Дмитрий Беломестнов
Recent Entries 
14th-Apr-2013 12:00 am - Нидерланды: опубликован отчет о расследовании обстоятельств смерти Долматова в тюрьме в Роттердаме
Официальная версия № 2

Татьяна Волкова
vestnikcivitas.ru
13.04.2013


Во избежание недоразумений хочу еще раз подчеркнуть: факты по данному делу, опубликованные мною ранее, а также вопросы, которые ставлю теперь, не имеют никакого отношения к позиции моего работодателя. Более того, они, по создавшемуся у меня впечатлению, ей противоречат.

17 января Александр Долматов был обнаружен мертвым в камере депортационной тюрьмы в Роттердаме. В соответствии с официальной версией, опубликованной 18 января, Полномочный министр посольства Королевства Нидерландов в Москве г-н Онно Элдеренбошем утверждал, что власти Нидерландов не связывают самоубийство Александра Долматова с отказом в предоставлении ему политического убежища. Представитель министерства юстиции г-жа Шарлотта Ментон также отрицала ответственность своего государства, заявив, что «это личное дело Долматова».

В течение прошедшего с тех пор времени публике подбрасывались версии, связанные с наркотиками и прочими мерзостями, призванными показать всю глубину грехопадения покойного. Не станем копаться в грязи, вылитой за этот период на еще пустовавшую могилу. Взглянем на новую официальную версию, на этот раз от 12 апреля.

На сайте Инспекции безопасности и правосудия Королевства http://www.ivenj.nl/ первым материалом идет отчет о «Расследовании обстоятельств смерти господина Долматова в центре содержания заключенных Роттердама». Вот некоторые выдержки из этого документа:
• «различные организации в иммиграционной цепи на различных этапах дела действовали небрежно»;
• «Долматов был ошибочно помещен в депортационную тюрьму»;
• «действия не были произведены в соответствии с законами и правилами»;
• «медицинская помощь была недостаточной»;
• «несмотря предписание протокола о необходимости консультации с врачом, если такое решение будет принято, это не было сделано»;
• «было произведено автоматическое изменение (в системе)»;
• «иммиграционная полиция действовала небрежно и вопреки Указу об иностранцах»;
• «Долматову не была предоставлена возможность воспользоваться услугами адвоката по его выбору»;
• «дежурный адвокат и Иммиграционная полиция заняли поразительно пассивную позицию по отношению друг к другу в вопросе о задержании Долматова»;
• «после попытки самоубийства Долматова было принято решение – по причинам, неясным для Инспекции безопасности и юстиции – не уведомлять судебно-медицинского эксперта, хотя, по мнению Инспекции для этого, безусловно, имелись основания»;
• «это противоречит внутреннему руководству и должно было быть сделано, по мнению голландской инспекции здравоохранения»;
• «в данном случае, гарантия продления срока законного пребывания не сработала», и т. д.

Документ составлен на нидерландском языке. Мне на мгновение показалось, что речь идет о Суринаме 1980 года, однако вчерашняя дата и имя Александра Долматова вернули меня к повседневности.

Таким образом, в хорошо функционирующей и весьма эффективной правоохранительной системе Королевства Нидерландов, как выяснилось, столь многое пошло наперекосяк. Отчет инспекции вызывает больше вопросов, чем дает ответов. Что это было: трагическая цепь совпадений? Не пора ли теперь спросить: qui bono, в чьих интересах именно в деле Долматова неуклонно и последовательно ломались об колено все правила и предписания?

Можно только приветствовать следующую часть документа: «Принимая во внимание выводы Инспекции безопасности и правосудия, в данном конкретном случае я вижу достаточно оснований для того, чтобы компенсировать возможный ущерб, нанесённый родным господина Долматова в результате его смерти. С родными свяжутся для того, чтобы обсудить размер возможного ущерба». Однако и здесь возникает вопрос: неужели за счет нидерландских налогоплательщиков? Или уже пришел чек из-за океана?

Из трех главных вопросов: компенсация семье, усложнение создания подобных ситуаций в будущем и наказание виновных – документ дает удовлетворительные ответы на два. Это больше, чем то, на что в подобном случае можно было рассчитывать, если бы не разразился скандал. Даже Президент РФ во время своего последнего визита в Нидерланды интересовался ходом расследования гибели этого узника Болотной. И кто знает, возможно, когда-нибудь мы услышим третью, четвертую и пятую официальные версии?


См. также:
Александр Долматов, некоторые выводы
3rd-Mar-2013 05:57 pm - Смерть Александра Долматова: расследование правозащитников, в том числе в Нидерландах
http://mirror-wolfe.livejournal.com/201727.html
http://svpressa.ru/society/article/64868/
15th-Feb-2013 04:06 am - Татьяна Волкова о деле Долматова: продолжение
Виртуальное путешествие в подковерное царство

Татьяна Волкова
vestnikcivitas.ru
14.02.2013


Пора сделать перерыв в публикации дневника предпринятого мною расследования дела об одном убийстве. Во всяком случае, до того, как Нидерланды обнародуют результаты работы своих комиссий, которые, разумеется, ничего не найдут. Факт убийства тоже не установят. Поскользнулся на банановой корке и упал на нож. И так семь раз.

Не убираю из дневника старые записи по этому делу - они отражают ход расследования.

Итак, с самого начала: прочитав о случившемся, я обнаружила некоторые несоответствия. Так, как события подавались, просто не могло происходить на самом деле.

Забот и без того хватает, но не сдержалась, начала понемногу расспрашивать знакомых. Скайп – великая вещь. Знаю по опыту: подробности загадочных дел легче узнать в коридоре суда, чем в зале судебного заседания. В тех странах, где заседания начинаются вовремя, – в буфете суда.

На этом этапе никто ничего толком не сумел разузнать, даже те, кто обычно знают все раньше других. Те разрозненные сведения, которые появлялись, обладали признаками «дезы», причем слепленной на скорую руку. Наиболее осведомленные осторожно предположили: похоже на чью-то спецоперацию, которая пошла не так, как планировалась. Лучше в это дело нос не совать, все равно ничего не разнюхаешь, а прищемить нос могут легко.

Понятно: раз так, то шансов нет. Даже если что-то выясню, расследовать никто не станет. И не опубликует никто. Истории 99% провалившихся спецопераций до публики не доходят, а в том одном (в действительности меньше) проценте случаев, когда скрыть невозможно, 99% информации – сливы оттуда же. Да и с успешными операциями похожая картина.

Пресса - сторожевой пес демократии – знающая свое дело зверюга, и прекрасно натаскана на эту задачу. Сведения о работе специальных служб публикуются на основании сообщений соответствующих центров общественных связей, либо тех же сливов. Политологам и прочим комментаторам иногда позволяется глубокомысленно произнести нечто заковыристое, вроде: «А почему бы не рассмотреть еще вот такую версию» – при условии, что она не имеет отношения к реальности.

А что там происходит в реальности – не наше дело. Несанкционированное обнародование любой информации о работе специальной службы – очень серьезное ЧП, требующее напряжения всех сил контрразведки. Другие разведки также проявляют здоровую любознательность: не завелся ли у соседа «крот»? И на кого он работает?

Что мне как правозащитнику делать, когда права человека, например, его право на жизнь, нарушаются специальными службами? Разделять эти службы на хорошие наши и плохие чужие, либо наоборот, в зависимости от моих политических убеждений? Опустить руки, допустив, что полицию можно принуждать к исполнению закона, а секретным полициям закон не писан?

Повод не соваться, куда не просят, у меня был. В этом деле у меня нет доверителя. Однако если им, кем бы они ни были, сойдет с рук смерть политического беженца, это поставит под угрозу других. В том числе моих доверителей. Работала бы я адвокатом – не мое дело. Но я работаю юристом-правозащитником, и дело это – мое.

