Дмитрий Беломестнов
Recent Entries 
5th-Jun-2017 08:05 pm - В Марокко на 87-м году жизни умер испанский писатель Хуан Гойтисоло
В Марокко на 87-м году жизни умер испанский писатель Хуан Гойтисоло


05.06.2017


Хуан Гойтисоло

В марокканском городе Марракеш 4 июня умер испанский писатель Хуан Гойтисоло. Ему было 86 лет.

Гойтисоло родился 5 января 1931 года в Барселоне, однако большую часть жизни провел за пределами Испании – в 1956 году, будучи в оппозиции режиму Франко, писатель был вынужден бежать в Париж. В 1996 году он переехал в Марокко.

Среди переведенных на русский язык произведений Гойтисоло романы "Ловкость рук", "Печаль в раю", "Цирк", "Прибой", "Остров", "Особые приметы". В 1990-х годах писатель был военным корреспондентом газеты El País в Чечне и Боснии и Герцеговине.

Войне в Чечне посвящена статья Гойтисоло под названием "Чечня, мир кладбищ". "В случае с Чечней мы имеем дело с проявлением беспредельной жестокости. Речь идет о целенаправленном уничтожении чеченской молодежи, а также женщин, стариков и детей, подозреваемых в так называемом "бандитизме". Сначала это делалось руками российской армии, а затем с помощью "эскадронов смерти" [главы Чечни Рамзана] Кадырова", – заявлял писатель.

Он отмечал, что "Путин, со свойственным ему цинизмом и оппортунизмом, присоединился к "крестовому походу" Запада против международного терроризма, заявив, что он вносит в него вклад, воюя с кавказским джихадизмом". "Теперь этот деятель выдает себя за миротворца, автора кавказского урегулирования", – добавлял Хуан Гойтисоло.

В 2014 году Гойтисоло стал обладателем литературной премии Мигеля де Сервантеса – крупнейшей ежегодной премии, которая вручается автору произведений на испанском языке.

Интервью Хуана Гойтисоло Русской службе Радио Свобода читайте здесь
30th-Mar-2017 07:25 pm - Россию обязали выплатить €50 тысяч за гибель участника акции в Дагестане
Россию обязали выплатить €50 тысяч за гибель участника акции в Дагестане


30.03.2017

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) http://hudoc.echr.coe.int/eng#{" languageisocode":["eng"],"documentcollectionid2":["judgments"],"itemid":["001-172440"]} обязал российские власти выплатить 50 тысяч евро семье дагестанского активиста Мурада Нагметова, погибшего от рук полицейских во время антикоррупционной акции протеста в регионе в 2006 году.

25 апреля 2006 года жители Дагестана вышли на митинг с требованием отставки главы Докузпаринского района республики Керимхана Абасова. Сотрудники правоохранительных органов открыли огонь по протестующим. Нагметов погиб от попадания в него патрона со слезоточивым газом. Всего жертвами разгона демонстрации стали три человека, еще несколько были ранены. Кроме этого, полицейские несколько дней держали в двух камерах около 60 задержанных на акции. Правозащитники осудили действия МВД Дагестана.

В России расследование по делу об убийстве Нагметова несколько раз приостанавливали, последний раз – в 2011 году. ЕСПЧ признал, что российские власти нарушили право Нагметова на жизнь.

Тогда же, в 2006 году, я в качестве корреспондента был на пресс-конференции правозащитников и пострадавших.
Мурад Нагметов был убит патроном со слезоточивым газом, который выстреливается из какого-то оружия. Патрон летит с большой скоростью и поэтому при прямом попадании с близкого расстояния может убить человека. Оружие, заряженное такими патронами, ни в коем случае нельзя направлять на людей.
Подробнее об этом деле - в тогдашней публикации Анна Политковской:
http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2006/2006-44.shtml
Как сказал отец убитого, он гордился тем, что его сын служил в российской армии, но после гибели Мурада чувство гордости исчезло.
Д.Б.
15th-Jun-2015 03:24 am - Травма Буденновска
Травма Буденновска

Олег Орлов (в блоге Свободное место) 14.06.2015

Ровно двадцать лет назад, 14 июня 1995 года, банда Шамиля Басаева вошла в небольшой провинциальный город Буденновск и захватила его. Трагедия привела к гибели больше ста мирных жителей, нескольких десятков милиционеров и военнослужащих.

Я приехал в Буденновск в составе группы депутатов и правозащитников, которая вела переговоры с террористами. Впоследствии мы были среди добровольцев-заложников, сопровождавших басаевцев до Чечни. Во главе группы был Сергей Адамович Ковалев, в те годы возглавлявший Комиссию по правам человека при президенте.

Вспоминая эти события, хочется обозначить две тяжелые проблемы, которые тогда не были решены нашим обществом и государством.

Во-первых, события в Буденновске были первым масштабным терактом, когда страна встала перед выбором: спасать заложников или уничтожить террористов - может быть, и ценой жизни этих заложников.

Хотя в Буденновске внешне возобладал первый подход и большинство заложников было спасено, мне кажется, что в действительности доминировала вторая позиция. В течение многих лет воспроизводилось вранье, будто бы успешный штурм был прерван в результате действий политиков, а силовикам дали приказ отойти. На самом деле политики вмешались, уже когда штурм захлебнулся. Лишь когда власти поняли, что новый штурм приведет к громадным жертвам среди заложников, разум возобладал.

Именно тогда понадобилась так называемая группа Ковалева, по своей инициативе оказавшаяся в Буденновске, но поначалу и близко не допущенная к штабу операции. Мы вошли в больницу и начали переговоры с Шамилем Басаевым. В результате переговоров террористы отказались от невыполнимых требований (вывести войска из Чечни), остановились на требовании о прекращении огня и начале переговоров Кремля с Дудаевым. Тогда уже подключился Черномырдин. Премьер-министр чувствовал груз ответственности, возложенной на него Ельциным, который вопреки кровавым событиям так и вел переговоры в Галифаксе и не вернулся в Россию (кстати, это рифмуется с катастрофой "Курска", когда во время гибели подводной лодки президента Путина не было на рабочем месте).

Но и потом, когда Басаев потребовал, чтобы некоторые заложники вместе с его бандой сели в автобусы и сопровождали его до Чечни, вовсе не исключался вариант уничтожения всей колонны вместе с мирными гражданами. И это несмотря на гарантии безопасности, данные добровольцам-заложникам как Черномырдиным, так и штабом антитеррористической операции. Когда мы подъехали к границе Ставропольского края и Северной Осетии и увидели, что в небе кружат вертолеты, а из одного из них высаживается спецназ, мне показалось: вот оно, началось. Уже в наши дни из воспоминаний Сергея Степашина (который тогда возглавлял ФСБ, а после Буденновска был отправлен в отставку) выясняется, что штурм колонны Басаева вместе с заложниками не состоялся лишь в силу технических обстоятельств. В частности, власти Северной Осетии отказались пропускать колонну на свою территорию и колонна Басаева была вынуждена поменять маршрут. А на территории Дагестана такой штурм был бы невозможен, потому что взбунтовались бы дагестанцы.

Второй аспект этого масштабного события - манипулирование сознанием и поведением людей, общественным мнением и даже памятью.

Когда мы приехали в Буденновск, то своими глазами видели, как по городу ходили странные люди, откровенные провокаторы, и распространяли панические ужасы о бесчинствах террористов в больнице. Распространялась информация, что половина заложников уже перебита, женщин насилуют, а младенцам разбивают головы об пол. Надо сказать, что террористы, оказавшись в больнице, сменили жестокость на рациональное поведение и поддерживали дисциплину в своих рядах. Но силовики психологически готовили и без того подавленных жителей Буденновска к тому, что когда будет силовая акция, террористы должны быть уничтожены невзирая на любые потери.

Те же провокаторы, узнав о нашем приезде, начали настраивать людей против нас. Вот, мол, приехал Ковалев и его люди, друзья чеченцев, которые пытались организовать переговоры с Дудаевым. Градус истерии в городе доходил до того, что нас просто могли растерзать. В конце концов мы были вынуждены спрятать Сергея Ковалева и он не выходил на улицу.

А после того как состоялись переговоры с Басаевым и мы вновь стали не нужны, все началось с начала. Губернатор потребовал, чтобы Ковалев немедленно покинул Ставропольский край... Какие же претензии были предъявлены нам? Казалось бы, Сергей Адамович предотвратил возобновление штурма и новые жертвы среди мирных граждан. Но теперь Ковалева обвиняли в том, что благодаря ему чеченцы безнаказанно уезжают из Буденновска.

Потом, когда некоторые из нас бывали в Ставропольском крае, мы столкнулись с тем, что история оказалась окончательно переписана. Люди помнят совсем иное, чем то, что сами же пережили: мол, зря остановили штурм, а он мог быть успешным… Хотя я видел своими глазами, как улица рыдала в истерике во время перестрелок и взрывов в больнице.

Этот ложный миф воспроизводится и в масштабах страны. Рассказывается "история предательства", а не сложнейшая драма спасения ни в чем не повинных людей. Теперь уже вина возложена и на Черномырдина, который не может ответить.

Говорят, что если бы уничтожили Басаева, то не было бы последующих терактов. Но умалчивают о том, что это было возможно только ценой гибели всех заложников.

И ведь помимо Басаева нашлись бы другие желающие. После этого был Кизляр, когда Радуеву продемонстрировали бескомпромиссность. Разве это остановило других террористов, которые во вторую чеченскую войну совершили теракт в "Норд-Осте"? Тогда вновь пожертвовали многими заложниками. И разве это остановило следующих, которые в Беслане устроили акцию, оказавшуюся за пределами всего человеческого?

Сегодня мне кажется, что никаких выводов ни власти, ни общество после буденновской трагедии не сделали. Хотя государство тогда было другим, в Думе были независимые депутаты, а в стране работали независимые средства массовой информации.

Оказались допустимы зверство, цинизм и предательство по отношению к своим собственным гражданам. Что в итоге привело к сегодняшним отношениям власти и общества: государство готово вновь и вновь жертвовать собственными гражданами ради достижения любой собственной цели.
12th-Apr-2015 01:09 pm - О карательной операции в поселке Временный (Дагестан)
http://www.novayagazeta.ru/society/68040.html
3rd-Oct-2014 01:53 pm - «Мемориал» посчитал, какие части Северо-Кавказского военного округа воевали на Донбассе
«Мемориал» посчитал, какие части Северо-Кавказского военного округа воевали на Донбассе

«Чеченцы на Донбассе» ­– один из пунктов нового доклада правозащитного центра «Мемориал». «Мемориал» опубликовал исследование о выходцах из Северного Кавказа, принявших участие в войне на Востоке Украины. Привлечение уроженцев этого региона к военным операциям имеет давнюю историю, несмотря на то, что на Донбассе речь идет о войне за «русский мир» – отмечают правозащитники.


Телеканал "Дождь"
13:11 02 октября 2014

Что им удалось выяснить, Тимур Олевский узнал у главы «Мемориала» Александра Черкасова.

Олевский: В вашем докладе, как я посмотрел, два пункта: «Чеченцы на Донбассе» и «Рамзан Кадыров и русский мир». Что вам удалось выяснить о присутствии выходцев с Кавказа на Донбассе, и что они вообще там делают, что защищают?

Черкасов: Во-первых, мы, по большей части, просто внимательно смотрели общедоступные источники. Правда, местные жители поначалу удивлялись. В городе Снежное медсестра даже кинулась к одному из ополченцев, которому стало плохо. Оказалось, он сел на колени и молился прямо на дороге. Для местных жителей это было непривычно. Потом появились другие свидетельства о том, что люди явно неместные и их начали называть чеченцами.

Олевский: Удивительно, я так понимаю, чеченцами называли людей необязательно из Чечни, а всех, кого видели похожих на выходцев из Северного Кавказа, да?

Черкасов: Понимаете, тут есть маленький детектив. Во-первых, чеченцы – это такой жупел. Все знают, что происходит в Чечне, поэтому удобно называть чеченцами всех кавказцев, которые там воюют. Хотя там воюют, например, осетины, или в российских регулярных частях много контрактников дагестанцев. Но есть слово «чеченцы», которое знают все, и есть слово «восток», батальон «Восток», в котором есть чеченцы. Ну простите, батальон «Восток» тот самый, который в 2008 году показал себя в Южной Осетии, действуя в авангарде российских колонн, он в том же году был и расформирован.

Откуда же батальон «Восток»? Потом стало ясно, что есть другой «Восток» - «Восток» Александра Ходаковского, действующий на востоке Украины, один из первых больших ополченческих батальонов.

Олевский: Возможно, путаница произошла из-за того, что в «Востоке» сперва служили бойцы из Южной Осетии, их принимать могли вполне и за чеченцев?

Черкасов: Там были и чеченцы, очевидно, и среди погибших в бою за донецкий аэропорт в конце мая этого года, среди погибших и раненых были и чеченцы. Как раз тогда 28 и 29 мая начали поступать убитые в Чечню, их начали хоронить.

Но дальше интрига оказалась еще интереснее. Оказалось, действительно «Восток» тот самый, ямадаевский «Восток», расформированный еще в 2008 году, не расформированный, а переформированный. Значительная часть его бойцов, как и бойцов другого батальона спецназа ГРУ «Запад», была влита в подразделение тех частей, которые на постоянной основе дислоцированы в Чечне. И многие оказались не у дел как из «Востока», так из «Запада». Когда началась вербовка добровольцев в Чечне, то люди действовали по старым связям. Старые связи были у участников этих самых батальонов, и бойцы «Востока» и «Запада» оказались таким образом на востоке Украины.

А потом пришел август, когда участие российских частей стало едва ли не открытым, и тогда там оказались бойцы этих бывших подразделений в составе регулярных сил. Это видео было в конце августа, когда пересекают границу на самом южном фланге в направлении Мариуполя и говорят друг с другом по-чеченски. Говорят: «Ты же не выложишь это в сеть?», ну конечно, это было выложено в сеть, «Кавказский узел» это комментировал. Что это такое? А это уже участие частей Южного федерального округа, самого воюющего и самого боеготового округа, управление которого развернуто в Ростове-на-Дону, совсем рядом с театром военных действий.

Олевский: То есть это военные российской армии, получается так.

Черкасов: Да. Например, 18-ая, если не ошибаюсь, бригада, воинская часть 27777. Которая понесла большие потери 13 августа. Об этом была публикация в «Новой газете». Известно, что 11 августа колонна российской воинской части вошла в город Снежное и встала на заводе Химмаша, на одном из немногих действовавших заводов в Снежном. Извините, нельзя было ставить так компактно огромное количество - более ста единиц автомобильной и бронетехники. 13 августа завод был накрыт украинскими «Градами».

По словам бойцов этой части, которые развозили родственникам тела погибших – груз 200, число погибших составило около 120 человек, число раненых – около 200. Это ведь тоже Чечня, отчасти потому что там были контрактники с Северного Кавказа, отчасти потому что это часть была привезена из Чечни. Это не единственная часть из Чечни – 17-ая бригада, 9-ая бригада, подразделение спецназа из Борзое. Просто обезлюдели гарнизоны, потому что их перебрасывали туда.

Есть и третий круг участия – те воинские части соединения, которые известны нам именно по первой и второй чеченским войнам. Та же самая Псковская дивизия, из которой рота десантников погибла зимой 2000 года в районе Улус-Керта. Тогда ведь больше сотни гробов в итоге доставили во Псков, если учесть еще гибель спецназовцев ГРУ. И вот опять, в августе - гибель псковских десантников, как раз именно там тщательнее всего пытались скрыть захоронения, были нападения на журналиста, там был избит Лев Шлосберг, публиковавший сведения о потерях этой дивизии. Эта дивизия - одна из самых воевавших и в первую, и вторую чеченские войны. Это неудивительно, потому что в российской армии не так много боеготовых частей, из которых можно было сформировать батальонные группы.

Олевский: Для борьбы непосредственно с регулярной армией другого государства?

Черкасов: Если гробы поступают туда, извините, можно сколько угодно говорить про добровольцев…

Олевский: Кстати, Александр. Я читал ваш доклад, и меня заинтересовал вопрос. Российское Министерство обороны утверждает, что есть погибшие на учениях в Ростовской области. Не подтверждать же участие российских военных на территории Украины. Но мне кажется, не проведено ни одного внятного расследования о том, при каких обстоятельствах такое количество погибших на учениях вдруг появилось. Ведь это же тоже странно, когда на учениях погибает много солдат и офицеров.

