Дмитрий Беломестнов
Recent Entries 
16th-Jun-2018 10:46 pm - ИВАН БЕССМЕРТНЫЙ. Очерк Александра Казарновского
ИВАН БЕССМЕРТНЫЙ

Александр Казарновский


Он долго бродил по залам Третьяковки, остановился перед суриковской «Боярыней Морозовой», что-то шептал перед ней, а потом отправился в зал, где находятся картины Репина. И там с диким криком: «Довольно смертей, довольно крови!» он выхватил серповидный нож садового типа и набросился на картину Репина «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года», известную в народе, как «Иван Грозный убивает своего сына». Когда бросившийся к нему другой посетитель спросил его, зачем он это сделал, он вновь повторил: «Довольно крови!» Было ему двадцать девять лет, звали его Абрам Балашов, он был старообрядцем и писал иконы. До прибытия полиции его отвели в контору Третьяковки, где он всё время сидел в крайне подавленном состоянии духа, закрывая лицо руками и неоднократно повторяя: «Господи, что я сделал!»

Дело было 16 января 1913 года. Какую грядущую кровь чувствовал этот человек на заре последнего бескровного года России накануне почти полувека, отмеченного беспрерывным пролитием крови? Какому кровопролитию рвалось противостоять его предчувствие, его подсознание? Что виделось ему, когда он сжимал серповидный нож? Ужасы Первый мировой? Подвалы ВЧК? Петлюровские погромы? Сталинские лагеря? Миллионы погибших в Отечественную? Крематории?..

Картина была страшно изуродована. Настолько, что хранитель Третьяковской галереи Георгий Хруслов в отчаянии покончил собой, бросившись под поезд.

Картину долго реставрировали и наконец «вылечили». Абрам Балашов был помещен в тюремную больницу для душевнобольных. Дальше следы его теряются.

И вновь находятся в образе человека, чье имя пока неизвестно, но чье деяние недавно прогремело на весь «Русский мир».

25 мая 2018 года, сто пять лет спустя после поступка Балашова, за пять минут до окончания работы Третьяковской галереи, один из посетителей прорвался в опустевший к этому времени зал Репина, схватил металлическую стойку ограждения и нанес несколько ударов по картине. Толстое стекло, защищавшее работу от колебаний температурно-влажностного режима, было разбито, а холст прорван в трех местах.

На ролике, выложенном в сеть, преступник признает всю тяжесть содеянного и объясняет причину так: «Меня накрыло!» Объяснить этот перл нынешнего сленга, очевидно, подаренный русскому языку современными наркоманами, довольно сложно. Очевидно, речь идет о каких-то невесть откуда взявшихся, но сильных ощущениях. Злоумышленник рассказывает о ста граммах водки, которые он якобы выпил в Третьяковском буфете (где водка отродясь не продавалась). В целом же, лейтмотив его тридцатисемисекундного объяснения перед камерой все тот же: «Господи, что я сделал!»

Картина повреждена не сильно, но вот вопрос — что «накрыло» сегодняшнего двойника Балашова? Какое страшное будущее страны, потерявшей десятки миллионов на войне с внешними врагами и с собственным народом, предстало его взору в дни, когда прежнее скорбное «Это не должно повториться!» заменено залихватским «Можем повторить!»? Какие «накрыли» его будущие волны крови, готовые захлестнуть Россию — и только ли ее одну, в нашем-то «глобализованном» мире?

Безумные глаза царя, осознавшего вдруг непоправимость совершенного им… Кровь из виска его сына, струящаяся по пальцам убийцы…

У скольких эта картина вызывала ярость? Сколько покушений на нее было?

Еще Александр III в свое время запретил ее к показу, положив тем самым начало новой традиции в России, расцветшей в ХХ веке пышным цветом — традиции гонения на искусство, а П. М. Третьякову, купившему картину, предписывалось «не допускать для выставок и вообще не дозволять распространения её в публике какими-либо другими способами».

Ее шельмовали многие — от реакционера Победоносцева до интеллектуала Ландцерта.

Эти тоже реинкарнировались. В октябре 2013 года группа историков и православных активистов, обратилась к министру культуры РФ Владимиру Мединскому с просьбой убрать картину из Третьяковской галереи, заявив, что данное произведение является клеветническим и лживым и оскорбляет патриотические чувства русских людей.



Одним из инициаторов петиции был известный борец за православное дело и сторонник канонизации Ивана Грозного Василий Бойко-Великий. Кстати, он же воздвиг в Москве две часовни в честь святого благоверного великомученика Царя Ивана Васильевича (Грозного).

Да что там часовни! В 2016 году в Орле забацали ему памятник, и это несмотря на все протесты, на все аргументы противников этого действа о том, что в годы правления Грозного были убиты десятки тысяч людей, сожжены и разграблены десятки городов, в том числе Великий Новгород, а Русское государство проиграло дорогостоящую Ливонскую войну.

Что ж, лиха беда начало! Теперь уже в центре Москвы, в районе станции метро «Китай-город», стоят аж два памятника — поясной работы Зураба Церетели и в полный рост работы Василия Селиванова. А вот памятника десяткам тысяч убитых нет. Если, конечно, не считать картины Репина.

Ах да, еще голубь на кресте центрального купола Софийского собора в Новгороде. По легенде он прилетел туда в 1550 году, когда «святой благоверный великомученик» «разбирался» с Новгородом, глянул вниз и окаменел от ужаса.