И еще – погибший парень был родом из моего детства. Мы с братом – дети оборонки, папа и мама работали в системе Минсредмаш. У нас даже география была не такая, как у однокашников, мы иначе играли в «города»: названия некоторых у нас заканчивались на числительные. И, мне представляется, Александр в соответствии с внутренним фольклором этой системы, как и мои родители, тоже относился к категории СУКИ, т. е. Случайно Уцелевшие Квалифицированные Инженеры. Да и не только поэтому. Было в нем что-то из нашего детства.

Даже не в детстве, а еще задолго до моего рождения на экраны вышел французский черно-белый фильм “Si tous les gars du monde”. В нашем прокате он, кажется, шел под этим же названием: «Если бы парни всего мира». Сюжет: на борту траулера непонятная болезнь начинает косить экипаж. С береговой охраной связаться не удается, капитан в отчаянии подает сигнал бедствия на любительской частоте, и к спасению рыбаков подключаются радиолюбители из разных стран…

У нас по неизвестной причине погиб за рубежом соотечественник, политэмигрант. В отличие, например, от своего тезки-товарища по несчастью Александра Литвиненко, он ни в чем не был замешан (например, не служил в УРПО). Если не принять меры, это может разрастись в эпидемию.

У меня есть друзья, готовые по моей просьбе сунуться к черту в зубы. Своего рода диггеры, знающие пути-дороги в подземелье и в подковерье. Со своими проблемами обычно справляюсь сама, но на этот раз решила, будь что будет, открыла ноутбук, набрала абонента в Скайпе и сказала в микрофон: «Mayday, Mayday, Mayday». На «любительской частоте» – московский провайдер, «родная» сетевая карта, незащищенная операционная система, обычный Скайп. Других гаджетов у меня нет, откуда им взяться? А если без пафоса – просто попросила все хорошенько разузнать, чем-то меня эта трагедия зацепила.

Друзья посовещались и, как нормальные герои, решили пойти в обход. Насчет происходившего в Нидерландах проверить в США, насчет происходившего в США – в Нидерландах.

Поначалу входящая информация носила фрагментарный характер, поэтому я начала описывать ситуацию, как понимала на тот момент. Тут подоспела ретроспектива фильмов Леонида Гайдая, в частности: «Кто нам мешает, тот нам поможет». Любая реакция: поступившие вопросы, то, от кого они поступили, кто, за кем и когда выставил «наружку» – все это давало индикацию «горячо-холодно».

В подобном случае определенной индикацией является также реакция СМИ. Возможностей было две: попытаются облить грязью или будут полностью игнорировать. Я рассчитывала до поры до времени на полный «игнор» со стороны всех, кроме тех, кому по долгу службы положено внимательно отслеживать подобного рода публикации.

Однако в дело вмешался Его величество случай. На мои заметки о причинах смерти Долматова в вестнике CIVITAS обратил внимание писатель Эдуард Лимонов, который процитировал некоторые выдержки в сети. Не обращать внимания на мои заметки несложно, на публикации г-на Лимонова – гораздо сложнее, в сети он раскручен – не остановить.

Попросила отследить распространение статей из ЖЖ г-на Лимонова в сети. Проявились любопытные закономерности. Например, блог г-на Лимонова на газпромовском «Эхе Москвы» обычно остается на главной странице их интернет-сайта в течение всего дня. За исключением тех, где он упоминал о моем расследовании, – эти почти мгновенно уходили в архив. Таким образом, в некоторой степени благодаря Газпром-Медиа, в сочетании с информацией, поступавшей из США и Нидерландов, мне примерно удалось понять картину взаимоотношений РФ, США и Нидерландов в деле о смерти А. Долматова.

В частности, до меня дошли упорные слухи, будто в разведывательном управлении Министерства обороны США интенсивно ищут «крота», который якобы сливает информацию, которую я размещаю в сети. Причем, не до конца доверяют правдивым заверениям российских коллег, что они не имеют к этому никакого отношения.

Хотя то, что я сообщаю, русские могли бы знать только в том случае, если у них есть такие источники, которых у них быть не должно. А если бы и были – не станут же ими рисковать ради памяти Долматова. Здравый смысл говорит американцам, что русские их не обманывают. Однако гложет червь сомнения, не результат ли это борьбы между кланами в России?

Сведений у моих друзей накапливалось все больше, но в совокупности они не имели никакого смысла. Зачем американским оборонным подрядчикам нужны деньги, и как далеко они готовы пойти, чтобы их заработать, я себе представляю. Вряд ли они в этом принципиально отличаются от своих коллег из других стран.

Однако зачем государственным служащим так подставляться, оставалось необъяснимой загадкой.

Поначалу я проработала версию, в соответствии с которой Долматов знал нечто такое, что нужно американцам, потому на него и давили. Русские решили, что нельзя рисковать, что он сломается и, сам того не понимая, наведет на какую-то темную сделку. Потому они его неожиданно убрали, поставив американцев с голландцами в очень неловкое положение. Однако многие упрямые факты в эту версию не встраивались.

Я долго ломала голову над тем, о краже каких секретов могла идти речь. Ключ к разгадке подсказал тот же незабвенный Леонид Гайдай: «Всё уже украдено до нас». После этого все известные мне факты аккуратно встали на свои места.

Друзья добыли гораздо больше фактов, однако на тот момент уже не было возможности их мне передать: прослушка, наружка… А я, как назло, цветными мелками до сих пор не обзавелась, хотя у знака «Осторожно, дети!» меня неудержимо рвет, нет, не как Штирлица на Родину, а просто достать помаду и нарисовать птичку. Одно останавливает: все-таки это слишком жестоко.

Поэтому проверить новую версию я попросила друзей. Те все еще неизвестные мне факты, которыми они располагают, в нее также идеально уложились. В России мы ничего не проверяли, но версия по Гайдаю объясняет и то рвение, с которым американские и голландские государственные служащие дружно бьются за интересы ракетной лавочки покойного Говарда Хьюза и⁄или мультинациональной корпорации, с которой она слилась.

Некоторые из чиновников просто наивно полагали, что прикрывают агентурную сеть, находящуюся «на холоде» в России, путем возложения грехов этих людей на удобного Александра Долматова, который неожиданно для них оказался очень даже неудобным.

Бюрократия не готова адаптироваться к новой глобальной реальности. Если специальные службы будут продолжать растаптывать судьбы людей по тем правилам, о которых они договорились между собой, то через 10-15 лет им составят серьезную конкуренцию межнациональные, религиозные, идеологические и прочие общественные и частные разведывательные сообщества.

По мелочи со мной расквитаются, например, в Америку я, по всей видимости, отъездилась, хотя, начиная расследование, понятия не имела, кто виноват. Попрощаюсь с совершенно нелишними в семейном бюджете подработками в качестве эксперта в американских судах. К счастью, фандрайзингом я давно уже не занимаюсь, и далее не придется, спасибо закону об иностранных агентах. Визу-то мне дадут с удовольствием, просто сама не рискну. Подставить уже пробовали, не под срок, конечно, просто под возможный шантаж. Осознать, что пришло время менять правила игры, у бюрократов займет годы.

Укусами под ковром с хтоническим бульдогом мы обменялись. Счет в этом раунде 1:1. Долматова чудище убило, но, в отличие от публики над ковром, болезненно чувствует, во что это ему уже обошлось.

Смерть Александра Долматова была не напрасной: прежде, чем поступить подобным образом с еще одним политическим беженцем из России, теперь придется хорошо взвесить все «за» и «против». В особенности – «против». Так что жизнь свою он положил за други своя.