Черкасов: Это странно и чудовищно. Но как проведешь такое расследование, если на простые запросы о тех или иных погибших Министерство обороны отвечает: «А мы вам ничего не скажем, мы ничего не скажем обществу, потому что у нас есть закон о защите персональных данных»? Члены Совета по правам человека при президенте Элла Полякова и Сергей Кривенко задавали конкретные вопросы, но ответов на эти вопросы нет. Простите, но я напомню еще об одном. Персональное участие людей, так или иначе, засветившихся на Кавказе, в событиях на Украине.

Олевский: В вашем докладе отдельный пункт посвящен фигуре Рамзана Кадырова, участию его в проекте «Русский мир». Чему посвящена эта часть доклада?

Черкасов: Я бы не сказал, что это слишком интересно, просто это стоит почитать, потому что Рамзан Кадыров оказался в какой-то момент одним из основных спикеров, чуть ли не актором в событиях на востоке Украины с российской стороны, он выступал чуть ли не как представитель государства. Это май-месяц, еще до обострения событий, еще до первых больших потерь в районе Донецка, после того, как там оказались задержаны украинской стороной журналисты, Рамзан Кадыров выступил с несколькими резкими заявлениями. После этого он говорил, что благодаря ему участию журналисты были освобождены. Он, что называется, вышел на международный уровень.

Ну и другое – оказывается, в Чечне введены санкции, санкции против Барака Обамы, против Кэтрин Эштон. Это не новость, вы и в Москве можете встретить машину, «Жигули», на котором написано, что проезд в нем Бараку Обаме запрещен. Важно то, что один из немногих говоривших на эти темы был Рамзан Кадыров, Россия в целом-то молчит. Российские официальные лица либо несут невнятную ахинею, либо молчат.

Олевский: А Рамзан Кадыров выступает как человек, который не боится брать на себя ответственность за свои слова, потому что никто его к ответственности призвать не может или потому что он очень смелый человек?

Черкасов: Он так привык. Когда ему говорят, что чеченцы где-то сдались в Донбассе, он говорит то, что считает нужным. Он не привык себя останавливать. Он один из немногих парадоксальных, кто в современной России на эти вопросы дает хоть какие-то ответы, в то время как официальная Россия делает вид, что этого всего нет, и что мы тоже должны делать вид, что там ничего нет, а там гибнут наши соотечественники - и в ополченческих структурах, и в составе регулярных частей.

Олевский: Мне напоминает ваш рассказ мою встречу в Старобешево с мужчиной по имени Хасан, который сам, воюя за ополчение, представился бывшим бойцом Сулима Ямадаева из уже того легендарного батальона «Восток. Он рассказал, как он воевал в Южной Осетии, не секрет же, что он там воевал, а сейчас в Старобешево воевал против украинской армии. Это был как раз, скорее, доброволец, чем солдат регулярной армии. Появился доклад правозащитного центра «Мемориал». Что с ним будет дальше? Станет ли он основой какого-то расследования? Используют ли его какие-то международные структуры?

Черкасов: Господь с вами, этот доклад - регулярный бюллетень, который мы раз в квартал выпускаем. В этот раз половина страниц бюллетени оказалась посвящена, страниц 15, если угодно, Чечне на Донбассе, Чечне в широком смысле слова, потому что Игорь Иванович Стрелков - тоже Чечня, его деяние. Это забывать не стоит.

Олевский: Он сам воевал же в Чечне, и там был уволен из-за одного из инцидентов, произошедших в Чечне.

Черкасов: Не знаю, как он был уволен. Зато, по нашим сведениям, по четырем эпизодам исчезновения людей в 2001 года в районе села Хатуни, всего исчезли 6 человек, свидетели говорят, что именно человек, называвший себя Стрелков, причастен к этим исчезновениям. Он сам не отрицал, что он был там в 2001 году в районе Хатуни. Предыдущий наш такой бюллетень наполовину был посвящен участию чеченцев и выходцев Кавказа в вооруженном конфликте в Сирии.

НОВОСТИ ИЗ УКРАИНЫ:Read more... )
30th-Sep-2014 11:44 am - Дагестан: после «зачистки» в поселке Временный остались только женщины и дети
Дагестан: после «зачистки» в поселке Временный остались только женщины и дети


— 29 сентября 2014 г. —


24 сентября 2014 года в ходе визита в столицу Республики Дагестан полномочный представитель Президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе Сергей Меликов заявил: «Мы отошли от масштабного применения вооруженных сил, воинских формирований. Сегодня точечные удары наносятся по объектам вооруженного бандподполья, ведется борьба силами сотрудников правоохранительных органов. Мы также стараемся, чтобы не были затронуты и ущемлены права мирных граждан, тем более стремимся оберечь гражданское население от потерь».

Между тем, на момент приезда полпреда в Дагестан уже неделю шла масштабная спецоперация в поселке Временный Унцукульского района. Эта операция продолжается до сих пор. Методы ее проведения находятся в вопиющем противоречии с принципами ведения контртеррористических операций, заявленными полпредом.

Поселок Временный расположен в 2 км от села Гимры, уже в течение полутора лет находящегося в центре внимания правоохранительных органов (См. подробнее в бюллетене ПЦ «Мемориал» «Ситуация в зоне конфликта на Северном Кавказе: оценка правозащитников» (http://www.memo.ru/uploads/files/1047.pdf), (http://www.memo.ru/uploads/files/1148.pdf) (http://www.memo.ru/uploads/files/1360.pdf). Отметим, что режим КТО был введен во всем Унцукульском районе еще в марте 2014 г.

Поселок Временный был основан во время строительства Ирганайской ГЭС для размещения в нем строителей. Он состоит из двух пятиэтажных и восьми трехэтажных многоквартирных домов, а также нескольких десятков одноэтажных частных домов. Общее население Временного - немногим меньше тысячи человек. После завершения строительства в 2008 г. здесь поселились, в основном, выходцы из села Гимры. В частности, некоторые семьи переселились в поселок после того, как их дома были разрушены или сильно повреждены в ходе спецоперации в Гимрах весной 2013 г.

18 сентября 2014 г. поселок оцепила большая группировка военнослужащих и сотрудников МВД. Сюда подтянули десятки единиц бронетехники. Въезды и выезды из населенного пункта были перекрыты.

Гимринский тоннель, соединяющий Унцукульский район с Буйнакским районом, был перекрыт, как изначально объявили власти, на пять дней. Однако по истечении этого срока вплоть до сего дня проезд по тоннелю так и не возобновлен. В результате дорога из Махачкалы в 12 горных районов Дагестана стала длиннее на 2-3 часа.

19 сентября силовики зашли в поселок, после чего началась тотальная «зачистка». Жителям было приказано не выходить из домов.

Прессу и других внешних наблюдателей на территорию Временного не допускают. Поступающая в СМИ информация о происходящем в самом поселке фрагментарна. Согласно официальным источникам, в поселке Временный в ходе спецоперации в нескольких домах были обнаружены оружие и боеприпасы, также найдены четыре тщательно замаскированных бункера («Новое дело», № 38, 26.09.2014, И. Гуссейнов «Долгая блокада»). Впрочем, местные жители утверждают, что некоторые из этих «бункеров» на самом деле представляют собой обычные подвалы. Сообщалось также, что четверо мужчин из числа местных жителей, Хапизов Султанбег Магомедович, 1984 г.р., Камилов Магомедзагид Магомедович, 1979 г.р., Шамилов Муртазали и Байсултанов Магомедгажи Набиевич, были задержаны силовиками и увезены в неизвестном направлении. Позднее Магомедзагид Камилов был обнаружен на трассе у поселка Леваши, сведений о судьбе остальных задержанных нет.

Представители двух правозащитных организаций - Правозащитного центра «Мемориал» и Хьюман Райтс Вотч (Human Rights Watch) - 26 сентября предприняли попытку посетить поселок Временный для получения информации о происходящих в нем событиях в аспекте соблюдения прав человека. Однако проехать через блок-пост, расположенный на перекрестке дорог, ведущих в поселок Временный и село Гимры, не удалось. Силовики, стоящие на этом посту, отказались пропустить правозащитников не только во Временный, но и в Гимры, где на тот момент никакой спецоперации не проводилось. Более того, под предлогом якобы возникшей опасности в связи с появлением в окрестностях боевиков, силовики в масках потребовали, чтобы все гражданские автомашины, стоящие перед постом (на тот момент там находилось два десятка легковых машин) немедленно отъехали на пять км.

С дороги перед блок-постом у поселка и в нем самом было видно большое количество военной техники, включая и бронированную.

В последующие дни нам удалось встретиться с несколькими жителями поселка Временный. В результате их опроса сложилась следующая картина происходившего в поселке.

Утром 19 сентября в блокированный поселок въехали бронетранспортеры, грузовики с вооруженными силовиками и автобусы. Людей, в основном мужчин, выходивших из домов на улицу, силовики без объяснения причин закидывали в автобусы, остальным жителям поселка приказали не выходить из квартир и домов. Как сообщила нам одна из жительниц поселка, когда вооруженных людей спрашивали, зачем они приехали, те в ответ кричали: «Не ваше дело!» или «За бандитами!».

Автобусы с задержанными подъехали к расположенной на окраине поселка пожарной части. Здесь задержанных выгрузили, и автобусы уехали за новыми партиями задержанных.

Вскоре силовики начали «зачищать» дом за домом, выводя на улицу и погружая в автобусы подряд всех жителей поселка – мужчин и женщин, детей и стариков. Всех отвозили к помещению пожарной части. Здесь производилась «фильтрация» местных жителей. У них проверяли документы, снимали отпечатки пальцев, отбирали пробы ДНК, их фотографировали, данные сверяли по каким-то спискам в компьютерах. Процедура занимала много времени. Собранная силовиками толпа стояла на улице у пожарной части, многие дети плакали и кричали. Лишь через несколько часов прошедшим фильтрацию женщинам с детьми разрешили возвратиться в свои дома и квартиры, затем  домой смогли отправиться и остальные женщины. Однако от мужчин, прошедших фильтрацию, силовики потребовали немедленно покинуть территорию поселка. На вопрос: «Куда же идти?» Ответ был один: «Идите, куда хотите. До конца спецоперации во Временном вам на его территорию вход будет закрыт». Шокированные люди объясняли, что они не взяли с собой никаких вещей, кроме документов, что им не во что даже переодеться. «Нас это не касается» - был ответ. Часть женщин отказались уходить домой без мужей, братьев, отцов. Им было сказано, что они тоже могут уйти из поселка вместе со своими мужчинами. В результате часть семей целиком покинула поселок. Но большинство женщин, особенно тех, у кого есть маленькие дети, вернулись в свои дома и квартиры. Многие боятся бросить свои жилища, помня о том, что в Гимры во время спецоперации весной 2013 г. многие гимринцы, вернувшиеся к своим домам после сплошной «зачистки» села, обнаружили их полностью или частично разрушенными, разграбленными, оскверненными.

Мужчины разъехались - кто в близлежащие Гимры, кто к родственникам в другие населенные пункты. Они перезваниваются со своими семьями и пытаются понять, что происходит в поселке. Во Временном разрешили остаться лишь незначительной части мужчин, - главным образом тем, кто работает на обслуживании Гимринского тоннеля и Ирганайской ГЭС.

В поселке уже более десяти дней продолжается проверка. С помощью экскаватора силовики пытаются обнаружить замаскированные бункеры. Многие квартиры и дома неоднократно подвергаются обыскам. Можно предполагать, что имели место случаи вандализма. Нам рассказали, что когда женщина попросила силовиков не ломать дверь пустующей соседней квартиры и протянула им ключ, те приказали ей «не высовываться» и выбили дверь. В поселке не работают школа, детский сад, большинство магазинов. Силовики нередко запрещают местным жителям ходить по улицам, даже в аптеку за лекарствами.

Выяснилась судьба одного из четверых пропавших жителей Временного.

18 сентября Магомедзагид Камилов, накануне «зачистки» поселка, находился у своей матери, проживающий в центре Временного. Ему позвонили соседи и сказали, что к его дому, расположенному на окраине поселка, подошли военные, которые намерены обыскать дом и сейчас будут ломать двери. Он с ключами от ворот и дверей побежал в верхнюю часть поселка к своему дому и пропал. Поздним вечером 25 сентябряего обнаружили на трассе у поселка Леваши, далеко от Временного. Он позвонил родным и сообщил, что он живой, что его «выкинули на обочину трассы». Никакой более подробной информации о его состоянии и о том, где он находился с 18 сентября, пока нет.

Вышеизложенная информация требует проверки. В любом случае, методы проведения спецоперации в поселке Временный не могут не вызывать тревогу.

Правозащитный центр «Мемориал» направит полномочному представителю Президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе и Главе республики Дагестан письма с просьбой обратить пристальное внимание на события «зачистки» поселка Временный.
22nd-May-2014 05:02 pm - В центральном офисе «ЯБЛОКА» прошел обыск
В центральном офисе «ЯБЛОКА» прошел обыск

ПРЕСС-СЛУЖБА ПАРТИИ «ЯБЛОКО»
22 мая 2014


В главном офисе партии «ЯБЛОКО» в Москве только что прошел обыск в рамках уголовного дела по статье 298.1 Уголовного кодекса «Клевета в отношении судьи», изъяли компьютер. Дело заведено в отношении бывшего председателя Краснодарского отделения Андрея Рудомахи. Сергей Митрохин привлечен в качестве свидетеля.

В октябре 2012 года на сайте в партии в пресс-релизе, освещающем незаконный арест члена партии А. Мандригеля, появились такие слова: «Елена Золотухина известна как судья-беспредельщица, которая охотно выполняет заказы властей по вынесению заведомо неправосудных решений. Приговор А. Мандригеле подтверждает эту информацию», – отмечает он.

Следователи решили, что «он» — это Андрей Рудомаха, который упоминается в тексте ранее. Однако Сергей Митрохин заявил, что он является автором слов. На сайте партии была допущена техническая ошибка. Следователь изъял компьютер, с которого якобы был размещен пресс-релиз.

«Я здесь усматриваю политический заказ губернатора Краснодарского края Александра Ткачева, который сводит счеты со своими оппонентами — это местные активисты и члены партии «ЯБЛОКО». Эколога Евгения Витишко посадили за надпись на заборе, которую он не писал. Мы знаем, что правоохранительные органы находятся под жестким контролем краевых властей. Вот и до нас добрались. Впервые за всю 20-летнюю историю существования партии «ЯБЛОКО» у нас в офисе проходит обыск», — прокомментировал Сергей Митрохин.

Вчера лидер партии «ЯБЛОКО» Сергей Митрохин был на допросе в Замоскворецком межрайонном следственном отделе по этому делу. Допрос провел старший следователь лейтенант юстиции Сергей Смирнов.

--------------------------------------------
С уважением,
Мария Епифанова
тел.: +7 (495) 780 30 19
тел. моб.: + 7 926 174 28 29
http://www.yabloko.ru/
***

Также Андрей Рудомаха — координатор организации "Экологическая вахта по Северному Кавказу"
22nd-Feb-2014 12:12 pm - Завершение Олимпиады – но не гонений на активистов
Завершение Олимпиады – но не гонений на активистов

"Human Rights Watch"

Jane Buchanan
https://twitter.com/JaneMBuchanan
21 февраля 2014 г.



Давид Хаким на одиночном пикете в защиту Евгения Витишко, 17 февраля, 2014.
© 2014 Семен Симонов


После шокирующего приговора активисту-экологу Евгению Витишко 12 февраля у меня было ощущение, что власти, обеспечив молчание одного из самых известных ученых, который документировал экологические последствия предолимпийской подготовки, может быть – только может быть, наконец свернут многолетнюю кампанию притеснений, запугиваний, создания помех и принуждения к молчанию критиков сочинских игр. В конце концов, приговор Витишко последовал всего через несколько дней после шокирующей волны задержаний мирных протестующих в трех городах, которые проводили акции, приуроченные к открытию Олимпиады. Казалось бы, когда игры уже в полном разгаре и Россия, наконец, купается в лучах славы, власти оставят в покое критиков и активистов.

Но нет.

