Дмитрий Беломестнов
Recent Entries 
23rd-Sep-2013 11:28 pm - А.Подрабинек о "системных оппозиционерах", встретившихся Путиным на Валдае, в т.ч. о Ройзмане
Оппозиция подана

Александр Подрабинек
grani.ru
23.09.2013


Имитационная демократия, которая создана сегодня в России для прикрытия авторитарной сути режима, требует создания всевозможных имитационных структур. Имитация выборов, парламента, рыночной экономики, закона и суда успешно завершена. Все действует в некоем подобии того, как должно действовать. Даже называется так, как должно называться. Со стороны, если не особенно приглядываться, не отличишь от настоящего. Короче говоря, подделка среднего качества. Для нетребовательного западного наблюдателя вполне сойдет. А требовательному все равно ничем не угодишь – никакая подделка не поможет.

Единственный бриллиант, которого не хватает в этой короне лицемерия и надувательства, - это оппозиция. До сих пор обходились так называемой системной оппозицией – партиями, представленными в парламенте или находящимися на государственном финансировании. Но это пустая стекляшка, непригодная для качественной имитации. Уже давно никто не верит в их оппозиционность, а результаты, показанные ими на последних московских выборах, и вовсе всех рассмешили. Представители трех системных "оппозиционных" партий все вместе собрали 16 процентов голосов, в то время как один представитель несистемной оппозиции - Алексей Навальный - собрал как минимум 27 процентов.

Системная "оппозиция" совсем поблекла и явила миру свою никчемность. В Кремле, надо полагать, забеспокоились. Вернули великого имитатора Владислава Суркова – заново налаживать механизмы подмены, создавать видимость и убеждать в несуществующем. Подумали-подумали и объявили устами Вячеслава Володина о новой оттепели – теперь власть будет взаимодействовать с оппозицией. Тут все и возрадовались. Много ли нашему человеку надо – посмотрел барин ласково, вот и радость. Подарил медный грошик от своих щедрот – вот и счастье.

Работа началась. Глава президентской администрации Сергей Иванов, выступая перед журналистами на встрече "Валдайского клуба", объяснил смысл предстоящей работы весьма откровенно: "Все-таки надо разделять оппозицию на две части. Часть оппозиции, которая признает законы и, если хотите, правила игры, вот с ней диалог не только возможен, но нужен и приветствуется. Есть и вторая часть оппозиции, которая не признает законы и действует, прямо скажем, незаконными методами, нарушая закон. Вот с такой оппозицией говорить, мягко говоря, трудно".

С кем власть хочет говорить, кому улыбается и кого одаривает - это заслуживает особого внимания. Приглядевшись получше, можно увидеть, что власть намерена "взаимодействовать" с такими "оппозиционерами", которые при необходимости легко заменят морально устаревшую "системную оппозицию". Которые, как юные пионеры, всегда к этому готовы.

Оставим за недостатком информации вопрос о том, с чего это власть вдруг так расщедрилась на подписи муниципальных депутатов для Алексея Навального. Есть расхожее мнение, что власть хотела провести в Москве относительно честные выборы. Возможно, она действительно хотела подновить имидж избирательной системы, весьма поблекший в последние годы. В конце концов, искусство имитации требует постоянной практики, а иллюзии, если о них не заботиться, обязательно разрушаются. Но не исключено и то, что власть рассчитывает вырастить для себя в лице Навального противника, с которым ей будет удобно бороться. Сущностные расхождения между ними не так велики - по крайней мере не так велики, как хотелось бы. Правда, Навальный, похоже, не собирается сейчас разменивать свою несомненную популярность на такую мелочь, как признание его достойным для диалога с властью оппозиционером.

Другие персонажи, призванные властью на взаимодействие, более определенны. Евгений Ройзман, аттестуемый повсеместно как один из оппозиционеров, сам от участия в оппозиции открещивается: "Нет, я не оппозиционер, я просто здесь живу. Я был депутатом Государственной думы, имел доступ к гостайнам, работал в Комитете по безопасности. В правительстве работал в Комиссии по борьбе с наркотиками". И это сущая правда – оппозиционер он никакой. Ни его личное криминальное прошлое, ни участие в ОПГ "Уралмаш" в оппозиционность режиму не вписываются. По уровню правосознания он мало чем отличается от ментов, практикующих пытки в отделениях полиции. В противном случае он не "лечил" бы принудительно наркоманов без применения лекарств приковыванием их наручниками к кроватям. Членство в партии "Справедливая Россия" подтверждает его участие в имитационных проектах власти. Ну и наконец, его полное соответствие путинскому режиму подтверждается некоторыми результатами его собственной парламентской деятельности в Государственной думе четвертого созыва.

За время ройзмановского депутатства из 21 законопроекта, подготовленного им в одиночку или с соавторами, два были приняты и один завис в неопределенности. Один из принятых по инициативе Ройзмана законопроектов касался усиления ответственности за административные правонарушения, связанные с дорожным движением. Именно этим законом (от 6 июня 2007 года) была введена ответственность владельцев автомобилей, а не водителей за превышение скорости, зафиксированное дорожной видеокамерой. Благодаря этому дикому закону стало возможным налагать наказание на человека, не совершившего правонарушения. По уровню правосознания это вполне соответствует "лечению наручниками". Закон усиливал ответственность граждан, поднимал размеры штрафов и носил очевидный запретительный характер. Как и положено законам путинского времени!

Понятно, что власть нуждается в оппозиционере, который от самой власти мало чем отличается. Ройзман вовремя понял, что в нынешнее время оппозиционность – выгодный образ для приобретения популярности на выборах, и очень удачно его использовал. Вдобавок объявил себя врагом действующего губернатора Евгения Куйвашева, что не могло не добавить к нему интереса и сочувствия. А как только он избрался мэром Екатеринбурга, нужда в конфронтации со "злейшим врагом" естественным образом отпала. Встретившись с Куйвашевым на собрании "Валдайского клуба", он демонстративно пожал ему руку и предложил "обнулить отношения". Перед избирателями можно больше не притворяться. Вот с таким "оппозиционером" и будет взаимодействовать наша власть, имитируя либерализм и готовность к продуктивному сотрудничеству. Невзыскательному наблюдателю это должно понравиться.