Это дело вышло на международный уровень. А в местной перспективе – во всех делах об утечке оборонных секретов, в которых обвиняются инженеры или ученые, давно пора присмотреться к материальному благосостоянию соответствующих руководителей и особистов. Дорогие пользователи интернета, в шанхайских банках, к примеру, ни у кого случайно нет знакомых?
9th-Feb-2013 11:58 am - Татьяна Волкова о деле Долматова — российско-американский след
Байка из курилки

Татьяна Волкова
vestnikcivitas.ru
09.02.2013


Закончился дебрифинг полковника ден Драйвера. Потрясли кое-кого в военной разведке. Даже с представителем одного из подразделений Рейтеон побеседовали. Успокоились. Эта Волкова ничего толком не знает, да и откуда ей в Москве что-то знать, когда сами голландцы только сейчас что-то толком узнали. Вот и мелет всякую чушь. Например, будто ден Драйвер на родину со своим паспортом летал. А вот и нет, а вот и нет! Так что концы подчищены, можно вздохнуть с облегчением.

Очень хорошо, пускай отдохнут после трудов праведных. В Нидерландах мы немножко порылись, за океаном тоже – самую чуточку. Пора и честь знать, посмотрим, что у нас дома происходит. Но тоже самую чуточку. Борьбой с коррупцией занимаются другие юристы, и копаться в этом не буду. Борьба с преступностью – тоже не мой профиль. Просто любопытно взглянуть на еще одну матрешку, совсем русскую. На короткое время забираюсь не в свою область, поэтому расскажу эту историю в виде байки.

Чем обычно занимается крупная государственная корпорация в наших краях? Понятно чем, начальство пилит ресурсы. В тех отраслях, где ощутимая часть ресурсов – это секретные разработки и ноу-хау, начальство находит иностранных партнеров, передает разработки им, оплата в Россию не заходит, все кладут в банк прямо на месте. Удобно. И отмывать не требуется, денежки под защитой, ну скажем, РУМО*. Надежнее еще не придумали, круче Форт Нокса.

Но завистников хватает, задницу прикрывать надо, поэтому время от времени ловят, например, ученого, который опубликовал где-то статью или прочитал лекцию, сажают его за шпионаж, и всю утечку, усушку и утруску списывают на него.

Схема работает, но хлопотно. Слишком много участников, откаты большие, многим исполнителям приходится все прямо говорить и пальцем показывать, но все равно как-то неубедительно. Еще адвокаты под ногами путаются, коллеги и сочувствующие письма пишут.

На то и крупная государственная секретная корпорация, чтобы разрабатывать собственное ноу-хау. Например, что может быть лучше, чем внедрить к иностранным клиентам своего перебежчика? Гони туда, что хочешь – это он, гад, Родину продал, и наши разработки тоже. Старое тоже шито-крыто: кто знает, сколько лет он на супостата работал до того, как перебежал?

Для клиента опять же лафа: мы ничего не украли и краденого не покупали, у нас здесь конструктор-иммигрант работает, дома ему толком работать не давали, вот он в наших тепличных условиях и расцвел. Циолковский отдыхает.

Нашли молодого романтичного парня, сказали, внедрим тебя к вражеским конкурентам под личиной перебежчика. Парень Родине помочь всегда готов, но психологически непригоден. Стыдно ему, предателем будут считать, как он людям в глаза будет смотреть? Инженер он, а не шпион.

Ничего страшного. Центр «Э» работает не за страх, а сами понимаете за что. Да и что за проблема - выдавить нацбола из России? Солдатских причин докопаться хватает.

Выдавить-то его выдавили, но он и там уперся: лучше, говорит, буду в порту грузчиком пахать, чем для буржуинов ракеты делать.

Корпорация своему партнеру, назовем его для примера Маркус Ниман (Marcus Niemann) сообщает: мы свое сделали, легенда у пионера идеальная, он действительно у нас работал, из России мы его за наш счет выгнали, теперь вы дожимайте.

Партнер, или лучше назвать его Роберт Бьюкенен (Robert Buchanan)? Не решила еще, как красивее. В общем, представитель фирмы, не будь дурак, подтягивает своего парня из РУМО. Своего парня назовем условно Джеймс Дарби (James Darby). Расскажи начальству байку, будто срывается важная международная операция. У вас типа на грани провала особо ценный источник в России, но есть пионер, на которого можно перевести стрелки. Мы-то с тобой знаем, какой там провал, все схвачено. Дело в другом, пионер какой-то стеснительный. И несет какую-то чушь. Так что подскочи на место, реши вопрос. Джеймс, конечно, успокаивает: не о чем беспокоиться, вы же знаете, наше начальство завсегда с превеликим удовольствием. А место где?

Там-то и там-то, в общем, в Европе, посмотри на глобусе. Свои люди там есть? Не проблема, мы же знаем здесь одного оттуда. Кажется, Петером Гюнтом (Pieter Gynt) зовут, хотя там его под другим именем знают, а он уже прочих местных подтянет. Местные там дармовые, у них вместо голов головки сыра, так что ради спасения в дикой России ценного агента союзников костьми лягут, последним косяком поделятся. Короче, подъезжайте, и вопрос надо решить однозначно.

Не вопрос - русского уговорить в Америку уехать и бабло взять. Да все они за бабло и за Америку удавятся. И другие варианты можно придумать, по-любому впишется.

Вот братки и подъехали. Глобус хороший оказался, нашли быстро. Пионер за бабло и за Америку давиться не стал, но пока уговаривали, понял много лишнего. О взаимоотношениях своего бывшего начальства с перспективным нынешним и наоборот. Кое о чем он и раньше догадывался. Пришлось удавить. Не проблема, крыша – выше не бывает, сто процентов отмажут.

Не знаю, следует ли продолжение? Или с этого места пора уже другим людям продолжить?
_______________________
* Разведывательное управление Министерства обороны США.

ДОПОЛНЕНИЕ
См. также: http://vestnikcivitas.ru/docs/2804
6th-Feb-2013 06:54 pm - Дело Долматова: американский след
Дело Долматова. Продолжение следует

Татьяна Волкова
vestnikcivitas.ru
06.02.2013


Сожалею, что после (не утверждаю, что в результате) моей последней публикации по делу Долматова Министерству иностранных дел Нидерландов пришлось убрать со своего официального интернет-сайта страницу об их военно-воздушном атташе в США. По слухам, пока не подтвержденным, военного дипломата отзывают домой. Во избежание недоразумений спешу сообщить, что посольству Королевства Нидерландов в Москве известно, как со мной связаться, и если полковник ден Драйвер полагает, что я необоснованно задела его офицерскую честь, то жду приглашения в суд. Зубная щетка уже упакована, и я готова вылететь в Амстердам первым же рейсом.

Чтобы вновь не обеспокоить голландцев, перенесем внимание за океан. По сравнению с Нидерландами, где глубоко укоренилось уважение к правам человека, что-то выяснить в США оказалось гораздо сложнее: война с террором, отечество в опасности… Тем не менее, приличные люди есть везде. Более того, они везде в большинстве. Поэтому со дня на день ожидаю очередного просвета в этом деле.

Сведем результаты предварительных опросов ведущего конструктора Александра Долматова, проведенных в Нидерландах, к краткому выводу: объект не пошел на контакт. Предложение по трудоустройству в полумифической ракетной программе Нидерландов также не вызвало у Александра энтузиазма.

Попытка – не пытка. Голландцы попытались, ничего не получилось, отрицательный результат – тоже результат. Не больно-то и хотелось. Однако кое-кому другому хотелось, и даже очень.

Для решения этой проблемы из США в Нидерланды, по слухам, вылетела странная троица. Один - с дипломатическим паспортом Королевства Нидерландов, выписанным на его собственное имя, которое я уже опубликовала. Двое других – с американскими служебными паспортами. Пока удалось выяснить две существенные подробности.

Во-первых, паспорта спутников полковника ден Драйвера – настоящие. То есть пересечение границы на въезде в Нидерланды для группы, состоявшей из двоих американцев со служебными паспортами в сопровождении военного дипломата Королевства Нидерландов, аккредитованного в Вашингтоне, осуществлялось по соответствующей процедуре и вряд ли оставило след в документации пограничной полиции.