Новости посыпались с самого утра понедельника. Сочинские власти задержали местного активиста Давида Хакима, который вышел на одиночный пикет с небольшим плакатом в поддержку Витишко. Его аудитория, скорее всего, ограничилась бы полицейскими и правозащитниками. И, тем не менее, даже такой бесхитростный искренний крик души в поддержку товарища по борьбе за защиту Сочи, кардинально измененного Олимпиадой, не обошелся без вмешательства полиции. В городе по предолимпийскому указу Владимира Путина запрещены даже одиночные пикеты, которые обычно не требуют согласования с властями. Хакима быстро доставили в суд и назначили административное наказание в виде 30 часов обязательных работ.

Для Хакима это уже не первый опыт «общения» с местными властями. Полиция попыталась взять у него объяснения после одиночного пикета в декабре – тоже в поддержку Витишко.

В тот же понедельник пограничники задержали активиста-эколога Ольгу Носковец под предлогом того, что она незаконно находилась в одной из зон безопасности, которые были установлены к Олимпиаде. Носковец настаивает, что никакого опознавательного знака на дороге не было. Ее продержали около семи часов и отпустили. Как и у Хакима, у Носковец это тоже был не первый опыт общения с властями: 25 декабря 2013 г. ее вызывали в местную полицию для дачи объяснений относительно возможной «экстремистской» деятельности.

16 и 17 февраля полиция дважды ненадолго задерживала в Олимпийском парке трансгендера Владимира Луксурию – экс-депутата итальянского парламента. Как сообщалось в СМИ, Луксурия демонстрировала радужные цвета и несла флаг с надписью «Гей – о’кей», скандируя лозунги за права ЛГБТ. В июне 2013 г. российский парламент принял дискриминационный закон о запрете так называемой «гей-пропаганды» среди несовершеннолетних.

14 февраля власти остановили активиста за права черкесского меньшинства Аскера Сохта, когда тот ехал со своей дочерью домой, из Краснодара в Адыгею. Полиция грубо обыскала его машину, после чего задержала Сохта. По итогам формальных слушаний судья назначил Сохту семь суток ареста. Сохт сказал родственникам и друзьям, что считает это местью за его недавнюю критику церемонии открытия Олимпиады.

В начале февраля и в декабре ряд черкесских активистов подвергались задержанию, взятию объяснений, а в некоторых случаях – административному аресту. Многие из них выступали против решения российского правительства провести Олимпиаду в Сочи, который они считают землей предков.

Какой я могу сделать вывод из последних событий? Честно, хочется надеяться, что все, это, наконец прекратится. Но учитывая печальный опыт предолимпийских гонений на активистов в Сочи и продолжение этой практики в неизменном виде во время Олимпиады, волей-неволей готовишься к худшему, потому что, похоже, конца этой кампании по преследованию критиков не будет.
16th-Feb-2014 01:08 am - "Amnesty International": приговоренный к трём годам Евгений Витишко является узником совести
Amnesty International: приговоренный к трём годам Евгений Витишко является узником совести

Краснодарский суд 12 февраля 2014 года вынес решение о том, что Евгений Витишко должен отбыть трехлетний срок в колонии. Это последний шаг в длительной кампании российских властей против экологов Краснодарского края, где проходят Зимние Олимпийские игры, целью которой было помешать им рассказать об экологическом ущербе, нанесённом краю. Об этом в пятницу, 14 февраля, заявила Amnesty International.

Преследование местных экологов усилилось за несколько месяцев до открытия Олимпиады, и Евгений Витишко в связи с его деятельностью стал одной из главных целей этих преследований. Решение отправить его отбывать приговор в колонию стало последним эпизодом в кампании, проводимой против него российскими властями, которые пытались помешать протестам в Краснодарском крае в преддверии Игр в Сочи и в частности заставить замолчать одного из самых активных и авторитетных критиков, в конечном итоге даже посадив его в тюрьму.

Amnesty International уверена, что Евгений Витишко - узник совести и он должен быть немедленно и без каких-либо дополнительных условий выпущен на свободу.

Евгений Витишко - известный член общественной организации "Экологическая Вахта по Северному Кавказу" ("Эковахта") в Краснодарском крае. Эта организация стала известной благодаря своей работе по выявлению ущерба, нанесённого строительством олимпийских объектов, и других экологических проблем региона. Её члены подверглись всё более агрессивной и последовательной кампании преследований со стороны российских властей в преддверии Олимпиады в Сочи.

Евгений Витишко - гражданский активист - эколог из города Туапсе, который находится недалеко от Сочи и входит в район, где проходят Олимпийские игры. История его преследования властями, которое продолжается уже не один год, показывает, что в первую очередь цель уголовного преследования - заставить его замолчать. Его отказ оставить свою общественную деятельность и воздержаться от критики властей привёл к тому, что власти использовали против него, а также против его товарищей экологов из "Эковахты", все более жёсткие методы, а его заключение стало последней мерой.

Власти усилили преследование некоторых членов НКО перед началом Олимпиады - их несколько арестовывали и задерживали на короткие сроки, проводили личные обыски, полиция допрашивала самих активистов и их близких родственников, сотрудники полиции и спецслужб выносили им неофициальные предупреждения, чтобы они воздержались от акций протеста во время Олимпиады в Сочи. Перед решением суда 12 февраля 2014 года Евгений Витишко был арестован на 15 дней на основании сфабрикованных обвинений в административном правонарушении. Подробное описание этой кампании по преследованию активистов "Эковахты" детально описано Amnesty International и изложено в открытом письме президенту Международного Олимпийского Комитета Томасу Баху.

Уголовное дело против Евгения Витишко было открыто в связи с кампанией "Эковахты" против незаконной вырубки лесов и строительства в охраняемых лесах в Краснодарском крае. Организация обнаружила предположительно незаконный забор, который был поставлен в лесу, мешал общественному доступу и возможно скрывал некую незаконную деятельность. Несколько месяцев члены организации с помощью официальных жалоб призывали местные и федеральные органы власти обратить внимание на происходящие нарушения, но безрезультатно. В официальных ответах, которые они получили, было сказано, что никаких нарушений нет, и что вопреки утверждениям экологов, общественному доступу на обсуждаемую территорию ничто не препятствует. По крайней мере в двух случаях - 27 февраля 2011 года и 27 августа 2011 года - активисты-экологи попытались провести мирный протест рядом с тем самым забор в лесу, и оба раза их задерживали якобы за неповиновение законным требованиям полиции. Тринадцатого ноября 2011 года Евгений Витишко и другие активисты пришли на место, чтобы задокументировать существование забора и деятельность, происходящую за ним. Они отогнули и сняли две секции забора, чтобы осмотреть огороженную часть леса, так они стали свидетелями уничтожения редких и охраняемых видов деревьев, и нарисовали несколько граффити на заборе в знак протеста.

Евгению Витишко и другому активисту, Сурену Газаряну, предъявили обвинения по статье 167, часть 2 Уголовного кодекса (умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба и совершённое из хулиганских побуждений), и на последовавшем за этим суде их признали виновными. Его приговорили к трём годам колонии условно с испытательным сроком в два года. На этот период на активистов наложили режим ограничений, в соответствии с которыми он не могли покинуть родной город без специального разрешения властей. Это существенно ограничило их способность заниматься профессиональной экологической деятельностью. Сурен Газарян после этого покинул страну и получил убежище за границей на основании того, что он подвергался преследованиям за природоохранную деятельность.

Судебный процесс над ними носил политический характер, изобиловал нарушениями стандартов справедливого судебного разбирательства и привёл к осуждению активистов. Поданные ими апелляции были отклонены. Защита Сурена Газаряна попробовала опротестовать это решение, но Областной краснодарский суд вынес решение о том, что у него не осталось права на апелляцию. В ответ активист опротестовал это решение в Верховном суде Российской Федерации. 21 октября 2013 года Верховный суд РФ вынес решение, в котором отмечался целый ряд значительных ошибок в судебном постановлении суда низшей инстанции, и постановил, что апелляция должна быть рассмотрена. При этом Верховный суд признал, что следует рассмотреть вопрос законности возведения забора, против которого протестовали активисты, и личности законного владельца этого забора.

Следует отметить, что обвинения были выдвинуты только против Евгения Витишко и Сурена Газаряна, двух самых активных членов группы, участвовавшей в протесте. Однако, их личная роль в повреждении забора не была изучена судьей так, как того требует закон. Размер причинённого ущерба и финансовое положение стороны, понёсшей ущерб, являются важными элементами дела для того, чтобы определить, какие обвинения в данном случае могут быть выдвинуты - по статье 167 или возможно значительно меньшие, включая административные. Заключение экспертизы, предоставленное защитой, предположило, что истинный ущерб был причинён меньше, чем на 1000 рублей, но обвинительный приговор был основан на данных, предоставленных свидетелем обвинения, согласно которому ущерб был почти в 138 раз выше. По словам обвинения, несмотря на протесты защиты пострадавшей стороной была названа небольшая строительная компания, а не большая компания ЗАО Агрокомплекс, которая работала там по договору и действительно владела забором.

В соответствии с решением Верховного суда от 21 октября 2012 года защита запросила новые слушания по апелляции в деле против Евгения Витишко и Сурена Газаряна. Несмотря на решение Верховного суда, суд низшей инстанции постановил, что оснований для пересмотра дела Евгения Витишко нет. Вскоре после этого 20 декабря 2013 года Евгений Витишко был доставлен в суд в связи с заявлением, что он покидал город без разрешения и таким образом нарушил режим ограничений, связанный с его условным заключением. Судья вынес решение о том, что за нарушение режима Евгений Витишко должен отбыть трёхлетний срок в колонии.

Евгений Витишко опять подал апелляцию на решение суда. Изначально слушания по ней ожидались 22 февраля 2014 года.

Тем временем активисты "Эковахты" планировали 5 февраля 2014 года провести в Сочи презентацию доклада о воздействии Олимпиады в Сочи на состояние окружающей среды. Однако, они были вынуждены отказаться от своих планов после после того, как власти начали против них очередной этап преследований. Таким образом, Евгений Витишко и другой активист Игорь Харченко были арестованы в связи с отдельными инцидентами, произошедшими 3 и 4 февраля соответственно, и проговорены к заключению по сфабрикованным и абсурдным обвинениям. Одновременно с этим, по меньшей мере пять других активистов "Эковахты" также были задержаны полицией на несколько часов.

Евгений Витишко были арестован полицией 3 февраля 2014 года около 10:30 утра, когда он выходил из здания уголовно-исправительной инспекции в Туапсе, куда он приходил, чтобы попросить разрешение на поездку в Сочи на презентацию доклада и другие встречи. Когда его арестовали, полицейские сказали ему, что он задержан по подозрению в краже. Однако, сразу после того как Евгений Витишко прибыл в полицейский участок, его обвинили в "мелком хулиганстве" в связи с заявлением о том, что он ругался матом тем утром на автобусной остановке. У него сняли отпечатки пальцев и проверили мобильный телефон. Кроме того, по словам его адвоката, который разговаривал с полицией по телефону, полицейские признали, что у них нет письменных показаний свидетелей о заявленном инциденте. Судя по всему, только после этого телефонного разговора полиция начала искать свидетелей, которые могли бы представить письменные показания.

Евгений Витишко в тот же день предстал перед судом; когда он потребовал присутствия своего адвоката, судья отказал и настаивал на том, чтобы Евгения представлял назначенный государством адвокат, от которого Евгений Витишко отказался. Судья также отказался вызвать двух предполагаемых "свидетелей" инцидента и принял письменные показания в качестве достаточного доказательства его вины. Евгений Витишко попросил предоставить информацию о том, каким образом полицейские установили обстоятельства инцидента, описанного в их рапорте как "мелкое хулиганство". Судья отклонил и этот запрос. Заседание суда заняло всего несколько минут. Евгений Витишко был признан виновным в "мелком хулиганстве" и был приговорён к 15 суткам ареста. Только после того как Витишко начал отбывать наказание, адвокат смог с ним встретиться.

Евгений Витишко немедленно опротестовал решение суда, но его забрали отбывать наказание прямо из зала суда до того, как апелляция была выслушана. В то же время дата рассмотрения его апелляции по предыдущему уголовному делу была перенесена на 12 февраля, когда Евгений Витишко должен был ещё отбывать свой административный арест в 15 суток. В то время как он отбывал административный арест в Туапсе, слушания по его апелляции проходили в Краснодаре. Активист не мог присутствовать на них лично и ему пришлось использовать видеосвязь. Его апелляция была отклонена и он отправится отбывать трёхлетний приговор сразу после окончания административного ареста.

История преследований Евгения Витишко демонстрирует намерение властей преследовать активиста за его природоохранную деятельность. Вместе в Суреном Газаряном он был выделен из протестующих экологов как местный лидер и наиболее активный критик администрации Краснодарского края. Против них были выдвинуты уголовного обвинения на политическом судебном процессе, в ходе которого были допущены грубые нарушения принципа справедливого судебного разбирательства. Несмотря на решение Верховного суда, который признал некоторые из этих нарушений и право на апелляцию, Евгения Витишко лишили этого шанса.

Последние правовые маневры не оставляют сомнений в том, что настоящая цель властей в этом деле заставить замолчать оппонента, а не наказание за преступление. Евгений Витишко и его коллеги работали над сбором документальных свидетельств об экологических проблемах в Сочи, но вместо того чтобы расследовать заявления о незаконной вырубке лесов, было заведено уголовное дело против тех, кто стремился разоблачить эти нарушения. В то же время всех активистов "Эковахты" заставили замолчать, и им пришлось отказаться от планов представить в Сочи результаты своих исследований о том, что стоили Олимпийские игры в Сочи окружающей среде.

Amnesty International считает, что Евгений Витишко является узником совести, которого лишили свободы за то, что он мирно использовал свое право на свободу выражения мнений. Он должен быть освобождён немедленно и без каких-либо условий.
5th-Feb-2014 10:55 pm - Политические репрессии перед сочинской олимпиадой:с сайта "Экологической Вахты по Северному Кавказу"
Новости

В Краснодаре полиция пыталась сорвать пикет в защиту Игоря Харченко

февраль 5, 2014
Сегодня в Краснодаре возле Отдела полиции по Центральному округу города был организован одиночный пикет в защиту Игоря Харченко, которого вчера безо каких-либо законных оснований сначала задержали а сегодня потом осудили на 5 суток административного ареста.

Игоря Харченко на закрытом заседании осудили на пять суток административного ареста
февраль 5, 2014
Сегодня, 5 февраля 2014г., в Краснодаре в Ленинском районном суде состоялось рассмотрение административного дела члена Совета Экологической Вахты по Северному Кавказу Игоря Харченко. Дело рассматривал судья Станислав Буренко.

Игорь Харченко задержан и проведет ночь в спецприемнике Западного округа Краснодара, ему грозит 15 суток по статье 19.3 КоАП
февраль 4, 2014
Сегодня в Краснодаре в 18 часов вечера полицейскими с применением грубого насилия возле Краснодарского офиса партии «ЯБЛОКО», расположенного по адресу ул.Чкалова 123/1, был задержан член Совета Экологической Вахты по Северному Кавказу Игорь Харченко.


Пресс-релизы

ПРЕДОЛИМПИЙСКИЙ БЕСПРЕДЕЛ В КРАСНОДАРЕ

февраль 4, 2014

ШЕСТЕРЫХ ЧЛЕНОВ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ВАХТЫ ЗАДЕРЖАЛИ В КРАСНОДАРЕ ПЕРЕД ПРОНОСОМ ОЛИМПИЙСКОГО ОГНЯ
февраль 3, 2014
17th-Jan-2014 11:26 pm - "Human Rights Watch" осуждает репрессии власти против ее критиков в Сочи и соглашательство МОК
Россия: накануне Игр власти принимают все новые меры, чтобы заставить критиков Сочи замолчать
МОК повернулся спиной к российским активистам, не защитив их от безобразных гонений



Евгений Витишко в Туапсе возле УВД в день, когда выпускали из изолятора для административно-осужденных Сурена Газаряна
© 2012 Олег Козырев


(Москва, 15 января 2014 г.) – Как отметила сегодня организация Хьюман Райтс Вотч, в последние недели накануне зимних Олимпийских игр-2014 в Сочи усилилась кампания неприкрытого притеснения и запугивания природозащитников и гражданских активистов, развернутая властями России.