Побывали на Валдае и другие оппозиционеры, с которыми власть решила поиграть в конструктивное взаимодействие. Подкремлевские СМИ, а за ними и все остальные торжественно разнесли весть о том, что на встречу приглашены четыре московских представителя несистемной оппозиции: Геннадий Гудков, Владимир Рыжков, Илья Пономарев и Ксения Собчак. За исключением Владимира Рыжкова, который, являясь членом клуба, может присутствовать на всех встречах и в приглашениях не нуждается, трое остальных действительно получили приглашения. Их позвали и сделали из этого сенсацию.

Тут надо отметить, что "Валдайский клуб" – организация неправительственная, финансируется главным образом агентством РИА "Новости" и формально от власти независима. Однако в силу того, что выбор участников дискуссий приходится согласовывать с высокопоставленными гостями, приглашение несистемных оппозиционеров безусловно неслучайно. Это определенный знак. Власть как бы подмигивает обществу: мы готовы выслушать оппозицию. Вот и интересно: кого она позвала на встречу для демонстрации взаимодействия?

Ксения Собчак – девушка эмоциональная и искренняя, но в качестве оппозиционерки смотрится странно. В ее положении принять на себя предложенную властью роль представителя оппозиции можно только из юмористических соображений - или при полном отсутствии критического взгляда на себя и окружающее. Это как если бы я, например, пришел в Большой спеть со сцены арию Ленского. Публика узнала бы слова и, возможно, даже мелодию, но певцом наверняка не признала бы. Не дано голоса – занимайся чем-нибудь другим. Или иди и долго учись вокальному искусству.

В отличие от Собчак, Илья Пономарев и Геннадий Гудков – калачи тертые. Илья Пономарев – депутат Государственной думы V и VI созывов, член фракции "Справедливая Россия", член Совета прокоммунистического "Левого фронта", бывший руководитель информационно-технологического центра ЦК КПРФ. Полковник ФСБ в запасе Геннадий Гудков – депутат Государственной думы III—VI созывов (2001—2012), бывший член Народной партии и "Единой России", секретарь центрального совета партии "Справедливая Россия". В советские времена Геннадий Гудков служил в КГБ, преследовал диссидентов, ловил распространителей антисоветских листовок.

За последние пару лет Пономарев и Гудков внедрились в протестное движение и заняли в нем неплохие позиции. Правда, на двух стульях усидеть удалось только Пономареву: Гудкова коллеги-депутаты из Госдумы выгнали. Но поработать в "бешеном принтере" они успели на славу. О том, какие законы поддерживали Ройзман, Пономарев и Гудков при голосовании в Думе, можно будет написать отдельную статью.

При такой оппозиции Путин может спокойно идти на пенсию и не бояться за продолжение своего черного дела. Отличный найден полуфабрикат для кремлевских поваров-политтехнологов, готовящих приемлемую оппозицию для высочайшего потребления. Еще немного, и Сурков с Володиным, отталкивая друг друга локтями, побегут докладывать шефу: "Владимир Владимирович, оппозиция подана. Извольте повзаимодействовать".

См. также:
Алексей Венедиктов о подготовке Путиным встречи на Валдае
13th-Aug-2012 01:06 pm - На теле девушки, лишившейся жизни в «Городе без наркотиков», обнаружены множественные кровоподтеки
Информация о предварительных результатах судебного медицинского исследования экспертами тела умершей пациентки женского реабилитационного центра фонда «Город без наркотиков»

Следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по Свердловской области
10.08.2012


В рамках расследования уголовного дела по факту смерти в центральной городской больнице Березовского 29-летней жительницы Нижнего Тагила, доставлявшейся в больницу из женского реабилитационного центра фонда «Город без наркотиков», следователем, на основании судебного решения, проведена эксгумация умершей, после чего сотрудниками «Бюро судебно-медицинской экспертизы» было произведено судебное медицинское исследование ее тела.

Следует отметить, что производство эксгумации было вызвано необходимостью установления объективной истины и выяснения всех обстоятельств смерти девушки. Также это было обусловлено тем, что ранее в отношении умершей судебно-медицинской экспертизы не проводилось (с учетом того, что девушка скончалась в больнице, было проведено только патологоанатомическое исследование), а окончательное решение о причинах наступления смерти может поставить только судебно-медицинский эксперт.

Уголовное дело по факту смерти пациентки фонда «Город без наркотиков» возбуждалось уже после захоронения тела девушки, в связи с чем, по объективным причинам следствие не могло предоставить экспертам возможность проведения судебного медицинского исследования тела умершей, для чего и потребовалась эксгумация.

По предварительным результатам проведенного судебного медицинского исследования тела умершей, судебным медицинским экспертом «Бюро судебно-медицинской экспертизы» на теле умершей девушки обнаружены множественные кровоподтеки в области головы и конечностей. Также экспертом был выявлен ряд недостатков проведенного ранее в больнице патологоанатомического исследования. В частности, было установлено, что патологоанатом ограничился лишь констатацией смерти девушки с указанием предварительного диагноза - бактериального менингоэнцефалита (бактериального менингита). При этом им не было обращено внимание и не указано в его исследовании о наличии множественных повреждений на теле умершей, в то время, как наличие телесных повреждений подтверждается показаниями ряда свидетелей по уголовному делу.

С учетом того, что исследование тела умершей фактически судебными экспертами было проведено, в этой связи Следственное управление СК России по Свердловской области официально сообщает, что никаких повторных эксгумаций тела умершей девушки производиться не будет.

В последующем, на основании полученных данных и анализа иных собранных по делу доказательств, по уголовному делу будет принято объективное процессуальное решение. О ходе расследования общественность будет информироваться Следственным управлением и в дальнейшем.