А что же он такого увидел? А увидел он, если верить «Повести о походе Ивана IV на Новгород» («Изборник», серия «Библиотека всемирной литературы», М., 1969), как новгородцев обливают зажигательной смесью, а затем обгорелых, но еще живых сбрасывают в Волхов, «а жён их, мужеск и женск пол младенцы» он повелевает «взяху за руце и за нозе опако назад, младенцев к матерем своим и вязаху, и с великия высоты повеле государь метати их в воду»; как священников и монахов после различных издевательств забивают дубинами и сбрасывают туда же; как опричники, разосланные на 200–300 километров по округе, уничтожают все живое. Из тридцати тысяч жителей Новгорода пятнадцать было уничтожено. Затем Настала очередь Пскова…

Отметился великий праведник и в нашей с вами истории.

Побывавший в России иностранец Петрей в доказательство веротерпимости царя писал: «Как ни был он жесток и неистов, однако же не преследовал и не ненавидел никого, кроме жидов, которые не хотели креститься и исповедовать Христа: их он либо сжигал живьем, либо вешал и бросал в воду».

Правда, особо развернуться душелюбу не удалось: ручонки оказались коротковаты, но во время Ливонской войны, когда русские войска захватывали города и крепости, в которых проживали евреи, он оттягивался по полной. Стрельцы сжигали евреев живьём, вешали или топили отказавшихся креститься вместе с детьми.

Еврейское сказание о семье Баркан событии повествует следующее:
«Была лютая зима. Завоевал московский царь Иоанн Грозный Полоцк и повелел всех евреев с женами и детьми, всех до единого, согнать к берегу реки Двины, к месту нынешнего Алтштодта, что близ княжеского замка. Собрали всех евреев, их жен и детей, числом 3000 душ, и поставили всех у реки Двины, как приказал царь. И лишь двое детей — мальчик, сын одного когена, и девочка, тоже дочь когена, во время суматохи были забыты и не приведены к берегу Двины. И приказал Иоанн Грозный поставить всех евреев на лед реки и затем разрубить лед. И были все потоплены, числом 3000 душ. Спаслись только те двое детей… их приютили добрые люди. Выросли оба и сочетались браком, получив имя Бар-Коген (Баркан). Они-то и положили основание новой общине и семье Барканов». Когда при мне один «русский» израильтянин особенно бурно возмущался памятниками Бандере в Украине, я спросил его, как он относится к памятникам Грозному в России с учетом факта полоцкой резни и подобных явлений. Суть ответа сводилась к тезису: «Но любим мы его не за это».

А за что? А за то, что в годы его правления империя выросла в два раза. Понятно вам? Еврей, живущий в Израиле, любит И.Грозного за то, что тот в два раза увеличил территорию чужой страны. Во как!

Ну, что уж тут говорить о последней реинкарнации Ивана, о том самом «эффективном менеджере»? По опросам ВЦИОМа 62% россиян согласны с тем, что доски, бюсты и другие атрибуты, рассказывающие об успехах Иосифа Сталина, нужно размещать в публичных местах, а 65% граждан против установки знаков, напоминающих о его преступлениях.

Более 40% россиян оправдали сталинские репрессии, а 43% россиян считают, что без сталинских репрессий нельзя было сохранить порядок в стране.

Четче всего это еще в допутинские или раннепутинские времена формулировал Проханов: «Я сталинист. Я сторонник имперского мышления». Ну, а «наши» не отстают. Ведь хозяин всегда прав. Ра-вняйсь!

Ладно, в России — там знаменитый девственник Анатолий Вассерман публично клянется в любви к великому вождю. Но и в Израиле. Недавно Интернет облетела фотография пассажира иерусалимского трамвая в майке с портретом Сталина и надписью на иврите. Знает ли ее обладатель, что он жив только потому, что менеджер сдох, не успев ликвидировать его родителей или деда с бабкой? Может, и знает. Но любит он его не за это.

… В общем, сплошные реинкарнации. Бессмертен Абрам Балашов, бессмертен Победоносцев, перевоплотившийся в Бойко-Великого. Но главное — словно Кощей, бессмертен сам Иван, продолжает жить в бесчисленных русских и — увы! — многих еврейских душах. Это самое страшное.

Опубликовано в "Новостях недели"
13th-Feb-2018 03:38 pm - Александр Казарновский. Очерк о Рубене Гальего
Александр Казарновский