С конца декабря сотрудники правоохранительных органов препятствуют проведению мирного одиночного пикетирования, задерживают и берут под стражу протестующих. Нескольких активистов и адвоката вызывали в полицию или приходили к ним домой с требованиями, чтобы эти люди явились в правоохранительные структуры для беседы об их деятельности, связанной с Олимпиадой. В некоторых случаях власти оправдывали свои действия ужесточением мер безопасности накануне и на период Игр.

Этой эскалации давления предшествовали несколько лет государственных гонений на тех, кто критикует подготовку к Играм, отмечают в Хьюман Райтс Вотч.

«Прикладывая все больше усилий к тому, чтобы заставить замолчать критиков Сочи, российские власти показывают, на что они готовы пойти, чтобы избавиться от негативных упоминаний об Играх, — сказала Джейн Бьюкенен, заместитель директора Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. — Если власти не хотят нанести урон и без того неоднозначному имиджу Олимпиады, они должны прекратить гонения на активистов и людей, которые выражают законную озабоченность существующими проблемами».

25 декабря 2013 года в нескольких российских городах, включая Сочи, активисты устроили одиночные пикеты в поддержку активиста-эколога Евгения Витишко, условный приговор которому 20 декабря был заменен реальным лишением свободы сроком на три года в колонии-поселении якобы из-за нарушений Витишко режим ограничений, связанного с условном сроком. Изначально он был осужден по сомнительному обвинению в умышленном уничтожении или повреждении имущества из хулиганских побуждений – дело было связано с надписями, которые группа активистов-экологов нанесла на строительный забор дачного участка, предположительно принадлежащего губернатору Краснодарского края, в ноябре 2011 года.

Как рассказал Александр Попков, адвокат, который 25 декабря был с некоторыми из активистов после одиночных пикетов в Сочи и общался с другими участниками, полицейские допросили одного из протестующих по окончании пикета в ближайшем кафе. В Краснодаре власти изъяли у активистки плакат, чтобы проверить его на «экстремизм». В надписи на плакате содержалась отсылка к тому факту, что у Витишко двое маленьких детей: «Лишить детей отца – из-за воровской Олимпиады?»

29 декабря 2013 года полицейские задержали четырех активистов-экологов рядом с Джубгой — приморским курортным поселком примерно в 170 километрах от Сочи. Их приговорили к трем суткам административного ареста за предположительное «неповиновение законному требованию сотрудника полиции». Полицейские остановили активистов, когда те попытались пройти к тому самому забору, который, по версии прокуратуры, повредил Витишко. Активисты отрицают предъявленные им обвинения.

В конце декабря представители властей приходили домой к 10 активистам и журналистам Краснодарского края, чтобы обсудить с ними их активистскую деятельность. Среди них была Наталья Калиновская, которая много лет открыто выступает с критикой по различным экологическим вопросам и в связи с нарушениями прав собственности в ходе олимпийского строительства. Двадцать второго декабря трое сотрудников уголовного розыска без ордера вошли в дом родителей Калиновской, чтобы найти Калиновскую, и сказали ей, что хотят «поговорить об Олимпиаде в Сочи». Полицейские настаивали, чтобы Калиновская проследовала в отдел, где на нее заполнят специальную карточку для лиц, внесенных в список так называемых организаторов митингов и беспорядков. Сотрудники показали ей список, но не пояснили, кем он составлялся и на каком основании. Калиновская отказалась идти в отделение полиции без официальной повестки. Полицейские ушли из дома лишь после того, как она сказала, что собирается уехать из Сочи на время Олимпиады.

«Лица, склонные к экстремистской деятельности»

25 декабря в сочинскую полицию вызвали на допрос активистку Ольгу Носковец и потребовали от нее заполнить специальную карточку для «лиц, склонных к экстремистской деятельности», внеся в нее подробные личные данные. Адвокат Носковец рассказал Хьюман Райтс Вотч, что полицейские также спрашивали ее о планах «на время Олимпиады» и настаивали, чтобы она подписала заявление, в котором говорилось, что она не собирается заниматься во время Игр противоправной деятельностью.

В последние годы и Калиновская, и Носковец сталкивались с давлением из-за своей активистской деятельности в связи с Олимпиадой.

Еще одна активистка в сфере защиты окружающей среды, которая, опасаясь за свою безопасность, попросила не называть ее имени, рассказала Хьюман Райтс Вотч о том, что ей как минимум 10 раз звонил человек, представлявшийся сотрудником «имиджевого отдела» Федеральной службы безопасности, расспрашивал про ее природоохранную деятельность и приглашал в местное управление ФСБ «для беседы». Звонки начались в марте 2013 года и продолжались по состоянию на январь 2014 года. Сотрудник просил активистку не афишировать его звонки, интересовался ее встречами с иностранными журналистами и предостерегал от общения с журналистами, которые критикуют Россию.

«Беспокойство российских властей по поводу терроризма и безопасности в преддверии Олимпиады совершенно обосновано, и власти мере отвечает за обеспечение безопасности во время Игр, — заметила Бьюкенен. — Но государство не может под предлогом безопасности преследовать и запугивать критиков, чтобы заставить их замолчать, в том числе на время Олимпиады».

25 декабря 2013 года полицейские приходили домой к Александру Попкову — адвокату, который представлял интересы многих журналистов, активистов и трудовых мигрантов в Сочи. Попков рассказал Хьюман Райтс Вотч, что его в этот момент не было дома, поэтому сотрудник полиции позвонил ему на мобильный телефон и пригласил в отдел «спокойно обсудить Олимпиаду». Попков отказался отвечать на какие-либо вопросы без официальной повестки. Затем полицейские стали расспрашивать соседей Попкова о его деятельности. Пятого января 2014 года двое сотрудников полиции остановили Попкова на центральной улице Сочи для проверки документов, не имея на то никаких оснований.

«Потемкинские зоны» для митингов в Сочи

Российские власти приняли и другие меры для подавления свободы слова накануне и во время сочинской Олимпиады. Президент издал указ, жестко ограничивающий проведение митингов на значительной части территории Сочи с 7 января 2014 года и до окончания Паралимпийских игр в марте. Власти выделили так называемую «площадку для проведения общественных мероприятий» в небольшом поселке примерно в 15 километрах от Олимпийского Парка. Все желающие воспользоваться площадкой должны получить разрешение от властей, включая ФСБ. Несмотря на негативный опыт с аналогичной «площадкой для проведения общественных мероприятий» во время Олимпиады в Пекине, Международный олимпийский комитет (МОК) похвалил такое решение, заявив, что оно позволяет гарантировать российским гражданам свободу волеизъявления.

«Эти потемкинские площадки для митингов никого не убедили — очевидно, за исключением МОК, — что в России соблюдается свобода слова, — добавила Бьюкенен. — Такого рода ограничения на проведение общественных мероприятий чрезмерно и не может быть оправдано соображениями безопасности».

Хьюман Райтс Вотч зафиксировала множество случаев, когда власти притесняли, запугивали и задерживали активистов и журналистов в Сочи, а также тех, кто работал над темами, связанными с Сочи.

«МОК очень сильно навредил российским активистам, не возразив против мер, принятых российскими властями, чтобы заставить критиков замолчать, — заключила Бьюкенен. — В Олимпийской хартии содержится ясный призыв к тому, чтобы олимпийское движение помогало сохранять человеческое достоинство. Однако вместо этого вокруг Игр в Сочи создается атмосфера страха и запугивания».
31st-Dec-2013 12:33 am - Актуально: статья правозащитника Александра Черкасова о причинах террора (2004 г.)
Между властью и террором

Александр Черкасов
Полит.ру
07 февраля 2004, 10:47


После утреннего взрыва 6 февраля московское метро наводнили солдаты внутренних войск и милиция. Было бы опрометчиво ругать "силовиков" за запоздалую показуху - они, скорее всего, действительно пытаются предотвратить новые теракты. А ожидать их было бы логично - для того, чтобы действительно "поставить на уши" взбудораженную Москву, и показать людям их беззащитность. А еще потому, что в Москву, скорее всего, был переброшен отнюдь не один террорист - так было и в октябре 2002-го, и в июле 2003-го.

Сегодня новые взрывы никому во власти не нужны - в отличие от прошлых выборов, парламентских 1999-го и президентских 2000-го. Тогда основными инструментами пропагандистской кампании, обеспечившими успех "партии власти", стали именно рейд в Дагестан и взрывы домов – с начатой вслед за этим "второй чеченской войной".

Я отнюдь не хочу приписать эти взрывы спецслужбам - хотя настоящее расследование проведено не было, а прошедший суд менее всего способствовал установлению истины. Я просто повторю: "Мы не знаем, кто эти взрывы организовал, но мы совершенно точно знаем, кто их использовал". Это слова из статьи Глеба Павловского "За неимением Рейхстага", написанной о взрывах в московском метро 8 января 1977 года. Тогда, по горячим следам, "журналист" Виктор Луи, доверенное лицо КГБ, сообщил западным журналистам о причастности ко взрыву "диссидентов".

В те годы Павловский оппонировал этому пиар-применению трагедии. А двадцать с лишним лет спустя террор стал весьма эффективным инструментом пропаганды предвыборной - тем более, что в той кампании активно участвовал и сам Глеб Олегович...

Но невозможно выиграть две предвыборные кампании - с разницей в четыре года - под одним и тем же лозунгом "маленькой победоносной войны с террористами". Какая она тогда маленькая? И почему - победоносная?

Войну необходимо было спрятать - это и делали в течении всего последнего года.

Террор, равно как Чечня, почти не обсуждались в государственных и лояльных властям СМИ. Точнее, сменились акценты: с собственно конфликта и проблемы - на их решение и урегулирование.

С чеченским сепаратизмом формально покончили путем мартовского референдума и октябрьских выборов Кадырова. После выборов ровным счетом ничего не изменилось – ни в Чечне, ни за ее пределами. Достаточно вспомнить декабрьские взрывы в Ессентуках и в Москве или недавний рейд боевиков в горы Дагестана. Непонятно, кто это был и сколько из них ушло, однако к Новому году об уничтожении отряда отчитались. Награждал спецназовцев сам Путин - все проблемы должны были остаться в прошлом году!

Не получилось.

Теперь в центр обсуждения вновь всплыла неприятная для Владимира Путина тема.

Кроме того, вышедший из-под контроля Сергей Глазьев использовал трагедию в метро для предвыборной агитации вполне погромного толка. В этой ситуации действующий политик связан в высказываниях своим положением и всегда проигрывает маргиналу. Так было в Грузии в 1989-1990 гг., когда Звиад Гамсахурдиа победил секретаря компартии Гиви Гумбаридзе, развязав националистическую истерию. Так было и в Чечне в конце 1990-х, в период "шариата" и построения "исламского государства", когда Аслан Масхадов не мог оппонировать "ваххабитам", используя рациональные доводы. Теперь вот оппонент Путина, вышедший из-под контроля кремлевской администрации, говорит то, что не может сказать действующий президент.

Так что в интересах Путина было бы спрятать до выборов чеченскую войну и ее отголоски.

Не получилось.

За четыре года в Чечне был накоплен такой "багаж" ошибок и преступлений, что от него нельзя отказаться запросто, с помощью символических жестов вроде "избрания Кадырова" или раздачи наград.

В последние недели в центре предвыборной дискуссии находилось государство - исполнительная власть, силовые структуры, которые наступают на права граждан под предлогом обеспечения общественной безопасности и борьбы с терроризмом. Но 6 февраля нам напомнили, что мы живем в условиях реального террора.

Подпольная террористическая сеть, действующая в России - не вымысел, а действительность. Но "ваххабиты" – религиозные экстремисты и террористы – были в Чечне и за ее пределами и три, и пять лет назад. Однако "шахидский" террор в его палестинском варианте развернулся у нас лишь в последние год-полтора.

Быстро остановить террор в России теперь, похоже, не удастся даже при большом желании и разумной тактике. И дело тут вовсе не в чеченской реальности, а в нашей общей российской действительности.

Во-первых, коррупция. Нынешние наши силовые структуры террористов остановить не могут, как их не усиливай. Чтобы из Чечни через КПП "Кавказ-1" без досмотра и проверки документов выехала машина с людьми, достаточно предъявить "форму № 50" - пятьдесят рублей. Сплошная проверка документов у всех "подозрительных" лиц идет в московском метро постоянно, по тем же (или немного большим) расценкам.

Во-вторых, произвол. Достаточно сказать, что за последние годы в Чечне "исчезли" - в основном, были увезены "неизвестными лицами в камуфляжной форме, приехавшими на бронетехнике" - более трех тысяч человек. Семья, как правило, даже не могла справить траур по "исчезнувшему" - то есть он оставался вечным напоминанием для родственников. Так создавали мстителей - "мобилизационный резерв" для террористического подполья. Российские спецслужбы это, кажется, понимают - по словам начальника УФСБ по Чечне, после терактов прошлого лета начали брать на заметку родственников "исчезнувших" и убитых. Но можно ли уследить за тысячами?

Наконец, беззаконие. Изнасилования в Чечне носили, надо думать, отнюдь не запланированный, но, тем не менее, массовый характер. Сколько женщин стали в Чечне жертвами насильников за годы "зачисток" - неизвестно. О "пропавших" подают заявления в прокуратуру, о насилии - практически никогда. И взять жертв на учет ФСБ никак не сможет. Между тем это тоже кандидаты в мстители, и даже более решительные.

Но то - государство. А мы, граждане?

Похоже, мы забыли про реальность и поверили сказкам. В России сложилось ощущение (старательно поддерживаемое властью), будто проблема терроризма решена - заодно с ликвидацией чеченского сепаратизма.

Похоже, взрыв в вагоне метро 6 февраля стал для москвичей полной неожиданностью.

Почему? Ведь, казалось, здравый смысл подсказывал: после захвата заложников на Дубровке, взрывов в Тушино, на Тверской-Ямской и на Манежной повторение чего-то подобного в Москве более чем вероятно.

Все равно не ждали. Может быть, потому, что в метро гибли самые что ни на есть простые люди, а на мюзиклы и концерты ходят "богатенькие". Подлая мысль, но... ведь точно так же думают о "зажравшихся москвичах" многие наши соотечественники.

В метро ехали такие же обыкновенные люди, как и в электричке, взорванной 5 декабря в Ессентуках - там тоже погибли более пятидесяти человек. Но тут в восприятии уже сказался "московский сепаратизм" - это все далеко, у них, на Кавказе...

Правда, в сентябре 1999-го, когда именно "простые люди" гибли в жилых домах Буйнакска, Москвы и Волгодонска, можно было понять: "вместе мы русские", бедные и богатые, вне зависимости от этнической принадлежности и места жительства - и каждый из нас может стать мишенью террориста.

Вот только жаль, что тогда, осенью 1999-го, российское общество отказалось включить в это "вместе" живущих в Чечне. Ощутить их людьми. По сути, такими же жертвами террора.

Все эти годы война шла при нашем молчаливом согласии, во всяком случае - без заметных возражений. Чаша человеческого горя переполнялась. Из нее черпали материал организаторы террора. Теперь нам вернулось наше молчание.

Российское общество сегодня находится под двойным прессом. С одной стороны - террористы. С другой - государство, чья "борьба с террором" болезнь отнюдь не лечит, но усугубляет. По отдельности эти вызовы вставали перед обществами разных стран. Двадцатый век оставил нам в разной степени успешный опыт противостояния тоталитарному государству. Есть и современные примеры жизни - не выживания! - в условиях террора маргинального. Нам предстоит решать две эти задачи сразу - и до, и после выборов.

Террор в России Чечня
25th-Dec-2013 08:38 pm - Ихлов и Коцюбинский на Радио "Свобода" о распаде империи
Кавказ: почему Ходорковский с Путиным?
О подходе Михаила Ходорковского к проблемам Кавказа и единства России дискутируют политологи Даниил Коцюбинский, Сергей Маркедонов и Евгений Ихлов


Михаил Соколов
24.12.2013 19:05


Кавказский тест: почему Ходорковский вместе с Путиным?

О подходе Михаила Ходорковского к проблемам Кавказа и единства страны, попытках Кремля запретить дискуссии о возможности распада России, воссоздании евразийской империи и жупеле "сепаратизма" в программе "Лицом к событию" дискутировали политологи и историки:
Даниил Коцюбинский, Сергей Маркедонов и Евгений Ихлов.

Ведет передачу Михаил Соколов.