(Официальный комментарий по этому вопросу размещен на ФТП-сервере Следственного управления)

Старший помощник по взаимодействию со СМИ А.В.Шульга
27th-May-2012 07:59 am - "Ройзман борется с чудовищами, которых порождает сам"
"Ройзман борется с чудовищами, которых порождает сам"

Александр Дельфинов, поэт, Москва
21.05.2012


В свежем номере журнала "Сноб" был опубликован материал Ксении Соколовой под названием "На стороне Ройзмана". Суть статьи проста, как выстрел: глава екатеринбургского фонда "Город без наркотиков" Евгений Ройзман — волшебный мужчина, специалист по иконам, честный ювелир, водитель внедорожника, он — о, чудо из чудес! — победил в войне с наркотиками в отдельно взятом городе, хоть и использовал негуманные методы. Да ведь наркоманы — это твари позорные, не люди практически, их жалеть нельзя. Ну а Ройзман, говоря словами автора статьи, — "воин, поэт, чемпион, спасатель, герой, депутат, отец трех девочек". Супермен практически. Заметно, что Ксении он понравился, что называется, чисто по-женски.

Буквально в первых строках текста поминается "крокодил" — стремительно разрушающий тело кустарно произведенный наркотик-дезоморфин, которым колются каждые полтора часа озверевшие наркоманы. Вот что пишет про "крокодильщиков" Ксения Соколова: "Никакой христианской жалости к наркоманам, которых видела близко впервые в жизни [sic! — А.Д.], я не испытала... Этих людей бессмысленно лечить гуманными методами... Полным, искренним безразличием к любым категориям добра и зла наркоман живым людям и опасен".

А вот что говорит про дезоморфин профессор-нарколог Владимир Давыдович Менделевич: "Любой опиат — а дезоморфин именно из этой группы — формирует опиоидную зависимость. Дезоморфин, однако, страшен не зависимостью, а крайне опасными последствиями для здоровья. И эта опасность не в веществе — чистые медицинские опиаты сами по себе не опасны для здоровья. Опасность в том, как и на чем готовится "крокодил". Язвы на коже и прочая патология не от дезоморфина, а от примесей, например, бензина, на котором и готовят зелье. Что же касается того, как часто необходимо зависимому употреблять "крокодил", то действительно, он не очень надолго вызывает у потребителя искомый эффект (ослабление болей, снятие абстиненции). Но этим он схож с героином — если человек зависим, то нужно через каждые 3-4 часа делать инъекцию, а то — ломка. Все эти страшилки про жуткую распространенность "крокодила" — для несведущих. Его употребляют только те, кому в силу болезни уже никак не обойтись без наркотика-опиата. Никто еще не начинал с "крокодила" свою "наркотическую карьеру".

Если перекрыть героиновым наркоманам доступ к героину, они от этого не вылечатся и не перестанут колоться — они от безысходности сядут на "крокодил". Никакого лечения, никакой психологической помощи, никакой реабилитации им не предлагается. К примеру, на всю Москву есть единственная наркологическая больница №19, в которой действует более-менее работающая психологическая реабилитация. Именно в эту больницу работающие с наркозависимыми волонтеры привозят пациентов из Екатеринбурга, где дела совсем плохи. Там ситуация усугубляется атмосферой морального террора в отношении наркоманов, а появлению этой атмосферы поспособствовал герой статьи "Сноба" Евгений Ройзман.

У шокирующих сцен, с которых стартует текст Ксении Соколовой, существует сложная и многоуровневая подоплека. Но автору недосуг разбираться. "Цель моей поездки в Екатеринбург к Евгению Ройзману была далека от темы наркотиков", — пишет Соколова, и тем не менее ее материал посвящен именно войне с наркотиками. И сходу практически упав в объятия своего визави, она оказалась под могучим обаянием "стойких сил добра, которые вовсе не спешат рядиться в ангельские одежды, а наоборот, ведут себя даже очень жестко и круто".

Насколько круто и жестко, выясняется сразу же: автор не только отправилась вместе с "оперативниками" Ройзмана на "операцию" по захвату наркопритона, но и выдала полный пакет компромата — благодаря ее статье появился реальный повод начать проверку "Города без наркотиков". Уже много лет правозащитники и юристы собирают материал, подтверждающий нарушения закона Евгением Ройзманом и его коллегами. Под давлением общественников и независимых специалистов пару лет назад удалось заставить ройзмановцев прекратить практику приковывания наручниками к кроватям в их так называемых "реабилитационных центрах". Люди неискушенные скажут: "А что плохого в том, чтобы приковать наручником наркомана, если иначе его не спасти?". Проблема в том, что Ройзман своими гестаповскими методами никого и не спасает. Одним "детоксом" наркоманию не вылечить. Преодолев "ломки", человек не выздоравливает. Евгений Ройзман, похоже, вообще не считает этих людей больными, а, скорее, распущенными асоциалами, которым просто требуется "твердая рука" в воспитании.

Как же устроено воспитание по Ройзману? Автор с симпатией описывает офис Ройзмана, украшенный живописью, а пока она разглядывает картины, "Ройзман, Маленкин и фотограф Константин обсуждают детали вечерней операции. Сотрудники фонда собираются накрыть наркопритон. По словам Ройзмана, подобных операций проводится триста в год. Полиция в них не участвует — ее вызывают потом [обратите внимание на этот совершенно ведь потрясающий момент! — А.Д.], когда наркоманы пойманы и во всем признались на камеру, а факт продажи, если он имел место, доказан". Из истории сталинского террора мы помним, что признание у нас — царица доказательств, но все же мне интересно: каким образом добиваются от наркоманов признаний и показаний фондовцы-ройзмановцы, пока туда не приехала полиция? Видимо, они вежливо беседуют, цитируя русскую поэзию (в начале статьи сама Ксения Соколова не очень к месту цитирует Александра Еременко).

Итак, дело происходит "на кухне однушки в спальном районе Екатеринбурга, превращенной в притон". Московская журналистка не скрывает восхищения грубой силой: "Двое парней в черных джинсах и майках — "боевые единицы" фонда... Дверь в квартиру вышибается ногой... На полу вповалку лежат трое парней-наркоманов — так лечь им приказали фондовцы”. Обратите внимание: не полицейские, не сотрудники ФСКН или иных спецслужб, а просто парни в черных майках, которыми командует Ройзман, фактически взламывают жилище российских граждан, врываются внутрь, устраивают обыск, укладывают людей лицом в пол. Всё это — абсолютное беззаконие, но разве это смущает госпожу Соколову? Никого у нас не смутишь насилием, лишь бы цель была благая!

