Fri, Jan. 27th, 2023, 07:16 pm
[i]alex_moma: Наряду с музеем-квартирой ак. Сахарова

рашкованские говновласти закрывают и Сахарницу. Как и для многих из вас, для меня это практически родное место. Когда я работал в Иностранке (в километре, то есть), я постоянно бегал туда на всякого рода выставки, чтобы не сойти с ума от этой дихотомии, точнее, трихотомии: работа - дорога в пробках (жил тогда далеко от чыгунки) - дом - дорога в пробках - работа. 

Ну и в активистском качестве в 00-е - 10-е годы я вот сейчас прикинул... не менее половины всех часов, отведенных мною самому себе на эту деятельность, я провел именно там. Одно собрание по выдвижению Буковского чего стоило, но и без него куча всего было - Сахарница всегда предоставляла нам, движению Российские радикалы и Лиге за отмену призыва помещения не только под ежегодные съезды, но и даже под еженедельные собрания. Потом, правда, уже Свободным Р. так и не удалось с ней договориться об этом, и я даже догадываюсь, что за перец этому кулуарным образом "посодействовал", есть ведь, знаете, такие друзья, с которыми никаких врагов не надо... 

Но в памяти Сахарница останется как один из глотков свободы в условиях авторитарного режима в Сраной (причем глотал и я лично). Сейчас, когда режим в ней уже тоталитарный, ей в нем места естественным образом нет. Странно, что Проспект Сахарова не переименовали до сих пор, например, в Сталинский. С этих говноедов станется.

Fri, Jan. 27th, 2023, 01:31 pm
[i]stomahin: БИОМУСОР ИСТОРИИ

Гордость москаликов только в том, что за 300 лет от продажи пеньки и леса они перешли к продаже нефти и газа. Но делать что-то полезное своими руками так и не научились. Зато обожают захватывать чужие земли, грабить и разорять их. Это и неудивительно, если вспомнить, что они – ордынцы. И что их Московия, наследница улуса Джучи в Золотой Орде, сама стала после ее распада не чем иным, как Московской Ордой.

Москальство и советчина — просто две стороны одной и той же говномедали.

В чем мерзость советчины?

В том, что люди были рабами государства. (Как и сейчас в нынешнем СССР 2.0, впрочем.). СССР – апофеоз рабства Московской Орды. Вершина ее рабской истории.

И эти традиции рабства не отменяет и не изменяет даже технический прогресс - как это убедительно доказал пример РФ (да и Китая тоже). Новейшие технологии, интернет, камеры с распознаванием лиц, электронные базы данных и пр. — используются для того же самого, для чего использовались еще опричники Ивана Грозного. Для тотального подавления любого инакомыслия и подержания в неприкосновенности абсолютной власти хана. Техника суперсовременная — традиции времен Ивана Грозного, живёхоньки, никуда не делись.....

Путин – это Чингиз-хан с цифровой видеокамерой и лазерным прицелом.

Открытие того очевидного факта, что жизнь раба чудовищно переоценена, задолго до Соловьева сделал почтальон Печкин из населенного пункта Простоквашино. В отличие от пафосного пропагандиста, скромный почтальон выразил свой глубокий инсайд в простой и обшедоступной форме: «Мальчиков, может, и много, но велосипед не за каждого дают». Так что среднестатистическую скрепоносную россиянку, мечтающую получить за своего мужа «Ладу» или хотя бы велосипед, ждет в большинстве случаев облом. Максимум на что она может претендовать – это вязанка дров или мешок комбикорма

Положительный момент могилизации: воевать идут самые откровенные, отъявленные, патентованные дeгeнераты и дегрaданты. Все они будут отправлены к чepтям в aд. Миp станет чище, воздух свежее. Ещё одна миссия Украины – очищение плaнеты от 6иoмycopa

Говорить с этим народом (точнее, сбродом) абсолютно не о чем. Шариковых НЕОБХОДИМО превратить обратно в тех, кем они и являются. Принцип доктора Борменталя для этой популяции незыблем и понимающими людьми сомнению не подвергается.

Их абсолютно не жалко, даже если они исчезнут с лица земли в полном составе. Потеря, скажем прямо, небольшая. Этот биомусор в любом случае не представляет из себя ничего ценного. Их погибло уже 125 тысяч за неполный год, – но они с энтузиазмом прутся и дальше по повесткам на сборные пункты, чтобы ехать убивать украинцев. Им это кажется вполне нормальным – убивать украинцев, раз те не хотят возвращаться в москальскую империю.

Им кажется вполне нормальным уничтожать ракетой жилой дом, убивая при этом десятки людей, – только за то, что украинцы хотят по-прежнему жить в своем независимом государстве и не хотят возвращаться в рабство.

Кто считает этих ядовитых насекомых людьми – тот и сам из них, признак безошибочный. «А если кто из вас берет их себе в друзья, тот и сам из них» (с).

Кроме как убивать и насиловать, пытать и мучить, глумиться над своими жертвами и на них же сваливать всю вину за свои преступления – москали ни на что не способны. Они вообще не люди – они иной биологический вид. Homo (post)soveticus, с виду похожие на людей, но на самом деле насекомые. «Отдельная цивилизация», притворяющаяся государством.

Которая должна быть уничтожена ради того, чтобы выжило человечество. Дезинфекция, дезинсекция и дератизация 1/7 суши давно назрели и перезрели.

Нанесение по РФ превентивного ядерного удара – единственный выход из положения. Москали это более чем заслужили. Ответить они не то что не решатся – надо ударить так, чтобы там уже некому было отвечать….

КаРФаген должен быть разрушен!

Fri, Jan. 27th, 2023, 12:41 am
[i]is3:

Альфонсо Чеккарелли или Чиккарелли (1532 - 1583) - итальянский фальсификатор, историк, писатель и генеалог.

Он родился в Беванье (Перуджа) 21 февраля 1532 года, сын нотариуса Клаудио и Тарпеи Специ. Medicus physicus, он практиковал свою медицинскую профессию в различных населенных пунктах Умбрии, а затем переехал в Рим около 1574 года, оставив своих детей и жену Империю Чикколи, на которой он женился в 1553 году, в доме своего отца.

Не оставляя полностью профессию врача, он интенсивно посвятил себя работе в качестве писателя, историка, генеалога, антиквара и, в частности, фальсификатора.

В 1564 году в Падуе он опубликовал свою первую известную работу - небольшой трактат о черном трюфеле и его региональном распространении под названием Opusculum de tuberibus, который до сих пор считается первой напечатанной книгой по микологии, хотя он не имеет научного значения.

