько из них работает над движком LiveJournal?
    — В компании более 50 разработчиков, над LiveJournal сейчас работает около 20, включая ServerSide, JavaScript и HTML.


    Согласитесь, приятно узнать, что хотя бы в какой-то вселенной над движком ЖЖ уже несколько лет работают 20 программистов (а в минуты кризиса и все 50), а не только уборщица, которая порой вырубает сервер ловким движением швабры.
    7:00 pm
    без всякого принуждения образовали круг
    Изучаю архив Ю.Торвальда. Вот, к примеру, интересный документ: рассказ подполковника Шубута о его поездке с Власовым на оккупированные территории в марте 1943 г. Для историков он не новый - его использовали и сам Торвальд, и позднейшие биографы Власова - Стеенберг и Андреева, но как-то... хм... выборочно. К примеру, Андреева пишет, что Власов "очень успешно выступал перед многочисленным русским собранием в помещении театра" (выделение мое).

    Владимир Шубут (1893-1972) в 1935-41 г.г. был немецким военным атташе в Москве, в 1943 занимал, как следует из документа, пост офицера 1c (разведка и контрразведка) при тыловом районе группы армий Центр.
    Шубут, даром, что военный, выражается довольно витиеватыми периодами, которые я при переводе старался сохранять. Комментариев по содержанию умышленно не даю, комментировать можно страницами, каждый может сам сравнить, к примеру, рассказы о благоденствии крестьян или о заботе о пленных с соотв. фрагментами гарвардских интервью.


    Поездка с генералом Власовым в расположение группы армий Центр.

    В марте 1943 г. я получил задание сопровождать генерала Власова в запланированной уже некоторое время назад поездке. Кроме переводчика с ним должен был ехать еще кто-то, кто знает местные порядки и, прежде всего, лиц, с которыми Власов должен был встречаться. Так что неудивительно, что выбор пал на меня как на офицера 1c при командующем тылом группы армий Центр. Тем более, что не был тайной тот факт, что с момента моего назначения в конце 1941 г. я активно поддерживал идеи использовать широко распространенные антикоммунистические настроения русских вообще и солдат в особенности для того, чтобы создавать добровольческие соединения из многочисленных военнопленных, декларировавших в лагерях свое желание защитить свою Родину от возвращения советского ярма.

    Так как наконец-то дошло до выбора человека, который должен был выступать как руководитель этого движения военнопленных солдат и офицеров Красной Армии, то мне пришлась по душе задача познакомить Власова с людьми из моего окружения и тем самым проторить ему путь.

    Инструкции, которые я получил перед поездкой, были, однако, не столь ободряющими. Я должен был помимо прочего следить за тем, чтобы поездка не привлекла чересчур много внимания и прежде всего, чтобы Власов по дороге в Смоленск не вызвал чересчур сильного интереса населения еще на белорусской территории, находившейся под гражданским управлением. Несмотря на все рапорты и высказываемые пожелания касательно расширения русского самоуправления оккупированных территорий, роспуска колхозов и пр. на тот момент в этом направлении не делалось ничего. Поэтому возникало законное опасение, что предпринимаемая военными акция будет раздута гражданскими властями Белоруссии, и преждевременные сведения о ней немедленно будут доложены наверх.
    Read more... )
    Wednesday, July 27th, 2011
    9:13 am
    триумф воли
    30 мая 1945 г.
    Штаб-квартира седьмой армии.
    КОНФИДЕНЦИАЛЬНО

    ЛЕНИ РИФЕНШТАЛЬ, звезда кино и предположительно любовница Гитлера

    Лени Рифеншталь (жена майора вермахта Якоба) была арестована американскими войсками в ее доме в Китцбюэле, где она жила и работала в последние годы. Трудно было узнать актрису, сыгравшую главные роли в фильмах "Голубой свет", "Белый ад Пиц Палю", "Бури над Монбланом" и "SOS — айсберг" в этой постаревшей, испытывающей недомогание женщине. Арест, допросы и содержание под стражей сильно отразились на ее ментальном состоянии, она производит впечатление сломленного человека. Ее главная забота – фильм "Долина", над которым она работала много лет и который был близок к завершению. Сейчас она думает, что фильм пропадет, так как вся жизнь в Германии остановилась.