По моей просьбе со статьей ознакомился адвокат Михаил Голиченко, бывший сотрудник УНП ООН, а ныне ведущий аналитик Канадской правовой сети по ВИЧ/СПИД. Его выводы: "В статье описывается, как Ройзман вез журналистку в город, пересекая сплошные. Очень похвально, так и действуют супергерои, зачем соблюдать ПДД? Но это, конечно, мелочь. Судя по тексту, там как минимум совершается незаконное проникновение в жилище с применением насилия — преступление, предусмотренное статьей 139-й УК РФ. Затем, выбив показания из наркоманов, команда Ройзмана передает материалы в полицию, которая использует его для уголовного преследования людей. Между тем статья 50-я Конституции РФ и статья 75-я Уголовно-процессуального кодекса РФ запрещают использовать доказательства, полученные с нарушением закона. Можно предположить, что триста операций в год, о которых говорит Ройзман, заканчивались уголовным преследованием как минимум одного лица. Сделанные им признания должны повлечь пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам всех дел, в основу которых легли доказательства, полученные командой Ройзмана и переданные полиции. Если же полиция знала о том, как были получены эти доказательства, и продолжала их использовать, то речь должна идти уже о должностных преступлениях — превышении должностных полномочий (статья 286-я УК РФ), принуждении к даче показаний (статья 302-я УК РФ). Если же об этом знал и суд, то необходимо ставить вопрос о вынесении заведомо неправосудных приговоров (статья 305-я УК РФ). Этот список можно продолжить незаконным задержанием, заключением под стражу и содержанием под стражей (статья 301-я УК РФ) и т.д".

Гляньте, что случилось в той квартире-однушке далее: "Самый молодой из обитателей притона нашел на полу лезвие и исполосовал себе запястье на наших глазах... Наркоманы делают так, чтобы их повезли не в реабилитационный центр "Города без наркотиков", а на скорой в больницу".

Что может заставить молодого человека исполосовать себе руки лезвием, лишь бы не попасть к Ройзману? Ксения Соколова тоже упоминает, чисто риторически, о наручниках, которыми "якобы" кого-то к чему-то там пристегивали у Ройзмана, но явно не видит ничего плохого в том, чтобы действовать с наркоманскими отбросами жестоко, еще жестче, жестоко как только можно. Вслед за Ройзманом она повторяет традиционные для "Города без наркотиков" байки о том, что наркоманы не хотят лечиться, и потому их надо насильно "реабилитировать" на фондовских мощностях, то есть без суда и следствия сажать в частные тюрьмы (потому что не медицинские это учреждения ну уж ни в каком виде).

Наркозависимость — не единственная болезнь, которой люди заболевают по собственной вине и, более того, в результате опасного для общества поведения. Человека, который превысил скорость, попал в аварию и стал инвалидом, никто и не думает зачислять в "отбросы общества". Скорее, он вызывает сочувствие — даже если в результате аварии пострадал не он один. То ли дело наркопотребитель. В фонде "Город без наркотиков" используется специальный жаргон, лишающий наркоманов человеческого лица: "нарколыгой" называют потребителя инъекционных опиоидов; "говном" называют нелегальные психоактивные вещества. Проблема описыватеся формулой "нарколыга — животное, барыга — людоед". Те, кто действует с соответствии с этой формулой, должны казаться себе практически мифологическими борцами с потусторонней нечистью. Ну и, разумеется, никаких прав человека ни у животных, ни у людоедов быть не может.

Странно: я вот уже больше десяти лет занимаюсь темой наркозависимости, наркополитики, наркопотребления, с конца 90-х участвую в аутрич-работе с самыми бесправными и стигматизированными уличными наркоманами — и не встречал никаких животных, а встречал несчастных, больных людей, которым никто не хочет помогать, которых шпыняют и гоняют все, кому ни лень, и которые сами страстно желают выбраться из той социальной ямы, куда свалились кто в силу жизненных обстоятельств, кто в силу безграмотной наркополитики нашей страны, набирающей репрессивную силу с конца 90-х. У нас десятки, а то и сотни тысяч людей находятся в местах лишения свободы по "народной статье" 228, по делам, связанным с наркотиками. Несмотря на все это, наркоситуация в России что-то улучшаться не торопится. А между тем наша страна не первая, столкнувшаяся с проблемой злоупоребления опиатами и другими нелегальными, да и легальными (алкоголь, табак) психоактивными веществами. За последние 30 лет в мире наработано немало эффективных методик работы с наркопотребителями, и давно уже развеян миф о "неизлечимости" наркомании. Да, это хроническое заболевание, и некоторым людям от него не избавиться до конца их дней, но даже они могут повысить уровень жизни и уменьшить вред от наркотиков. Диабет — тоже хроническое заболевание, и больным тоже нужно регулярно колоться, и без уколов инсулина они не могут жить.

Снижение вреда (harm reduction) — это целая философия, включающая и работу с теми группами населения, кто далек от наркопотребления, и с опиоидными наркозависимыми на самых тяжелых стадиях. В России от программ снижения вреда упорно отказываются, немногочисленные активисты и волонтеры работают "за идею". Еще одна запрещенная в нашей стране практика — заместительная терапия. Суть ее в том, что наркоману вместе грязного уличного наркотика выдается, к примеру, питьевой раствор метадона (синтетического опиоида с более продолжительным действием, чем у героина). Результат: наркоман перестает покупать "товар" у дилеров, уходит с улицы, не занимается крайне рискованными инъекциями, не заражается ВИЧ и гепатитом, получает возможность передохнуть, собраться с мыслями, а в перспективе и прекратить наркопотребление вовсе. Сегодня на территории бывшего СССР заместительной терапии нет только в Узбекистане, Туркменистане и в России. Но публичное упоминание метадона в нашей стране вызывает настоящую истерику у государственных наркологов и сотрудников ФСКН, в один голос обвиняющих сторонников заместительной терапии в "наркопропаганде".