Эклектичный (он также интересовался нумизматикой, астрологией и археологией) и в некотором роде эрудированный персонаж, он не стеснялся изменять пергаменты, кодексы, дипломы и другие исторические артефакты, а также готовить апокрифические документы, чтобы доказать и подтвердить свои утверждения, цитируя в своих трудах множество вымышленных произведений и авторов, или цитируя произведения, приписываемые реально существовавшим авторам, о которых, однако, не было найдено ни одного примера или следа в других произведениях или хрониках современных авторов.

Сам он, используя многочисленные псевдонимы (Фанузио Кампано, Джованни Селино, Якопо Корелло, Габино Лето и т.д.), создавал "древние" тексты, полные фантастических исторических реконструкций, перемежающихся с правдивыми и ложными известиями, хотя иногда и правдоподобными, так что зачастую трудно отличить одно от другого.

Под своим именем он подписал многочисленные тексты по истории и генеалогии, почти все из которых остались рукописями, в основном основанными на заранее подготовленных им источниках.

Таким образом, он ввел в заблуждение многочисленных историков, писателей, генеалогов (например, Эудженио Камуррини, Джованни де' Кресценци, Инноченцо Кибо Гизи, Фердинандо Марра, Паоло Мориджиа, Франческо Сансовино, Лодовико Ведриани и т.д.), которые, проявив по меньшей мере снисходительный подход, доверились его утверждениям. Среди его современников было немного тех, кто вызывал сомнения или недоумение; среди них Альберико Кибо и Сципионе Аммирато. Более внимательное и критическое рассмотрение псевдоисторических утверждений, распространяемых Чеккарелли, было разработано начиная с XVII века: от Леоне Аллаччи, первым осудившего несоответствие источников и новостей, которые он сообщал, до Джироламо Тирабоски, который посвятил ему большую часть "Riflessioni sugli scrittori genealogici", и вплоть до более поздних исследований. Несмотря на это, многочисленные генеалогические, агиографические и краеведческие тексты по-прежнему пишутся с использованием образной библиографии Чеккарелли.

Image/photo
Alfonso Ceccarelli or Ciccarelli (1532 - 1583) was an Italian forger, historian, writer and genealogist.

He was born in Bevagna (Perugia) on 21 February 1532, the son of Claudio, a notary, and Tarpea Spezi. Medicus physicus, he practised his profession in various Umbrian localities before moving to Rome around 1574, leaving his children and his wife Imperia Ciccoli, whom he married in 1553, at his father's house.

Although he did not completely abandon the medical profession, he devoted himself intensively to his work as a writer, historian, genealogist, antiquarian and, in particular, forger.

In 1564, he published his first known work in Padua, a small treatise on the black truffle and its regional diffusion entitled Opusculum de tuberibus, which is still considered the first mycology book to have been printed, although it lacks scientific relevance.

An eclectic (he was also interested in numismatics, astrology and archaeology) and in some ways erudite character, he had no qualms about altering parchments, codices, diplomas and other historical artefacts, and preparing apocryphal documents in order to prove and validate his claims, quoting a multitude of fictional works and authors in his writings, or citing works attributed to authors who actually existed, of which, however, no specimen or trace of them could ever be found in other works or chronicles by contemporary authors.

He himself, using multiple pseudonyms (Fanusio Campano, Giovanni Selino, Jacopo Corello, Gabino Leto etc.), created 'ancient' texts full of fantastic historical reconstructions, interspersed with some true and some false news, albeit sometimes plausible, so that it is often difficult to distinguish one from the other.

Under his own name, he signed numerous texts on history and genealogy, almost all of which have remained manuscripts, mostly based on the sources he preconstructed.

He thus misled numerous historians, writers, genealogists (e.g. Eugenio Camurrini, Giovanni de' Crescenzi, Innocenzo Cybo Ghisi, Ferdinando Marra, Paolo Moriggia, Francesco Sansovino, Lodovico Vedriani, etc.) who, with an at least condescending approach, gave credence to his assertions. Among his contemporaries, there were few who raised doubts or perplexities; among them Alberico Cybo and Scipione Ammirato. A more attentive and critical examination of the pseudo-historical assertions disseminated by Ceccarelli was elaborated from the 17th century onwards: from Leone Allacci, the first to denounce the inconsistency of the sources and news he reported, to Girolamo Tiraboschi, who reserved most of his Riflessioni sugli scrittori genealogici for him, up to more recent studies. In spite of this, numerous genealogical, hagiographic or local history texts continue to be written with recourse to Ceccarelli's imaginative bibliography.

Read more... )

Wed, Jan. 25th, 2023, 11:04 pm
[i]aculeata:

1. Была я у гинеколога. Как ни странно, на этот раз меня
пустили туда. (В прошлый раз не получилось, потому что
вместо меня они по ошибке записали какого-то дядю.) Она
очень такая добрая была, только все не понимала, почему
предыдущий гинеколог послал меня именно к ней на какую-то
там процедуру. (Я побоялась ей сказать, что на самом деле
он послал меня не к ней. И, наверное, на другую процедуру.
Просто в регистратуре не смогли найти очередь к тому
доктору и записали к другому.) И вообще она смотрела
на меня с подозрением, как будто ожидала, что сейчас
я что-нибудь несусветное выкину, сниму, например, штаны.
Запугать человека очень легко.

2. Читала статьи про то, что биологические networks
отличаются от случайных тем, что у них существенно меньше
явленных вживе стабильных состояний (чем у случайных
тех же размеров). Чтобы понять, почему это так,
достаточно представить себе спиновое стекло.

3. Интернета нет уже сутки. А свет есть и железо
с неба не падает.

Wed, Jan. 25th, 2023, 11:11 pm
[i]is3:

Генри Бакстон Форман (1842-1917) - библиограф и антикварный книготорговец викторианской эпохи, чья литературная репутация основана на его библиографиях Перси Шелли и Джона Китса. В 1934 году было установлено, что он был в сговоре с Томасом Джеймсом Уайзом (1859-1937) с целью распространения большого количества поддельных первых изданий георгианских и викторианских авторов.