СОБАКА ОСТАНЕТСЯ ЖИВА


Когда ему было пятнадцать лет, директор детдома отвез его в дом престарелых. Но тамошний директор принимать его отказался, сказав: «Умрет он у меня через месяц, максимум два. Хоронить я имею право только лиц не моложе восемнадцати... Где я буду держать его эти два года? А холодильники все сломаны... понимаешь?.. Вези вон его в дом-интернат для умственно отсталых, они имеют право хоронить хоть младенцев».
Рубен лежал, слушал и вспоминал Сашку Поддубного, Генку и других своих товарищей. Они были старше его и, как и он, «неходячие». Их, по достижении восемнадцати, должны были отправить в дом престарелых, но добрый директор под разными предлогами задержал отправку на пару лет. Потом «приехала комиссия из Москвы. Директору влепили выговор, всех пацанов отвезли в дом престарелых». Вскоре все они умерли. Рубен знал это. Знал с девяти лет, что и его, как и тех, по достижении совершеннолетия отправят на уничтожение...
Читатель, наверное, думает, что я пересказываю какой-то сериал ужасов. Не совсем. Был такой сериал. Cостоял из семидесяти трех серий, по серии на год. «Советская власть» назывался. Похоже в СНГ миллионы зрителей желали бы его заново пересмотреть и мысленно готовы вручить ему «Оскара». Но история Рубена всего лишь одна из бесчисленных сюжетных линий в этом сериале. Началась эта история в сентябре 1968 года, когда в Москве у Ауроры Гальего, дочери генерального секретаря Компартии народов Испании, родился ребенок с детским церебральным параличом. Поскольку в парализованном младенце невозможно было разглядеть будущего блестящего писателя, лауреата премии «Русский букер» за 2003 год, наверху решили, что такой внук порочит братского генсека, еще не дай Б-г пойдут разговоры о вырождении коммунистов, Ауроре сообщили, что ее сын умер, а мальчика отправили в детский дом для инвалидов. Так он и мотался по детдомам, пока его не отправили (все-таки!), как «неходячего» в дом престарелых, правда не с первой попытки. Всех попавших туда, вне зависимости от возраста, рано или поздно переселяли на третий этаж, где и оставляли умирать. Читаешь книгу Рубена и прямо-таки слышишь крики ветерана Отечественной, который сломал ногу и вот теперь умоляет не везти его на третий этаж. «Дернулся из тачки, вцепился мертвой хваткой в дверцу лифта. Но что могут поделать старческие руки с силой четырех здоровых теток? Так, плачущего и стонущего, его и закатили в лифт. Все. Был человек — и нет человека». Читаешь — и уже никогда не забудешь на трех страничках изложенную историю женщины, чей рост «не превышал роста пятилетнего ребенка. Маленькие ручки и ножки были непрочно скреплены хрупкими суставами, так что ходить она не могла. Лежа лицом вниз на низенькой платформе с подшипниками, ножками она отталкивалась от пола, так и передвигалась... Долго жила, слишком долго. Далеко за сорок перевалило старушке. Зажилась... После очередного собрания решило начальство, что пора переводить ее на третий этаж...стала записываться на прием к директору... слезно... умоляла позволить дожить свой век в привычной обстановке. Ее неизменно выслушивали, ей неизменно отказывали... В ночь перед намеченной датой переселения она повесилась на дверной ручке. Грешница».
Нью Йорк Таймс написала о книге Рубена: «Эта книга — современный «Архипелаг Гулаг».
Сам он не успел умереть — говорит, что «виноват» в этом Горбачев. «Развалил советскую систему, вот я и остался жить».
Русской литературе повезло. Горбачев сделал свое дело — она получила замечательного писателя Рубена Гонсалеса Гальего.
Нам с вами тоже повезло. Пожив в Германии, Испании и Штатах, Рубен Гальего уже почти четыре года является нашим соотечественником, живет в Ашкелоне.
А уж как мне повезло — я знаком с ним несколько лет, общался по скайпу, а недавно встретился лично. Передвигается он на коляске. К ручке коляски пристегнуты наручные часы. Инвалид? О, да! Но об этом забываешь спустя полминуты общения.Read more... )
25th-Jul-2017 09:40 pm - Александр Казарновский. ПЕСНЬ О ВЕЩЕМ КОЛЛЕГЕ
Александр Казарновский

ПЕСНЬ О ВЕЩЕМ КОЛЛЕГЕ


Недавно мне попалась в интернете статья, о том, как замечательно мы жили в Советском Союзе. И дружба народов была, и продукты " хорошего качества в отличии, от современного времени"(красиво как пишут!) и вообще…

"…Советский Союз — это когда ты идёшь по улицам родного города в любое время суток и никто не то что не нападёт — слова грубого не скажет. Решётки на окнах первого этажа? Да вы с ума сошли, квартира что — тюрьма? Железные запирающиеся двери в подъездах? Что за дикость?..
…Советский Союз — это когда взрослый мог подойти к одиноко стоящему ребенку на улице и поинтересоваться нуждается ли тот в помощи. А сегодня на такого взрослого спустят всех собак подозревая в педофилии…"


Горько мне стало: как это так, прожил в Москве сорок два года, до отъезда в Израиль в 93-м. В Питере бывал, на Кавказе, на Украине, в Прибалтике…А вот в Советском Союзе не довелось. Дружба народов? Помним-с. В четыре года, пообщавшись с ребятами во дворе выяснял у мамы, что такое "еврейское отродье" и как к этому титулу относиться. Помним выбор института по принципу "куда берут". Что до качества еды, помню магазинных кур, которых в народе звали "синие птицы" и несказанную радость, если вдруг удавалось достать одну из них. Ну, и что касается "никто не то что не нападёт — слова грубого не скажет" - помню полупьяную шпану, толпившуюся у входа в каждую из школ, где я учился или работал, терроризировавшую школьников и не только, помню решетки на окнах ВО ВСЕХ квартирах на первом этаже в нашем квартале. И, когда жена или дочка возвращалась домой после наступления сумерек (а зимой это в четыре часа!), бежал встречать их на остановку… наверно просто чтобы прогуляться. Ну, а что такое педофилия – слова мы такого не знали. Только детям твердили : "Не дай Б-г тебе войти в лифт вместе с кем-то незнакомым!" Потому что на соседней улице… В шесть часов вечера… Шестилетнюю… А потом изнасиловал теплый труп… Так что, если говорить серьезно, что такое жизнь в Советском Союзе, я примерно представлял. Кстати, почитывал самиздат и частенько, забывая про осторожность, объяснял окружающим, а порой и подрастающему поколению, в каком дерьме мы живем. В КГБ разочек дернули по "еврейским" делам", но лагерей не нюхивал, хотя воспоминания Марченко проштудировал и "Синтаксис" Синявского почитывал, а следовательно, знал… да ни черта я не знал! Догадывался – да, но какой кошмар творился у меня, можно сказать, под боком – это я понял уже здесь, в Израиле, когда прочел "Московщину" Арье Вудки, вышедшую в Израиле в 1984 году. А потом и познакомился с самим Арье. После этого мы с ним сначала стали друзьями, а потом – больше, чем друзьями – коллегами! Почему коллеги больше чем друзья? Потому что друзья смотрят друг на друга, а коллеги – в одну сторону. Мы с Арье дважды коллеги. Во- первых, оба – шкрабы, то бишь школьные работники. Вместе мы двадцать лет назад в интернате в поселении Элон Море приучали недавних выходцев с постсоветского пространства к тому, что быть евреем это не так страшно. Вместе мы сегодня в школе "Кфар Ситрин" пытаемся нынешним приехавшим из России и Украины по программе НААЛЕ "юношам, обдумывающим житье" объяснить "с чем рифмуется слово "истина". При этом Арье в другой школе уже потомственным израильтянам иврит преподает! Во как! Во-вторых оба мы в свободное от сеянья разумного и доброго время активно занимаемся служеньем муз, причем Арье обслуживает их как на русском, так и на иврите. Арье пишет и стихи – замечательные, между прочим - и рассказы, и очерки, и статьи на самые разные темы – от злобы дня до вечности. Если вам когда-нибудь где-нибудь попадется печатный материал, подписанный Юрий Вудка или Арье Вудка или Арье Малкиш – это все одно и то же лицо – набрасывайтесь немедленно! Не пожалеете. Но я хочу вернуться к "Московщине". Книга эта, недавно вышедшая на английском языке под названием Memories From A Stepmother Land, на русском на сегодняшний день – библиографическая редкость. Но к счастью, в интернете она есть. Правда, там Арье еще не Арье, а Юрий. Итак, Юрий Вудка "Московщина". Книга эта – вещая. Причем, в самом широком смысле слова, которое изначально значило вовсе не "заглядывающий в будущее". "Вещий" значит "умеющий зоркими глазами увидеть скрытое". А предвидение – уже результат подобной зоркости.