    После ее визита в США в ноябре 1938 г. она знает , что международное киносообщество бойкотирует ее и считает конченым человеком. Она ожидала этого бойкота, хотя и не понимает его причин. Вот что она должна сказать в свою защиту и для прояснения ее отношений с Гитлером и партией. Когда ей снова и снова говорят, что "она сделала карьеру, потому что легла в постель с Геббельсом" - это "большая несправедливость". Она утверждает, что никогда не состояла в сексуальных отношениях ни с Гитлером, ни с Геббельсом. Она говорит, что у нее было репутация артистки кини до того, как мир вообще услышал имена Гитлера или Геббельса. Даже после 1933-го она никогда не пыталась налаживать отношения с партийными чинами (по ее утверждению). Миссис Р. заявляет, что за всю ее карьеру она никогда не должна была выполнять чьи бы то ни было задания и на деле отвергала больше предложений, чем принимала. "Если бы я как многие мои коллеги работала бы из-за денег, я бы могла стать миллионершей. Но деньги не имели для меня значения, я работала над фильмом годами, пока не считала его совершенным в художественном плане. Я была начальником сама себе, никто не указывал мне, что делать. Если у меня возникло впечатление, что моя свобода как творческой личности ограничена, я бы уехала за границу."
    Read more... )
    Tuesday, July 26th, 2011
    9:01 am
    мировая история в цвете
    Руководимое Дитмаром Мунье издательство Arndt в 2004 году практически не выпускало собственных изданий. Традиционно спектр предложений включает книги, календари и видео, отличающиеся некритическим взглядом на национал-социалистический режим. Особенно это относится к выпуску серии "Мировая история в цвете", в которой в свободной форме издаются крупноформатные иллюстрированные книги о якобы позитивных аспектах национал-социализма. В издательстве Bonus, принадлежащем как и Pour le Mérite к издательскому холдингу, в формате атласа вышла книга "Миф о Новой Швабии" под заголовком "Для Гитлера на Южный полюс" рассказывающая о немецкой антарктической экспедиции 1938/39. Другой ключевой темой издательства Arndt является сохранение памяти о прежних территориях немецкого рейха, при этом помимо книг о силезских и восточно-прусских традициях издаются также видео, календари и аудионосители.
    (из доклада немецкого ведомства по охране конституции)

    В Германии [в издательстве Дитмара Мунье Pour le Mérite] вышел в свет очередной сборник "суворовских" статей. "Красный каток" называется. На этот раз публике представлены: Виктор Суворов. "Вдруг они возьмут и помирятся..." Марк Солонин. "Три плана товарища Сталина"... Дмитрий Хмельницкий. "Единственное поражение Сталина"...
    (с сайта Марка Солонина)

    Марк Семенович, я как-то волнуюсь, приложены ли к сборнику календари большого формата согласно профиля издательства? Если нет - возможно, еще не поздно допечатать серию постеров. Виктор Суворович в парадном костюме силезского егеря. Дмитрий Сергеевич в традиционном наряде эльзасского рыболова. Наконец, Вы в облачении прусского барона, поперек живота пурпурная лента с надписью "Путин, верни Эйдткунен".

    Тогда коммерческий успех гарантирован. А то от Вас, возможно, скрыли, но целевая аудитория Arndt/Pour le Mérite и прочего хм... холдинга, она евреев того... не очень жалует.

    via [info]sirjones@lj
    Saturday, July 23rd, 2011
    3:28 pm
    эхо бисмарка
    Благодаря наводке уважаемого [info]skeptiq@lj удалось чуть дальше проследить судьбу Людвига Виктора фон Тохати, взбудоражившего международную прессу в начале сентября 1943 г.
    Напомню вкратце предысторию: Тохати был интернирован американцами 10.03.43 в Южной Атлантике, когда корабль "Карин", на котором он служил помощником машиниста, был потоплен американским эсминцем. Вместе с другими моряками он прибыл в распределительный лагерь на остров Эллис. Почти вся команда через две недели были отправлены в лагерь Форт Стэнтон, Нью Мексико.
    Тохати же в момент отправки находился в госпитале, поэтому остался на острове Эллис. Затем он еще два раза попадал в госпиталь (и один раз был на два дня передан в распоряжение US Navy), пока 18 октября не был выслан в Форт Линкольн, Бисмарк, Северная Дакота.
    Во время последнего пребывания в госпитале он и сделал свой аффидавит о катынском деле.

