Дмитрий Беломестнов
Recent Entries 
17th-Jul-2017 01:09 am - Курица впереди лошади (продолжая тему М.Б. Ходорковского о необходимой политической реформе)
Курица впереди лошади (продолжая тему М.Б. Ходорковского о необходимой политической реформе)

Евгений Ихлов
17.07.2017


Михаил Борисович Ходорковский - что я всячески приветствую - начал серьёзный разговор [см. Приложение] о комплексном изменении политической систему: президенту - дипломатия и армия, власть - правительству, опирающемуся на парламентское большинство, при переходе на исключительно мажоритарную систему выборов.

Мне такая схема нравиться, поскольку мажоритарная двухтуровая система* выковывает плеяду сильных провинциальных политиков, а не превращает партии в "клиентелы" зависимых от партийных боссов политических клерков.

Однако я предпочёл бы для России американскую модель - президент - глава кабинета. Я исходу из того, что лучше иметь сильного лидера, имеющего стабильную поддержку от общенационального голосования, чем во главе кабинета, который всё время подвешен из-за колебаний настроений в парламенте.

Но надо учесть, что на первых этапах переход к мажоритарке приведёт к мозаизации парламента и к предельной зависимости депутата от спонсоров и локальных групп влияния. Теперь это называют "местечковыми"** интересами.

Таким образом, создать стабильное большинство в парламенте будет очень сложно, а подкуп депутатов и превращение их в марионеток олигархов снова станет нормой. Или, напротив, система манипуляций может сделать никем не избранного, кроме своего округа, спикером формальным хозяином страны, как это было с Хасбулатовым в 1993 году.

Схема Ходорковского отчасти воспроизводит в случае удачи её реализации голлистский режим 1959-69 годов. Поэтому для её стабилизации нужно очень сильное внешнее принуждение к депутатам сохранять верность нескольким авторитетным (во всех смыслах слова) партиям.
При этом Михаил Борисович сам обращает внимание на политическо-идеологическую мимикрию, размывающую партийные позиции во имя политтехнологических уловок.
И последний пример здесь Франция, где снесённая избирателями Соцпартия, оказалась безраздельным хозяином парламента, переформатировавшись для этого в "движение Макрона" с совершенно безликим популистским названием, почти копирующим название знаменитой партии Берлускони: "Италия, давай!" и "Двигай***, Республика!"

Вся проблема в том, что на Западе партии были сформированы (как квазицеркви) на основе гражданского общества и многовековой привычке к религиозно-общинной жизни, а в России партии формируются как один из способов выращивания гражданского общества. И очень сложно понять, как создать стабильную политическую жизнь без сложившегося гражданского общества, во многом формируемого влиятельными партиями. И как создать влиятельные партии, без того, чтобы они стали единственными "воротами в политику".
Вот тут у нас сразу и проблема приоритета яйца над курицей и ребус правильного взаимного позиционирования телеги и лошади.
__________

* Но Учредительное собрание в любом случае должно быть избрано по спискам партий, или - ещё лучше - по спискам в поддержку проекта конституции или его подробных тезисов (но в УС, строго говоря, выбирают не депутатов, а членов).

** Я бы заставил вместо "местечко" говорить правильно "штетл" (и прозводные от него). Как и упоминающими Талмуд при виде каждого толстого тома или кипы документов, уточнять, имею ли они ввиду Талмид Бавилу или Талмид Иерушалми (Вавилонский или Иерусалимский).

*** Ещё точнее: "Топай, топай" [кверху попой]

_______________

ПриложениеRead more... )
22nd-May-2017 04:50 pm - Российский «Пакт Монклоа» и уравнение Ходорковского
Российский «Пакт Монклоа» и уравнение Ходорковского

Евгений Ихлов
21.05.2017


40 лет назад в Испании была начата разработка «Плана Монклоа», т.е. реализовалась политическая утопия Ходорковского, о которой я недавно написал в статье «Дуржуазия 2017 года и майские тезисы Ходорковского» http://ikhlov-e-v.livejournal.com/18431.html - был составлен многосторонний социально-политический компромисс между политическими наследниками обоих сторон Гражданской войны 1936-39 годов.