Ну, надо сказать, Арье "повезло" с судьбой. Хотя что значит, "повезло"? Судьбу он сам себе выбрал. В 1968 году, проживая в Киеве, создал диссидентскую организацию, в которой состояло 300 (!) человек из 16 городов. В общем-то, еще мало огреб – всего семь лет тюрем и концлагерей, которые оттарабанил от звонка до звонка. Именно эти семь лет он и описывает в своей книге. А "повезло" ему вот в каком смысле: дело в том, что зона оказалась той скорлупой, из которой в будущем вылупилась новая Россия. Я с изумлением заметил это в девяностых, когда начал работать с русскоязычными подростками. Самым зверским ругательством в их устах было слово "лох", что на русский язык переводится как "честный человек". Настолько честный, что не может не доверять другим – лох, короче. Слово "воровать" из лексикона вышло, вместо него появилось слово "крысить". Вместе с изменением лексики пришла и лагерная мораль – красть это нормально (хозяин местного продмага быстро ощутил на себе эту логику) – подло красть у своих. Вместо слова "убивать" внедрилось слово "мочить". Поэтому нечего было удивляться пресловутому "мочить в сортире" – каков приход, таков и поп.

Странно, мы вроде бы жили в той же стране, но – увы! - тешились какими-то надеждами. Арье уже в те годы сумел все обобщить и понять откуда и, главное, куда, ноги растут. Тюрьма помогла.

"… В России очень немногие подростки отстраняются от всего преступного. В подавляющем большинстве нет четкой границы между преступником и шалуном. …Закон государства никогда не был там законом сердца, и преступное поведение – норма... Уважения к человеческой личности нет и в помине… В этих условиях попадание подростка или юноши в тюрьму – дело случая, и только."

Итак, эталоном постсоветского человека становится уголовник. Окей, но это, казалось бы исключает какие-либо верноподаннические чувства – ведь уголовники по самой природе своей должны быть противниками любой власти!

Ан нет! По крайней мере, не в России. Вот что Арье Рассказывает об одном из своих сокамерников: "Малышев был стихийным носителем колонизаторских идеалов… Заводя разговор об истории, непробиваемо твердит о вечном благородстве России, которая никогда никого не завоевывала, а на нее все нападали. Я привожу ему в пример Польшу, Прибалтику. Малышев вспыхивает. Сами, мол, на нас не то нападали "по-крысиному", не то спасти просили от капиталистов и помещиков, а теперь еще воют? Что, венгры? Перебить их всех надо, а заселить русскими. Завоевал – мое!"
"Россия никогда никого не завоевывала, а на нее все нападали…"


Урка Малышев говорил это полвека назад. А вот что говорит сегодня Светлана Смирнова, председатель Совета Ассамблеи народов России: «Наша страна никого не завоевывала, она сохранила земли тех народов, которыми прирастала».

В унисон ей вещает востребованная журналистка Юлия Бражникова на сайте Русского Агентства Новостей: "Мы никогда никого не завоёвывали, ни на кого не нападали… Соседи, дальние и ближние, возникали на горизонте с дружественными посылами только для того, чтобы стянуть, что плохо лежит, или отнять то, что лежит хорошо. Если же им было совсем худо, они умоляли о безвозмездной помощи или – когда дело пахло летальным исходом, – просились в состав Российской империи".

Но погодите, все-таки подобный ура-патриотизм еще не совсем верноподданничество. Верно. Разница есть, и ее Арье подмечает:
"Еще в уголовной тюрьме мы узнали, насколько легко убедить русского в неправильности внутренней политики. Но что касается политики внешней и национальной, тут русские почти всегда являются большими экстремистами, чем правительство.
Ты не знаешь "русского Ивана"! – наставлял меня в тюрьме один старый чахоточный уголовник-рецидивист. – Его двадцать лет можешь морить в тюрьме, а потом дай стакан водки и хвост селедки, так он схватит автомат и побежит защищать свою счастливую жизнь!"


Видите, ребята, откуда берет исток веселенькое "Можем повторить" над сорока двумя миллионами трупов?