Есть, впрочем, и вполне эффективные разрешенные у нас методы реабилитации — например, система "двенадцати шагов". Наркопотребители собираются в группы самоподдержки, делятся опытом и пробуют начать "чистую" жизнь. "Вчера отпраздновал 10 лет чистоты", — сказал мне недавно коллега, бывший наркоман, а ныне отец двоих детей и социальный работник. Против 12 шагов часто выступает Русская православная церковь — не в последнюю очередь потому, что в создании этой системы участвовали протестантские священники из США.

Но судя по статье, в Екатеринбурге какая-то особая наркомания. Соколова бабахает с атомной силой: "Высокая эффективность излечения в центрах, созданных Ройзманом, была признана официально". Это кем, простите, признана? Не было НИ ОДНОЙ независимой экспертизы, нет НИКАКОЙ достоверной статистики. Если проанализировать высказывания самих ройзмановцев за разные годы, то картина получается самая парадоксальная: то результативность излечения в реабцентрах "Города без наркотиков" находится в районе совершенно фантастических 85%, то она вообще на нуле, потому что, ясное дело, наркомана только отпусти — и он сразу пойдет торчать, он же не человек, а зомби. Поэтому самое правильное — посадить его под замок.

В конце статьи Соколова приводит слова Ройзмана о том, что в Екатеринбурге война с наркотиками выиграна. Я спросил Людмилу Винс, руководителя благотворительной организации "Шанс плюс", работающей с наркопотребителями на улицах по методам снижения вреда, можно ли этому верить. "Нет, конечно, верить нельзя. Наркоманов становится все больше, "крокодил" процветает, аптеки продают препараты с содержанием кодеина без рецептов — просто в два раза дороже. Появилась "легалка" — не входящая ни в один список запрещенных препаратов китайская соль для ванн: ее можно нюхать, а можно и колоть. Она стала очень популярна в Екатеринбурге, от нее у людей совершенно едет крыша, а все это из-за того, что героина нет в доступе или он очень плохого качества. Еще люди используют тропикамид — капли для глаз. Эти аптечные препараты и соли вызывают, судя по всему, очень сильную психологическую зависимость, так что наркопотребители вообще отказываются от героина, хотя побочные эффекты ужасные. Сегодня людей не берут ни в какие больницы, смерти происходят на каждом шагу. В 2008 году мы участвовали в статистическом исследовании, в Екатеринбурге насчитали от 17 000 до 36 000 наркоманов. Пока Ройзман бомбит единичные наркопритоны, отнимает детей у родителей, отправляет торчков в лагеря, ситуация только ухудшается. Из-за его активности наркопотребители оказались совершенно маргинализованными, это скрытая социальная группа, они боятся вылезать из своих нор, над которыми стоит чистый, красивый город, в котором якобы побеждены наркотики, они соглашаются общаться только с нами, а нас — пять человек на все районы! Да, попав к Ройзману, человек на какое-то время, пока он там, перестает употреблять. Но выйдя, большинство вновь возвращается к наркоманской движухе — потому что ситуация-то в городе не меняется, никакой социальной политики нет".

Неожиданный, но вполне логичный вывод: жуткая ситцация с наркотиками в Екатеринбурге — это и есть результат работы фонда "Город без наркотиков". Чудовищ, с которыми борется Ройзман, во многом порождает он сам. Вместо разветвленной сети наркопомощи, психологов и соцработников, работающих с уличными наркоманами, — "оперативники" Ройзмана и полицейские, которым надо сделать план. Вместо контактно-консультационных центров для наркозависимых — частные тюрьмы, где людей избивают и хорошо хоть наручниками больше не приковывают. Избавили город от героина? Люди стали торчать на "крокодиле". Будет перекрыт доступ к аптечным наркотикам — наркозависимые, прячась по "притонам", будут колоться любой дрянью, а мы, московские журналисты, не будем испытывать к ним никакого христианского милосердия.

Ройзман не скрывает, что в войне против наркоторговцев ему помогали бандиты из группировки "Уралмаш". Лидер "уралмашевских" Александр” Хабаров (обнаруженный в 2005 году повешенным в камере одного из СИЗО Екатеринбурга) проехал по региону и наказал своим подчиненным наркотиками не торговать ("ведь это ментовской бизнес"): "Вор в законе произвел этой поездкой эффект, на который было неспособно все МВД России! Я сказал ему: "Ты очень сильно сделал". А он мне говорит дословно: "Женя, а х**и душу-то е**ть? Я скорее себе язык вырву, чем на черное скажу белое". — "А можно я себе эти слова возьму в качестве девиза?" — спрашивает Ксения Соколова. "Можно. Это правильные слова", — дает свое благословление Ройзман.

Прямо на наших глазах происходит моральная диффузия, когда блатная лексика незаметно проедает мозг и, х**и душу-то е**ть, становится стимулом к реальному действию у интеллигентного по происхождению человека. Некритическое мышление заражает. Жаргон ройзманизма — как вирус. Вспомните, пожалуйста, было ли хоть одно крупное дело в этой войне с барыгами, которую якобы вел Ройзман с помощью воров в законе против ментов? Конечно, менты и наркополицейские порой приторговывают наркотиками, но тут уже прямо полный переворот и подмена ценностей! Хоть одного барыгу — настоящего оптовика поймали по представлению ройзмановских оперативников? Хоть одну наркомафию вскрыли? Нет, не было таких дел. Было дело Евгения Конышева, наркопотребителя, который публично критиковал "Город без наркотиков" за пытки в помещении фонда и которого недавно посадили на 4 года по сфабрикованным доказательствам с подброшенными 3,72 граммами неустановленного вещества. Были десятки или даже сотни дел с количествами героина или иных наркотиков на считанные граммы. Ройзмановцы ловят мелких розничных дилеров или просто наркоманов и заставляют давать друг на друга показания — и так делается милицейская статистика.