Гарри Бакстон Форман сделал успешную карьеру в почтовом ведомстве, начав с должности клерка дополнительного класса в офисе секретаря в Сент-Мартинс-ле-Гран в апреле 1860 года. В 1883 году он служил в качестве исполняющего обязанности инспектора британских почтовых отделений в Средиземноморье, а затем с 1885 года занимал должность главного клерка и второго секретаря, дослужившись до контролера пакетных услуг. В 1897 году он получил Почётнейший орден Бани за заслуги перед почтовым ведомством, выйдя на пенсию в 1907 году после 47 лет службы. В качестве представителя Великобритании он участвовал в четырех конгрессах Почтового союза - в Париже в 1880 году, в Лиссабоне в 1885 году, в Вене в 1891 году и в Вашингтоне в 1897 году. Он был одним из первых работников Библиотечной и литературной ассоциации почтовых отделений и в течение нескольких лет был ее секретарем.

В 1887 году совместно с лондонским товарным брокером и коллекционером книг Томасом Джеймсом Уайзом появилась первая из многих незаконных печатных работ Уайза и Бакстона Формана. Всё началось в ноябре 1886 года, когда Эдвард Дауден опубликовал биографию Шелли. В ней впервые было напечатано значительное количество стихотворений, которые Форман и Уайз решили напечатать отдельно как "Стихи и сонеты", прикрываясь выдуманным "Филадельфийским историческим обществом". Это стало началом полномасштабного заговора с многочисленными подделками в течение следующих пятнадцати лет, которые печатались в Лондоне по шаблонам, в которых было указано иное. Они специализировались на ранних памфлетах, якобы изданных частным образом, поэтов, некоторые из которых, такие как Россетти и Суинберн, были еще живы. Многие из подделок были напечатаны фирмой "Ричард Клей и сыновья", которая печатала законные факсимильные издания произведений Роберта Браунинга и Перси Шелли. Это были "творческие подделки", поскольку они не были копиями существовавших произведений, а были представлены как произведения, которые могли бы или должны были бы существовать. Даты, места публикации, издатели (в отличие от типографий) заставили мир коллекционирования поверить в "редкие частные" издания. Бакстон Форман и Уайз подделывали публикации таких авторов, как: Элизабет Баррет Браунинг, Джордж Элиот, Джон Раскин, Мэтью Арнольд, Альфред Теннисон, Джордж Мередит, Уильям Теккерей и многие другие. Многие из этих подделок были проданы Бакстоном Форманом [хотя опубликованных свидетельств о продаже практически нет] и Уайзом коллекционерам по всему англоязычному миру, и только сорок лет спустя их мошенничество было раскрыто Джоном Картером. Масштабы подделок были таковы, что, например, на распродаже Брейтона Айвза в Нью-Йорке в 1915 году было представлено двадцать четыре подделки.

Самой известной подделкой Формана и Уайза являются "Сонеты с португальского" Элизабет Баррет Браунинг, литературная страсть Бакстона Формана, длившаяся всю жизнь (что принесло свои плоды в издательстве Формана как "Aurora Leigh and Elizabeth Barrett Browning and her Scarcer Books" в 1896 году), но, видимо, недостаточно глубокая, чтобы помешать ему испортить самую знаменитую литературную историю любви викторианской Англии. Сонеты были написаны Элизабет Барретт Роберту Браунингу во время их ухаживаний. Их изысканность и интенсивность вызвали непреходящий литературный интерес. Впервые стихи появились во втором издании "Стихотворений Элизабет" датированным 1850 годом. Однако в 1894 году в литературных журналах стало появляться более раннее частное издание 1847 года. Оно было выпущено издательством Forman and Wise и напечатано в Лондоне фирмой Richard Clay and Sons. Сонеты Рединга оказались уязвимым местом заговора, когда в 1934 году мошенничество было раскрыто.

Разоблачение Гарри Бакстона Формана как фальсификатора в 1934 году было вызвано двумя книготорговцами, Грэмом Поллардом и Джоном Картером. У них возникли подозрения относительно "Чтения сонетов" Браунинга, и они начали собирать все больше доказательств того, что памфлет был не тем, за что он себя выдавал. Химический анализ бумаги показал, что она содержала химически обработанную древесную массу - процесс, который не использовался в Англии до 1874 года. Кроме того, шрифт в незначительных аспектах указывал на использование в конце XIX века, и благодаря блестящей детективной работе Картер и Поллард проследили, что печать была выполнена компанией "Ричард Клей и сыновья". В свою очередь, это привело к дальнейшему расследованию различных публикаций, выставленных на продажу Гербертом Горфином, известным книготорговцем. Когда стало очевидно, что Горфин ничего не знал о подделках, Поллард и Картер убедили его раскрыть источник публикаций. Таким образом, Томас Уайз и Гарри Бакстон Форман были разоблачены как литературные фальсификаторы. Поллард и Картер опубликовали свои выводы в 1934 году в книге "Исследование природы некоторых памфлетов девятнадцатого века" (An Enquiry into the Nature of Certain Nineteenth Century Pamphlets).

Image/photo
Henry Buxton Forman CB (1842 – 1917) was a Victorian-era bibliographer and antiquarian bookseller whose literary reputation is based on his bibliographies of Percy Shelley and John Keats. In 1934 he was revealed to have been in a conspiracy with Thomas James Wise (1859–1937) to purvey large quantities of forged first editions of Georgian and Victorian authors.

Read more... )

Wed, Jan. 25th, 2023, 05:43 pm
[i]alex_moma: В связи с очередным вздором, написанным

моим френдом Мишей Пожарским об эмигрантах, не могу не заметить следующего.
Я не верю ни в какие "страшные суды" и прочие церковные побасенки. В реинкарнации - верю. Точнее, ЗНАЮ об их существовании, и знаю твердо.

Но, тем не менее, если на минутку допустить, что Страшный Суд существует - тот факт, что я годами, наряду с Нестеренко и Бабченко, выталкивал людей из Сраной разного рода увещеваниями и продолжаю это делать (и всегда буду это делать), я запишу себе на нём в актив. И не просто в актив, а главным достижением в этом воплощении.

Wed, Jan. 25th, 2023, 06:58 am
[i]tiphareth: с развлекательными песенками про политоту

Дед Архимед
https://www.youtube.com/@satiraded/videos
с развлекательными песенками про политоту
на Рабфак (и даже на Макарона, ныне забытого)
не тянет, но забавное.

Ну и до кучи, Семен Слепаков свалил в
Израиль, и тоже сочиняет песни против России
https://www.youtube.com/@user-vs9kz2uo8r/videos
(если кто не помнит, последний раз сей герой
прославился участием в грязноватой кампании,
проплаченной Собяниным).