В Испании было и проще, и сложней. После смерти генералиссимуса в ноябре 1975 года, согласно установленному в 1947 году принципу, была восстановлена конституционная монархия. На деле это означало переход от формы правления, которая у нас считается «гиперпрезидентской республикой», к многопартийному парламентаризму, гарантом которого стал либеральный монарх, который одним своим королевским словом заставил сдаться правых офицеров, захвативших 23 февраля 1981 года парламент (кортесы).
Произошла секуляризация до того предельно клерикализованного государства, и сейчас Испания оспаривает у России, Франции и Израиля показатели самого секулярного по образу жизни социума.

Был сформирован консенсус по вопросу восстановления культурно-исторического единства с Европой (до этого безраздельно господствовали установки на Особый путь Испании, её противопоставление «буржуазному, бездуховному» «Западу», олицетворяемому Францией, Голландией и Англией).

Была проведена «имперская федерализация» - провинции (субэтносы) получили обширную культурную автономию, но о разрешении относящимся скорее к французскому Югу каталонцам создать равноправный союз с испанцами или о превращении королевства в соединённые штаты (хотя бы по лекалам ФРГ) и речи не было.

Левые и центристы стали легальными партиями, их лидеры вернулись из эмиграции. Более того, имущество монопольной франкистской партии «Фаланга» (аналог КПСС) и госпрофсоюзов (аналог ВЦСПС) более-менее справедливо поделили между всеми - вновь легализовавшимися - партиями и новыми профсоюзами, дав им неплохой стартовый капитал.
Левые получили гарантии от политического троллинга со стороны вполне франкистского государственного и силового аппаратов, подобного тому давлению, которое в 50-60-е годы пришлось испытать социал-демократам Западной Германии и итальянским коммунистам. Левые получили пропуск в истеблишмент, и через какое-то время социалисты стали в «маятниковом» порядке меняться у власти с правыми либералами (наследниками умеренной части фалангистов). Была провозглашена программа национального примирения, включая категорический запрет на расследования военных преступлений противников республики во время Гражданской войны, а главное массовых казней побеждённых (попытка копнуть эту тему стоила увольнения знаменитому судье Бальтазару Гарсону, в своё время даже арестовавшему Гусинского по запросу генпрокурора Устинова).

Надо отметить, что в отличие от СССР, где политическая борьба с 1990 года преимущественно шла между различными фракциями посткоммунистов, в Испании действительно необходимо было необходимо примирить противников в Гражданской войне, которая завершилась лишь за 28 лет до этого (это как белых и красных в 1948 году), и чуть перефразируя Ахматову, встретились и взглянули в глаза друг другу две Испании: та, которая сидела, и та, которая сажала...

Ценой этого для левых стало следующее. Отказ от священной для них идеи республики. Отказ от люстрации франкистов, в т.ч. преследовавших по политическим мотивам любых критиков порядков. Согласие на весьма правую социально-экономическую политику, что для легендарной Испанской компартии обошлось в полное исчезновение с политической арены.
Очень знакомый нам обмен принципов на статус.
Но испанцам это помогло уйти от раскола драматического общества.

