Дмитрий Беломестнов
Recent Entries 
17th-Oct-2017 10:14 pm - Татарстанский crashtest
Татарстанский crashtest

Евгений Ихлов
17.10.2017


Кризис вокруг преподавания в Татарстана татарского языка затрагивает главную концептуальную развилку в понимание Российской Федерации.

Одна концепция такова: российские этнореспубликанские регионы - это рудименты придуманных большевиками автономных республик и следствие компромисса 1993 года ельцинских реформаторов, которые, планируя переформатирование РСФСР в некие «Соединённые Штаты России», для получения поддержки этнических партийно-хозяйственных элит перед лицом конфликта со Съездом народных депутатов, вынуждены были признать за бывшими автономиями положения союзный республик, превратив бывшую РСФСР в подобие Малого СССР.

Вторая концепция выглядит так: Российская Федерации - это Россия (русская Россия - ареал преобладания русских и руссифицированных ими угрофинских этносов) и Федерация (т.е. в буквальном переводе с латыни - земли федератов - племён-союзников (империи).

Если Татарстан - один из «штатов» России с высоким числом одного из внутрироссийских этнический меньшинств, то новые правила обучения татарскому языку совершенно логичны: татарский учат те, кому он нужен (чьи родители считают это нужным).

Поскольку всё делопроизводство, администрирование, бизнес, наука и культура на русском, то владение русским открывает путь к вертикальной мобильности. А изучение татарского русским излишне (язык «побеждённых» с чужой культурной традицией), а татарам - не приносит ничего, кроме трудностей. И главное - мешает родителям, сделавшим ставку на ассимиляцию (обрусение). Точно так обстоит дело с русскоязычными в Израиле, Германии, во Франции, и в англосаксонских странах.

И точно на это же направлены изменения в украинском законе об образовании. Культурно-языковая гомогенность - залог адаптации. А «мамин-язык» (на идиш - «мамэлошн») - это избыточность, сокращающая время для изучения английского и обременение архаическими этническими традициями.

Совершенно другое, если рассматривать Татарстан как союзное России государство. Тогда возможно понимание населения Татарстана как отдельной гражданской двуобщинной нации. Именно так, как существуют Финляндия, Израиль, Бельгия и Канада, и как требуют сторонники русскоязычности в Украине, курды в Турции и каталонцы в Испании... Но такой подход требует обязательного, институализированного двуязычия и отказа от концепции единой российской нации с заменой её на коалицию гражданской русской нации с гражданскими нациями республик, понимаемых как субгосударства.

По сути, это воспроизведение схемы национальных отношений в СССР, где русским предлагалась «новая историческая общность - советский народ», а в титульных союзных и автономных республиках формировались квазинации.

При такой схеме русские Татарстана - это не часть ареала этнического большинства, оказавшиеся в одном из «штатов» («федеральных земель») России, а этническое меньшинство в татарском вассальном государства, признающем сюзеренитет от Москвы (как победительницы в 16 веке).

Как последовательный искоренитель всего советского (всего большевистского), Путин очевидно решил покончить с конструкцией Российской Федерации как Малого СССР и окончательно перейти к американской модели, готовой сохранять лишь культурную автономию коренных и традиционалистских народов, не желающих сразу ассимилироваться.

Очевидно, что борьба за обязательное преподавание татарского языка - это борьба за сохранение татарстанской субгосударственности, ещё точнее, за понимание Татарстана как Страны татарского народа, вошедшей в состав русской империи.

Можно иронизировать над тем, что Путин стремится нивелировать этническое национальное сознание в Российской «Федерации», но при этом российская дипломатия негодует по поводу украинского стремления нивелировать русское национальное самосознание в Украине, отменив обязательное преподавание в русского языка.

Десять лет назад Путин также точно обличал отмену государственного преподавания русского языка в странах Балтии.

Дело в том, что Путин и правящая в России группа до сих пор в качестве системы координат имеют СССР, и Украины или Латвия для них - это пусть и отколовшиеся (мятежные), но русские имперские провинции, в которых русское население - это потенциальная опора имперского влияния и рудимент существования общеимперской (общесоветской) общности, которую в случае удачи можно актуализировать, как это попытались сделать 5 лет назад с Евразийским Союзом.

Послесловие

Комментарии и вопросы к этим рассуждениям привели меня к необходимости более отбивочно высказать свои тезисы.

1. Путин в своей политике выбрал мягкий вариант концепции Жириновского и других о "губернизации России" - окончательного отказа от признания бывших автономий субгосударствами и субнациями, которое они унаследовали от союзных республик в пользу приведения их к статуса областей (федеральных земель) с национально-культурной автономией для титульного этноса.

2. Татарстан - одна из бывших автономий, которая занимает промежуточное положение между почти полностью русифицированными бывшими автономиями и регионами, которые не считать бывшими "странами" их народов никто не решился бы - в основном на Северном Кавказе. Именно поэтому он оказался на направлении главного удара в политике ликвидации остатков так убедительно проклятой Путиным "ленинской национальной политики" в январе 2016 года.

3. Стремление сохранить обязательное двуязычие, пусть и формальное, это - последний рубеж в отстаивании Татарстаном своего статуса автономного государства в составе российской федералистской империи и сохранения символического нахождения в ареале "Тюркского мира" - ныне с духовным центром в Анкаре.

4. Защита фактического двуязычия Украины для Москвы - стремление пусть символического, но признания нахождения Киева в "Русском мире", т.е. в ареале не Европейской, но Русской цивилизации.

Приложение

Резолюция ПАСЕ по украинскому закону об образовании. Полный текстRead more... )
This page was loaded Aug 17th 2019, 8:08 am GMT.