А как же свободолюбивая русская интеллигенция?
"…Стоит какому-нибудь порабощенному народу подняться на борьбу за независимость – вот тут-то самые большие либералы часто вдруг оказываются правовернее самого Брежнева, требуя со всей беспощадностью раздавить строптивых и "неблагодарных" чехов… Они будут с пеной у рта отстаивать право на независимость любого островка, населенного папуасами, но попробуй заикнуться об Эстонии, Туркестане или Украине, которая больше Франции".

Эти строки были написаны задолго до перестроечных, когда времен будущий подписант письма в поддержку захвата Путиным Крыма Задорнов объяснялся в ненависти к советскому государству, будущий подписант письма в поддержку захвата Путиным Крыма Говорухин снимал крамольный фильм "Так жить нельзя", а будущий автор личного письма в поддержку захвата Путиным Крыма Марк Захаров сжег перед телекамерой свой партбилет. Вся будущая эволюция этих демократов объяснена в словах Арье Вудки.

Кстати, в семидесятых я был уверен, что в советских концлагерях содержится цвет русской интеллигенции, но – предоставим слово Арье.

"В лагерях лишь в последние годы появились считанные русские демократы, которые четко высказываются за независимость Украины и других порабощенных народов. До этого разные русские группы ожесточенно спорили, по сути, о цвете флага и мотивировке деспотии, в необходимости которой никто не сомневался".

И сегодня не сомневаются. Из радиоприемников и с телеэкранов несутся призывы возродить СССР. О том же мечтают по данным "Левада-центра", 58% россиян. Фактически к тому же призывает и сам президент, в чьем предвыборном проекте сказано: «Мы предлагаем модель мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и  эффективно осуществлять связующую роль между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом».

Но Арье не был бы евреем, если бы не стремился, говоря словами другого еврея, "во всем… дойти до самой сути". Он пишет:
"Московский народ образовался в результате торжества государственного начала над этническим, и теперь великодержавность стала его национальной идеей. Вся жизнь государства была подчинена задаче его расширения…
Иногда империя, то тут, то там, откатывалась назад, но быстро оправлялась, преобразовывалась, собиралась с силами и вновь наступала… Этот процесс никогда не прекращался и не прекратится. Все "великие преобразования" России – только внутренняя перестройка имперского организма для дальнейшего расширения…
Иван Грозный, Петр Первый, Иосиф Сталин, несмотря на всю разницу одежд, были преемниками, продолжали одно дело. И никому не дано вычеркнуть их имена из имперских святцев…"


Куда там! Памятник за памятником ставят!

"Потомки в конце концов прощают любые зверства, ибо только зверством строится империя…"

Ну точно сегодня написано!

"…Разве слова остановят страшную историческую инерцию имперского натиска?.. Попробуй удержать эту разогнавшуюся махину! Организм империи, как волк, не может стать овцой".

Значит, откатилась, преобразовалась и собралась с силами и вновь наступает. Еще как наступает! Уже и до наших границ докатилась! А как же иначе - ведь все идет по плану.

Как поет Жанна Бичевская (слова Г.Пономарева):
"Возвратит Россия Русский Севастополь,
Станет снова Русским полуостров Крым,
Наш Босфор державный, наш Константинополь
И святыня мира Иерусалим…"


С Севастополем уже выгорело. Кто на очереди? Ответ дает уже знакомая нам Юлия Бражникова:
«Никто не сможет остановить Россию. Всё сметёт она со своего пути и не только сохранится, но и станет властелином мира…
…Мы – более древняя и мудрая нация... И нам приходится их (другие народы – А.К.) воспитывать, как неразумных подростков, у которых взбунтовались гормоны. И чтобы заигравшиеся тинейджеры не вляпались в криминал, время от времени их надо драть папиным ремнём… Мы им это обеспечим…»

... Крым наш. Донбасс наш. Куба и Сербия с нами. Аляска и Техас давно просятся к Путину. Латинская Америка и Китай точно возражать не будут. Жаркая Африка до сих пор плачет о Советском Союзе… Кто там остался? Два Ротшильда и один Рокфеллер? Да ладно, пусть посидят где-нибудь в углу, чтоб не мешались.
Кто следующий? Ну, наверное, Марс...
А что? МАРСНАШ!!! Звучит!"
Звучит! Еще как звучит! Во времена, когда Арье жил в СССР, звучало:
"Мы всю Америку оденем в галифе.
Закроем все к такой-то матери кафе,
И наш солдат на статуе Свободы напишет:
"Мир, освобожденные народы!"


Новое время – новые песни. Сейчас поют:

"Бухал солдат, слеза катилась,
Хрипел трофейный саксофон,
И на груди его светилась
Медаль "за город... Вашингтон".


Так что недолго осталось в углу сидеть двум Ротшильдам и одному Рокфеллеру.

Ничего хорошего от России Арье не видал, но душа у него все равно за нее болит. И сегодня, спустя четыре десятилетия, в эссе "Россия вновь возвращается во мрак" он пишет: "Есть у России  тайный враг. Смертельно опасный. Враг, скрытый глубоко-глубоко на внутреннем уровне, но при этом далеко не вымышленный. Это ее же имперское сознание, которое на фоне великих тектонических сдвигов в современном мире превращается в неосознанный суицид".

Что еще любопытно. В лагерях, где сидел Арье, было очень много и бывших полицаев и бывших воинов УПА, т.н. "бандеровцев". Так вот, если полицаи проявляли звериный антисемитизм, то со стороны бывших украинских партизан антисемитизма не чувствовалось вообще. А что касается Украины, то читаешь - и истоки нынешнего кризиса, как на ладони!