Но вернусь к Ходорковскому. 20 мая 2017 в интервью латвийскому русскоязычному ресурсу «ru.DELFI.lt» он развивает свои идеи о том, как предотвратить смену Путина на тоже авторитарный революционный режим.
«Я считаю, что крайне ошибочной была бы позиция, которая призывает к объединению оппозиции. Это неверно, по крайней мере с двух точек зрения. Во-первых, общество сегментировано. Если ты выступаешь с социалистических позиций, то часть общества, которая является предпринимательски ориентированной, уже не твоя. Если ты выступаешь с позиций государственнических, то та часть общества, которая выступает за либеральные реформы, не твоя. С этой точки зрения оппозиции выгодно идти параллельными путями, работая с разными сегментами общества. Но это не самая большая проблема <…> Это означает, что если не будет независимых политических сил, за которыми стоят свои ресурсы, то, например, команда Навального прямо сегодня говорит: ребята, тогда вы нам не нужны. Это «не нужны» значит, что мы как бы меняем одного монопольного лидера на другого монопольного лидера. В США и Великобритании этому противостоит закон. У нас этому закон не противостоит. Какой есть вариант? Надо идти несколькими колоннами, у каждой свой ресурс, и тогда никому не выгодно откидывать кусок этого самого объединённого ресурса, потому что он уходит вместе со своей опорой. И тогда возникает ситуация, когда при смене власти мы получаем плюралистическую модель, а не возвращение на новый круг авторитаризма.» http://ru.delfi.lt/news/politics/mihail-hodorkovskij-chast-rossii-ispytyvaet-sindrom-unizhennoj-nacii.d?id=74695510

В другом месте Михаил Борисович уточняет, что нужно 3-4 самостоятельным сильных молодых политических лидеров.
Будем считать это своеобразным «уравнением Ходорковского» - для предотвращения революционной диктатуры нужен союз нескольких революционных, извините, оппозиционных вождей.
Это всё замечательно. Но у нас есть только один такой - это Навальный. Именно поэтому «Открытая Россия» заявила о поддержке Алексея Анатольевича в его борьбе за президентский пост. Дмитрий Геннадиевич - хороший парень, но не орёл... А Лев Шлосберг слишком идеально вписался в «яблочную» партийную машину, извергающую до умопомрачения правильные формулы.

Легендарный слоган «Хорошим девочкам рады на небесах, плохим девочкам рады везде» относится к политикам куда больше, чем к куртизанкам...

Но сейчас у Ходорковского и Навального явно что-то не срослось, и началась стадия «разоблачения культа личности Навального и его последствий».
Но ведь когда все приносили Навальному оммаж, то условий не ставили. Навальный один смог извлечь меч из камня, и теперь он поднял свой Экскалибур, восклицая: Верные, ко мне!!!, и собирающиеся вокруг него воины-бритты не ставят сюзерену условий, но готовятся к битве за освобождение от саксонского ига.
Стадию «многоколонности» оппозиции мы проходили в 1990 и 2012 годах. Первый раз российская оппозиция победила только потому, что в 1991 году произошло настоящее обожествление Ельцина. Коллективной инерционной харизме советской власти была противопоставлена индивидуальная свежеотчеканенная харизма «царя Бориса». Через 21 год все лидеры очень быстро разбрелись кто куда, сами не зная чего они хотят. Навальный ещё всех «придавить» не смог, а Немцов - не захотел по глубокой интеллигентности своей натуры.

Так что, если хотите получить нескольких сильных молодых оппозиционных лидеров - клонируйте Навального.

Разумеется, оба Майдана - 2004 и 2014 - были многоколонные. Но украинская политическая культура совсем иная, чем российская, одним этим опровергая «реакционной идеалистический миф» о «триедином русском народе». Отечественная политическая традиция ещё во многом средневековая по сути, она видит воплощение программы перемен именно в мировоззрении лидера, очень часто одновременно с ним и интуитивно угадывая её тезисы. У движения возникает личная уния с его главой. Достаточно вспомнить американские выборы - принёсшие ему победу рядовые сторонники Трампа понять его программы не могли, но как-то чувствовали, что он - их социальный идеал. И один Трамп победил всю мощнейшую аппаратную мощь демократов, создавших союз с медиа и интеллигенции (никаких интеллектуалов-«неоконов» рядом с ним не было, в отличие от Рейгана и обоих Бушей). Но демократы шли по пути выстраивания рассудочного альянса «льда и пламени» - центристов и левых популистов, и были соединены страхом. А трамповцы сливались экстатически и были охвачены надеждой.