Эти паспорта были выписаны в качестве документов прикрытия. То есть на псевдонимы. Таким образом, нидерландские следователи столкнутся с еще одной серьезной проблемой – при установлении личностей этих людей. Тем не менее, я не теряю надежды и в этом им помочь.

Во-вторых, только один из американцев имел право пользоваться подобным документом, так как принадлежит к разведывательному сообществу США.

Лидер группы такого права не имел. Он представляет частную лавочку. С точки зрения нормативных взаимоотношений бизнеса и государства он вообще не имел права вовлекать государственных служащих, как США, так и Нидерландов, в свои делишки.

Интерес этого человека к Долматову был обусловлен всего лишь тем обстоятельством, что корпорация, где он трудится в качестве менеджера высшего звена, конкурирует на некоторых рынках с ОАО «Корпорация «Тактическое ракетное вооружение», где Долматов работал в должности ведущего конструктора. Активный интерес лидера группы (пока что назовем его R.B.) к Александру Долматову послужил основанием для возникновения этой ситуации, из которой не знают, как выпутаться власти США, Нидерландов и России.

Участие в международной спецоперации пусть влиятельного, но даже не дилетанта, а просто коммерсанта в качестве заказчика-руководителя разведчиков привело к непоправимой ошибке, после чего смерть Александра Долматова стала неизбежной.

Профессионально непригодные люди работают не только на государства, в частном бизнесе их тоже хватает. Однако если бы я писала шпионский роман, ни один редактор не пропустил бы следующий эпизод. В книгах такого просто не бывает.

R.B. знал, что Долматов ненавидит представителей спецслужб. Поэтому, в надежде привлечь его на свою сторону, убедить, что никакого отношения к спецслужбам не имеет, и продемонстрировать материальные преимущества возможного сотрудничества, R.B. дал ему свою визитную карточку. Настоящую.

Я не спрашиваю, кто позволил американцу, путешествовавшему под легендой и документами прикрытия, иметь при себе свои настоящие визитные карточки. Полагаю, что этот вопрос если еще не задали, то в ближайшее время зададут сопровождавшему его агенту. Скажем, после того, как переведут на английский эту заметку.

После того как Долматов прочитал, что написано на карточке, у него оставалось две возможности остаться в живых: согласиться на предлагаемый переезд в Тусон, штат Аризона, или вернуться в Королев и все рассказать. Других вариантов не оставалось: бизнес, ничего личного. Эту тему я раскрою в дальнейшем. Первый вариант не устроил бы некоторых русских, второй – некоторых американцев.

Предыдущую статью я завершила пожеланием царствия небесного почившему Александру Долматову. Самоубийцы, как и убийцы, Царства Божьего не наследуют.

Итак: царствие небесное рабу Божьему Александру и искренние соболезнования семье.

Продолжение следует.
4th-Feb-2013 08:19 pm - Дело Долматова: голландская оппозиция подозревает военно-воздушного атташе в работе на РФ
Дело Долматова. Все только начинается?

Татьяна Волкова
vestnikcivitas.ru
04.02.2013




Полковник Антон ден Драйвер (Anton den Drijver)

Тело Александра Долматова доставлено на Родину. Он, по всей видимости, будет похоронен в закрытом гробу. Таким образом, независимая патологоанатомическая экспертиза проведена не будет.

Остается последняя возможность официально установить, что произошло с Долматовым в Нидерландах. Представителю семьи необходимо обзавестись соответствующей доверенностью, заверить ее в консульском отделе посольства Королевства Нидерландов в Калашном переулке и вылететь в Амстердам. Там следует начать судебную процедуру. Детальную консультацию я готова предоставить, разумеется, бесплатно. Для этого достаточно записаться ко мне на прием*.

В свое время я упомянула, что голландские журналисты, возможно, опубликуют результаты расследования, если у AIVD на них ничего нет. Именно это я и имела в виду. Однако лидер партии, в которой состоял г-н Долматов, предположил, что «тут Татьяна Волкова проговорилась, назвала спецслужбу занимавшуюся Долматовым. И, по моему мнению, проговорилась намеренно».

Гадать, что я имела в виду или на что намекала, не имеет смысла. На суде потребуется задать несколько вопросов. Например, имеет ли право военная разведка Нидерландов (MIVD) разрабатывать беженцев, находящихся на территории Королевства? Не собственных военнослужащих в рамках контрразведывательной деятельности, а политических беженцев.

Или зачем в разгар истории с Долматовым прилетал в Нидерланды Военно-воздушный атташе, заместитель Военного атташе Королевского посольства в Вашингтоне полковник Антон ден Драйвер (Anton den Drijver)?

Действительно ли г-н Долматов был незаконно переведен в депортационный центр из содержания в полиции под стражей для обеспечения безопасности по просьбе этого бравого летчика? Если нет, то как объяснить, что под соответствующим документом стоит подпись полковника ден Драйвера?

Кто были лица, сопровождавшие полковника, в том числе иностранцы? Назовите, пожалуйста, имя и должность лица, ходатайствовавшего в полиции об исполнении просьбы г-на ден Драйвера. Не кажется ли вам, что это высокопоставленное лицо превысило свои полномочия? Что это лицо получило взамен за столь явное нарушение закона? Если это лицо до сих пор не установлено, то почему? Если я вам назову фамилию и должность, то сможете ли вы это подтвердить либо опровергнуть?

В общем, вопросов можно подготовить на несколько страниц. Попытка сослаться в нидерландском суде на военную тайну особым успехом пользоваться не будет, это независимый суд, а не повесть Аркадия Гайдара.

Неужели в России всем уже все равно, и потихоньку копаться в этой истории будет только голландская оппозиция, в которой уже шепчутся, что если подтвердится работа ден Драйвера на русских, то это свалит правительство?

Оппозиции в Нидерландах тоже не приходит в голову, что ответственную дипломатическую должность в Вашингтоне может занимать бравый летчик, просто не отличающийся особыми умственными способностями.

Наше правительство, конечно, договорилось с голландцами, что все останется шито-крыто, так лучше для всех. Для всех правительств – возможно, но гражданам не советую зарекаться, каждый может оказаться в положении Александра Долматова. И члены правительства тоже. Раскрытие правды поможет избежать хотя бы части подобных трагедий в будущем. Призывы к объективному расследованию не помогут, расследование должна проводить заинтересованная сторона.

Панихида будет гражданская; тем не менее, царствие небесное рабу Божьему Александру и соболезнования семье.
_________________________________
* Автор статьи, Татьяна Вячеславовна Волкова – юрисконсульт ООД «За права человека».
24th-Jan-2013 10:25 pm - Татьяна Волкова: я точно знаю, что произошло с Александром Долматовым
Мне больше всех надо?
Я точно знаю, что произошло с Александром Долматовым


Татьяна Волкова
vestnikcivitas.ru
24.01.2013



Одно из многих задержаний Александра Долматова на Триумфальной площади. Фото: vk.com

Я не была знакома с Александром Долматовым, и не разделяю экзотических взглядов г-на Лимонова.

Голландцев считаю очень милыми и порядочными людьми. Посольство Королевства Нидерландов находится неподалеку от нашего офиса, и я не хочу ссориться с хорошими соседями.

Более того, я понимаю и разделяю соображения тех людей, которые просили службу разведки и безопасности Нидерландов поработать с г-ном Долматовым. Российская оборонка не очень разборчива в выборе клиентов, и тактические ракеты российского производства зачастую попадают в руки, в которые попадать не должны.

Мало кого на Западе интересуют производственные секреты устаревших систем вооружения. Однако ракеты убивают, и любая, казалось бы, мелочь, такая как габариты и маркировка ящиков, может помочь в пресечении контрабанды и спасти жизни людей.