Все помнят, как красиво Ройзман и его помощники разгромили поселок цыган, торговавших наркотиками. И что? Полесок снесли, а цыгане... переехали в другие места, подальше от города, и продолжили свой бизнес. Не хочу здесь обсуждать, по каким причинам цыганские общины или таджикские нелегалы занимаются наркобизнесом. Я не знаю, кто их крышует, не знаю точно, как устроена глобальная российская наркоторговля — но, похоже, после десяти лет существования "Города без наркотиков" ничего об этом не знает и выдающийся иконовед и ювелир Евгений Ройзман. А если и знает, то не говорит.

Давайте не будем обманывать себя, дамы и господа. Ведь, как учит нас фильм "Брат-2", а за ним и Евгений Ройзман, сила — в правде. А правда такова: в Екатеринбурге десять лет назад фактически была создана неправовая, военизированная структура, контактирующая с криминальным миром с одной стороны и правоохранительными органами — с другой, занимающаяся незаконными силовыми операциями против граждан РФ и мигрантов, лишенных возможности эффективно защищать себя и подвергающихся насилию, шельмованию и обструкции. Вооружившись псевдонаучными и дискредитировавшими себя еще в 1970-х годах идеями так называемого "депрограмматорства", то есть силового перевоспитания, ройзмановцы наводят свой "новый порядок" и даже пытались распространить этот сомнительный опыт на всю страну. Вооруженные мужчины, работники негосударственной структуры, патрулируют улицы Екатерибурга, мучают хронически больных людей под видом борьбы с наркоманией.

Журналистка "Сноба", внезапно полюбившая мачо и героя Евгения Ройзмана, приехала в Екатеринбург, побывала на яркой "спецоперации" и написала некритичный, апологетичный очерк, даже не пытаясь создать видимость объективности. Из этой статьи читатель не может узнать ни альтернативного мнения о "методах" Евгения Ройзмана, ни получить достаточно сведений о самой проблеме, с которой Ройзман столь героически сражается.

Но все-таки несомненная польза от этой публикации есть. Свидетельства о подвигах "фондовцев", изложенные в статье Ксении Соколовой, будут изучены юристами и станут вскоре основой для обращения в правоохранительные органы. За статьей Соколовой последуют другие: статья 140 УПК РФ о поводах и основаниях для возбуждения уголовного дела и статья 146 УПК РФ о возбуждении уголовного дела на основании публичного обвинения.
12th-Oct-2010 07:49 pm - О фонде "Город без наркотиков"


ЕКАТЕРИНБУРГ, 12 окт - РИА Новости (http://rian.ru/justice/20101012/284670785.html). Дзержинский районный суд Нижнего Тагила приговорил во вторник руководителя местного фонда "Город без наркотиков" 23-летнего Егора Бычкова, обвинявшегося, в частности, в похищении людей, к трем годам и шести месяцам лишения свободы, сообщила РИА Новости представитель суда.
Следствие в марте 2009 года предъявило Бычкову обвинение по части 2 статьи 126 УК РФ (похищение человека), части 2 статьи 127 УК РФ (незаконное лишение свободы) и части 2 статьи 117 УК РФ (истязание). По версии следствия, все эти действия Бычков производил в отношении людей, проходивших реабилитацию в нижнетагильском фонде "Город без наркотиков".
Прокуратура Дзержинского района Нижнего Тагила требовала приговорить обвиняемого к 12 годам лишения свободы.

Вот некоторые свидетельства и мнения о фонде "Город без наркотиков" и одном из его создателей - бывшем депутате Госдумы Евгении Ройзмане - с моими комментариями.

Спас-на-Крови. Или хроники антинаркотического террора в Екатеринбурге (http://rylkov-fond.ru/blog/lichnye-svidetelstva/gbnrus/ и http://web.archive.org/web/20101018062835/http://rylkov-fond.ru/blog/lichnye-svidetelstva/gbnrus/ или http://web.archive.org/web/20101020214606/http://rylkov-fond.ru/blog/lichnye-svidetelstva/gbnrus/) - свидетельства о жестоких издевательствах над людьми, которых по заявлениям родственников, обвинявших их в употреблении наркотиков, и, конечно, без суда и следствия насильственно лишали свободы, после чего совершенно нелегально "лечили" от наркомании.
Слова одной из "пациенток", незаконно лишенной свободы по настоянию родителей, об "эффективности" "лечения":
"А знаешь, те девченки с кем я была [в фонде]… умерла девчонка Катя. Потом короче тоже девчонка, она с Перми, что ли, сама по себе такая, ну знаешь, такая бизнес-леди. И знаешь, почему, скорее всего, начали умирать? Потому что все, абсолютно все, думали – я выйду, я буду колоться, я по-любому уколюсь. Одни мысли были только уколоться. На карантине мысли были поесть. А вот после мысли уже были – как бы уколоться. И этого все хотели. И я, знаешь, я там со многими потом еще общалась, встречалась, и я не знаю ни одну, чтобы не кололась".
Над "пациентами" не только издевались, их также использовали как бесплатную рабочую силу.


Кроме того, лица, организовавшие фонд, получали по 5000 рублей с человека за месяц "лечения":
(http://tapirr.livejournal.com/2620350.html?thread=20728254#t20728254)

Ну, а Ройзман тем временем получил популярность и в 2003 году стал депутатом Госдумы.

Вот данные из интернет-библиотеки Владимира Прибыловского "Антикомпромат" (http://anticompromat.org/roizman/roizbio.html):
"РОЙЗМАН Евгений Вадимович
Депутат Государственной Думы четвертого созыва
председатель Свердловского областного отделения партии "Справедливая Россия"

Родился 14 сентября 1962 года в Свердловске (ныне - Екатеринбург). Мать работала воспитателем в детском саду, отец - на Уралмаше.
Окончил Уральский государственный университет по специальности "история".
Работал слесарем-сборщиком на Уралмаше в цехе №50.

В 1979 году был осужден на 2 года по обвинению в мошенничестве, квартирной краже и ношении оружия.