Михаил Соколов: У нас в студии историк и политолог Сергей Маркедонов, недавно вернувшийся в Россию из Вашингтона, где он долго работал, с нами будет по телефону публицист, колумнист сайта "Каспаров.ру" политолог Евгений Ихлов и историк и политолог Даниил Коцюбинский будет с нами по скайпу из Санкт-Петербурга.

Говорить мы будем в основном о ситуации на Северном Кавказе и о различных дискуссиях, которые пока еще возможны легально в России, как раз о возможности в том числе распада России.

Поводом, толчком для сегодняшнего разговора стало интервью Михаила Ходорковского, которое он давал нашим коллегам из журнала “Нью Таймс”.

Мы сделаем маленькую паузу, поскольку это одно из главных событий года – выход Михаила Ходорковского на свободу, естественно, хотелось бы с коллегами оценить, что это такое, почему Владимир Путин пошел на то, чтобы выпустить своего главного, как, видимо, считал, врага, противника, пошел на частичную амнистию политзаключенных.

<…>
Михаил Соколов: Евгений, тот же самый вопрос о причине выхода Михаила Ходорковского на свободу.

Евгений Ихлов: Во-первых, я не согласен с предыдущим оратором, потому что как раз полностью повторяется сталинский рисунок. Сталин не только сажал, Сталин перед войной освободил, реабилитировал группу военачальников высокого ранга, группу конструкторов и так далее, когда ему это показалось выгодно. Это абсолютно сталинский рисунок.

И абсолютно советский тоталитарный вариант, как с высылкой Солженицына. Ведь Ходорковского не освободили, Ходорковского выставили из страны, причем не сделав все необходимые оформительные условности.

Как раз это и есть сталинский тип, когда может быть проявлена внезапная милость к опальным, но в рамках генерального замысла.

Путин всегда сопротивляется, когда на него давят, а на него давило и мировое общественное мнение, и российское политическое мнение, было ему дано понять, что если ты не отпустишь политических, использовав этот шаг, ты нам враг навеки. Но, с другой стороны, были намеки, что требование освободить знатных политзаключенных – это единственная объединяющая претензия к Путину, и он решил сработать на опережение.

Он ведь не сделал политическую амнистию, он освободил четырех человек по “Болотному делу” из 20, он освободил Алехину и Толоконникову, потому что было невозможно, в конце концов три месяца передерживать – это было идиотство, и одного Ходорковского, а не Ходорковского и Лебедева, может быть, понимая, что Лебедев выступал бы в несколько иной тональности на пресс-конференции в Музее стены.

Поэтому это как раз сталинский стиль: кого хочу – казню, а кого хочу – милую.

Даниил Коцюбинский: Мне кажется, что Путин испытывал некоторое время западных политиков на предел их готовности идти по пути real-политик, то есть закрывать глаза на то, что делает диктатор внутри своей страны, во имя каких-то внешнеполитических, межгосударственных бонусов.

Когда Путин получил первый черный шар в виде “закона Магнитского”, он решил дать ответ асимметричный законом “Димы Яковлева”. Но в дальнейшем, мне кажется, он исходил из того, что и дальше внутри страны он будет делать все, что он хочет, а Запад все-таки будет делать вид, что ничего страшного не происходит. Но когда один за другим стали отказываться приезжать на Олимпиаду лидеры западных государств, особенно когда Барак Обама заявил о том, что не приедет, я думаю, в этот момент окончательно было принято решение запустить этот шар, не то чтобы шар, а разыграть "карту Ходорковского".

Она была заготовлена, разумеется, заранее, но использована она будет или нет, в конечном счете зависело от того, что для себя сочтет полезным Путин. Мне кажется, что, испугавшись, что к нему на Олимпиаду не приедет вообще никто и что это будет такое позорище, которое уже изнутри страны будет воспринято как позор, как то, что Акела промахнулся.

Еще Ключевский говорил, что проигравшее самодержавие становится нелегитимным, самодержец не имеет права проигрывать, особенно на внешнеполитических фронтах, в сознании своих собственных подданных. Поняв это, взвесив все за и против, я думаю, Путин пошел по пути частичной амнистии, в частности, ключевую фигуру Ходорковского отпустил на Запад.

Михаил Соколов: Я хочу теперь перейти к тому, что он говорил. А говорил он о самом больном для России - об империи и о Кавказе. Многие ждали, что выйдет из тюрьмы Нельсон Мандела, оказалось, что Михаил Ходорковский как мыслитель, как политик, что бы он ни говорил о том, что он не будет заниматься политикой, выглядит несколько по-иному. В интервью Евгении Альбац для журнала “Нью Таймс” Ходорковский объявил свое кредо по вопросу Северного Кавказа, если коротко: если стоит вопрос отделения Северного Кавказа или война, значит война, сказал Ходорковский. И, если его спросить, пойдет ли он воевать, он пойдет воевать за Северный Кавказ.

Ни пяди земли не отдадим. Как вы воспринимаете позицию Михаила Ходорковского?

<…>
Михаил Соколов: Мне кажется, что его аргумент, что в Чехословакии прошел “бархатный” развод, так как они культурнее, чем в России, он не такой сильный.

В конце концов, есть опыт развода Советского Союза, где Россия не воевала ни с Белоруссией, ни с Украиной, ни с Казахстаном, соответственно, ни они с ней, никаких здесь проблем серьезных, я имею в виду такого плана, как рисует Ходорковский с жертвами, не было. Так что тут спорить можно.

<…>
Михаил Соколов: Евгений, ваша оценка этого высказывания Михаила Ходорковского, которое, безусловно, повлияет на общественную жизнь России.

Евгений Ихлов: Это слова жесткого, хитрого политика. Они обращены в основном внутрироссийской аудитории, но и западной. Во-первых, Ходорковский на фоне того, что летом и ранней осенью в России, особенно в Москве верх в оппозиции взяло русское националистическое движение, показывает, что он за сохранение Кавказа. Он обозначает себя как второй полюс оппозиционной мысли.

Михаил Соколов: То есть оппозиционер-империалист?

Евгений Ихлов: Есть Навальный за русское национальное государство, есть Ходорковский за сохранение империи.

Плеханов, Струве с одной стороны, условно говоря, Ленин с другой стороны.

Абсолютно уверен, что очень вялый интерес Запада к протестному движению 2012 года был вызван тем, что в этом движении не было совершенно никак проговорено будущее федерации, а если кто-то проговаривал, то это “Хватит кормить Кавказ”. Запад абсолютно не заинтересован в том, чтобы Россия ушла с Северного Кавказа и он превратился во второй вариант Южного Ливана.

То, что рассказывал коллега Маркедонов про тяжкую участь Северного Кавказа после ухода Российской Федерации, полностью повторяет все доводы по поводу ухода Франции из Алжира и Марокко, Франции из Ливана: масса противоречий, вспыхнет война. Вспыхнула война. В Алжире потом вспыхнула религиозно-политическая война, в Африке масса всего вспыхнуло. Вообще уход метрополиии из колоний колониям плохо отзывается.

Михаил Соколов: То есть колониализм - это неплохо?

Евгений Ихлов: То, что было сказано Ходорковским, что это военный трофей России и все, эта земля завоевана, а люди вообще не упоминаются, люди - это крепостные.

Король оттяпал у короля провинцию, в данном случае персидского шаха, царь Петр отобрал у персидского шаха пограничную провинцию и все. Вот это трофеи царя, потом большевикам пришлось тоже воевать, потом демократам пришлось тоже воевать, но это наш военный трофей.

Это означает, что та аудитория, к которой обращается Ходорковский, внутрироссийская аудитория, воспринимает это естественно.

Потому что явно не было у Ходорковского ожидания ответа, допустим, от Евгении Альбац типа: а не хотите ли вы укрепить Кавказ не оружием, а проведя там демократические реформы и так далее? Потому что, когда Ходорковский говорил, что он пойдет на все, оружие и прочее, то понятно, что речь шла не о том, что он пойдет записываться добровольцем на фронт, а речь шла о том, что он, находясь на неких очень статусных позициях послепутинской России, как он будет реагировать. И он дал знак - любой ценой я сделаю так, чтобы Россия оттуда не уходила.

Михаил Соколов: А что тут нового? Банк “Менатеп” посылал помощь во время первой чеченской войны российским войскам. Насколько я понимаю, позиция Ходорковского была отнюдь не против ни первой, ни второй чеченской войны. Просто об этом забыли.

Формировался образ политзаключенного, либерала, Манделы, я не знаю, кого угодно, который не очень соответствовал реальности. Давайте мы Даниила Коцюбинского спросим, его оценка того, что сказано Ходорковским.

Даниил Коцюбинский: Мне тоже кажется, здесь надо разделить на две части этот сюжет.

Во-первых, почему Ходорковский высказался так, а не иначе, и второе - прав ли он. Мне кажется, что по первому вопросу, Михаил, я с вами согласен, Ходорковский сказал то, что думал, это вовсе не какая-то хитрость прагматичного политика, который подглядел успехи Навального, кстати, весьма поверхностные и неглубокие, собственно, как сама фигура Навального.

Если посмотреть на все то, что он говорил до этого и делал, вообще посмотреть, с чего он построил свой успех, Ходоровский построил на тех же самых имперских основах, как и Путин. Другое дело, что Ходоровский построил нефтяную, денежную империю, а Путин построил милитаристско-полицейскую империю.
Не знаю, читал ли в школе Михаил Борисович Лермонтова, известное стихотворение: “Все куплю, сказало злато. Все возьму, сказал булат”. То есть в какой-то момент ему показалось, что он сильнее Путина. Схлестнулись два таких имперских хищника, два динозавра политических и один из них победил. Второй сегодня выглядит, хотя и вроде как освобожденным, выжившим, но, конечно, потерпевшим поражения. Теперь, что касается, мне кажется, здесь никакой коллизии нет, здесь вполне себе предсказуемое высказывание имперского хищника, который привык жить в Москве, относиться к этой стране как к завоеванной территории.

Не случайно он использует этот термин - территория завоевана. Может быть подсознательно он воспроизводит логику построения российской империи, российского государства со времен монгол. Монголы основали Московский улус, который в дальнейшем превратился в великую Россию. Но основы завоевательские никуда не делись.

Что касается того, прав Ходоровский или не прав. На мой взгляд, очевидным образом не прав. Это следует из его тезиса о том, что надо любой ценой удерживать Северный Кавказ, иначе будет всем плохо. Во-первых, Ходоровский повторяет то, что говорил в 2005 году Медведев в известной своей статье, в интервью журналу “Эксперт”. Он повторяет то, что многократно говорил Путин. Так что здесь он тоже вполне встраивается в этот же имперский ряд.

Но здесь внутренних противоречий масса, об одном уже Михаил сказал, о том, что он апеллирует к русским традициям, российским традициям. Российские традиции XX века как раз и говорят о том, что если империя российская распадается, она распадается бескровно, только, правда, в том случае, если сама Россия, то есть сама Московия не начинает какие-то завоевательные походы на отщепенцев, на сепаратистов, как это и произошло в случае с Чечней.

Кто начал войну? Можно подумать, что на Кавказе вспыхнул междоусобный беспредел. Нет, Ельцин и Грачев начали этот беспредел, а дальше все переросло в длительную мясорубку в два этапа.

Поэтому здесь ответ очевиден: никакого ужаса перед бесконтрольностью тех процессов, которые возникнут в том случае, если отпущен будет Кавказ, с моей точки зрения нет и опытом это не подтверждается, подтверждается обратное. А что касается его разговоров на тему о том, что наши предки воевали, мы не имеем права никому уступать никаких территорий, не говоря о том, что все это из какого-то позапрошлого столетия.

Так же, как выступление уважаемого коллеги Маркедонова мне показалось из XIX века, когда идеологи английского империализма рассуждали на тему миссии белого человека. Между собой никак аборигены не могут спокойно жить, поэтому обязательно нужно великое колонизаторское начало.

Михаил Соколов: Сейчас идет переоценка ценностей, анализ достижений колониальных империй, реальная оценка того, что было.

Даниил Коцюбинский: Да, но никому в Англии в голову не придет снова присоединять Индию, уверяю вас, и даже в Индии никому это в голову не придет. Можно сколько угодно говорить о той пользе, которую принесли колонизаторы, но говорить о том, что колониальная модель управления одних народов другими сегодня актуальна, мне кажется, это не совсем корректно, потому что никто в мире таких проектов не рассматривает и не предлагает.

Я не говорю о том, что Ходорковский, поддержал завоевание чужой территории, и если рассматривать с имперской концепции Абхазию и Южную Осетию как территории, де-юре принадлежавшие Грузии, то есть получается, что Грузия должна быть права по логике Ходорковского, в том, что ни пяди своих земель не отдает.

Михаил Соколов: А может быть и Грузия права, что она не отдает, и Россия права, что не отдает. В этой логике. Просто зависит от того, где вы находитесь и на чьей стороне вы играете.

Даниил Коцюбинский: Получается, что права не существует, по логике Ходорковского, права нет, есть только сила. Какой же он либерал? Он обычный советский, постсоветский человек, который дорвался в свое время до больших рычагов и ему показалось, он идентифицировался с этими рычагами.

Ходоровский не понимает, что есть люди, которые хотят жить, есть регионы, которые имеют такое же точно право, как Ходорковский, как Путин, решать свою судьбу. Посмотрите, что происходит в мире, посмотрите, что в Европе, какие тенденции в Европе, в Каталонии, в Шотландии. Кто там рассуждает так, как господа Маркедонов, Путин, Ходорковский и таких у нас в стране миллионы? Никто. Хочет провести референдум Шотландия, проведет его. Победят сепаратисты на референдуме, значит не будет больше Британского Содружества в том виде, в котором оно существовало. Каталонцы проведут референдум, и Мадрид примет как миленький условия, которые поставит ему Каталония, не будет никакой войны.

Михаил Соколов: Давайте посмотрим, что будет осенью 2014 года. Я вернусь на российскую почву. Я вижу, что у Сергея Маркедонова есть возражения. Но буквально маленькая пауза, опять же о возражениях.

Эти возражения скорее гуманитарного плана. Я сегодня прочитал потрясающее письмо Полины Жеребцовой на Гранях.ру - это девушка из Грозного, которая сейчас живет в Финляндии. Она пережила две чеченские войны и писала дневник еще ребенком. Она описывает, как в подъезд залетели снаряды с российского поста, соседей разорвало на куски. Как 19 января 2000 года “оставшихся в живых соседей и меня с матерью пугали расстрелом. Нас поставили перед обрывом и стреляли у нас над головой. Старая бабушка-соседка, упав на колени, кричала: “Что вы делаете? Мы свои, мы русские! Не стреляйте!”.
И вот что пишет Полина Жеребцова господину Ходорковскому: “Я очень сочувствовала Вам, когда вы были в заточении. Я считала вынесенные Вам приговоры несправедливыми, политическими. Вы в интервью сказали: “Я готов воевать за сохранение Северного Кавказа в составе страны. Это наша земля, мы ее завоевали”. Подумайте. Вам ведь придется разделить ответственность за те военные преступления, которые на Кавказе не издержки завоевания, а его суть. Почитайте мой дневник, почитайте, как нас завоевывали, как мы хоронили соседей, убитых под обстрелом, предварительно закрыв могилы ветками, чтобы голодные собаки не растерзали покойных. Как были убиты тысячи детей и женщин Чеченской республики. Вы все еще хотите целостности с такой Россией? Я не хочу”.
Вот такой был комментарий человека, который пережил все, что было в Чечне.

<…>
Михаил Соколов: Скорее о будущем. Возможна ли какая-то модель, которая и не война, и не отделение, а интеграция Северного Кавказа в разных формах, может быть федерация, скажем так, с разными правами, где субъекты с разными правами, может быть конфедеративная, но, тем не менее, взаимного освоения этого пространства, чтобы не было больно и обидно всем?

Евгений Ихлов: Я сформулирую так: можно ли придумать для Дагестана статус бантустана, дающий российским нефтяным и газовым компаниям возможность работать на Каспийском шельфе, но при этом гарантирующий, что угроза нефте- и газодобыче не будет возникать, а как-то уболтаем население, подкупим элиты, может быть подкупим средний класс.

При этом, чтобы они еще не жили в наших крупных городах, а как-то сидели, а мы бы им рассказывали про то, как мы, проведя геноцид при царских войнах и при сталинских депортациях, им при этом перевели алфавит, Пушкина они почитали, Лермонтова, Толстой, Достоевский, Шекспир, Диккенс.