Привет

Tue, Jan. 24th, 2023, 06:02 pm
[i]aculeata:

Телефон ебанулся и все фотографирует голубым. Желтую
клетчатую бумагу при желтом освещении он делает голубой.
Я сейчас уже знаю, как это поправить, чтобы часть, написанная
тоже голубым, стала видна (сейчас видно только черное).
Но почему он так делает?

У меня раньше был телефон, который все делал красным.
Но иногда не делал. И сейчас, когда я шевелила телефон,
иногда вроде бы мелькал желтый клетчатый лист в камере,
но сейчас же камера опять видела его голубым, так и
сфотографировала. Как она это делает?

Tue, Jan. 24th, 2023, 06:44 am
[i]tiphareth: дикий недемократичный русско-бурятский орочий народ

Герман Садулаев проявляет патриотизм.
https://potsreotizm-old.dreamwidth.org/844724.html

Сейчас тоже все надежды натовцев на наших внутренних
коллаборационистов и сепаратистов. Потому они во влажных
мечтах делят тушу России на ``независимые республики'' - по
кускам можно будет сожрать, а целая она в пасть не
лезет. Но никакой реальной оппозиции в России нет. Нет и
всё тут. Хотя, что я говорю? Есть. Есть в народе такое
веяние, что хотят вместо Путина - Сталина. Вот если не
Путин, то Сталин, и никак не меньше! Да только со Сталиным
вряд ли натовцам будет легче договориться, чем с
Путиным. Так что такую народную оппозицию Запад вряд ли
поддержит.

А остальная вся оппозиция - трусы и пидарасы в плохом
смысле слова. То есть, не боевые пидарасы, как в Спарте. А
просто. Можно, конечно, сделать Максима Галкина
президентом России в изгнании. Можно даже привезти его на
``Абрамсе'' в Кремль и усадить на трон. Но ненадолго. Скоро
дикий недемократичный русско-бурятский орочий народ сожжёт
и танк, и Кремль, если надо, а Галкина посадит на кол, и
всех его друзей-поляков.

Чем больше будет давление Запада на Россию и военное
участие НАТО в конфликте, тем больше будет расти поддержка
российским народом СВО и, до кучи, действующей власти (ну
какая есть, чего уж там).

* * *

Все так, конечно, но в какой-то момент быдло спонтанно
вызверится и начнет вешать-расстреливать всех подряд, начиная от
путлера и его семейства и заканчивая германом садулаевым.
Вполне заслуженно, конечно, но резня закончится, когда
все желающие вырежут друг друга и всех, до кого дотянутся,
после чего у власти окажутся новые уроды, ничем не
отличимые от путлера и сталина, потому что другой
власти сраная рашка не приемлет.

Я не испытываю никакого злорадства, 90% быдла
это просто животные, неспособные к рефлексии,
убивать и мучать их совершенно не за что, а ведь
на их долю придутся основные мучения. Фактически
за уебищность путлера-пушкина-достоевского будут
в очередной раз убиты миллионы людишек (а может и
миллиарды). Русская культура это отстой и говно.

Именно культура, кстати, славянские гены ни раболепства,
ни спонтанной кровавой резни в себе не несут, а вот
практика государственного управления в России к этому
сводится целиком. Россию, конечно, необходимо уничтожить,
но для этого придется уничтожить "русских" как ноумен,
то есть русскую культуру, потому что без полной
манкуртизации населения сраная будет воспроизводить
себя вечно.

Привет

Tue, Jan. 24th, 2023, 12:04 pm
[i]is3:

Альчео Доссена (1878 - 1937) - итальянский скульптор и фальсификатор.

Альсео Доссена был одной из самых загадочных и увлекательных фигур в мире искусства: он создал подлинные шедевры, которые ученые и директора музеев и галерей время от времени приписывали Джованни и Нино Пизано, Симоне Мартини, Веккьетте, Амадео, Донателло, Мино да Фьезоле, Дезидерио да Сеттиньяно, Андреа дель Верроккьо, Антонио Росселлино и другим знаменитым мастерам прошлого, но все эти работы могли быть созданы современным скульптором.

Женившись в 1900 году на Эмилии Марии Руффини, он переехал в Парму, где оставался до 1915 года, работая вместе с каменщиком Умберто Росси. Они создали небольшую компанию, которая работала для церквей и кладбищ. В начале Первой мировой войны он был зачислен в военно-воздушные силы, направлен в Перуджу, а затем переведен в Рим для работы на военном складе.

По окончании войны он поселился в Риме, где занимался изготовлением терракотовых и мраморных рельефов. Одна из его работ вызвала интерес у антиквара Альфредо Фазоли, который начал заказывать Доссене изготовление скульптур в античном стиле, чтобы потом перепродать их как оригиналы.

Эти скульптуры обладали качеством, которое редко можно найти в работах фальсификатора: они обладали силой оригинальности, поскольку были не копиями известных образцов, а моделями, созданными с нуля, просто выполненными в соответствии со стилистическими диктатами и техникой исполнения классической античности, романского, готического или ренессансного стиля.

Часто созданные в сотрудничестве с его сыновьями Альсидом и Вальтером, они отличались таким необычайно высоким качеством, что некоторые не очень честные итальянские дилеры размещали их за рубежом, особенно в США, где они выставлены в некоторых крупных музеях. До момента громкого скандала (1928 год), когда скульптуры были признаны подделками, ученые считали их оригинальными работами.

Image/photo
Alceo Dossena (1878 - 1937) was an Italian sculptor and forger.

Alceo Dossena was one of the most enigmatic and fascinating figures of the art world: He created authentic masterpieces that were attributed by scholars and museum and gallery directors from time to time to Giovanni and Nino Pisano, Simone Martini, Vecchietta, Amadeo, Donatello, Mino da Fiesole, Desiderio da Settignano, Andrea del Verrocchio, Antonio Rossellino and other famous masters of the past, all works that no one ever suspected could have been created by a contemporary sculptor.

Married in 1900 to Emilia Maria Ruffini, he moved to Parma where he stayed until 1915, working together with the stonemason Umberto Rossi. The two set up a small company that worked for churches and cemeteries. At the outbreak of the First World War, he was enlisted in the air force, sent to Perugia and later transferred to Rome to work in a military depot.

At the end of the war he settled permanently in Rome, producing terracotta and marble reliefs. One of his works aroused the interest of the antiquarian Alfredo Fasoli, who began commissioning Dossena to produce sculptures in the antique style in order to resell them as originals.