В 1989 году стал одним из учредителей компании "Ювелирный Дом".
С декабря 2001 по 2003 - президент Фонда "Город без наркотиков" (ГбН). Фонд ГбН был основан в марте 1998 г. при поддержке криминального авторитета, лидера группировки "Уралмаш" Александра Хабарова; первым президентом фонда был Игорь Варов). В 2003 против руководителей фонда было возбуждено уголовное дело по статье 117 УК РФ ("Истязание") и 111 ("Причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть") (в декабре 2005 директор Eкатеринбургского Центра реабилитации фонда ГбН Максим Купчик приговорен к 6,5 годам).
Отрицает свое членство в Общественно-политическом союзе (ОПС) "Уралмаш", созданном весной 2001 г. по инициативе А.Хабарова на основе одноименной криминальной группировки (ОПС "Уралмаш" самораспустилмя в 2002 году, проведя несколько своих кандидатов в ЗС Свердловской области и городскую Думу Екатеринбурга).

С декабря 2001 по 2003 год был советником - губернатора Свердловской области Эдуарда Росселя.
7 декабря 2003 года был избран депутатом Государственной Думы РФ четвертого созыва по Орджоникидзевскому одномандатному избирательному округу №165 (Свердловская область). Самовыдвинулся, получил 39.99% голосов избирателей округа. Оставил пост президента фонда "город без наркотиков" Андрею Кабанову.
7 декабря 2003 года был избран депутатом Государственной Думы РФ четвертого созыва по Орджоникидзевскому одномандатному избирательному округу №165 (Свердловская область), получив 39.99% голосов избирателей.
В декабре 2003 года не вошел ни в одну из фракций.
Член Комитета ГД по безопасности.

В марте 2004 г. присоединился к незарегистрированной депутатской группе независимых демократов "Группа пяти", которая стала "Группой шести": Владимир Рыжков, Виктор Похмелкин, Михаил Задорнов, яблочники Сергей Попов и Галина Хованская (с присоединением в апреле 2004 Станислава Насташевского - "группа семи"; позже выбыл отказавшийся от мандата М.Задорнов, но присоединился вышедший из "Единой России" и вступивший в Республиканскую партию Валерий Зубов).
12 мая 2004 голосовал за утверждение Михаила Фрадкова премьером (единственный из "Группы семи").

С 24 сентября 2004 - член Комиссии ГД по проблемам Северного Кавказа.
В декабре 2004 г. высказывал намерение войти во фракцию "Родина", но не вступил.

В середине декабря 2004 вместе с епископом Екатеринбургским и Верхнетурским Викентием ходатайствовал за освобождение на поруки арестованного незадолго до этого А.Хабарова, который по их мнению, "много сделал для города и области" (в январе 2005 г. Хабаров был убит в тюрьме при невыясненных обстоятельствах).
C июня 2006 года - член Правительственной комиссии по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту.
В августе 2006 г., оставаясь беспартийным, возглавил список Российской партии ЖИЗНИ (РПЖ) Сергея Миронова на выборах в Свердловскую областную думу, назначенных на 8 октября 2006; в список РПЖ вошел друг Ройзмана, автор и исполнитель "русского шансона" (т.е. блатных песен) Александр Новиков".


***<Забавно, конечно!
В одной из песенок вышеупомянутого Новикова есть такие строчки:
"Выплеснуть бы в харю этому жиду,
Что в коньяк мешает разную бурду.
Был бы друг Карпуха — он бы точно смог,
Да нынче, бляха-муха, он мотает срок".
(Цитата с официального сайта Новикова - http://www.a-novikov.ru/work/lyrics/izvozchik/)
Вот такая "сладкая парочка" - Ройзман и Новиков - Д.Б.>

Но вернемся к интернет-библиотеке Владимира Прибыловского "Антикомпромат":
"В конце августа 2006 г. избирком Свердловской области снял РПЖ с выборов. 18 сентября 2006 регистрация списка была восстановлена.
20 сентября 2006 пресс-служба свердловского облизбиркома сообщила о том, что в комиссию поступили жалобы от избирателей с просьбой разобраться, кто является заказчиком билбордов, на которых рассказывается о судимостях лидеров списка регионального отделения РПЖ на выборах в облдуму - Е.Ройзмана и председатель исполкома отделения Дмитрия Уткина (второй номер). ("КоммерсантЪ", 21 сентября 2006).
После выборов отказался от мандата областного депутата, оставшись депутатом ГосДумы.

С начала 2007 г. - лидер свердловского областного отделения партии "Справедливая Россия" (после нескольких месяцев борьбы между свердловскими бывшими "пенсионерами" (Артюх), "родинцами" (Зяблицев) и сторонниками Роймана за контроль над региональным отделением новой партии.

Противник новых размеров минимальных разрешенных доз для наркотических средств, считает, что "любая либерализаци дает всплеск наркомании" ("КоммерсантЪ ВЛАСТЬ", 17 мая 2004).

Организатор благотворительных акций - сбора денег на лечение тяжелобольных детей.

Владелец компании "Ювелирный дом", магазина "Букинист" и частного музея "Невьянская икона".
Собирает иконопись невьянской школы XVIII века и картины уральских художников.
<...>"

С кем же на самом деле борется Ройзман?
Он утверждает, что с оптовой наркоговлей.
Вот, например:
http://www.regions.ru/news/1938312/
"ЕВГЕНИЙ РОЙЗМАН: НОВЫЙ ЗАКОНОПРОЕКТ РАЗВЯЗЫВАЕТ РУКИ НАРКОБАРОНАМ
15.12.2005 11:42
14 декабря в Государственной Думе РФ во втором чтении был одобрен проект Федерального закона "О внесении изменений в статью 228 УК РФ..." В соответствии с этим законопроектом предлагается отменить понятие "средней разовой дозы" наркотических средств и психотропных веществ и ввести понятия "крупный и особо крупный размер". При этом крупный размер согласно новому законопроекту будет примерно в 2 раза снижен, зато особо крупный, по которому наркоторговцам дают максимальные сроки - от 8 до 20 лет, - увеличен по разным видам наркотиков в 2-5 раз.
По этому поводу директор фонда "Город без наркотиков" Евгений Ройзман заявил: "Проголосовали за этот законопроект в течение 40 секунд. Никто ничего не успел понять. Я поднял руку, хотел выступить, но меня даже не заметили. Сейчас мы намереваемся разослать письма депутатам, в которых объясним, к чему может привести принятие этого законопроекта".
Евгений Ройзман пояснил, что милицию практически лишают возможности бороться с оптовой торговлей наркотиков. В соответствии с новым законопроектом, чтобы уличить наркоторговца в торговле "в особо крупном размере", на проведение проверочной закупки героина - 10 граммов - потребуется в среднем 7000 рублей; марихуаны - 500 г - примерно 20000 рублей; гашиша - 100 г - около 30000 рублей. На закупку "клубных" потребуется 30, а то и свыше 40 тысяч рублей. Ни в райотделах, ни в Госнаркоконтроле таких денег на проведение проверочных закупок просто нет. Сотрудникам милиции придется работать по маленьким дозам, а наркоторговцы будут получать шуточные сроки".