Все совершенно замечательно. Старый тезис колонизаторов: мы истребили миллионы, мы получили доступ к природным богатствам, но при этом мы открыли им, туземцам, пути к западной цивилизации, а для элиты дали социальные лифты стать общеимперской элитой. Это совершенно формальный рисунок.

Теперь о колонии. Не колония не обсуждается в этих терминах, не обсуждается, завоевана Нормандия, завоеван Прованс. Завоеван Прованс, но это не обсуждается как колония, а Кавказ воспринимается как колония. Это значит, что общую идентичность создать невозможно.

Единственный шанс, раньше я об этом писал, потом плюнул, понял, что это невозможно, честно в этих заблуждениях раскаялся, что в России на всей территории федерации победит демократическая оппозиция, создаст правовое государство и у людей появятся общие объединяющие ценности будущего, а не ценности прошлого, у кого какие цари, какие князья и как все раньше были велики.

Но Россия погружается в прошлое, остальные народы, защищаясь от этого натиска духовного, погружаются в свое великое прошлое, общей идентичности не возникает.

Единственный шанс был бы - российское, русское демократическое движение протягивает руку дагестанскому, чеченскому, светскому демократическому правозащитному движению, они вместе ликвидируют коррумпированные кланы - это нормальный вариант. Вот так Соединенные Штаты все вместе строили себя, вот так объединилась в конце концов Германия, как это ни странно.

А пока мы слышим только одно: попреки потомкам завоеванных туземцев, что их привели к цивилизации, попытки скрыть сверхимпериалистический характер сталинского государства, абсолютно очевидный при его жизни, при его правлении и совершенно не скрываемый.

Только это называется не заморские колонии - это называется континентальная империя. И разница в том, что при колониальной империи метрополии живут лучше, чем туземцы, а при континентальной империи создается синтезированная элита из разных этнических групп, которая правит всеми, а туземцы ядерной части империи или, условно, метрополии могут жить значительно хуже. Как, допустим, в 1908-м году турецкие крестьяне в глубине Анатолии жили значительно хуже, чем абсолютно европеизированные македонцы.

Михаил Соколов: Я понял идею. Даниил Коцюбинский, о решении, не предполагающем того, что пугает власть - слово “распад”, почему она, кстати говоря, и пытается подобные дискуссии перевести в сферу, я бы сказал, уголовного права. Я даже не знаю, можно ли будет через несколько месяцев на эту тему свободно говорить в России, поскольку за пропаганду сепаратизма будет угрожать срок в пять лет реальной тюрьмы.

Даниил Коцюбинский: Если мы посмотрим на те самые российские традиции, о которых начал разговор Михаил Ходорковский, то они вполне понятны. На протяжение XX столетия Российская империя… Если коллеге Маркедонову не нравится слово “империя”, давайте пользоваться более широким понятием “деспотия”. Так вот, российская деспотия трижды проходила через Сциллу и Харибду политической свободы, каждый раз она заваливалась в распад.

Потому что как только возникала ситуация политической свободы, сразу же побуждалась сепаратистская активность на окраинах. Это произошло в 1905 году, но тогда самодержавие удержалось, это произошло в 2917 году, и Россия исчезла как государство, ее потом большевики железом и кровью собирали уже на новой идеократической основе, потому что старая православная идеократическая основа рассыпалась.

Это произошло в 1991 году, когда перестройка впрыснула в страну сыворотку политической свободы, либерализации, и эта либерализация страну развалила. Больше всего на свете, конечно же, путинская Россия боится либерализации. Под путинской Россией я понимаю тот класс, который себя идентифицирует с этой реальностью политической во главе с Путиным.

Но парадокс в том, что у ныне властвующих правителей России нет никакого рецепта пролонгации статус-кво за пределами Путина. Механизма легитимной преемственности в персоналистском режиме, а нынешняя Россия - это именно персоналистский режим, это не монархия, даже не коммунистическая диктатура, где была своя какая-то партсъездная легитимность, это персоналистский режим, где все завязано на одного человека, который как культурный герой, политико-культурный герой сам себя сделал.

Конечно, это все условно, но, тем не менее, он не может свою харизму передать следующему. Мы это видели на примере шутовского карнавала с Дмитрием Медведевым. По сути дела мастер-класс был презентован того, что власть - это персона, а не должность, и не место красит человека, а человек красит место в нашей нынешней российской реальности. Это, конечно, Путину может быть приятно, с другой стороны, это, разумеется, смертельный приговор всей системе в целом.

Потому что в тот момент, когда Путин либо физически, либо политически исчезнет как властная фигура, то вся система рухнет, вновь вернется та самая либерализация, та самая дезинтеграция, которая всякий раз вступает в Россию в момент, когда такой шанс появляется.

Михаил Соколов: И что тогда?

Даниил Коцюбинский: И тогда произойдет повторение того, что произошло в 1991 году, то есть в принципе все те горячие точки, которые могли обозначиться, они обозначились.

По сути дела большой крови не будет, если говорить о миллионах, никаких миллионов, естественно, жертв не будет. Произойдет не только этническая децентрализация, но и регионалистская. Потому что Сибирь себя готова будет осознать, она уже пыталась себя осознать как самодостаточную геополитическую величину в начале 90-х, было сибирское соглашение, и сейчас там эти идеи обсуждаются. Петербургская идея тоже в 90-е годы обсуждалась, сейчас, естественно, все стихло. Та же самая Кубань с памятью о Кубанской республике. Донские казаки тоже.

Михаил Соколов: Так выход-то в чем? Федерализм может быть развивать?

Даниил Коцюбинский: Империи не превращают в федерации, империи распадаются. Причем в случае эпохи “бархатных революций”, мы находимся в этом историческом отрезке, когда нет идеологий тоталитарных, ни харизматических вождей, не жестко контрастирующих между собой классов населения, которые готовы друг друга уничтожать, это будет сравнительно “бархатный” распад.

Конечно, Северный Кавказ после того, как дважды там Россия устроила кровавую мешанину, он к такому устойчивому развитию придет не сразу и там, конечно же, будет проблема противостояния Чечни как более густонаселенной и наиболее амбициозной части северокавказского сообщества, и остальных, черкесского народа и более мелких. Но я думаю, что перспективы конфедеративной саморегуляции Северного Кавказа без российского вмешательства куда более реальны. Ведь, собственно, до прихода России на Северный Кавказ как-то выживали эти народы. Можно подумать, до начала XIX века там геноциды какие-то осуществлялись.

Михаил Соколов: Я не могу превращать дискуссию в митинг. Давайте еще один тезис обсудим. Как быть с тем фактом, что нам дает социология: 71% жителей России поддерживают лозунг “Хватит кормить Кавказ”?

<…>
Михаил Соколов: Евгений Ихлов, ваше мнение?

Евгений Ихлов: Я буду более лаконичен. Единственное, за что этнократические элиты внутри федерации терпят эту федерацию и сдерживают национализм внутри своих образований квази-государарственных - это, во-первых, финансовое донорство центра и подавление демократической оппозиции силами ФСБ, отдела Центра Э в МВД и прочее. Российская Федерация как усеченная империя нужна колониальным элитам только как защитник и кормилец этих элит. Как только будет реализован лозунг не “хватит кормить Кавказ”, а отказа от коррумпирования и поддержки в первую очередь этих кланов, зачем тогда нужна Москва? Для этого есть Стамбул, есть Анкара, есть Вашингтон, есть Пекин, есть Эр Рияд. Мир не без добрых людей, можно же оттуда деньги брать.

Михаил Соколов: Вот такая перспектива. Даниил, у вас есть минутка добавить.

Даниил Коцюбинский: Я коротко скажу: на сегодня при всем том обилии слов, которые мы произнесли, можно резюмировать следующим образом, что либо мы будем жить в условиях несвободы и при Путине, либо если Россия по тем или иным причинам вступит на путь либерализации и демократической саморегуляции как страны в целом, так и отдельных регионов, наступит сеанс очередного полураспада.

После каждого полураспада империи не восстанавливаются в полном объеме. Здесь нет такого страха, что снова появится монстр, нет, этот монстр с десятилетиями уменьшается. И мне почему-то кажется, что следующий полураспад приведет к тому, что реставрируется не новая, пускай маленькая, но гордая Московия со своим очередным диктатором, а просто регионизируется русскоязычная часть имперского пространства и появятся новые государства человеческих размеров. Таково мое мнение.

Михаил Соколов: По крайней мере, хотелось бы, чтобы эти структуры, как бы это ни происходило, они все-таки ставили во главу угла не государственность, а личность человека и шли именно от этого. По-моему, это самое важное, иначе действительно процесс - распад, собирание, диктатура и так далее будет бесконечным.
<…>

Метки: Михаил Ходорковский, владимир путин
23rd-Dec-2013 04:43 pm - Евгений Ихлов: Ходорковский, Кавказ и территориальная целостность
Доказательство от противного

Евгений Ихлов
23.12.2013


Ну, вот, он на свободе, и как говаривали в старые времена, в свободном мире, в окружении любящих родных и верных друзей. Теперь с ним можно спорить, не опасаясь того, что бьёшь лежачего. Но спорить я с ним не намерен, поскольку то, что он высказал по национально-имперскому вопросу – блестяще характеризует истинную картину приближающейся к финальному распаду империи. Так за что критиковать уникальную фокус-группу. Это я о субботнем интервью (http://newtimes.ru/articles/detail/76448) Михаила Борисовича Ходорковского Евгении Марковне Альбац, невольной причине скороспелого принятия «закона Альбац» - о запрете сепаратистских размышлений.

Итак, что принципиально важного сказал бывший политзэк №1.

Первое. От империи к «мультикультурности», минуя стадию национального государства, перейти так же невозможно, как и от феодализма к социализму, вывел формулу Михаил Борисович.

Видимо, у Ходорковского прочные западноевропейские представления о социализме – как о свободном обществе высокоразвитых людей. Именно поэтому для российских меньшевиков большевизм был еретическим извращением Маркса, и не было более последовательных критиков сталинизма, чем российские демократические социалисты.

Однако жизнь показала, что социализм в качестве формы тоталитаризма укрепился и сохранился именно в странах недавнего феодализма (азиатских) или полуфеодальных типа Кубы. Страны, затронутые буржуазным развитием, его рано или поздно добровольно отвергли. Точно так же варианты с гражданской (внеэтнической) нацией хорошо удались в бывших колониях – Северной и Южной Америках, отчасти в Индии и Иране, но очень проблематичны в бывших европейских метрополиях. История показала, что фаза этнического национального государства надолго сдерживает переход к гражданской нации, в которой этническая идентичность – частное дело, а не предмет государственной заботы. Ровно так же, как сохранение мелкого крестьянского хозяйства является главной препоной для коммунистических правителей.

Второе. По мнению Ходорковского, России предстоит выбор: стать ли ей русским национальным государством [европейского типа – Е.И.], или российским национальным государством [гражданской нацией североамериканского или бразильского типа – Е.И.]. Михаил Борисович убеждён, что это вопрос должен стать предметом диалога с основными этническими меньшинствами. Названы конкретно татары, башкиры и якуты. Здесь вся тонкость в том, что этнические меньшинства воспринимаются как субъекты – партнёры главного этнического субъекта – русских. Но если в общественном сознании России общество, прежде всего, делится по этническому признаку, и именно этнические группы планируется убедить стать частью «российской нации», значит, представление о том, что все живущие на территории Российской Федерации – это суть один народ, осталось абстракцией из преамбулы к Конституции. Представим, что лет полтораста назад видный американский деятель, хоть сам президент Линкольн, сказал бы: мы должны решить: либо мы все – американцы, либо главные – англосаксы, а голландцев, немцев, ирландцев и французов (на тот момент крупнейшие этнические массивы после англосаксов; время мексиканской, итальянской, польской и еврейской волн миграции придёт позже) мы должны убедить стать этническими меньшинствами при англосаксах. Это означало бы уже случившийся провал идеи Соединённых Штатов как гражданской нации. Нация или уже ощущает себя как внеэтническая, внерасовая, внеконфессиональная гражданская общность, или – нет, и тогда выражения «новая историческая общность советский народ» или «россияне» становятся лишь поводом для злых шуток.

Третье. О Северном Кавказе. Этому региону Михаил Борисович даже не предложил дискуссии. Ходорковский совершенно справедливо сказал, что его отделение приведёт к множеству человеческих жертв. Он также сказал, что стремление избежать этого оправдывает очень многие издержки внутри страны (можно понять – и финансовые перераспределения бюджетных средств, и поддержка коррумпированных местных кланов, и ограничения демократии…). Но дальше:
"Если конкретно спросить у меня лично: я пойду воевать или нет? Пойду… За Северный Кавказ…
Это наша земля…
Мы ее завоевали…
Нет на сегодняшни­й день в мире незавоеван­ной земли…
Вся земля когда-то кем-то завоевана…
Вот Северный Кавказ завоеван нами…"
.

Можно поёрничать: дрожи, Кавказ, идёт Ермолов… Я дам вам парабеллум… По мобилизации старший лейтенант интендантской службы Ходорковский, Арбатский военный округ, группа снабжения ГСМ…

О завоеванных землях. Земли галлов (кельтов) и кельто-иберов были завоеваны германскими племенами (Галлия – выходцами из Франконии, это Бавария). Англов и ютов, завоеванных саксами, завоевали викинги из Нормандии, уже говорящие по-французски (диалект латыни, усвоенный кельтами как родной). Другая ветвь саксов завоевала Саксонию. Но в результате почти везде возникли единые народы. Там, где не возникли, и до сих пор считаются, кто кого завоевал – там страны распадаются.

Проведём мысленный эксперимент. Видный британский общественный деятель, может быть, даже лорд (за гуманитарные заслуги) заявляет: я с оружием в руках пойду, чтобы Шотландия не покинула Соединённое Королевство, что бы там ни решил референдум – эту землю завоевали наши предки (срочно – перевозку и бригаду покрепче, буйный). Видный испанский общественный деятель заявляет: я с оружием в руках пойду, чтобы Каталония не покинула Испанское Королевство, что бы там ни решил референдум – эту землю завоевали наши предки (франкист недобитый). Однако, проговорив эти слова – явно предназначенные не для западной, а для отечественной, особенно, кремлёвской аудитории, Ходорковский, очевидно, не рисковал заслужить репутацию сумасшедшего или фашиста. Просто в массовом сознании устоялось – Северный Кавказ можно сохранить только силой или непрерывно нависающей угрозой силы. Ни в какую «российскую гражданскую нацию» его никакими «дискуссиями» не включишь. И чудовищные для современного западного европейца слова здесь естественны и органичны.

Подведём итог. Наша атомарная фокус-группа показала, что население Федерации воспринимается даже рафинированным столичным либеральным сознанием как разделённое, прежде всего, на этносы, а северокавказский регион – лишь как военный трофей всех последовательных правителей России – царей, большевиков и демократов. Следовательно, гонки между дезинтеграцией страны и гражданской консолидацией уже проиграны.


Источник: http://e-v-ikhlov.livejournal.com/47750.html
Также опубликовано здесь: http://www.kasparov.ru/material.php?id=52B7EA3299C5F
14th-Nov-2013 10:03 pm - Андрей Пионтковский: мы живем в откровенно фашистском государстве
Но Вы ведь согласитесь
Андрей Пионтковский: мы живем в откровенно фашистском государстве




Андрей Пионтковский
Каспаров.ру
14.11.2013


Программа Hard Day’s Night телеканала "Дождь" от 12 ноября была чрезвычайно поучительна. Вернее ее первые несколько минут, в течение которых крупный государственный деятель Хинштейн и его гламурные собеседники обменялись репликами, сказавшими о природе нашего государства больше чем тома аналитических докладов. Причем красноречивей говорили не столько сами слова, сколько тональность их звучания. Давайте послушаем:

Хинштейн: В подавляющем большинстве лидеры банд-формирований, активные деятели бандподполья уничтожаются при задержании. При этом мы понимаем, что далеко не всегда это физическое устранение является единственным выходом из ситуации. Понятно, когда идет перестрелка, неразбериха – это одна ситуация, но такое бывает сплошь и рядом, когда разговариваешь с людьми. Почему? Они честно говорят: потому что до недавнего времени, до тех пор, пока мы не изменили законодательство, в частности, террористические дела могли рассматривать суды присяжных, очень часто такого рода лица выходили из зала суда. Я могу привести даже конкретные примеры, в том числе резонансные , самый яркий их них – то, что было связано с событием в 2004 году с нападением на школу в Осетии, когда как минимум три человека из участвовавших в этих событиях ранее задерживались, но были отпущены.