    В многотомном сборнике документов "The World War Two Experience. The Internment of German-Americans" дан репринт около 30 выпусков лагерной газеты "Эхо Бисмарка" за 1943-44 г.г., которые я с любопытством изучил. Немалое число интернированных были гражданскими лицами, в том числе американскими гражданами, но настроения в лагере были совершенно пронацистскими. Редакция последовательно отмечает 20-летие гибели "героев Фельдхеррнхалле", шестилетие со дня смерти Людендорффа, годовщину прихода Гитлера к власти (из описания лагерного праздника: под звуки "Баденвайлерского марша" людьми в коричневых рубашках были внесены в зал пять флагов Третьего Рейха. Каждый из знаменосцев поднял правую руку для приветствия. Потом были упомянуты исторические события последних 11 лет: возвращение Саара, присоединение Австрии, возвращение Судет и в конце прочтены заключительные слова новогоднего обращения Гитлера. После троекратного Зигхайль все хором спели оба национальных гимна).
    Цензура вмешивалась крайне редко, вот один из примеров, жертвой пала, вероятнее всего, передовица о покушении 20 июля.
    Read more... )
    Можно предположить, что Тохати, провозгласившему себя антифашистом, жилось в такой обстановке не слишком комфортно.
    Надо сказать, газета с большим удовольствием и по любому поводу публиковала длинные списки солагерников (среди которых порой встречаются такие типично немецкие имена как Венделин Е. Бурлаков или Федор Иванович Возняк): отмечавших на неделе день рожденья, отправленных в командировку в Айдахо рубить лес, вернувшихся из Айдахо... Тохати нет ни в одном.
    Очевидно, он не увлекался футболом (из репортажа: матч вторых команд сегодня не состоялся, так как игроки расчищали от снега поле для матча первых команд), теннисом, лыжами, хоккеем, фаустболом и легкой атлетикой. Он также не пел в хоре, не играл в театре, не участвовал в выпуске газеты, не занимался ремеслами и не входил в совет лагеря. Языки в местной школе он тоже не преподавал (курс Russian I, к слову, вел некто Д.Какабадзе).
    Словом, несмотря на бурное нью-йоркское прошлое в истории лагеря он не оставил никакого следа (с другой стороны после "Нью-Йорк Таймс" "Эхо Бисмарка" действительно воспринимается как некоторый дауншифтинг).

    Тем не менее "фон Тохати, Людвиг" фигурирует под номером 312 в списке "Немецкие моряки, намеченные для репатриации 8 сентября 1945 г." (сверху приписка от руки "немецкие моряки, репатриированные на "Винчестер Виктори" 9/15/45" - нерепатриированные вычеркнуты из списка. Тохати оставлен.)
    Отплытие "Винчестер Виктори" 15.09.45 привлекло внимание прессы, так как среди репатриантов был Фриц Кун, американский гражданин, руководитель прогитлеровского Германо-Американского Союза.
    Наблюдавший за отъездом специальный агент ФБР Джон Р.Халл указал в рапорте, что "Винчестер Виктори" отплыл 15 сентября около 5 вечера и что "один газетный фотограф было допущен на причал, чтобы сделать фотографии, которые должны были быть разосланы всем новостным службам. Он сделал несколько фотографий, но интересовался в основном Фрицем Куном."
    Фотографии Куна действительно обнаруживаются в архиве AP:
    Read more... )

    В 20-х числах сентября "Винчестер Виктори" бросил якорь в Бремерхафене, где репатрианты были переданы американским военным властям. О дальнейшей судьбе Тохати ничего не известно. Остался он в Бремерхафене и попытался снова наняться на какое-нибудь судно? Или вернулся в Австрию? В любом случае, заксенхаузенскую историю он больше не вспоминал.

    P.S. Истории про Тохати, Йохансена и Ольшанского републикованы на обновленном сайте "Катынские материалы", за что спасибо уважаемым авторам проекта.
    Thursday, July 21st, 2011
    9:36 am
    органическое соединение клаccа алканов
    В биографиях представителей второй волны эмиграции их советские достижения порой несколько преувеличиваются. Объясняется это двумя причинами - во-первых, сами эмигранты стремились показаться более значительными в глазах новых работодателей (сперва нацистов, затем американцев). Доценты становились профессорами, лейтенанты - майорами и пр. Во-вторых, у биографа происходит понятная аберрация: если человек сделал завидную карьеру в немецкой/американской иерархии, вряд ли в СССР он был никем. Самый известный пример тут - М.Зыков, которого уже лет 60 ищут среди видных советских литературоведов еврейского происхождения. Как показано ниже, такие поиски не всегда оправданы. Даже простой советский инженер способен на многое.