"До революции численное соотношение русских и украинцев было 1,5:1.
Теперь – 3:1…
Украинцы считают, что уже "раскулачивание" было в большой степени своеобразной формой антиукраинизма… Острие было направлено против зажиточных украинских сел и станиц южной полосы…
Затем последовало еще более страшное событие: искусственный голод 1933 года…
Жертвы исчислялись… миллионами… Украина утратила треть населения в результате этого геноцида. Одновременно московская коса регулярно выкашивала все таланты, весь интеллектуальный цвет народа. Оставлялись готовые на все предатели и темная запуганная масса.
Так пролагалась дорога сплошной русификации и колонизации Украины.
Теперь применяются более утонченные методы, связанные с паспортной системой. Украинцам из окрестных сел очень трудно прописаться в Киеве, во Львове. Не прописывают! Зато настойчиво предлагают ехать на Дальний Восток, в Казахстан: там и квартиру дадим, и пропишем, и работой обеспечим!
…Нет квартир? Есть! Русским солдатам, заканчивающим срок службы на Украине (солдат, как правило, направляют служить вдали от своей родины), настойчиво предлагают: оставайтесь жить тут, во Львове, квартиру дадим поблизости от центра города, обеспечим, поможем.
Так население империи искусственно перемешивается…
Но и это не все... На Украине практически нет высших учебных заведений в этой области, где преподавание велось бы на украинском языке. На предприятиях вся документация – русская…
…Всякий, кто думает о будущем своих детей, постарается отдать их в русскую школу, даже если еще осталась альтернатива.
Неудивительно, что в миллионном украинском городе Харькове функционирует одна украинская школа…"


Вот, ребятки, где корни тех проблем, что привели к сегодняшнему кровопролитию на Украине!

А как национальный вопрос "решали" русские зэки?
- Очень просто, - отвечает Арье. - Хохлов – на конюшню: пороть! Жидов?- В печь!"

И, между прочем, интересная деталь.
"Отчетливо выявились две решающие силы лагерного сопротивления: евреи и украинцы. С тех пор так и повелось: если евреи и украинцы говорят "да", – значит акция обеспечена. Кагебешники очумели. Они стали одного за другим дергать молодых украинцев, в бешенстве крича:
– Что у вас общего с этими жидами?!
– А кто из нас интернационалист? – отвечали украинцы насмешливым вопросом".


Прошло сорок лет, и появились "жидобандеровцы"…

Сегодня по интернету гуляют следующие шедевры:
"Древний народ" обижен судьбой , Гонят жиды хохлов на убой ! Каждый хохол воюет как бес, За кружевные трусы и ЕС , Едет в Донбасс за отрядом отряд , Каждый хохол за жида сдохнуть рад !.. И мчится в пропасть безумный хохол, Ждёт его там осиновый кол!"
И нам и им досталось.

Нас, на воле, так в советское время задолбал казенный антисемитизм, что на "интеллигентский" внимания, что ли, не хватало.

Но вот что рассказывает Арье на страницах своей книги:
" Уж не ведаю, с каких пор возникла эта теория и где, но в лагерях она находит плодотворную почву…
– Да что за заговор! – разбирало меня идиотское любопытство.
– Как! Разве ты не знаешь, что евреи правят миром?
– А шесть миллионов жертв?
– Наверное, и это тоже какое-то хитрое средство к захвату мирового господства.
– Где же евреи правят?
– Везде. Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин, Хрущев, Брежнев – евреи. Никсон – тоже еврей… Вы пока правите тайно, а для явного правления силу набираете…
– А Мао Цзе-дун? – усмехнулся я.
– И он тоже. Даже в Африке правят евреи, только с черной кожей.
– И Папа Римский?
– Все папы – евреи…
-А не приписываете ли вы евреям сверхчеловеческие возможности?
– Так ведь за ними стоит сам сатана…"


Ну, а теперь заглянем в сегодняшний российский интернет. Этакая трехминутная прогулка по форумам.
Вот, пожалуйста:
"Народ сделавший и продолжающий делать всё мерзкое на земле это жиды... Ростовщики, нацисты, и оккупанты всего мира. Глобализм и единоправительство, чипизацию населения, пидаризм, всё это делается на деньги жидов, которые их просто печатают, а не зарабатывают как любой гражданин на земле..."
Или:
"До сих пор думал что муслики и игил, самая сволота на земле , а вот и нет, их спонсируют мировые деньги жидов. Без жидов вообще ничего не делается на земле плохого все войны их спонсировали они жидовня. Они даже и своих сжигали и убивали во время войны. Народ- сатана и нечего ждать от них спонсорства и милости..."

И еще.
" …Троцкий еврей, Сталин полуеврей, Ленин тоже полуеврей и у власти тогда были все евреи…" И еще.
"Гитлер сам был евреем, Гиммлер был евреем, евреи мочили евреев, а деньги платят немцы".

О шевченках и прохановых я уже не говорю. Они – почти официоз.

И все-таки чтобы считаться вещим, без откровенного предсказания не обойтись. Окей, будет вам и предсказание. Вернее, было.
"Борьба идет не против русских самих по себе, а против русского империализма. Россия как национальное государство наконец-то занялась бы колонизацией не чужих, а своих собственных необъятных неосвоенных пространств, решением нормальных житейских проблем, повышением духовного и материального уровня своего собственного народа. Такая Россия могла бы стать демократической страной…
И вопрос внешней опасности решился бы по-другому: национальная демократическая Россия, с ее колоссальными природными ресурсами, могла бы войти в семью европейских народов, занять достойное место в формирующихся Соединенных Штатах Европы. Это обеспечило бы мирное решение территориального спора на Дальнем Востоке при надежных международных гарантиях. Это способствовало бы демократизации все новых и новых регионов земли.
Увы, я не оптимист. Я опасаюсь, что устоявшиеся имперские структуры (от психологических до экономических) поглотят новорожденную демократию, как в 1917 году, и на поверхность снова выплывет какая-нибудь имперская махровщина. Смена флага – это еще не смена структуры".