Барабанов: Но ведь вы согласитесь, что зачастую и для силовиков значительно комфортнее и проще убить человека на месте, чем доказывать потом его вину в судах, потому что мы же видим, что большинство так называемых лидеров джамаатов, которые уничтожаются на Северном Кавказе – это ребята от 20 до 25 лет, и большой вопрос, насколько они лидеры какого-то подполья. Проще пристрелить, чем в суде доказывать, разбираться.

Хинштейн: На самом деле то, о чем вы говорите, лишь подтверждает неплохую работу наших правоохранительных органов, силовиков на Кавказе, потому что ликвидация подобного рода лидеров происходит достаточно часто.

Хинштейн, на минуточку, председатель комитета Государственной Думы РФ по безопасности. Нашей с вами, граждан России, безопасности. Впервые государственный деятель такого масштаба не просто оправдывает, но с большим сочувствием и пониманием смакует "неплохую работу наших правохранительных органов" по довольно частым убийствам не в перестрелках, а при задержании безоружных людей, граждан России. Или они уже не граждане России?

Характерна и интонация его собеседника.

Он спокойно и даже как-то хирургически отстраненно констатирует признаваемую всеми рутинность бессудных казней на Северном Кавказе.

Больше к этой теме участники программы не возвращаются.

Зафиксировав в самом начале, как бы по касательной, мимоходом, обыденность путинского фашизма, внутри которого мы все более или менее комфортно существуем, присутствующие затем в течение часа с большим увлечением обсуждают волнующие их вопросы: ездил ли Бастрыкин в Прагу, крышевал ли сын Чайки подпольные казино и что могло означать появление Маркина в кабинете Колокольцева.

В приведенной выше реплике словоохотливого Хинштейна скрыта еще одна взрывоопасная тема, которую его собеседники почему-то предпочли не заметить. Оправдывая бессудные расправы, он жалуется, что суды присяжных часто оправдывали террористов и приводит, по его словам самый яркий и красноречивый пример – нападение на школу в Осетии, когда как минимум три человека из участвовавших в этих событиях ранее задерживались, но были отпущены.

Это наглая сознательная лицемерная и саморазоблачительная ложь. Действительно, среди бесланских террористов было несколько человек, включая одного из их главарей Ходова, отпущенных на свободу незадолго до нападения на школу. Но ни один из них не был освобожден по решению суда. Все они были выпущены из тюрем и изоляторов не вопреки желанию силовиков, а по их решению.

Лица, задержанные российскими спецслужбами как подозреваемые террористы, могут оказаться живыми на свободе только в одном качестве: в роли завербованных агентов этих спецслужб.

Г-н Хинштейн, сам того не желая, еще раз напомнил нам что бесланская трагедия с самого ее начала до финала – от ее организации до уничтожения заложников – была преступлением российской государственной власти – еще одним проявлением обыденного путинского фашизма. Фашизма, с которым давно уже свыклись сливки обшества, позиционирующие себя его конструктивной и вменяемой оппозицией, уверенно идущей навстречу транспарентным, конкурентным и легитимным выборам 14, 18, 24 годов.


***
Статья 2 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод гласит:

1 Право каждого человека на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание.

2 Лишение жизни не рассматривается как совершенное в нарушение данной статьи, если оно является результатом применения силы, абсолютно необходимой:

* для защиты любого лица от незаконного насилия;
* для осуществления законного ареста или предотвращения побега лица, задержанного на законных основаниях;
* для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа
.
22nd-Apr-2013 05:19 pm - Остановить новый конфликт на Северном Кавказе. Заявление Совета Правозащитного центра «Мемориал»
— 22 апреля 2013 г. —

Остановить новый конфликт на Северном Кавказе

Заявление Совета Правозащитного центра «Мемориал»


18 апреля 2013 года у села Аршты, расположенного в Республике Ингушетия вблизи от административной границы с Чеченской Республикой, произошло столкновение между сотрудниками правоохранительных органов двух субъектов федерации. По счастью, кровопролития удалось избежать. Однако очевидно, что противостояние между республиками, наметившееся в прошлом году, грозит перейти в стадию вооруженного противостояния.
В прошедшие два десятилетия руководители Чечни и Ингушетии находили возможность разрешать вопрос о межреспубликанском размежевании на основе взаимоуважения, - прежде всего, учитывая мнение людей, проживающих на приграничных территориях.
Еще летом 2012 года начинавшийся конфликт казался ссорой глав двух республик. Уже осенью чеченские чиновники публично высказывали территориальные претензии. На это последовали безответственные заявления некоторых ингушских оппозиционеров. Дальше больше: апелляция к истории, к «справедливым границам» для обоснования территориальных претензий, которые 27 февраля 2013 года были формально закреплены в подписанном Рамзаном Кадыровым законодательном акте. Однако пока не прогремели выстрелы, есть возможность остановить развитие событий по наихудшему варианту.
Непредвзятому наблюдателю очевидно: надуманная «проблема территориального разграничения Чечни и Ингушетии» сознательно раздувается. С помощью «территориальных претензий» руководство Чечни пытается шантажировать и соседнюю республику, и Москву.
Передел административной границы между Ингушетией и Чечней неизбежно откроет дорогу для эскалации множества других территориальных споров в этом регионе. В этих условиях федеральный центр проявляет удивительную пассивность, не высказывая внятную ответственную позицию. Создается впечатление, что руководство России готово закрывать глаза на любые действия главы Чечни. Однако по мере развития конфликта у Президента Российской Федерации остается все меньше возможностей предотвратить новый разрушительный межэтнический конфликт на Северном Кавказе.
Остается надеяться, что чеченский и ингушский народы не позволят безответственным политикам разрушить их многовековые связи.

Совет Правозащитного центра «Мемориал»

Подробно о развитии конфликта см. в бюллетене ПЦ «Мемориал» «Ситуация в зоне конфликта на Северном Кавказе: оценка правозащитников»
зима 2012-2013 гг.
осень 2012 г.
лето 2012 г.

— Темы —
Ингушетия
Чечня
Межнациональные отношения
ПЦ "Мемориал"
18th-Mar-2013 03:35 pm - 16 марта учреждено общероссийское правозащитное движение "Гражданская Федерация"
16 марта учреждено общероссийское правозащитное движение "Гражданская Федерация"

Общероссийское общественное движение "За права человека"
18.03.2013


16 марта в Подмосковье прошла учредительная конференция нового общероссийского правозащитного движения "Гражданская Федерация". Был принят Устав и четыре резолюции: о текущем положении в России и задачах гражданского общества; по <Болотному делу> и политзаключенным; по ситуации на Кавказе и об общественном контроле избирательных процедур

В ней участвовали делегаты 45 регионов, а также организаций, ставших коллективными участниками.

Был избран Совет Движения. В него вошли 8 представителей от федеральных округов (Северо-Западный - Ольга Курносова; Центральный - Татьяна Сухарева, Тула; Приволжский - Антон Буторин, Казань; Уральский - Михаил Касимов, Пермь; Сибирский - Олег Антипенко, Ангарск; Южный - Елена Гребенюк, Астрахань; Северо-Кавказский - Закир Магомедов, Махачкала; Дальневосточный - Галина Перфильева), а также избранные всей Конференцией Лев Пономарев, Игорь Бакиров и Александр Щербаков.

В Совет также вошли и представители двух коллективных участников - движения "Моссовет" (Алла Наумчева) и "Забытый полк" (Елена Васильева).

Из своего Совет избрал пять Сопредседателей - Олега Антипенко, Игоря Бакирова, Ольгу Курносову, Льва Пономарева, Александра Щербакова.

Было решено провести в регионах организационные собрания и конференции.


РЕЗОЛЮЦИИ


Треснувшая вертикаль

О текущем положении в России и задачах гражданского общества

Резолюция Учредительной конференции

Общероссийского общественного движения «Гражданская Федерация»


Год, прошедший с начала третьего президентского срока В.Путина, ознаменовался беспрецедентным ростом политических репрессий, спешным принятием ряда антидемо­кратических и репрессивных законов, дальнейшим распадом правоохранительной системы одновременно с распадом системы государственного и муниципального управления на всех уровнях, беспрецедентным расцветом коррупции и беззакония.

Мы вынуждены констатировать, что сложившаяся в России вертикаль тотальной коррупции действует все более нагло, терроризирует все большее число рядовых граждан и близка к полному краху.

В условиях очевидного разложения государственной власти в России мы, участники конференции, призываем всех гражданских активистов России:

1) Выявлять все случаи нарушения чиновниками прав и законных интересов граждан России, будь то права личности, экономические права или политические права, индивидуальные либо коллективные интересы. Предавать максимальной огласке все такие случаи, распространять эту информацию в СМИ и в Интернете.

2) Создавать объединения граждан для совместной защиты от произвола власти.

3) Стараться объединить всех пострадавших от произвола, разъяснять им их законные права, оказывать им правовую, а при необходимости - и материальную помощь.

4) Принять активное участие в начавшемся формировании постоянных участковых избирательных комиссий, добиваться максимального представительства в этих комиссиях законопослушных граждан с активной гражданской позицией, не допуская в них лиц, связанных с коррумпированной властью или зависимых от власти.

5) Разрабатывать и совместно обсуждать предложения по реорганизации системы власти в России, по созданию новой системы власти, защищенной от коррупции, не допускающей произвола и узурпации власти ни на каком уровне. Максимально вовлекать в обсуждение проблем активных граждан, вести просветительскую и агитационную работу.

6) Заняться подготовкой гражданских активистов, способных работать в органах представительной, исполнительной и судебной власти разных уровней.

7) Создавать Советы домов, активно работать в них, включаться в инициативные группы, защищающие права граждан в случаях точечной застройки, прокладки транспортных магистралей через жилые территории, уничтожения зеленых насаждений; добиваться реализации в полном объеме земельных прав жителей и решения других местных проблем.

16 марта 2013 г., Москва


***

Прекратить политические репрессии!

Резолюция Учредительной конференции Общероссийского общественного движения «Гражданская Федерация» по «Болотному делу» и политзаключенным


Обращаемся ко всем людям доброй воли, ко всем общественным и политическим организациям!

Сегодня, когда власть в очередной раз в нашей истории пытается раскрутить маховик политических репрессий, задушить голос гражданского общества и запугать всех свободомыслящих людей, предлагаем объединить наши усилия и поддержать наше заявление!

Мы считаем, что 6 мая на Болотной площади произошла заранее спланированная властями провокация, начавшаяся с отказа пропустить демонстрантов на согласованное место проведения митинга и закончившаяся нападением полиции на мирных граждан.

Все обвинения в адрес наших сограждан, которые находятся сейчас в застенках СИЗО, под домашним арестом или под подпиской о невыезде – односторонняя интерпретация событий следователями, смешанная с откровенной ложью!

Мы также считаем, что похищение и пытки Леонида Развозжаева, незаконное этапирование в Иркутск, выбивание из него «явки с повинной» — отвратительное событие новейшей российской истории и преступление, требующее немедленной реакции всех надзорных органов! Необходимо незамедлительное независимое расследование и наказание всех причастных к этому безобразию!

МЫ ТРЕБУЕМ:

- снять со всех подследственных по «Болотному делу» обвинения по статье о «массовых беспорядках» в связи с фактическим отсутствием в событиях 6 мая каких-либо признаков массовых беспорядков, указанных в Уголовном кодексе, а также привлечь к ответственности тех, кто незаконно использовал данное обвинение;

- немедленно начать расследование по заявлениям пострадавших от действий полиции - избитых и незаконно задержанных; возбудить уголовное дело по каждому случаю факту избиения сотрудниками полиции граждан на Болотной площади 6 мая;

- пересмотреть все обвинения в применении насилия к сотрудникам полиции, предъявленные демонстрантам, всем арестованным по «Болотному делу» с учетом их необходимой защиты от неадекватно агрессивного нападения ОМОНа во время мирного согласованного митинга;

- немедленно начать расследование по заявлениям пострадавших от действий полиции - избитых и незаконно задержанных;

- отменить все противозаконные постановления судов об арестах и продлении арестов для всех узников 6 мая и немедленно их освободить;

- привлечь к уголовной ответственности организаторов полицейской провокации, нападения и массового избиения полицией мирных граждан, в том числе – тогдашнего руководителя московской полиции Колокольцева, а также – выявить и привлечь к ответственности заказчиков этого нападения;

- прекратить расследование заведомой клеветы – так называемого «Телевизионного дела», провести немедленное независимое расследование похищения и пыток Леонида Развозжаева, привлечь к ответственности виновных в этом преступлении, выпустить на свободу и Леонида Развозжаева, Константина Лебедева и Сергея Удальцова;

- привлечь к уголовной ответственности всех причастных к фальсификации дел по политическим мотивам;

- пересмотреть дела и освободить участниц PUSSYRIOT(Надежду Толоконникову и Мария Алёхину), Таисию Осипову, Даниила Константинова и всех политических заключенных, требования об освобождении которых были выдвинуты на гражданских митингах зимы 2011-12 годов;

- прекратить преследование граждан, защищающих свои конституционные права и свободы.

Мы призываем власти прекратить беззакония, творящиеся в полиции, в тюрьмах, в СИЗО и колониях, в следственных органах и в судах!

Мы требуем отправить в отставку Александра Бастрыкина, ответственного за всё беззаконие, творящееся при возбуждении и расследовании Болотного дела.

Мы оставляем за собой право выходить на массовые мероприятия и бороться за права и немедленное освобождение тех, кого незаконно держат под стражей и незаконно осудили, — за всех, кто стал жертвой репрессий.

16 марта 2013 г., Москва


***

Кавказ: война и бесправие

Заявление Учредительной конференции

Общероссийского общественного движения «Гражданская Федерация»


Северо-Кавказский Федеральный округ выделяется на территории России наиболее существенными нарушениями прав человека и гражданина. На территории нескольких субъектов федерации уже много лет идёт тлеющая гражданская война. В борьбе с боевиками, которая естественно необходима, массово страдает мирное население, широко практикуются внесудебные казни, похищения и пытки правоохранительными органами.

Несмотря на многолетнюю критику такой практики, она продолжается. Задержания подозреваемых в экстремизме даже в густонаселённых кварталах проходят с массированным применением оружия.

Процветают дискриминация, произвол властей и всепронизывающая коррупция. Социальное расслоение и безработица достигают невиданных размеров.

Коррупционный альянс федеральных властей с местными элитами, итогом которого оказался невиданный механизм для разворовывания средств, не может быть поставлен в упрёк населению Северного Кавказа. Это общая беда и общая проблема всей России.

Мы выступаем против преследований за мирное исповедование различных форм ислама, если при этом нет призывов к насилию, гонениям и дискриминации и исповедование происходит в рамках Конституции РФ.

Мы требуем прекращения внеправовых форм преследования, прекращения внесудебных казней, пыток и похищений, решительной борьбы с «эскадронами смерти» (нелегальными силовыми формированиями).

Мы требуем тщательного расследования всех жалоб на незаконные преследования.

Мы требуем прекращения практики дискриминации женщин на Северном Кавказе, и прежде всего на территории Чеченской Республики.

Единственным способом прекращения общественной конфронтации и гражданской войны на Северном Кавказе является предоставление возможности оппозиции участвовать в создании легитимной власти в республиках Северного Кавказа путем демократических выборов. Идущие сейчас преследования правозащитников, гражданских и политических активистов только увеличивают раскол общества и объективно усиливают позиции сторонников крайних методов борьбы. Поэтому — во имя восстановления гражданского мира — мы призываем власти установить диалог с гражданским обществом, даже с очень критически настроенными оппонентами, и предоставить оппозиции возможность полноценного участия в политической жизни. Уважающая демократические принципы оппозиция и активное гражданское общество — важнейшее средство против распространения экстремизма.

Мы убеждены, что население регионов Северного Кавказа имеет такое же безусловное право избирать глав исполнительной власти и местного самоуправления, как и вся России.

Мы приветствуем действия комиссий по примирению, считаем, что такая практика должна быть распространена на все республики, где существует вооруженная оппозиция, а работа таких комиссий должна быть избавлена от незаконного вмешательства силовых структур.