В России есть только один пассионарный общественный слой - новый средний класс. По старому - стихия мелких собственников, выступающих против монополий и коррупции полицейско-бюрократического государства. И интеллигенция, и наёмные работники, и пенсионеры могут как правило, только бессильно материться, или стенать от тоски и бессилия. Активисты-интеллигенты с отвращением и отчаянием констатируют, что недовольные массы охотно откликаются только на социально-экономические ущемления - вопросы войны, попрания демократии или пыток заключённых это «протестное мещанство» не волнует. И класс-гегемон выбрал себе вождя...

Рассуждая о вариантах предугадывания будущего, я постоянно подчёркиваю - революционное движение и должно выглядеть несимпатично - оно «ядро», т.е. нижний цивилизационный слой будущего социума, «самые плохие люди» будущего. Замечательно выглядит «поверхность», высший цивилизационный слой прошлого.

Кстати, у нас нет выбора - Навальный или Путин. У нас пока выбор - Навальный и тот «гитлер», которому в панике отдаст власть путинский истеблишмент, когда путинизм станет окончательно заваливаться.
И фазы авторитарности (революционной диктатуры) нам не избежать. Не будь в Испании умного, мужественного монарха, цыкнувшего на путчистов, весной 1981 года началась бы Вторая Гражданская война и после несомненной победы антифранкистов, была бы создана революционная хунта. И тогда Испания стала бы примером провала мирной демократической эволюции режима тоталитарного типа, а не эталоном удачного транзита.
В наших условиях гарантией от такого путча может быть только сильная и популярная революционная власть, а также превентивные люстрационные удары по силовикам.

Ходорковский, призывая к союзу различных оппозиционных сил, сетует на ненадёжность отечественных политиков как партнёров, противопоставляя им красивую легенду о верности «деловых людей» даже невыгодным обязательствам. Особенно это проявилось при отношениях с Абрамовичем, когда Роман Аркадьевич начал слияние «Сибнефти» с ОАО НК «ЮКОС». Когда в Ревущие 90-е один «комерс» кидал другого, то жертва либо обращалась к «крыше», либо пыталась самостоятельно нанять солоников разного калибра. Ну, с горя можно пойти в арбитражный суд.
Обязательства соблюдаются только когда есть внешняя принуждающая сила - угроза потерять репутацию (т.е. надпартийное гражданское общество), давление источника силы (в революционной политике - гипотетический конвент, вышеуказанный монарх как в Испании или рахбар (Высший руководитель) как в Иране, или Ленин как в России 1919-22 года, всё время сдерживающий склоки своих диадохов, или Ельцин в 1992-97 годах, беспощадно каравший нарушителей «водяного перемирия» - как Коржакова и Сосковца в 1996 или Березовского в 1997, какой-нибудь комитет «революционного командования», польский «Круглый стол».

Поэтому глупо искусственно дробить условно-либеральную оппозицию. Наоборот, лучше создать формальную директорию из Касьянова, Навального и Явлинского, взявши на себя обязательство действовать согласованно, совместно решать вопросы о крупных акциях, об отношении к президентским и московско-мэрским выборам и договорившись не вступать в сепаратные переговоры с властями и будущими партнёрами. И все эти обязательства подписать.

Но за пределами такого альянса появятся со временем и иные мощные протестные движения. И вот с ними и нужен будет коалиционный блок. Причём, необходима будет общая рамочная программа. Разработка такой программы и станет выработкой российского «Пакта Монклоа» - предложений для всех социальных групп России, согласованный не между старым истеблишментом и новыми политическими силами, как это было в Испании, но между будущими фракциями нового послереволюционного политического слоя.
О необходимости такого внутриоппозиционного соглашения я высказывался в ноябре 2011 года, откликаясь на предложение политолога проф. Николая Розова о разработке «пакта» между оппозицией и властью.
Чтобы не повторяться, привожу в Приложении главную часть того текста.
Для некоторого оптимизма скажу, что и в обществе, и среди независимых политических организаций уже сложились общие представления и о сдвиге в сторону парламентаризма государственного устройства, и о реформировании судебной системы, и о демократизации выборов. Так что в этих частях общую оппозиционную платформу можно будет показать довольно быстро. А сбор «наказов» от различных социальных групп поможет расширению поддержки оппозиции.