Сведения о возможных путях утечки технической документации, миграции специалистов, о поступивших заманчивых предложениях по трудоустройству в жарких странах и на неконтролируемых территориях также чрезвычайно важны. Например: «Опишите, пожалуйста, загорелых брюнетов, регулярно ошивающихся вокруг вашего конструкторского бюро».

В общем, «войну с террором» никто не отменял, и интерес к г-ну Долматову вполне понятен, обоснован и легитимен. Если бы им не заинтересовались – была бы причина для беспокойства.

Проблема в другом. Г-н Долматов – не перебежчик. Он прибыл в Нидерланды в поисках политического убежища, для получения которого имел все основания. Меня беспокоит оправдание грубого нарушения гуманитарного права «высшими соображениями» международной безопасности.

Защитить жизнь г-на Долматова мы не сумели, но у нас есть оправдание: он к нам не обращался, его друзья подключением наших возможностей, хотя бы в рамках направления рекомендательного письма с обоснованием политического характера его преследования, не воспользовались. В ином случае трагедия была бы предотвращена.

Тем не менее, если мы не защитим на Западе честь погибшего гражданина России, мы потеряем моральное право обвинять в подобных преступлениях российский режим, а также поставим под угрозу безопасность политических беженцев в будущем.

После предыдущей публикации на эту тему мне задавали вопросы, идет ли речь о новости или о моей версии событий.

Мне казалось, что все просто: в случае версии, ее корректное изложение предполагает хотя бы упоминание об альтернативных версиях. Альтернативных версий у меня нет, потому что мне точно известно, что и почему произошло с Александром Долматовым, однако я сознательно использовала завуалированные формулировки, чтобы не раскрывать свои источники.

Причем я сопоставила сведения, полученные из не связанных между собой закрытых источников. Видите ли, мои коллеги-юристы имеют обыкновение работать для самых неожиданных лиц и организаций, знакомых коллег у меня много, и обычно мне удается удовлетворить свою любознательность. Поэтому я много лет не смотрю телевизор, не читаю газет… вот и не приходится стряхивать лапшу с ушей.

Могли ли меня дезинформировать? Теоретически можно дезинформировать кого угодно, но очень любопытно взглянуть на уроженца благополучных Нидерландов, у которого нечто подобное прошло бы со мной. Похитрее видали. В течение долгих лет мне приходится проводить в судах гораздо больше времени, чем хотелось бы. В 90% случаев я представляю обычных граждан против тех, у кого «все схвачено, за все заплачено», либо против государственных органов. Если бы я не умела отличать версии от фактов, а надежные свидетельства от ангажированных, то мне было бы нечего делать в профессии.

Таким образом, как ни странно, версия г-на Лимонова, если отбросить гиперболы, связанные с мотивами «злодеев», физическими пытками и физическим присутствием в помещениях закулисных фигур, подтверждается неопровержимыми фактами. Что, в сущности, неудивительно: помотало писателя по миру, лет ему немало, иллюзий осталось немного, да и те, в основном, идеологического свойства.

В этой трагедии есть герой, но злодеев нет. Есть коллизия интересов глобальной безопасности и международного гуманитарного права. Есть проблема профессионализма определенных сотрудников специальных служб небольшой благополучной страны. Сотрудники голландских спецслужб - люди старательные, особенно когда их об этом просят заграничные друзья. Например, в свое время они с таким же рвением выполнили дружескую просьбу отпустить Абдул Кадыр Хана, укравшего ядерные секреты Королевства Нидерланды. В результате мир получил первую исламскую атомную бомбу. Эта бомба еще не взорвалась, но на грабли сотрудники службы разведки и безопасности исправно продолжают наступать. Обычно это их внутреннее дело.

Но права человека к внутренним делам государства не относятся. Субъективно правительство Королевства мне гораздо более симпатично, чем наше. Следует ли из этого, что нам следует поступиться правами нашего беженца?

Я утверждаю, что г-ну Долматову должно было быть предоставлено политическое убежище, которое полагалось ему по закону. Убеждена, что недопустимо использовать судебную систему для оказания давления на беженца. Вербовочный подход можно было осуществить после того, как он получил то немногое, что ему причиталось. Попытка сломать человека – далеко не самый эффективный метод склонения к сотрудничеству. Могли сыграть на чувстве благодарности, например. Дуболомы. В результате – провал операции и смерть ни в чем не повинного инженера.

Мы написали открытое письмо, адресованное послу Королевства Нидерландов г-ну Келлеру. Г-н посол получит из Гааги ответ и перешлет его нам. Содержание будущего ответа, к сожалению, знаю заранее: было проведено тщательное расследование, факты не подтвердились, контролеру, который допустил происшествие, поставлено на вид, диагноз сообщат семье, пишите нам еще. Семье сообщат, что г-н Долматов покончил с собой в результате депрессивного состояния, связанного с проблемами адаптации. Примерно представляю себе, и что будет написано по-латыни. Это будет очень вежливый ответ, потому что он придет из Нидерландов. В аналогичных случаях из Великобритании, Израиля, США или Франции приходят менее вежливые ответы.

В любом суде Королевства я бы доказала свою позицию за одно заседание. Но я не следователь местной полиции и не прокурор. Поэтому – пишу, что еще остается делать? Получу ответ, аккуратно подошью в папочку, добавлю кое-что из того, что у меня собрано по этому делу, и перешлю в Амстердам журналистам, занимающимся независимыми расследованиями.

Может быть, у них что-нибудь получится. Непременно получится, если у AIVD* на них ничего нет. Хотя даже если нет – возможны договоренности, сливы, предложат другой эксклюзив…

Руки опускаются, но это нормально, к вечеру они всегда опускаются. Завтра на работу, надо помогать тем, кому еще можно помочь.

________________________________________
* Общая служба разведки и бзопасности (голл.: Algemene Inlichtingen ru Veiligheidsdienst) Королевства Нидерландов.
23rd-Jan-2013 04:56 pm - Открытое письмо правозащитников послу Королевства Нидерландов в Российской Федерации
Открытое письмо послу Королевства Нидерландов в Российской Федерации

Вестник CIVITAS
23.01.2013



Александр Долматов. Фото: frallik.livejournal.com

Посольство Королевства Нидерландов

Г-ну Роналду Келлеру,
Чрезвычайному и Полномочному послу в Российской Федерации

115127 г. Москва, Калашный переулок, 6

Ваше Превосходительство, господин Посол!

Вам, разумеется, известно о трагедии, произошедшей в Нидерландах с соискателем политического убежища г-ном Александром Долматовым.

В нашем несовершенном мире Королевство Нидерландов считается одним из редких образцов государств, характеризующихся неукоснительным соблюдением прав человека и верховенства закона.
Однако неуклюжие действия сотрудников разведки и безопасности страны неоднократно вызывали возмущение общества и вынуждали краснеть правительство.

По обстоятельствам гибели нашего соотечественника мы тщательно изучили различные мнения, в том числе, в Вашей стране, что выявило факты, вызывающие нашу глубокую обеспокоенность.

Вкратце эти обстоятельства сводятся к следующему: на г-на Долматова, по специальности ракетного конструктора, оказывалось давление с целью убедить его поменять статус соискателя политического убежища на перебежчика.

Статус перебежчика и связанная с этим сделка, разумеется, влечет за собой материальные преимущества, несопоставимые с условиями, предоставляемыми политическим беженцам, однако налагает и определенные обязательства. Так или иначе, как нам известно, г-н Долматов от сделки категорически отказался.

В результате своего отказа, по имеющимся сведениям, г-н Долматов подвергся шантажу. Ему якобы сообщили, что до российских властей может быть доведена ложная информация о том, что г-н Долматов якобы выдал сведения, содержащие государственную тайну, и если он будет продолжать упорствовать, то в политическом убежище будет отказано, и он будет депортирован в Россию.

Особое беспокойство вызывает манипулирование решением первой судебной инстанции об отказе в политическом убежище.