Мы считаем, что Российская Федерация должна обеспечить потомкам людей, изгнанных в 50-60-ые годы XIXвека с Кавказа, и проживающих в охваченной гражданской войной Сирии, возможность вернуться в нашу страну.

16 марта 2013 г., Москва


***

Об общественном контроле избирательных процедур

Заявление Учредительной конференции

Общероссийского общественного движения «Гражданская Федерация»


За последний год общественные контролёры независимых движений наблюдателей проводили контроль избирательных процедур на нескольких десятках выборов во многих регионах России, включая множество выборов муниципального уровня. Несмотря на то, что каждые выборы были непохожи друг на друга, их общей чертой можно назвать неуверенное знание норм избирательного права членами комиссий и связанные с этим невынужденные нарушения прав наблюдателей. Здесь особо следует выделить нарушения прав общественных контролёров на перемещение по избирательному участку, фото- и видеосъемку на участке. Такие запреты прямо не прописаны в законе, но применяются в том числе и потому, что в тексте Федерального закона 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав…» нечетко сформулированы требования к общественным контроллерам в отношении проведения фото- и видеосъемки.

Также комиссии зачастую слабо ориентируются в правах и обязанностях различных категорий общественных контролёров: членов комиссий с правом совещательного голоса, наблюдателей, представителей СМИ. Очевидны пробелы в знаниях комиссий относительно оформления таких документов, так реестр «надомного голосования» и списков избирателей, а также процедуры подсчёта голосов избирателей.
Однако, отметив общие проблемы для всех избирательных комиссий, где осуществлялся общественный контроль за выборами, следует упомянуть и о существенных отличиях в уровне нарушений избирательного закона по отдельным регионам. Так, вероятно, прямо противоположными примерами с точки зрения буквального следования закону и создания благоприятных возможностей для общественного контроля можно назвать, с одной стороны, Ярославскую область, что стало возможным во многом благодаря конструктивной позиции местного облизбиркома, а с другой стороны — Саратовскую, Тульскую области и некоторые другие. Максимально широкая и грубая фальсификация итогов голосования и нарушения прав наблюдателей были отмечены на выборах в г. Касимов Рязанской области 22.07.12г., в Саратовской области и г. Твери – в единый день голосования 14.10.12г. Последний вопиющий случай, получивший широкий резонанс в средствах массовой информации,— выборы 10 марта 2013 года в г. Узловая Тульской области.

Ничем не примечательные муниципальные выборы в Узловой дали убедительные свидетельства нежелания соблюдать законодательство о выборах в отдельно взятом Тульском регионе. Десятки наблюдателей не просто беззаконно удалялись с избирательных участков — это сопровождалось многочисленными преступлениями откровенно уголовного свойства: вбросами бюллетеней, нападением на наблюдателей, бездействием полиции при угрозах и даже задержаниями наблюдателей при осуществлении ими непосредственно наблюдения.

При этом в день выборов на участках и в Территориальной избирательной комиссии г. Узловая постоянно присутствовали высокопоставленные функционеры правительства Тульской области, руководства партии «Единая Россия» и Молодой гвардии «Единой России», Областного избиркома, которые непосредственно участвовали в незаконном давлении на наблюдателей, пытались скрыть улики после пресечения вбросов, инструктировали комиссии о том, под какими предлогами можно незаконно удалить с участков независимых наблюдателей.

Как показывают исследования различных организаций, общественный контроль за соблюдением избирательных процедур, осуществляемый независимыми от государства общественными движениями наблюдателей, приводит к существенному уменьшению уровня фальсификаций и иных нарушений закона избирательными комиссиями, способствует их независимости и затрудняет вмешательство в их работу администраций различного уровня.

В то же время, мы становимся свидетелями новой тенденции — после каждых выборов, на которых независимые общественные контролёры выявляют существенные нарушения, как например, это было после выборов в Касимове, после выборов различного уровня в единый день голосования 14.10.12 г., как, вероятно, будет после беспрецедентных по масштабам фальсификаций выборам в Узловой, — делаются жёсткие публичные заявления со стороны избирательных комиссий различного уровня об «агрессивности наблюдателей», «желании наблюдателей сорвать выборы», в том, что они «работают ради заокеанских грантов» и прочее. Хотя эти заявления не соответствуют действительности, они находит широкое отражение в подконтрольных администрации регионов средствах массовой информации.

Считаем, что подобные заявления властей различных ветвей власти, избиркомов, равно как и искусственные препятствия, создаваемые работе общественных контролёров со стороны избирательных комиссий, не только не конструктивны, но и препятствуют развитию нарождающихся институтов гражданского контроля. Эти институты способны сделать работу властей и избирательных комиссий на выборах более прозрачной для общества, обеспечить соблюдение законов, открытость и чистоту избирательных процедур.

Только широкое участие гражданского общества в контроле избирательных процедур способно существенно уменьшить уровень правового нигилизма в избирательной системе РФ, повысить общий уровень работы избирательных комиссий и зачастую не только выявить случаи преступных фальсификаций на выборах, но и предотвратить их.

16 марта 2013 г., Москва
26th-Nov-2012 02:47 pm - Открытые письма И.Каляпина о ситуации вокруг Рабочей группы по Сев.Кавказу Совета по правам человека
Открытые письма Игоря Каляпина о ситуации вокруг Рабочей группы по Северному Кавказу Совета по правам человека при Президенте России

26 ноября 2012

Открытые письма председателя МРОО «Комитет против пыток», члена Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Игоря Каляпина по поводу ситуации, сложившейся вокруг выборов руководителя Рабочей группы Совета по гражданскому участию в миротворчестве и гражданской консолидации этнокультурных общностей на Северном Кавказе, а также распространяемой Максимом Шевченко ложной информации.



Главному редактору сайта «Кавказская политика»
Шевченко М. Л.

Максим Леонардович,


25 ноября 2012 года на сайте «Кавказская политика», редактором которого Вы являетесь, было размещено Ваше интервью, в котором содержится ложная информация, касающаяся меня.

В частности, в этом интервью содержатся следующие Ваши высказывания:

«Я бывал в Чечне, в отличие от г-на Каляпина, который там уже много лет не был и не может туда приехать, то есть может, но побаивается, по внутренним причинам».

Сообщаю Вам, что регулярно бываю в Чеченской Республике. В частности, в июле текущего года я около двух месяцев участвовал в следственных действиях, проводившихся на территории Чечни. Моё там присутствие, при необходимости, будет подтверждено официальными документами СУ СК РФ по Чеченской Республике.

Предлагаю Вам разместить опровержение этой информации.

«Хиджаб – это зло, по мнению г-на Каляпина».

Сообщаю Вам, что такого мнения у меня нет, и я никогда не говорил подобной глупости.

Предлагаю Вам разместить опровержение этой информации.

Максим Леонардович, дополнительно сообщаю Вам, что своими лживыми утверждениями относительно меня, распространенными на сайте «Кавказская политика и в других СМИ, Вы не только наносите вред моей репутации, но и создаете реальную угрозу безопасности группы юристов, работающих в настоящее время под моим руководством в Чеченской Республике.

Надеюсь на Ваше понимание.
Каляпин Игорь Александрович
25 ноября 2012 г.



Председателю Совета при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека
Федотову М. А.,
членам Совета

Уважаемый Михаил Александрович, уважаемые коллеги,


На заседании Совета 21 ноября при обсуждении кандидатуры руководителя Рабочей группы по гражданскому участию в миротворчестве и гражданской консолидации этнокультурных общностей на Северном Кавказе я высказался против кандидатуры Максима Леонардовича Шевченко. При этом я пояснил, что для успешного выполнения стоящей задачи, а именно миротворческой миссии, руководителем группы должен быть нейтральный и менее горячий, эмоциональный человек. Кроме того, я обосновал свою позицию тем, что «некоторые идеи» коллеги Шевченко являются весьма спорными, а форма, в которой он их высказывает, обижает людей. Я полагал, что высказанное мною мнение о М.Л. Шевченко не содержат отрицательной оценки ни его личности, ни активной общественной деятельности, которой он занимается. Я был убежден в том, что сказанного мною для обоснования моей точки зрения при обсуждении кандидатуры руководителя рабочей группы было достаточно.

Вместе с тем я считал и продолжаю считать, что задача руководителя рабочей группы состоит, прежде всего, в том, чтобы быть модератором, внимательно выслушивать и изучать мнение каждого участника группы, обеспечивать, чтобы в конечном продукте – документе, содержащем рекомендации по решению той или иной проблемы, - были представлены и согласованы оценки всех участников группы. Если модератор является ярким приверженцем только одной точки зрения, то это может создавать риски игнорирования других подходов к оценке ситуации и способов ее решения. Эта же позиция стала одной из причин, по которой я отвел свою кандидатуру, т.к. неуклонно придерживаюсь правового алгоритма решения конфликтов на Северном Кавказе, который, при всей его универсальности, может выносить за скобки сложные вопросы социального устройства, традиций и культур региона.

Я действительно не стал перечислять конкретных тезисов, публично озвучиваемых Максимом Леонардовичем, и противоречащих, на мой взгляд, общепринятым нормам прав человека, в том числе закрепленным в международных договорах Российской Федерации. Однако сделал я это вовсе не из трусости, как оценил это Максим Леонардович, а исключительно для того, чтобы дать Совету возможность продолжать работу по повестке заседания. Я, безусловно, готов обсудить с ним те вопросы, по которым наши позиции расходятся, но делать это я считаю возможным, не мешая плановой работе Совета. По реакции М.Л. Шевченко я понял, что моя точка зрения была им неверно понята и обидела его. Поэтому я хочу внести ясность, надеясь на то, что это снизит недопонимание и позволит в дальнейшем конструктивно работать в Совете.

В первую очередь, я хочу отметить, что для меня, в силу моей профессии, права человека не только и не столько мировоззрение, сколько область международного права, значительная часть которого имплементирована в российскую правовую систему, является ее составной частью. В связи с этим мне представляется невозможным, будучи членом Совета при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека подвергать сомнению ценность правовых норм, которые в силу Конституции РФ и ратифицированных Россией международных договоров приобрели обязательный характер.

Максим Леонардович прав в том, что не должно быть запрещенных для обсуждения тем и идей, однако, в рамках заседания Совета по правам человека при Президенте обсуждать некоторые идеи, высказанные ранее М. Л. Шевченко, мне кажется неуместным. Речь идет о высказываниях, которые можно расценить как демонстрирующие неуважение к международным органам, участником которых является Россия, идеях, которые противопоставляют различные группы людей по идеологическому, либо религиозному признаку, призывы к физической расправе над атеистами, не разделяющими религиозные взгляды Максима Леонардовича. С моей точки зрения, подобные высказывания и предложения могут создать дополнительные очаги напряженности, особенно на Северном Кавказе, усилить противоречия в этом регионе, что не соответствует заявленным целям Рабочей группы и всего Совета.

Что же касается особенностей темперамента Максима Леонардовича, я упомянул о них лишь потому, что М. Шевченко сам не так давно публично рассказывал, что излишняя горячность и поспешность привели его к серьезной ошибке, воспринятой общественностью одной из Северо-Кавказских республик как разжигание межнациональной вражды.

Умение признавать свои ошибки, безусловно, делает честь Максиму Леонардовичу, однако я исхожу из того, что действуя от имени совещательного органа при Президенте России в таком сложном регионе, каким является Северный Кавказ, совершать подобные ошибки недопустимо. По большинству других вопросов у меня нет серьёзных расхождений с М.Л. Шевченко, я также как и он считаю, что вопросы религии, культуры и традиций должны решаться институтами гражданского общества, сформировавшимися на конкретной территории и имеющими необходимый для этого моральный авторитет. Вмешательство власти в эти вопросы допустимо лишь в случае крайней необходимости и только с целью обеспечения безопасности людей. Я не видел и не вижу препятствий для совместной работы в группе.

С уважением, Игорь Каляпин
председатель Межрегионального Комитета против пыток,
руководитель Сводной мобильной группы правозащитных организаций,
член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.


Пресс-служба
Межрегионального комитета против пыток
30th-Aug-2012 12:24 am - Е.Милашина ("Новая газета") и Е.Сокирянская (Правозащитный центр "Мемориал") опровергли Латынину
elena milashina, 29 август 2012 в 21:59
Если те, кто принимают решение о публикации Латыниной в "Новой газете", настолько не уважают своих собственных журналистов, которые работают на Кавказе, то у этих журналистов есть право сказать то, что нужно - НЕОБХОДИМО - сказать.
Первое. Речь действительно идет о гражданской войне в Дагестане. Поэтому любая спекуляция на убийстве действительно ключевого человека и духовного лидера одной из религиозных сторон конфликта в этом регионе и уж тем более использование ситуации для продвижения политических амбиций своих дагестанских дружков - это не только беспринципность отдельно взятой личности, но - вовлекание газеты в войну. На стороне тех, кто всеми силами хочет свалить действующую дагестанскую власть. Не первый раз это делает Латынина. И очень жаль, что ей не первый раз удается использовать Новую для этого.
Второе. Убитый Саид Афанди во многом стоял у истоков той войны, плоды которой Дагестан пожинает сейчас. Его мюридом (последователем, учеником и ярым!) был покойный Адильгерей Магомедтагиров, министр МВД, который вверг Дагестан в гражданскую войну. Но убили Саида Афенди именно сейчас и именно за то, что и он понял - только религиозный диалог может хоть как-то остановить Дагестан на краю пропасти. И именно в этот момент, когда этот хрупкий диалог стал реальностью, Саида Афенди убили. А не потому, что салафиты настолько охамели. Эта смерть направлена против мира и против нынешней власти - впервые в Дагестане хоть немного вменяемой.
Третье. Не дагестанские салафиты взорвали дома в Буйнакске, Москве, Волгодонске и почти уже взорвали в Рязани. Мы НИЧЕГО не знаем о том, кто и что стояло за этими самыми страшными и ключевыми российскими терактами и походом Басаева. Но мы знаем, что случилось потом. Не только с Дагестаном - со всей Россией.
Елена МИЛАШИНА

elena milashina, 29 август 2012 в 23:11
Юлия! Это не выяснение отношений, это моя позиция по ситуации с убийством шейха и публикацией Латыниной, которую я считаю абсолютно вредной. Если вы прочтете Латынину,а потом мой комментарий - то поймете, что я не намекаю, а отвечаю на главный посыл Латыниной: всех салафитов мочить, диалог с ними нечего вести, нужно из Дагестана делать вторую Чечню, а власть, которая разводит диалоги, - гнать. В Дагестане действительно есть большой друг Кадырова и друг Латыниной - Сагид Муртазалиев. Видный местный политик, который метит в главы региона давно. Латынина, если вы ее читаете, регулярно в своих текстах про Дагестан проводит эту нехитрую мысль: нужен Сагид Муртазалиев, а не кто-либо еще. Он наведет такой же порядок в Дагестане, как Кадыров навел в Чечне. При этом Латынина далеко не дура и понимает, что Дагестан -это не Чечня, а намного более сложный регион. И навести порядок кровавыми методами и устранением физическим всех конкурентов невозможно. Мой вам совет. Прочитайте другие тексты про Дагестан в Новой - Иры Гордиенко, например, которая много пишет и хорошо все понимает про этот регион. Кати Сокирянской, которая является хоть и не журналистов Новой, но лучшим экспертом по Кавказу и по Дагестану в России.
А что касается моего комментария...
Я просто не могу промолчать.

Екатерина Сокирянская, 29 август 2012 в 23:06
Много хороших и правильных слов об убитом шейхе, но в целом - опасная и вредная статья, разжигающая меж- и внутриконфессиональную рознь. Салафия - одно из направлений в исламе, присутствие которого на Северном Кавказе- свершившийся факт. Большинство северокавказских салафитов - мирные мусульмане, которые не берут в руки оружие, не выступают против России и ее законов. Ставить знак равенства между салафитами и вооруженным подпольем, между салафитами и террористами - это напрямую призывать к продолжению войны на Кавказе. Цель этого чудовищного убийства - спровоцировать силовиков и последователей шейха Саида-Афанди к неизбирательным мерам и даже погромам в отношении мирных салафитов, и тем самым подтолкнуть Дагестан к полномасштабной гражданской войне. Своей статьей Латынина способстует реализации этих преступных замыслов.

Источник: http://www.novayagazeta.ru/society/54194.html
This page was loaded Jan 17th 2019, 5:34 pm GMT.