These sculptures possessed a quality that can rarely be found in the works of a forger: they had the power of originality, for they were not copies of known specimens, but models created from scratch, simply made according to the stylistic dictates and execution techniques of classical antiquity, Romanesque, Gothic or Renaissance.

Often produced in collaboration with his sons Alcide and Walter, they were of such extraordinarily high quality that some less-than-honest Italian dealers placed them abroad, particularly in the United States, where they are exhibited in some of the major museums. Until the time of the great scandal (1928), when the sculptures were recognised as fakes, they were considered by scholars to be original works.

Read more... )

Mon, Jan. 23rd, 2023, 10:20 pm
[i]tiphareth: a pair of hands hoisting a horse's dick

Ой бля
https://www.google.com/search?q=new+mlk+sculpture+in+boston&tbm=isch
это же goatse.cx!

-- The sculpture looks like a Woke Ness

Monster. Nessy. Maybe Messy is better. Like butt cheeks
being spread, which is perhaps the perfect metaphor for
the Biden era.

-- Depending on the viewing angle, it's either someone eating
a woman out, goatse.cx, or a pair of hands hoisting a
horse's dick.

-- Hugging the giant turd.
From one angle it looks like a giant penis.
Fantastic.

-- And from certain choice angles, it looks like a guy
reaching under his buttocks to spread them open so that
someone can inspect his anus.

-- And I shall rename this piece, "Recto-Cranial Inversion."

Впрочем, вот тут говорят, что больше похоже на памятник говну.

Привет

Tue, Jan. 24th, 2023, 03:20 am
[i]aculeata:

Запрос на перестановку акцентов в "культуре" (т. е.
перетасовку мертвых, пересобирание канона). Портит
настроение, конечно, но нужно знать свое место и помнить,
для чего "культура" нужна потребителю. Для самоидентификации,
для производства сигналов по распознаванию своих. Так что
нужен-то, востребован от нее как раз канон; это где-то
как мебель. Пусть переставляют. Тут можно спросить,
почему опять переставляют кровати, а не - - -?
Отвечаем: блядей на переправе не меняют.
Ну, дело срочное.

Mon, Jan. 23rd, 2023, 09:58 pm
[i]is3:

Шедуэллские подделки, также известные как подделки из Шедуэллского дока или подделки Билли и Чарли, представляли собой серию подделок средневековых артефактов из свинца и свинцовых сплавов середины XIX века. Последнее название происходит от имени двух лондонцев, Уильяма "Билли" Смита и Чарльза "Чарли" Итона, которые отвечали за их крупномасштабное производство в период между 1857 и 1870 годами. В то время некоторые антиквары были одурачены подделками, несмотря на то, что они были грубо сделаны двумя людьми с ограниченными навыками обработки металла и скудными знаниями средневекового искусства.

Сегодня изделия Билли и Чарли рассматриваются как примеры наивного искусства. В ряде музеев хранятся их коллекции, и они сами по себе являются востребованными предметами коллекционирования. Они продаются по цене, равной или превышающей стоимость средневековых оригиналов, за которые они себя выдают. В связи с этим, как сообщается, в обращении находятся современные подделки Билли и Чарли.

О жизни Уильяма Смита (даты неизвестны) и Чарльза Итона (ок. 1834-1870 гг) известно немного, кроме того, что в молодости они были мудларками - людьми, которые зарабатывали на жизнь тем, что рыскали по илистому дну Темзы во время отлива в поисках любого ценного предмета. Они жили на Розмари-лейн (сейчас она называется Ройал-Минт-Стрит) в районе, который сейчас входит в состав лондонского округа Тауэр-Хамлетс.

В 1844 или 1845 году Смит вступил в контакт с антикваром Уильямом Эдвардсом; Итон познакомился с Эдвардсом несколько лет спустя. Эдвардс стал воспринимать эту пару как "своих парней" и часто покупал у них интересные предметы, которые они находили во время работы мудларками на доках. В 1857 году они начали изготавливать поддельные артефакты, чтобы продавать их Эдвардсу.

По оценкам, за свою карьеру Смит и Итон изготовили от 5 000 до 10 000 различных предметов, включая значки паломников, ампулы, статуэтки, переносные святыни, монеты, медальоны и декоративные наконечники копий. Первоначально все они были изготовлены из свинца или олова, но позже стали использовать и сплав меди со свинцом. Предметы отливались с помощью гипсовых парижских форм, на которых вручную гравировался рисунок. Затем им придавали вид состаренных, купая в кислоте и покрывая речной грязью.

Image/photo
The Shadwell forgeries, also known as the Shadwell Dock forgeries or the Billy and Charley forgeries were a series of mid-19th century forgeries of medieval lead and lead-alloy artefacts. The latter name derives from the two Londoners, William "Billy" Smith and Charles "Charley" Eaton, who were responsible for their large-scale manufacture between 1857 and 1870. At the time, some antiquarians were fooled by the forgeries, despite them being crudely made by two individuals with limited skill in metalworking and little knowledge of medieval art.

Today, Billy and Charleys are viewed as examples of naïve art. A number of museums hold collections of them and they are sought-after collectible items in their own right. They have been sold for prices equalling or exceeding the values of examples of the medieval originals they purported to be. Because of this, modern fake Billy and Charleys are reportedly in circulation.

Little is known of the lives of William Smith (dates unknown) and Charles Eaton (c.1834–1870) except that when young they were mudlarks – individuals that made a small living by searching the mudflats of the River Thames at low-tide, seeking any item of value. They lived in Rosemary Lane (now called Royal Mint Street) in what is now part of the London Borough of Tower Hamlets.

In 1844 or 1845, Smith came into contact with an antique dealer, William Edwards; Eaton met Edwards some years later. Edwards came to view the pair as "his boys" and frequently bought from them items of interest they found while mudlarking. In 1857, the two began to manufacture counterfeit artefacts to sell to Edwards.

During their career, Smith and Eaton are estimated to have made between 5,000 and 10,000 items of many kinds, including pilgrim badges, ampulla, statuettes, portable shrines, coins, medallions and ornamental spearheads. Initially they were all made from lead or pewter, but later the two also used a copper-lead alloy. The items were cast using plaster of Paris moulds, into which a design was engraved by hand. They were then given the appearance of age by being bathed in acid and coated with river mud.

Read more... )

Sun, Jan. 22nd, 2023, 02:37 pm
[i]is3:

Челио Малеспини (Верона, 1531 - 1609) - итальянский писатель, фальсификатор и авантюрист.