Заверяем Вас, что в соответствии с законами Королевства Нидерландов и международным гуманитарным правом г-н Долматов обладал неоспоримыми основаниями претендовать на политическое убежище в первой же безопасной стране.

В связи с этим не вызывает никаких сомнений, что решение об отказе было бы отменено судом второй инстанции.

Тем не менее, в силу своей наивности беженец этого не осознавал. Совершенные им две попытки суицида, казалось бы, должны были навести на мысль о прекращении психологического давления, а также об экстренном оказании профессиональной психологической помощи.

Однако в силу недостаточной профессиональной пригодности ответственного сотрудника Министерства Внутренних дел и по делам Королевства, отчаяние беженца было истолковано как признак того, что он вот-вот сломается и согласится на сделанное ему предложение. Психологическое давление не было прекращено, и привело к суициду этого человека, находившегося в сфере заботы и ответственности Министерства внутренних дел Королевства Нидерландов.

Судя по содержанию заявления вашего сотрудника - Полномочного министра посольства Королевства Нидерландов в России г-на Онно Элдеренбоша, Гаага, вероятно, не располагает теми сведениями, которые сейчас активно обсуждаются.

Это обстоятельство особенно печально в виду того, что некоторые подробности этой истории дошли из Зутермера, откуда до министерства Иностранных дел Королевства можно добраться за четверть часа.

Силы реакции в нашей стране пропагандируют лживое утверждение, будто бы специальные службы повсеместно могут безнаказанно творить беззаконие, и дело Долматова якобы является актуальным примером.

Мы далеки от мысли, что руководство специальных служб Королевства Нидерландов могло санкционировать подобную неумную операцию, будучи посвященным во все детали.
Однако никто не станет возражать, что объективное расследование необходимо. Виновные должны, если их вина будет доказана, понести заслуженное наказание.

Если же криминальная вина данных должностных лиц не будет установлена, то Министерство внутренних дел и по делам Королевства, а также Министерство обороны Вашей страны только выиграют, уволив профессионально непригодных сотрудников.

И, наконец, последнее по порядку, но не по важности, соображение. Кто-то должен поддержать семью г-на Долматова, потерявшую кормильца.

Убеждены, что Вы, Ваше Превосходительство, несомненно, донесете эту обеспокоенность до сведения Вашего Правительства.

С уважением,

Татьяна Волкова, юрисконсульт Общероссийского общественного движения «За права человека»

Евгений Ихлов, ответственный секретарь Общественного Экспертного совета Общероссийского общественного движения «За права человека»



Mr. Ronald Keller,
Extraordinary and Plenipotentiary Ambassador to the Russian Federation

The Royal Netherlands Embassy
6 Kalashny lane, 115127 Moscow


Your Excellency,

You are, of course, aware of the tragedy that took place in the Netherlands involving the asylum seeker Mr. Alexander Dolmatov.

In our imperfect world, the Netherlands are considered to be one of the rare specimens of countries who are characterized by their strict observance of human rights and the rule of law. However, certain clumsy actions of the intelligence and security community of the country have repeatedly provoked indignation of the Dutch society, and embarrassed the government.

With regard of the circumstances of the death of our compatriot, we carefully studied the various views, including those in your country, which revealed evidence of grave concern. Very briefly, these circumstances are as follows:

On Mr. Dolmatov, an engineer who conceptualized missiles was applied pressure to persuade him to change his status of asylum seeker to defector.

Defector status and the related deal, of course, leads to tangible benefits, uncomparable with the conditions provided to political refugees, but imposes certain obligations. Anyway, Mr. Dolmatov, as we know, refused the deal.

As a result of his refusal, Mr. Dolmatov was reportedly subjected to blackmail. He was allegedly told that the Russian authorities would be provided with false information that Mr. Dolmatov revealed Russian state secrets, and if he continues to persist, the asylum will be denied, and he will be deported to Russia.

Manipulation of the intelligence agency against the due course of justice in order to achieve a court decision to refuse asylum, is of course, of particular concern.

We assure you that, in accordance with the laws of the Netherlands and international humanitarian law, Mr. Dolmatov had had indisputable reasons to claim asylum in the first safe country.

In this regard, there is no doubt that the decision would be reversed on appeal. However, the refugee because of his naïveté was not aware of that. He committed two suicide attempts. It would seem to suggest cessation of psychological pressure, as well as an emergency provision for professional psychological help.

However, due to lack of professional competence of the responsible Ministry of the Interior and Kingdom Relations official, the refugee’s despair has been interpreted as a sign that he was about to break and become more open to the offer. Psychological pressure continued, and led to the suicide of the man while in the care and the responsibility of the Ministry of the Interior and Kingdom Relations of the Netherlands.

Judging by the content of the statement of your staff, the Minister Plenipotentiary of the Embassy of the Netherlands in Russia Mr. Onno Elderenbosch, The Hague does allegedly not possess the information which is presently being actively discussed.

This is particularly unfortunate in view of the fact that some of the details of the story came to us from Zoetermeer, from where the Ministry of Foreign Affairs can be reached within fifteen minutes.

The forces of reaction in our country are propagating their false assertion that special services everywhere in the world are practicing brutal lawlessness with impunity and the Dolmatov case is just one recent example. We are far from thinking that directors of the special services of the Netherlands could authorize such an unwise operation being initiated into all the details.

No one would argue that an objective investigation is necessary. Those responsible should, if found guilty, be punished.

If criminal guilt of these officials cannot be established, the Ministry of Interior and Kingdom Relations and the Ministry of Defence in your country would be better off without professionally unfit employees within their ranks.

And the last, but not the least consideration: someone has to support the family of Mr. Dolmatov who lost a breadwinner.

We are convinced that you, Your Excellency, can certainly bring these concerns to the attention of your Government, and we are kindly asking you to do so.

Faithfully yours,

Tatiana Volkova, legal adviser,
All-Russian public movement “For human rights”

Yevgeny Ikhlov, executive secretary of the Public Advisory Council,
All-Russian public movement “For human rights”
20th-Jan-2013 08:24 pm - Версия Татьяны Волковой относительно причин смерти Александра Долматова
«Смерть Кибальчиша»
Настоящая причина смерти Александра Долматова


Татьяна Волкова
vestnikcivitas.ru
20.01.2013


Хотелось бы снова подчеркнуть: я не журналист, и не занимаюсь журналистскими расследованиями. Смерть Александра Долматова вызвала у меня, кроме человеческого сочувствия, профессиональное желание разобраться в юридической стороне дела, в котором было, как минимум, две странности: во-первых, вопиюще необоснованный отказ Королевства Нидерландов предоставлении политического убежища и, во-вторых, необычайная скорость процедуры.

Поэтому я не поленилась обзвонить несколько обычно хорошо информированных европейских коллег-юристов. Выяснилось, что узнав о профессии Долматова, его делом занялся представитель спецслужбы. Я знаю, какой именно, но упоминать здесь об этом не стоит, так как вряд ли многие из читателей сумеют назвать хоть одну спецслужбу этой страны. Однако, что при этом курил новоявленный Джеймс Бонд, можно догадаться, исходя из местной специфики. В сочетании со злоупотреблением фильмами про шпионов это может сыграть злую шутку.

Долматову было предложено участвовать в ракетной программе Нидерландов. Существует ли такая программа, доблестный разведчик сам не знал. В стране и без того развернуты Томагавки, Пэтриоты и все, что требуется.

Долматов отказался, и правильно сделал. Вне зависимости от политических убеждений и желания или нежелания помочь своей новой родине, беженец либо претендует на политическое убежище, либо на сделку в качестве носителя секретов; а смешивать два эти ремесла категорически не рекомендуется, чтобы окончательно не запутать миграционную службу.