Наверное, Ройзман видел НАРКОБАРОНОВ, ТОРГУЮЩИХ ГЕРОИНОМ ПАРТИЯМИ ОТ НЕСКОЛЬКИХ ГРАММ!

Я уверен, что подобные законопроекты - это чистый популизм, причем очень опасный. Они множат и без того громадное число заключенных, фактически криминализируя употребление наркотиков.

На Западе уже не первый год практикуются программы снижения вреда от наркомании - как для самих наркоманов, так и для общества.

Люди, которые получают наркотики от государства по справке от врача, вряд ли пойдут грабить прохожих или погибнут от передозировки.

А главное, наверное, то, что такая политика лишает рынка наркобаронов!

Но у России, как известно, особый путь.

Он, в частности, выражается в том, что у нас наркоторговля происходит с ведома, а часто и под контролем сотрудников правоохранительных органов и других госчиновников.

Поэтому в нашей стране особенно опасно бороться с крупной наркоторговлей.

А тех, у кого нашли (или кому подбросили) небольшое количество наркотиков, отправляют за решетку, выполняя план по раскрываемости преступлений и обвинительным приговорам.


А вот что пишет о Ройзмане и Ко, а также фонде "Город без наркотиков" один из авторов "Живого журнала" Dmitry Rodin (http://web.archive.org/web/20070323151312/http://new-ur-all.livejournal.com/81800.html?view=1852552):
"В телепередачах дружественного фонду местного публициста, журналиста Андрея Санникова (который сейчас в руководстве фонда), автора цикла “Наркотеррор” в программе “Земля Санникова” на 10-м канале, а также автором показа на канале «ОРТ» серии документального фильма «Предатели в милицейских пагонах», осуществлялись пиар-акции, направленные на развенчание "крыш" местных наркоторговцев, особенно часто упоминалась группа "А" - отдел уголовного розыска УВД Екатеринбурга. Отдел этот был создан осенью 1992 года для сбора информации и оперативной работы по преступным сообществам, в частности, и особенно по небезызвестному ОПС «Уралмаш». В середине 90-х гг. стараниями этого отдела уголовного розыска за решетку, а потом на скамью подсудимых отправилось чуть не два десятка лиц, которых следствие считает создателями и участниками киллер-группы, три года "зачищавшей" столицу Среднего Урала от конкурентов сообщества "Уралмаш" (прежде всего от ОПГ «Центр»). Т.о. именно "ашники" нанесли ОПС «Уралмаш» наибольший урон. С подачи фонда «Город без Наркотиков» в местный телеэфир попадает компромат на сыщиков из группы "А".

Тогда на первый взгляд казалось, что фонд «Город без наркотиков» осуществляет передел рынка наркоторговли (т.е. он, конечно же, в этом случае осуществляется). В середине 2003 года проходил судебный процесс над одним из руководителей фонда "Город без наркотиков" за торговлю наркотиками, на процесс приезжали главные действующие лица фонда - Ройзман и Кабанов защищать своего коллегу, но ему дали срок. Но наиболее важные моменты следующие:

1. Наличие фонда позволило осуществлять мероприятия по раскрутке своих людей (в основном представителей криминалитета), которая явилась отличной площадкой для выборных (и других) кампаний разного уровня. Результат налицо: Ройзман в Госдуме, Кабанов в Гордуме Екатеринбурга;

2. «Вылечивая» наркоманов - ребята создали (и создают) себе армию для бесплатной рабочей силы по разного рода деятельности (например, по опять же борьбой с наркоманией). Силами этих «бывших» в Екатеринбурге уже проводились громкие акции по разрушению шикарных особняков наркоторговцев-цыган, что очень ярко афишировалось в прессе;

3. Ройзман и Ко заняли целую нишу, благодаря которой стали известны всей стране, до этого будучи всего лишь какими-то бандитами с рабочих окраин. Т.е. фонд стал отмывочной (в прямом и переносном смысле) конторой - и для денег и для имиджа.

Итог такой: Ройзман с его братвой из фонда пытаются подменить собою государство, ибо нынешняя РФ, увы, к этому в ряде сфер вполне располагает. Но криминал по определению не может навести какой-либо серьёзный порядок в масштабах государства. Достаточно посмотреть на сегодняшнюю РФ и всё станет понятно. В этом смысле - Ройзман - это тоже продукт нынешней системы распада и разложения. Хотя, я не исключаю, что в таких условиях люди, подобные представителям ОПС "Уралмаш" ещё и не самые разрушительные элементы. Какие-то свои понятные им модели отношений на подконтрольных территориях они и способны внедрить, но ничего конструктивного и прорывного, конечно, от таких субъектов ожидать не приходится. Обычный пассионарный шлак как результат распада Империи. Никакой особой симпатии и авторитета у приличных людей они вызывать не должны. С моей точки зрения, в нормальном и здоровом обществе эти люди обязаны быть плотно изолированы или уничтожены, как те же наркоманы, которых они якобы так не любят".

***

ДОПОЛНЕНИЕ
http://deduhova.ru/blog/?p=20286
http://ura.ru/news/1052234955?story_id=48
http://www.moscow-post.com/redactor/banditskij_ekaterinburg14914/
https://rufabula.com/author/mironova/211
https://www.facebook.com/stas.fominsky/posts/725678707490243
This page was loaded Nov 15th 2019, 12:46 pm GMT.