Увы, вещий Арье! Все получилось в точности, как ты сказал. Выползла та самая, как ты, говоришь, "имперская махровщина", словно змея в "Песне о вещем Олеге", выползла из груды костей сдохшего совка, подползла к новорожденной демократии… И ужалила.
26th-Jun-2017 10:41 pm - Александр Казарновский. ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ДМИТРИЮ БЫКОВУ
Александр Казарновский

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ДМИТРИЮ БЫКОВУ


Уважаемый г-н Быков!

Пишет вам Александр Казарновский, израильский русскоязычный писатель. Впрочем, в этом письме я выступаю скорее как ваш читатель, слушатель, зритель. Я с удовольствием читал ваши сатирические стихи, слушал ваши блестящие лекции о русской литературе, смотрел ваши выступления на "Эхе Москвы", показанные по RTVI. Меня всегда восхищало ваше умение проникнуть в суть вещей, взглянуть на явления жизни и литературы в неожиданном ракурсе. Поражала глубина и взвешенность суждений.
Все это, разумеется, до тех пор, пока речь не заходила о чем-то, так или иначе, связанном с Израилем. Сразу же разум начинал буксовать, и наружу выплескивался поток откровенной ненависти. Тут и желание припечатать бандюганов из ДНР,"обозвав" их Израилем. Тут и объявление Израиля "проектом, который пора закрывать". Тут и полный страстной надежды вопрос Губерману, назвавшему Израиль "страной крайностей" – "А вам не кажется, что она обречена?".
Статью, в которой вы отрицаете, что Израиль сражается за европейскую цивилизацию вы с редкостным тактом назвали "Не примазывайтесь!". И дело вовсе не в заимствованной, как вы сами говорите, у Эренбурга идее, что евреи, мол, та соль, которая должна быть в супе, а не в солонке. Мысль эта уже в двадцатых годах выглядела спорной, а после Освенцима стала звучать просто кощунственно. Недаром сам Эренбург именно из-за Холокоста счел преждевременным переиздание своего антисионистского романа "Бурная жизнь Лазика Роштванеца". В 1948 году он уже писал: "Государство Израиль напоминает… корабль, ковчег, плот, на котором держатся люди, застигнутые кровавым потопом расизма и фашизма". Так что – как вы там написали – "не примазывайтесь"? Вот-вот.
Вы жалуетесь, что вас за такие взгляды кто-то называет фашистом. Это, конечно, чушь. Даже предателем вряд ли вас стоит называть. А кем? Все мы были воспитаны, как манкурты, правда многим удалось свое манкуртство преодолеть. Увы, не всем! Однако и среди убежденных манкуртов тоже можно выделиться. Одно дело –вялое открещиванье Кости Райкина от еврейства (" Я человек по сути русский – по культуре, языку, менталитету. Потому и выбрал православие") или сетования Улицкой по поводу преследования христиан в Израиле, а другое – ваше заявление о том, что "создание Израиля – историческая ошибка". До такого даже обильно полившая нас грязью Арбатова не додумалась – разве что пламенный борец за исправление этой "ошибки" Орхан Джемаль. Неплохая компания для еврея.
А что до вашего манкуртства, то вспоминается диалог из шварцевского "Дракона":
"Генрих. Но позвольте! Если глубоко рассмотреть, то я лично ни в чем не виноват. Меня так учили.
Ланцелот. Всех учили. Но зачем ты оказался первым Учеником?…"

Там Ланселот добавляет еще одно слово, которое я пока повторять не буду. Правда, недавно оно так и просилось на язык – когда я смотрел в записи одно из ваших выступлений где, отвергая обвинение в фашизме (не знаю, каким дураком высказанное) вы вдруг заявили: " Среди правых израильтян, таких, как Алекс Тарн, например, он же Тарновский, фашистов гораздо больше, и Игорь Иртеньев совершенно правильно поступил, нанеся ему пощечину. Если б я был в это время, я бы ему с другой стороны помог, хотя двое на одного нечестно, конечно. Это абсолютно фашистский автор, и много таких среди израильских правых…"
Ну, то, что изначальная фамилия Тарна не Тарновский, а Тарновицкий, вы могли и запамятовать – Тарновский, Тарновицкий – возись с ними, фашистами! Это ведь не то, что Быкова с Козловым или, скажем, с Ословым спутать.
Насчет "двое на одного" – тоже можно не беспокоиться – ведь если гипотетически предположить, что вы оказались в зале на тот момент, так почему бы не представить себе, что и я там мог тогда же оказаться. И получилось бы у нас, на потеху антисемитам, двое на двое, все по-честному. А вот кем надо быть, чтобы назвать фашистом этого замечательного писателя, в своих романах беспощадного к головорезам и садистам, но сочувствующим любому герою – будь он серб или немец, еврей или цыган, русский или бедуин – если в нем есть хоть что-то человеческое?!
Кем надо быть, чтобы назвать фашистом человека, написавшего пронзительный роман "Квазимодо" и потрясающую по лиричности "Боснийскую спираль" ("Они всегда возвращаются")? Кем надо быть, чтобы так оскорбить писателя, проникшего в тайны судеб как народа,так и личности в романе "Пепел" ("Бог не играет в кости")? Неужели ответ на вопрос "кем надо быть" кроется в оборванной цитате из Шварца? ?! Неужели того, что автор еврей и пишет о евреях, достаточно, чтобы ненависть застлала вам глаза? Непохоже. Иначе кто же создал потрясающие строки?