Многогранная личность, после службы испанцам во Фландрии, он уехал в Италию и был авантюристом, солдатом и секретарем принцев, специализируясь на подделке писем, дипломатических документов, депеш и коммерческих сделок, настолько, что его считали одним из первых профессиональных шпионов, которых стали использовать правительства по всей Европе.

Вернувшись в Венецию, он 7 августа 1580 года опубликовал неправильное и неполное издание "Gerusalemme liberata" Торквато Тассо под названием "Goffredo" у издателя Доменико Кавалькалупо без ведома автора. Это, как пишет Коррадо Болонья, "злонамеренное издание", из которого исключены шесть канто - для которых представлено только прозаическое резюме, - "с пробелами" в двух других и "с очень гордым типографским менделем". Впоследствии Малеспини опубликовал поэму еще дважды, первый раз 28 июня 1581 года, а второй - в 1582 году, оба раза с Грациозо Перкачино.

Он также известен как автор "Ducento novelle", произведения, имеющего определенное значение, хотя и лишенного цельности и ясности изложения, в стиле Боккаччо, написанного в 1595-1605 годах и напечатанного в Венеции в 1609 году, включающее в том числе «Смехотворное путешествие Лактанция Рокколини в Московию» (передача содержания "Путешествия" сделана А. Веселовским в "Записках Русского Географического Общества по отд. Этнография", 1869 г., т. II.). Следует отметить, что около половины новелл являются плагиатом различных авторов, таких как португалец Жоржи де Монтемайор, итальянцы Франческо Чиеко да Феррара и Антон Франческо Дони. В относительно недавнем 1944 году подборка новелл Малеспини была опубликована в изданиях Де Карло.

Он также перевел "Trésor" Брунетто Латини, написанный на языке ойль флорентийским писателем во время его изгнания во Франции, и "Jardín de flores curiosas" испанского ученого Антонио де Торквемады.

Image/photo
Celio Malespini (Verona, 1531 - 1609) was an Italian writer, forger and adventurer.

A multifaceted character, after serving the Spanish in Flanders, he retired to Italy and was an adventurer, soldier and secretary to princes, specialising in forging writings, diplomatic documents, missives and commercial deeds, so much so that he was considered one of the first professional spies that governments all over Europe began to use.

Retiring to Venice, he published an incorrect and incomplete edition of Torquato Tasso's Gerusalemme liberata on 7 August 1580, unbeknownst to the author, under the title of Goffredo, at the publisher Domenico Cavalcalupo. It is, as Corrado Bologna writes, 'a malicious edition', from which six cantos are expunged - for which only a prose summary is presented -, 'with gaps' in two others and 'with proud typographical mendations'. Malespini subsequently published the poem twice more, the first on 28 June 1581 and the second in 1582, both with Grazioso Percacino.

He is also known to be the author of the Ducento novelle, a work of a certain importance, albeit lacking in synthesis and expository clarity, in the style of Boccaccio, composed in the years 1595-1605 and printed in Venice in 1609. It should be noted that about half of the novelle are plagiarised by various authors such as the Portuguese Jorge de Montemayor, and the Italians Francesco Cieco da Ferrara and Anton Francesco Doni. In relatively recent years, 1944, a selection of Malespini's novellas was published in De Carlo editions.

He also translated Brunetto Latini's Trésor, composed in lingua d'oïl by the Florentine writer during his exile in France, and the Spanish scholar Antonio de Torquemada's Jardín de flores curiosas.

Read more... )

Sat, Jan. 21st, 2023, 10:46 pm
[i]glebo: Таки обновил Тмутаракань...

Поставил тэги на все посты и замутил навигацию по субъектам федерации на главной -- вуаля!! Сильно чешутся руки пополнить коллекцию, так что не удивляйтесь.

Sat, Jan. 21st, 2023, 02:11 pm
[i]is3:

Томас Патрик Китинг (1917 - 1984) - английский реставратор и известный фальсификатор произведений искусства, утверждавший, что подделал более 2 000 картин более 100 различных художников. Общая оценка прибыли от его подделок составляет более 10 миллионов долларов в сегодняшней стоимости.

Китинг родился в Льюишеме, Лондон, в бедной семье. Его отец работал маляром и едва зарабатывал достаточно, чтобы прокормить семью. В возрасте четырнадцати лет Китингу отказали в поступлении в колледж Святого Дунстана в Лондоне. Поскольку его отец едва сводил концы с концами, Китинг начал работать в раннем возрасте. Он работал разносчиком, мойщиком, лифтером и звонарем, прежде чем начал работать в семейном бизнесе в качестве маляра. Во время Второй мировой войны он был призван в армию в качестве кочегара. После Второй мировой войны он был принят на художественную программу в колледж Голдсмитс Лондонского университета. Однако он не получил диплома, так как бросил учебу, проучившись всего два года. На занятиях в колледже его технику живописи хвалили, а оригинальность считали недостаточной. Во время двух лет обучения в колледже Голдсмитс Китинг подрабатывал у реставраторов. Он даже работал у уважаемых "Hahn Brothers" в Мейфэре. Используя навыки, полученные на этих работах, он начал зарабатывать на жизнь реставрацией картин (хотя ему также приходилось продолжать работать маляром, чтобы свести концы с концами). Он выставлял свои картины, но не смог пробиться на художественный рынок. Чтобы показать себя не хуже своих героев, Китинг начал писать картины в их стиле, особенно Самуэля Палмера.

Китинг учился в лондонских Национальной галерее и Тейт.

После того, как Китинг бросил колледж, его подобрал реставратор по имени Фред Робертс. Робертс меньше заботился об этике реставрации произведений искусства, чем другие реставраторы, на которых ранее работал Китинг. Одним из первых заданий Китинга было нарисовать детей вокруг майского дерева на картине 19 века Томаса Сидни Купера, в которой была большая дыра. Большинство реставраторов просто заделали бы трещины, чтобы сохранить подлинность картины. Его карьера фальсификатора началась в мастерской Робертса, когда Китинг раскритиковал картину, написанную Фрэнком Моссом Беннетом. Робертс предложил ему воссоздать одну из картин Беннета. Сначала Китинг создавал копии картин Беннета, но он почувствовал, что может сделать еще больше. Китинг вспоминает, что ему казалось, будто он знает о Беннете так много, что может начать создавать свои собственные работы и выдавать их за работы Беннета. Китинг создал свою собственную работу в стиле Беннета и так гордился ею, что подписал ее своим именем. Когда Робертс увидел эту работу, он, не посоветовавшись с Китингом, изменил подпись на Ф. М. Беннетта и передал ее в галерею Вест-Энда. Китинг узнал об этом только позже, но ничего не сказал.