Приложение

Е.В. Ихлов, «Демократическая оппозиция должна защитить простого человека», «Каспаров.Ru» (30.11.2011), «Forum.msk.ru» (03.12.2011)
«... На самом деле достичь согласия необходимо прежде всего не между гипотетической оппозицией и режимом, а между социальными группами, готовыми выступить против режима, но имеющими очень разные требования. Лозунг восстановления демократии больше не может объединить народ. Истинно объединяющим лозунгом является подсознательная убеждённость почти всех в принципиальной несправедливости существующих порядков.
Режимом недовольны как традиционалистские слои, мечтающие, что революция даст им шанс построить "справедливое общество" (прежде всего имея в виду социальные гарантии и, не так откровенно, гарантии получения социальных позиций тем, кто не слишком конкурентоспособен в рыночных условиях постиндустриального общества); так и вестернизированные слои, которые понимают под справедливостью соблюдение честных условий конкуренции в экономике, политике и культуре.
Самый простой пример. Представители Академии наук требуют отмены ЕГЭ. А у какой-нибудь конфедерации землячеств студентов Северного Кавказа по этому вопросу диаметрально противоположное мнение. Вот и будут лидеры оппозиции ломать голову: кто матери-революции более дорог - столичные преподы или дагестанские студенты и старшеклассники? Более сложный вопрос. Новым революционным министрам легко покрасоваться на митинге, кипящем призывом: "Хватит кормить Кавказ!" Но после митинга предстоит встреча с делегацией правозащитников Дагестана, Ингушетии и Чечни, которые спросят, зачем их, только начавших строить светское демократическое правление, отдают под власть спустившихся с гор партизан, и не пожалеют ли в Москве о своём решении так же, как горько жалели в Вашингтоне, когда в Гаване коррумпированный, связанный с мафией режим Батисты сменили "бородачи" братьев Кастро и Че Гевары. А в это время на приём просится посол США, который, заявляя о поддержке молодых демократических сил России, в то же время хочет передать "крайнюю озабоченность" Запада неловкими действиями, которые могут привести к установлению в Кавказском регионе очага исламского фундаментализма... И еще есть рабочие, требующие "достойной оплаты по-европейски", и бизнесмены, твердящие, что повышение минимума зарплат и налогов выкинет их с рынка - в пользу украинских и белорусских конкурентов. "Синие воротнички", мечтающие о новом Сталине, который "прижмёт к ногтю зажравшуюся сволочь", и "белые воротнички", стремящиеся к тому, чтобы полиция, выдвигая претензии, сама привозила бы с собой адвоката...
Вот над какими "пактами Монклоа" в реальности надо будет ломать голову оппозиционерам.
Очень важно сейчас, когда крах надежд на "медведевскую оттепель" поставил на повестку дня арабский сценарий, удержаться от злорадства и использовать то, что симпатии бывших путинистов медленно смещаются к оппозиционности.
Становится все более ясно, что, если демократическое (социалисты и либералы, приверженные демократическим принципам) движение и нечекистский крупный бизнес, потенциально имеющие влияние на федеральные СМИ, на средний слой бюрократии и даже на обломки бывшей "партии власти", объединятся для нокаутирующего удара, путинизм не устоит.
Тупая упёртость режима, так ясно проявившаяся в истории с южноосетинскими выборами, к сожалению, ясно демонстрирует, каким будет финал путинизма.
Мы сейчас не во Франции 30-х годов, где левые либералы согласились на Народный фронт, а правые стали ждать Петэна. Мы снова в царской России, и у нас снова дилемма истеблишмента осени 1916-го: можно ли доверять автомашину невменяемому шоферу или попытаться рискнуть вырвать руль на ходу?
В результате "вырывания руля" возникнет широкая социальная коалиция, которая попытается создать политический режим, устраивающий всех (почти всех: "и правых, и левых, и умеренных").