"Сколько нас давят – а все не достигли цели.
Как ни сживали со света, а мы все целы.
Как ни топтали, как ни тянули жилы,
Что ни творили с нами – а мы всё живы.
…………

Дышишь, пока целуешь уста и руки
Саре своей, Эсфири, Юдифи, Руфи.
Вот он, мой символ веры, двигавшей горы,
Тоненький стебель последней моей опоры,
Мой стебелек прозрачный, черноволосый,
Девушка милая, ангел мой горбоносый".

Не вы ли?

И вот, когда, одетые в военную форму, эти горбоносые ангелы, эти Сары, Эсфири, Юдифи, Руфи в аэропорту Бен Гурион осуществляют проверку, охраняя, да фактически и спасая жизни тысяч пассажиров, у некой не имеющей к евреям отношения заброшенной "к нам по воле рока" дамы по имени Алла Боссарт это вызывает прилив ярости. Поскольку мадам Боссарт личность творческая, ярость выливается в следующие вирши:

"На крепостной стене страны
стоят девчонки, как овчарки.
Брезгливо натянув перчатки,
ощупывают мне штаны
на крепостной стене страны".

Это она про ваших Эсфирей и Юдифей, к одной из которых затем обращается так:

"Да, шикса я. Мы не родня,
дочь хитроумного еврея.
Но все же я тебя хитрее:
есть контрабанда у меня!
Да, шикса я. Мы — не родня.
Ты не нащупаешь мой схрон,
он у меня в надежном месте…"

Знакома ли Аллочка лично с отцом своей телепатической собеседницы? Сомневаюсь. Откуда она знает, что он хитроумный? Жид потому что.
Странно - когда в ваших стихах подобные персонажи бубнили: "Ишь ведь жиды! Плодятся, иудин корень!", вы не спешили бросаться к ним на защиту.
А что же за контрабанду везет наша поэтесса в схроне, которого тупой жидовке не нащупать?

Я прячу там один февраль,
хруст перламутра под ногами,
качает длинными серьгами
глициния, метёт миндаль...
я прячу там один февраль.

Я прячу дальнозоркий март,
когда обзор меняет ракурс,
сквозь изумруд сияет крокус…

Ну и так далее, месяц за месяцем. Обратите внимание, речь идет о красотах именно израильской природы, которые наша сверхпоэтичная Алла несет в своем схроне, в своем сердце, и которых Сарам, Эсфирям, Юдифям, Руфям и прочим неарийским животным конечно же не нащупать, то есть, не постичь. Почему я вспомнил этот антисемитский шедевр Аллы Боссарт? Причем здесь иртеньевская пощечина? При том, что у тех, кто слушал вашу речь, могло создаться впечатление, будто фашист Алекс Тарн на презентации "Иерусалимского журнала" выкрикнул что-нибудь вроде : "Всех гоев в газовую камеру!", а благородный Иртеньев (чьи стихи я, между прочим, обожаю и готов часами шпарить наизусть) отвесил ему пощечину. На самом же деле Тарн ничего не кричал, а написал пародию на шедевр, отрывки из которого приведены выше. Едкую пародию, не спорю.
Беда, что именно Иртеньев – в девичестве Рабинович – оказался мужем Боссарт. Как же его угораздило? Это ведь вам не "вода-и-камень-лед-и-пламень", не конь с трепетной ланью в одной упряжке! Кое-что похлеще! Боюсь, что сие не случайно. Как сказал в свое время В.Л. Теуш, "на каждого гения (как и на каждую старуху) бывает проруха". "Проруха" Иртеньева, при всей его гениальности, это тяжелейший еврейский комплекс неполноценности, который лезет из всех щелей в его стихах.

Поймали арабы еврея
И стали жестоко пытать,
А ну, говори нам скорее,
Как звать тебя, мать-перемать.

………….

Не скажешь — живым не надейся
Тюремный покинуть подвал,
Но имя герой иудейский
Сиона врагам не назвал.

Молчал до последнего вздоха,
Как те ни пытали его,
Он «р» выговаривал плохо
И очень стеснялся того.

Или
"Еврей пугливый к водопою
Спешит с еврейкою своей.

Или же

Три Петра и два Ивана,
Два Ивана, три Петра
Просыпались утром рано
И херачили с утра.

И завидовал им пьяным,
Двум Иванам, трем Петрам,
Трем Петрам и двум Иванам
Черной завистью Абрам.

Конечно же, стихи шуточные, да уж больно мала в них доля шутки…
Ну да ладно – комплексы комплексами, но ведь Иртеньев – поэт, и какой поэт!
Ему бы ответить Тарну строкой, не менее острой, не менее хлесткой, врезать эпиграммой! А он грабли распускает. Некрасиво это как-то.
Но вы, похоже, считаете, что вполне красиво. Вы даже не упоминаете суть конфликта, да для вас она и неважна. Тарн мыслит не так, как вы, любит страну, которую вы ненавидите, значит – фашист. А с фашистом что церемониться?! В морду ему!
Поразительная толерантность.
В свое время Губерман сказал вам: " Вы говорите много херни, как и положено талантливому человеку. Наверное, вам это зачем-то нужно – может, вы так расширяете границы общественного терпения, приучаете людей к толерантности, все может быть. Я вам за талант все прощаю".
Херню-то простить, вероятно, можно, а вот откровенное хамство и ненависть к инакомыслящим – вряд ли.
С остатками былого уважения
Александр Казарновский, писатель
P.S. Кстати, слово, которое произнес Ланселот – "скотина". На протяжении всего письма удалось ни разу его не употребить. Очень не хочется.
This page was loaded Aug 20th 2019, 10:05 pm GMT.