Николай Храмов
любовь к политике и политика любви
Commenting To 
11.08.2010 23:47 - Нужны ли гражданские свободы для противников гражданских свобод?
О-ля-ля… Коля Алексеев и Коля Баев сотоварищи создают организацию под названием «Статья 282», чтобы добиваться уголовного преследования за «разжигание» для гомофобов. Собственно, ничего нового для меня в этом нет, они давным-давно говорили и действовали в этом направлении. Теперь вот и организация.

Я всегда поддерживал, поддерживаю и продолжу поддерживать Алексеева и других товарищей в том, что касается их борьбы за равноправие ЛГБТ, в частности – в деле продавливания гей-прайда. Но вот эта их двужуха с 282-й статьей – по-моему, это движение в очень неправильном направлении.

При этом я, конечно, далек от того, чтобы, подобно некоторым, тут же начинать истерично обвинять их в «стукачестве» и публично рвать волосы на жопе, причитая: «Больше не вожусь с противными гей-активистами, они себя замарали». Логика «двух Николаев» мне вполне понятна. Понятно мне и то, что такая линия на самом деле вполне укладывается в т.н. «европейский» (а на деле – лево-социалистический) подход: уголовные преследования за гомофобные высказывания, тюремные сроки за отрицание Холокоста (а вскоре, возможно, и Армянского геноцида) и тому подобные прелести. Высказываемую некоторыми критику в стиле «в Европе оно, может, и правильно, а у нас кровавая гэбня, здесь такое опасно» я тоже отвергаю. В конце концов, исходя из такой логики, в России и ПДД нужно отменить, потому что они служат исключительно для глумления над гражданами и обогащения нечестивых гаишников.

Нет, я как раз считаю, что и в Европе такая политика – исключительно вредная штука (и здесь я согласен с Буковским). Я глубоко убежден, что недопустимо преследовать людей в уголовном порядке не только за отрицание Холокоста, но даже и за призывы (голые призывы, сами по себе) типа «бей жидов», «убей пидора» и тому подобную хуйню – до тех пор, естественно, пока в результате конкретных призывов конкретного человека не пострадал другой конкретный человек. Если доказана причинно-следственная связь между надписью «Мочи чурок», сделанной Васей Пупкиным на заборе пятого числа, и убийством конкретной «таджикской девочки», происшедшим на этой улице десятого – то Васю Пупкина следует позвать в тюрьму за соучастие в убийстве в форме подстрекательства, а вовсе не по 282-й статье. Если же такой связи нет – то максимум, что ему должно грозить – штраф за испорченный забор и возмещение стоимости его покраски.

Иными словами – в обществе, где действительно, а не на словах, уважается свобода слова для всех граждан, уголовного преследования за hate speech быть не должно. Иногда такую позицию называют "американской", потому что она является доминирующей в правовой системе США с ее практически безграничным уважением к 1-й поправке. Однако, на мой взгляд, она не имеет географической привязки. Это просто настоящая и последовательная либеральная позиция. Или, если угодно, позиция здравого смысла.

Не устаю в этой связи приводить цитату с сайта Американского союза гражданских свобод (ACLU) по поводу их позиции относительно преследований за hate speech:

Q: I just can't understand why the ACLU defends free speech for racists, sexists, homophobes and other bigots. Why tolerate the promotion of intolerance?

A: Free speech rights are indivisible. Restricting the speech of one group or individual jeopardizes everyone's rights because the same laws or regulations used to silence bigots can be used to silence you. Conversely, laws that defend free speech for bigots can be used to defend the rights of civil rights workers, anti-war protesters, lesbian and gay activists and others fighting for justice. For example, in the 1949 case of Terminiello v. Chicago, the ACLU successfully defended an ex-Catholic priest who had delivered a racist and anti-semitic speech. The precedent set in that case became the basis for the ACLU's successful defense of civil rights demonstrators in the 1960s and '70s.

The indivisibility principle was also illustrated in the case of Neo-Nazis whose right to march in Skokie, Illinois in 1979 was successfully defended by the ACLU. At the time, then ACLU Executive Director Aryeh Neier, whose relatives died in Hitler's concentration camps during World War II, commented: "Keeping a few Nazis off the streets of Skokie will serve Jews poorly if it means that the freedoms to speak, publish or assemble any place in the United States are thereby weakened."

Вот, кажется, всё у нас уже есть, даже Tea Party, «почти» как в Америке. Но где у нас хотя бы одна действительно правозащитная организация, подобная ACLU? Где наш Российский союз гражданских свобод? «Молчит, не дает ответа…»
Comment Form 
From:
(will be screened)
Identity URL: 
имя пользователя:    
Вы должны предварительно войти в LiveJournal.com
 
E-mail для ответов: 
Вы сможете оставлять комментарии, даже если не введете e-mail.
Но вы не сможете получать уведомления об ответах на ваши комментарии!
Внимание: на указанный адрес будет выслано подтверждение.
Username:
Password:
Subject:
No HTML allowed in subject
Message:



Notice! This user has turned on the option that logs your IP address when posting.
This page was loaded Nov 17th 2019, 10:04 am GMT.