Разведчик секретов тоже не знал, он работал с территории, и понятия не имел, что все, что Долматов знает – давно не секрет. К своему несчастью, этого не знал и Долматов, который совершенно логично полагал, что если он – носитель секретов, то в процессе своего участия в (мифической) ракетной программе так или иначе выдаст местным коллегам уровень своей осведомленности.

Еще немного покурив, разведчик высмотрел в старом голливудском фильме блестящую двухходовую комбинацию и решил поиграть в больших мальчиков. Он заявил Долматову, что может слить российским спецслужбам дезинформацию, будто Александр поет, как канарейка, и если тот и после этого не согласится на сотрудничество, то обеспечит депортацию бедняги обратно в объятия ФСБ.

Голландский адвокат Долматова догадывался, что происходит что-то неладное. Он предлагал Александру все ему рассказать с тем, чтобы районный суд запретил доблестному разведчику даже приближаться к населенному пункту, где находится Долматов.

При таких обстоятельствах получение подобного решения в законопослушном Королевстве Нидерландов заняло бы у меня минут пятнадцать. Местному адвокату потребовалось бы гораздо меньше времени и усилий. Однако Александр Долматов был воспитан там, где был воспитан, и был убежден, что сильнее кошки зверя нет.

Чем это закончилось – мы знаем. Пресса, в том числе европейская, широко освещает эту историю, но пока никто не поинтересовался, что же произошло в действительности.

Я уже не раз писала о политическом убежище: в связи с делом Развозжаева, в связи с сотрудничеством немецкой федеральной полиции с КГБ Республики Беларусь… Неужели человеку, принимающему судьбоносное решение, так сложно анонимно прислать кого-то посоветоваться со специалистом? За спрос денег не берут.

У семьи Долматова есть все основания для возбуждения уголовного дела в отношении сотрудников нидерландских спецслужб по факту доведения до самоубийства, превышения служебных полномочий и лжесвидетельства.

К сожалению, превышение допустимой степени идиотии при исполнении служебных обязанностей не наказуемо.

Наших джеймсов бондов это тоже касается: коль уж фабрикуете дела по Болотной площади, то хотя бы ознакомьтесь сперва с личными делами фигурантов. Или сами же ракетные секреты пропили, а потому точно знали, что Долматова можно спокойно рассекретить?
19th-Jan-2013 12:33 pm - Заявление Координационного Совета российской оппозиции в связи с трагической гибелью А. Долматова
Заявление Координационного Совета российской оппозиции в связи с трагической гибелью Александра Долматова

18.01.2013

Текст заявления:

17 января в Нидерландах покончил с собой гражданин России Александр Долматов, которому несколькими днями ранее было отказано в ходатайстве о международной защите.

Мы считаем, что вина за смерть этого человека лежит на властях Российской Федерации, вынудивших его покинуть территорию страны.

В то же время мы выражаем озабоченность действиями властей Королевства Нидерланды и обращаем их внимание на следующие факты.

6 мая 2012 года ведущий конструктор ракетного предприятия Александр Долматов был задержан среди других участников публичной акции на Болотной площади по обвинению в неповиновении законным требованиям полиции. После этого, по его утверждению, за ним была установлена слежка, что заставило Долматова временно сменить место жительства.

Позже, 8 июня, по месту его постоянного проживания, сотрудниками уголовного розыска был изъят компьютер. При этом стало известно, что обыск связан с событиями на Болотной площади.

Учитывая опыт других участников акции 6 мая, арестованных по обвинениям в организации массовых беспорядков и применении насилия в отношении сотрудников полиции, для нас очевидно, что у Долматова были основания опасаться преследования за свои политические взгляды. Ранее он также принимал участие в массовых публичных мероприятиях и являлся членом партии «Другая Россия».

При этом практика показала, что уголовное преследование участников акции 6 мая носит очевидный политический характер и сопровождается многочисленными нарушениями Европейской конвенции о защите прав и свобод человека.

Нарушение права на свободу собраний со стороны государства стало основной причиной так называемых «массовых беспорядков» 6 мая, наличие которых отрицает большинство квалифицированных юристов и правозащитных организаций, включая Совет по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ. Ни один сотрудник полиции не получил никаких серьезных травм или увечий.

Тем не менее, в связи с событиями 6 мая подозреваемыми и обвиняемыми признаны более 20 человек, из которых 15 человек находятся под стражей, а единственный осужденный, признавший свою вину – Максим Лузянин – приговорен к 4,5 годам лишения свободы.

В этой ситуации обращение Долматова, а также других участников акции 6 мая, в отношении которых проводились следственные действия, за международной защитой представляется вполне оправданным шагом. В настоящее время некоторые из этих людей покинули Россию в связи с политическими репрессиями по делу 6 мая и являются соискателями убежища.

В связи с трагической гибелью Долматова мы обращаемся к Совету Европы, Управлению Верховного комиссара ООН по делам беженцев и международным правозащитным организациям с просьбой обратить особое внимание на очевидные политические мотивы уголовного преследования участников согласованной публичной акции 6 мая 2012 года.

Мы также просим Правительство Нидерландов провести тщательное расследование обстоятельств, связанных с отказом в убежище для Александра Долматова и причин его гибели.

Участвовало 26 из 40, 65% (26) - ЗА, 0% (0) - Против, 0% (0) - воздержалось, 35% (14) - не проголосовало
Протокол голосования
19th-Jan-2013 02:26 am - Они собирались его депортировать. Интервью с Марком Вейнхаарденом - адвокатом Александра Долматова
Они собирались его депортировать
Интервью с Марком Вейнхаарденом - адвокатом Александра Долматова


lenta.ru
18.01.2013



Марк Вийнгаарден. Фото: bohler.eu

Российский оппозиционер Александр Долматов, покончивший с собой в голландском Роттердаме, начал "странно вести себя" в ноябре 2012 года. В интервью "Ленте.ру" адвокат Долматова Марк Вейнхаарден пояснил: это проявилось в том, что его клиент неожиданно перестал говорить о российских спецслужбах (прежде он был "открытым"), а вскоре и вовсе исчез - связаться с ним защитник больше уже не смог. Вейнхаарден также отметил, что Долматов был вне доступа даже в тот момент, когда местные власти отказали ему в предоставлении политического убежища. Подавать апелляцию на это решение адвокату пришлось по собственной инициативе - без консультации с клиентом.

Александр Долматов покинул Россию после обысков по делу о беспорядках на Болотной площади. Не дождавшись, пока в "болотном деле" следователи присвоят ему какой-либо статус, активист "Другой России" направился через Киев в Нидерланды. В Голландию он въехал 9 июня 2012 года. "Лента.ру" выяснила у Марка Вейнхаардена (Marq Wijngaarden), почему из лагеря беженцев Долматова перевели в тюрьму, в чем заключалась ошибка голландских властей и как активист жил в эмиграции.

"Лента.ру": Как вы стали представителем Долматова? Как он впервые с вами связался?

Марк Вейнхаарден: У меня хорошо известная адвокатская контора в Нидерландах. Долматову посоветовали с нами связаться и попросить представлять его интересы.

То есть он связался с кем-то в Нидерландах - и уже эти люди посоветовали ему обратиться к вашей фирме?
Да, это так.

Вы можете сказать, с кем он изначально связался в Нидерландах?
Нет, это конфиденциальная информация.


Александр Долматов. Фото: личная страница "ВКонтакте"

Долматов писал своим друзьям, что рассмотрение его просьбы о предоставлении убежища было отложено. Это так?
Нет, это абсолютно не так. В действительности, ему отказали в убежище. Я пригласил его в свой офис, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию. Он не пришел. Я не смог с ним связаться, потому что он не брал трубку и не реагировал на мои смс, он не ответил на письма, и в последний день, когда это было возможно, я обжаловал отказ в предоставлении убежища. Это означает, что он по голландским законам все еще легально находился в стране: если вы обжалуете решение, то это приостанавливает силу решения об отказе в убежище - и вы можете оставаться в Нидерландах. Это я сделал в прошлую пятницу [11 января] - последний день, когда можно было подать апелляцию, потому что не смог с ним связаться.