    Сборник "Органы госбезопасности СССР в ВОВ" рассказывает:
    Октан (он же Илин, Ильинич, Натко) Михаил Александрович - бывший военнослужащий Красной Армии.
    Осенью 1941 г. в районе Брянских лесов перешел на сторону немцев. Служил в 612-й роте пропаганды при 2-й немецкой танковой армии. В 1942 г. был завербован унтершарфюрером СС Эрнстом Мюккелем в качестве агента СД, затем передан на связь разведоргану "абвергруппа 107". По заданию германской контрразведки в 1942 г. в г. Орле создал антисоветскую организацию "Союз борьбы против большевизма", являлся ее руководителем. Одновременно был редактором фашистской газеты «Речь», которая в последующем стала печатным органом этой организации. В июле 1943 г. выехал с редакцией в г. Бобруйск. На территории Белоруссии и Смоленской области проводил организационную работу по созданию сети низовых звеньев "СБПБ", скоординировал и направлял их работу. Работал над созданием боевых дружин организации. Свою работу по линии "Союза борьбы против большевизма" направлял в соответствии с указаниями разведывательного отдела 1c при штабе 9-й армии. Лично разработал программу и устав организации, форму флага и отличительных знаков ее членов. С его санкции и при непосредственном участии в мае 1944 г. была проведена конференция членов "СБПБ", где вручались награды наиболее отличившимся его участникам. Октан М. А. являлся одним из организаторов детского поселения на территории Бобруйской области, куда насильно сгонялись дети в возрасте от 8 до 14 лет, якобы с целью воспитания их в "новом духе". Фактически дети являлись донорами крови для госпиталей немецкой армии.
    В1943 г. 4-м отделом УНКВД по Орловской области проводились мероприятия по ликвидации Октана М. А., однако они закончились безрезультатно.
    1

    Наиболее подробной биографией Октана на сегодняшний день остается очерк А.Даллина "Portrait of a Collaborator"2, основанный на гарвардских интервью и немецких документах. Второй по информативности как ни удивительно является документальная "Повесть о чекисте" В.Михайлова3, в которой Октан является одним из главных отрицательных персонажей. То ли повинуясь законам жанра, то ли по привычке (Михайлов был автором популярных шпионских романов 50-60-х) автор делает Октана агентом Канариса еще с 1937-го года, тем не менее остальные биографические подробности, как мы увидим, коррелируют с другими источниками.
    Read more... )
    Thursday, July 14th, 2011
    12:43 pm
    апулия
    Гуляя по старому городу в Бишелье мы внезапно услышали за спиной фырканье. В известной классификации британских ученых «Двадцать два вида агрессивного фырканья», наше несомненно входило в призовую тройку. Так как улицы старого города в Бишелье в отличие от, к примеру, страны моей родной, нешироки, единственным путем к спасению было уподобиться человеку-пауку и запрыгнуть на стену. Что-то пронеслось мимо, грохоча и подпрыгивая. Не успели мы счистить с одежд пыль и завернуть за угол, как фырканье раздалось снова. На третий раз мне удалось повернуть голову и рассмотреть субъект фырканья.
    Это был мини-грузовичок, в кабине которого сидела итальянская семья: папа, на его коленях маленький ребенок (предположительно м.п.), рулящий грузовичком, мама, и на ее коленях маленький ребенок (предположительно ж.п.). В такой комплектации они практически полностью занимали пространство кабины, и, если бы им захотелось взять с собой еще и домашних животных, пришлось бы ограничиться небольшими, к примеру, клопом или блохой.
    Но самым замечательным было выражение лица папы-итальянца. Среднему русскому писателю XIX века потребовалось бы для его поверхностного описания около 12 томов, я попробую уложиться в абзац. Лицо выражало примерно такую мысль:
    - Штопаные буржуины! Мой прадед ушел с гарибальдийцами, мой дед партизанил в горах, а я ишачу на вас на своей маслобойне без всякого продыху (не считая, разумеется, сиесты и трех месяцев отпуска в году). Так вот, штопаные буржуины, я обещал сыну в его день рожденья дать поводить грузовичок и я, штопаные буржуины, выполню свою обещание!
    Read more... )
[ << Previous 20 -- Next 20 >> ]
About LJ.Rossia.org