1962 году Китинг подделал автопортрет Эдгара Дега.

В 1963 году он открыл собственную неформальную школу, обучая подростков технике живописи в обмен на табак или подержанные книги по искусству. Именно здесь Китинг, в возрасте 46 лет, познакомился с Джейн Келли, в 16 лет ставшей его ученицей. Келли очень понравились "уроки" Китинга, и она убедила своих родителей платить Китингу по фунту в день за постоянное обучение. Она особенно привязалась к нему, и в конце концов они стали любовниками и деловыми партнерами. Четыре года спустя они начали совместную жизнь в Корнуолле, где открыли бизнес по реставрации произведений искусства.







Judas Unrepentant with lyrics
by sahajasuka on YouTube

Thomas Patrick Keating (1917 – 1984) was an English art restorer and famous art forger who claimed to have faked more than 2,000 paintings by over 100 different artists. The total estimated of the profits of his forgeries amount to more than 10 million dollars in today's value.

Keating was born in Lewisham, London, into a poor family. His father worked as a house painter, and barely made enough to feed the household. At the age of fourteen, Keating was turned away from St. Dunstan’s College in London. Because his father barely made ends meet, Keating started working at a young age. He worked as a delivery boy, a lather boy, a lift boy and a bell boy before he started working for the family business as a house painter. He was then enlisted as a boiler-stoker in World War II. After World War II, he was admitted into the art programme at Goldsmiths College, University of London. However, he did not receive a diploma, as he dropped out after only two years. In his college classes, his painting technique was praised, while his originality was regarded as insufficient. During Keating's two years at Goldsmiths College, he worked side jobs for art restorers. He even worked for the revered Hahn Brothers in Mayfair. Utilizing the skills he learned through these jobs, he began to restore paintings for a living (although he also had to keep working as a house-painter to make ends meet). He exhibited his own paintings, but failed to break into the art market. In order to prove himself as good as his heroes, Keating began painting in the style of them, especially Samuel Palmer.

Keating studied at London’s National Gallery and the Tate.

After dropping out of college, Keating was picked up by an art restorer named Fred Roberts. Roberts cared less about the ethics of art restoration than other restorers Keating had previously worked for. One of Keating's first jobs was to paint children around a maypole on a 19th-century painting by Thomas Sidney Cooper that had a large hole in it. Most art restorers would have simply filled in the cracks to preserve the authenticity of the painting. His career of forgery stemmed from Roberts' workshop when Keating criticized a painting done by Frank Moss Bennett. Roberts challenged him to recreate one of Bennett's paintings. At first Keating produced replicas of Bennett paintings, but he felt he could do even more. Keating recalls feeling as if he knew so much about Bennett that he could start creating his own works and pass them off as Bennett's. Keating created his own Bennett-like piece, and was so proud of it, that he signed it with his own name. When Roberts saw it, without consulting Keating, he changed the signature to F. M. Bennett and consigned it to the West End gallery. Keating did not find out until later, but said nothing.

In 1962, Keating counterfeited Edgar Degas' self-portrait.

In 1963, he started his own informal school, teaching teenagers painting techniques in exchange for tobacco or second-hand art books. This is where Keating, at the age of 46, met Jane Kelly, at the age of 16, a student of his. Kelly really enjoyed Keating's "class" and convinced her parents to pay Keating a pound/day for full-time instruction. She became especially attached to him and they ultimately became lovers and business partners. Four years later, the two began a life together in Cornwall, where they started an art restoration business.


Read more... )

Sat, Jan. 21st, 2023, 06:19 am
[i]tiphareth: предатели великой россии

Охуенный текст
https://lussien.livejournal.com/262204.html
про то, как западногерманское быдло оставалось нацистами
вплоть до конца 1960-х и дичайше травило тех, кто
участвовал в заговоре против гитрела; причем немецкие
спецслужбы так просто были набраны из недобитых
нацистских палачей.

В ГДР было еще хуже, потому что там денацификацию
просто не производили.

Есть ли какие-то шансы в политике у Навального и
прочей антивоенной оппозиции, я не ведаю, но если
экстраполировать с германской истории, то быдло
запишет их в предатели великой россии навечно.

Когда эти недобитые нацисты из спецслужб
стали убивать на улицах хиппи 1960-х за то, что
те участвовали в мирных акциях протеста,
хиппи организовались в десяток подпольных
революционных ячеек под общим лозунгом
"немецкий эстаблишмент это недобитые нацисты,
их надо убивать". К середине 1970-х эти
великие люди (коллективно известные как RAF)
довели Германию до нервной горячки грабежом
банков и терактами в адрес недобитых
гитлеровцев; верхушку RAF переловили и
без суда убили в тюрьме, якобы самоубийство.
Последнего выжившего участника верхушки РАФ
Хорста Малера, который в 1970-е занимался
строго легальной деятельностью, будучи
судебным защитником Баадера-Майнхофф,
до сих пор держат в тюрьме по смехотворному
обвинению в "отрицании холокоста" и постоянно
пытают, например, отрезали ему ногу.

РАФ, конечно, тоже не ангелы, и ближе к
концу их деятельности стали сознательными
агентами Stasi, то есть тех же нацистов;
логика борьбы штука жестокая и неумолимая,
а терроризм - занятие на редкость безблагодатное.
Но если почитать их биографии, ясно, что это
была дорога в один конец, без каких-либо
ответвлений, от хиппи-пацифистов до убийц
на жаловании одной из самых гнусных
спецслужб мира, и в подобной ситуации любой
честный человек оказался бы там же. Жизнь говно.

Кстати, то же самое случилось с группой Перовской-Желябова,
изначально они были категорически против террора, и стремились
заниматься народным просвещением, в надежде на мирные
политические изменения, но после того, как им методично
перекрыли все легальные каналы просветительской работы
(и одновременно запытали в тюрьмах половину соратников)
террор оказался неизбежен.

В принципе, и Баадер-Майхоф и Перовская-Желябов
оказали западному обществу огромную услугу, сейчас
любителей перекрыть оппозиции все легальные каналы
уже практически не осталось, одна сраная рашка.
То есть либо у вас в стране вполне легально ходят
по домам смешные студентые с брошюрками и рассказывают
широким массам о пользе социализма и трансгендерного
перехода, либо студентов сажают, а они вооружаются и
переходят к ограблению банков и убийствам фашиствующих
элитоидов.