Почему его поместили в депортационный центр?
Это произошло по ошибке голландских властей.

Как это случилось?
Я не знаю, но в воскресенье [13 января] полиция решила, будто он нелегально находится в Голландии, то есть что он не подавал апелляцию. Очевидно, они не знали, что апелляция была подана за два дня до этого.

То есть ошибку совершила полиция?
Либо полиция, либо иммиграционная служба. Никто, кроме полиции или иммиграционной службы, не производит подобных проверок. Кто-то совершил ошибку, отметил, что он нелегально находится в Нидерландах. Но он находился легально. Вы первый журналист, с которым я разговариваю после того, как получил разрешение [на это] от его матери.

Где Долматов дожидался решения своего запроса об убежище? Мог ли он покидать центр для беженцев и свободно передвигаться по стране?
Обычно, если вы получаете отказ в убежище и подаете апелляцию, вы просто живете в центре для беженцев, можете спокойно передвигаться по Нидерландам, идти, куда вы заходите. Нужно отмечаться раз в неделю - для того, чтобы оставаться в системе. В остальное время вы предоставлены сами себе. Александр был задержан.

Когда он точно был задержан?
М-м-м... В прошлое воскресенье [13 января 2013 года].

Как часто вы его навещали в центре для беженцев?
Всего семь раз (речь идет именно о центре для беженцев - прим. "Ленты.ру").

Как он себя чувствовал? Был ли он в депрессии?
Что-то очень странное случилось. Прежде он всегда открыто говорил о том, что произошло, о своих контактах с российскими властями и российскими агентами.

Вы имеете в виду ФСБ?
Да, ФСБ и аналогичные спецслужбы. Затем однажды, в ноябре [2012 года], он пришел в мой офис - тогда уже была опасность, что ему откажут в убежище, и я собирался обсудить с ним это. [И тут] он внезапно перестал говорить о русских спецслужбах и людях, которые работали там и кого он знал. Ранее он спокойно говорил об этом. Он объяснил только, что в России - это серьезное преступление, это считается разглашением гостайны, и что он больше не может об этом говорить (Долматов в России работал ведущим конструктором на закрытом ракетном предприятии ОАО "Корпорация "Тактическое ракетное вооружение", у него был самый низкий уровень допуска к гостайне - прим. "Ленты.ру"). Я спросил его об этой перемене [в настроении], поскольку раньше он был очень открытым, а теперь избегал зрительного контакта, все время смотрел в пол. Я спросил: что случилось? Что-то случилось, что заставило вас изменить поведение? С вами связывалась ФСБ? Он сказал: "Нет, нет, нет, нет". И объяснил, что просто изменился со временем. Его поведение изменилось драматически. Мое личное заключение - с ним что-то случилось, что заставило его измениться, и я думаю, что самым логичным выводом будет то, что с ним недавно связывались из ФСБ.

Как выглядит лагерь для депортируемых? Это тюрьма? У него была возможность пользоваться мобильным телефоном?
Это как тюрьма. В лагере нельзя пользоваться мобильным телефоном.

Это было в Амстердаме или в Роттердаме?
В Роттердаме.

А жил он в Амстердаме, как ранее сообщалось?
Нет, он жил в центре для беженцев в окрестностях Роттердама.

То есть он все это время жил в Роттердаме, а затем его выдворили из центра для беженцев и переместили в лагерь для депортируемых?
Сначала полицию вызвали (речь идет о событиях, случившихся в воскресенье, 13 января, - прим. "Ленты.ру"), потому что он попытался покончить с собой.

А что о двух других попытках самоубийства?
Нет, я знаю только об одной [попытке самоубийства] - в воскресенье.

Расскажите о предсмертной записке, которую оставил Долматов.
Единственное, что я знаю о предсмертной записке - это что она была адресована семье. Я знаю, что он попросил, чтобы его тело перевезли в Россию. И я знаю, что российские власти уже работают над этим.

Кто нашел записку?
Я не знаю. Идут расследования, одно ведет специальный комитет по психическому здоровью и еще одно - голландская полиция.

Когда он впервые попытался покончить с собой?
Насколько я знаю, это было в воскресенье.

Он в этот момент был уже в лагере для депортируемых или еще в центре для беженцев?
В центре для беженцев.

Была только одна попытка?
Я не знаю.

Каким образом он пытался покончить с собой? По нашим данным, он пытался перерезать вены, это так?
Я не знаю.

А какова причина его смерти?
Того, что произошло в четверг [17 января] утром? Он повесился.

Он повесился у себя в камере?
Очевидно, да.

После того, как он впервые попытался покончить с собой, он встречался с психологами?
Его осматривал врач - не думаю, что это был психолог, но я не уверен - в понедельник, и доктор решил, что ему не требуется госпитализация, поэтому его поместили в лагерь для депортируемых. Сначала - в воскресенье - его забрала полиция (речь идет о вызове полиции из-за попытки самоубийства - прим. "Ленты.ру"), в понедельник его осмотрел врач, который решил, что состояние его психического здоровья - не основание для госпитализации. И полиция взяла его под стражу, но теперь не из-за его здоровья, а из-за иммиграционных законов.

Его забрала полиция в тот же день, когда он попытался покончить с собой?
Да, как я узнал.

Когда вы видели его в последний раз?
В последний раз я видел его в ноябре.

В лагере в Роттердаме - он ожидал депортации?
В действительности, это депортационный центр, расположенный на авиационном поле.

Он ожидал там депортации?
Да, это место, где люди ожидают депортации.

Депортация была неизбежной?
Нет, это не так. Депортация была бы незаконной, так как у него были все основания находиться в Голландии. Они допустили ошибку.

Если предположить, что его бы поместили в депортационный лагерь на законных основаниях...
Но они не должны были туда его помещать. Они считали, что он не подавал апелляцию, тогда как он ее подал - я сделал это за него.

Людей из этого лагеря всегда депортируют?
Да, это последнее место перед тем, как людей высылают из страны на самолете.

То есть пути назад нет?
Да, обычно нет. Но если бы я знал, что он находится там, то я бы исправил все с помощью одного телефонного звонка.

Могли его депортировать в Россию?
Да, могли. Собственно, они это и собирались сделать.

Но это же противоречит Конвенции ООН о беженцах.
Нет, это работает, только если вам дали убежище. Если прошение об убежище было отклонено, то вы не считаетесь беженцем и можете быть депортированы на родину.

То есть он ожидал депортации в Россию?
Это то, что они фактически должны были сделать, и это было противозаконно, потому что у него было право тут находиться. Апелляция - это простая вещь. После того как вы ее подаете, начинается процесс, и он длится три-четыре-пять месяцев. Вы можете находиться в это время в стране легально, и он должен был оставаться в центре для беженцев. Но из-за ошибки полиции - они думали, что он не подавал апелляцию - его поместили под стражу, чтобы депортировать.

Друзья Долматова рассказывали, что он жаловался на голландские власти, которые расспрашивали его о работе на российском оборонном заводе.
Нет. Насколько я знаю, в своем заявлении на получение убежища он указал, что не может говорить о том, над чем работал в России, и его требование соблюдали. Его не расспрашивали подробно, на какое предприятие он работал. Когда его спросили, чем он конкретно занимался на работе, он ответил, что не может рассказать об этом, и никаких вопросов за этим не последовало. Правда, это не значит, что какие-либо другие люди не спрашивали его об этом, у меня таких данных нет.

Его ведь задержали не из-за того, что он отказался рассказывать о своей работе?
Нет, это не так.

Беседовали Алексей Михалёв, Полина Никольская и Павел Борисов

Нашел здесь: https://twitter.com/sssmirnov
This page was loaded Dec 15th 2018, 7:52 am GMT.