В сраной до этого не дойдет, потому что треть
населения - менты, но остальным государствам показалось
дешевле легализовать оппозицию и сэкономить на ментах.

Ссылочки
https://en.wikipedia.org/wiki/Germany_in_Autumn
https://en.wikipedia.org/wiki/Red_Army_Faction
https://en.wikipedia.org/wiki/Ulrike_Meinhof
https://en.wikipedia.org/wiki/Andreas_Baader
https://en.wikipedia.org/wiki/Socialist_Patients%27_Collective
https://en.wikipedia.org/wiki/Horst_Mahler

Вот тут охуенный альбом музыки про то же самое
https://www.factmag.com/2014/03/07/baader-meinhof/
https://www.youtube.com/watch?v=RBBKFNM3mAs&list=PLQuLcjZ3NpbKoX0DN_PNnwwczMypwCJ1C

Привет

Fri, Jan. 20th, 2023, 12:23 pm
[i]aculeata:

Боюсь я, что верно следующее: коллективным животным или
только людям, кому для счастья, кому во избежание очень
серьезного дискомфорта, нужно иметь "моральную карту", но
не так вообще, а карту окружающей реальности. То есть,
нужен враг и нужно воплощение добра. Это типа юг и север,
назад и вперед, как направления тела формируются у
зародыша. И вещь это абсолютно техническая. (Наука
говорит, что есть еще верх и низ, в смысле, бог и дьявол,
небо и другая бездна, высокое и низкое, встроенные, но
не у всех.) Есть возраст, когда допускается сложность,
если это не выключить, потому подросткам так тяжко
приходится. А дальше с возрастом люди крайне охотно
теряют сложность как что-то болезненное. В полном
сознании это делать неудобно, поэтому теряют для себя
незаметно и благодарны любой возможности это сделать.
Four legs good, two legs bad -- песня счастья.

Поэтому могут "лечить" психотерапевты -- на наивной стадии
практики, когда можно было просто найти, чем перед тобой
виноваты родители, показать врага и направление от него,
у них получалось намного лучше. Поэтому те, кто любит
Путина, любят Путина. У некоторых и выбора нет -- при
их воспитании, кто еще покажет им ВРАГА? Абсолютного
врага, "нацика"? Это пришлось бы искать нынешних левых,
какую-нибудь дискриминацию по признаку небинарности
(потрясающая самореференция, кстати, очень смешно именно
на этом строить бинарность добра и зла). Все-таки далеко,
и пацаны не поймут (то есть, поймут не сразу).

Хорошо бы, конечно, чтоб это было все-таки как-то не так.

Fri, Jan. 20th, 2023, 01:16 pm
[i]is3:

Луиджи Франческо Джованни Пармеджани (1860 - 1945) - итальянский анархист, антиквар, фальсификатор и коллекционер произведений искусства.

Он родился в Реджо-Эмилии в скромной семье и начал работать подмастерьем печатника, а затем ювелиром.

В 1880 году или незадолго до этого он эмигрировал во Францию, где вместе со своим другом и анархистом Витторио Пини основал группу анархистов-индивидуалистов. В 1888 году он отправился в Брюссель, а затем в Лондон и Париж, где неоднократно останавливался с 1888 по 1903 год. В 1889 году он внимательно следил за жизнью депутатов-социалистов Черетти и Прамполини и укрылся в Париже в доме астурийского художника, арт-дилера и коллекционера Игнасио Леона-и-Эскосура (1834-1901).

В конце 19 века он открыл антикварный магазин рядом с Британским музеем вместе с Виктором Марси, коллекционером антиквариата. Он начал отношения с Мари-Огюстин Терезой, дочерью Марси и вдовой Эскосура. После смерти Марси Пармеджани успешно управлял галереей, которую также посещал представитель королевы Виктории по культуре, продавая предметы Британскому музею.

В начале XX века он навсегда покинул Лондон и переехал в Париж, где под псевдонимом Луи Марси приобрел значительное состояние и известность как эксперт по искусству. Здесь он посвятил себя производству и торговле предметами мелкого искусства Средневековья и Ренессанса, предметами, известными как "продукция Марси", которые во второй половине XIX века были востребованы в крупных государственных и частных коллекциях. Историки недавно подтвердили, что это была международная торговля поддельными ювелирными изделиями, оружием, майоликой, мебелью и т.д., рупором которой был журнал Le Connoisseur. Музей Метрополитен в Нью-Йорке хранит некоторые из этих предметов. Для них была придумана фраза "Marcy Fakes", обозначающая эти типы объектов.

Image/photo
Luigi Francesco Giovanni Parmeggiani (1860 - 1945) was an Italian anarchist, antiquarian, forger, art dealer and collector.

He was born in Reggio Emilia to a humble family and started work as an apprentice printer and then as a jeweller.

In 1880 or shortly before he emigrated to France, where together with his friend and anarchist Vittorio Pini he founded a group of individualist anarchists. In 1888 he went to Brussels and later to London and Paris, where he stayed from 1888 to 1903 on several occasions. In 1889, he was attentive to the lives of the socialist deputies Ceretti and Prampolini, and took refuge in Paris at the home of the Asturian painter, art dealer and collector Ignacio León y Escosura (1834-1901).

Towards the end of the 19th century, he opened an antiques shop near the British Museum with Victor Marcy, an antiques collector. He began a relationship with Marie-Augustine Therese, Marcy's daughter and Escosura's widow. After Marcy's death, Parmeggiani successfully ran the gallery, which was also visited by Queen Victoria's cultural representative, selling objects to the British Museum.

At the beginning of the 20th century, he left London for good and moved to Paris, where he acquired a considerable fortune and fame as an art expert under the pseudonym Louis Marcy. Here, he devoted himself to the production and trade of medieval and Renaissance minor art, objects known as 'Marcy production', which in the second half of the 19th century were in demand in major public and private collections. Historians have recently confirmed that this was an international trade in fake jewellery, weapons, majolica, furniture, etc. for which the magazine Le Connoisseur was the mouthpiece. The Metropolitan Museum of Art in New York preserves some of these objects. The phrase Marcy Fakes was coined for him, referring to this type of object.

Read more... )

Fri, Jan. 20th, 2023, 12:45 am
[i]glebo: Vitalija Katunskytė RIP

20 most recent