Поэтому самым недальновидным сейчас будет резкими лозунгами и угрозами национализации и расследования приватизационных сделок вынудить крупный бизнес (собирательных прохоровых) и буржуазный средний класс (потенциальных магнитских и гулевич) всё-таки поддерживать режим перед лицом "ярости якобинских масс".
Напротив, оппозиция должна ясно дать понять (как это сделали демократы 90-х), что национализация будет грозить только бизнесу, аффилированному с "чекисткой опричниной", а люстрация - только чиновникам и политикам, запоздавшим с "переходом на сторону народа".
Что касается предпринимателей, то им должно быть ясно растолковано: цена гарантии от произвола (что торжественно назовут "восстановлением верховенства права") - это принятие на себя реального бремени социальной ответственности. От "опричников" может защитить только демократия, но за это "крышевание" "демосу" полагается не только оплата, но и защита его человеческого достоинства. А демократическая оппозиция должна суметь стать "гарантом сделки". Вот согласие по поводу такой системы гарантий и станет истинным "пактом Монклоа" по-русски.
Очень важным, хотя и неоцененным итогом прошедшего периода демократического движения стала дискуссия о соотношении умеренной и радикальной программ в оппозиции. И здесь я должен стать на защиту радикалов. Собственно, моя единственная претензия к радикальной части демократической оппозиции заключается в том, что она не до конца осознала, что голова придумана природой преимущественно не для битья ею о щиты и кулаки "сил правопорядка".
Программа умеренных в самом упрощённом виде - создать в обществе такой баланс экономических и политических сил, чтобы ни одна не стала монополистом, и, поочерёдно меняясь у власти и используя государственные (суды, выборные должности) и общественные (СМИ, университеты, профессиональные корпорации) институты, эти "сравнительно честно" конкурирующие силы выработали устойчивые правила игры. В идеале: сломить чекистско-номенклатурную "партию власти" и затем ждать полвека-век пока демократия разовьётся до современных западных образцов.
Однако такой сценарий, хоть и выглядит гарантией от срывов в утопию и смуту, в кошмар нового большевизма, тоже неоднозначен. Такая "мирная эволюция" обрекает маленького человека на длительный период беззащитности.
Столетняя эволюция от либеральной олигархии до правового демократического государства - это сто лет борьбы за права бедных, плохо адаптированных к урбанизированной рыночной модели общества людей.
Основа программы любых радикалов - это создать систему, защищающую простых людей от социально сильных, легко захватывающих контроль над государством медиа, образованием, массовой культурой...
Классический путь к такой защищающей системе - это создание сильного революционного (то есть имеющего чрезвычайные полномочия для изменения правил игры) государства. Понятен риск авторитарного перерождения. Ведь и Путин воцарился не просто как лидер силовиков, не как председатель хунты латиноамериканского типа. Подобно древнегреческим тиранам, он изобразил из себя защитника простых людей от своекорыстных магнатов.
Поэтому необычайную важность приобретает создание таких механизмов институциональной защиты "маленьких людей" от диктата чиновников, бизнеса, оргпреступности и манипуляций профессиональных политиков, которые не приводили бы к усилению бюрократической составляющей государства.
Возможными шагами могут быть и законодательное приравнивание политической рекламы (включая в неё партийные программы) к рекламе коммерческой, обрекающее демагога на поток исков от разочарованных избирателей, и даже временная мобилизация адвокатов в специальные апелляционные трибуналы.
Именно на пути создания такой "социальной автоматики" я вижу возможную конвергенцию либерального и радикального направлений в демократическом движении, когда (как это должно быть в идеальном "социальном государстве") и одного "простого" человека буквально защищает "все общество", но при этом не происходит столь ненавистного истинным либералам усиления репрессивной и паразитарно-перераспределительной функций государства.»

@Каспаров.Ru: "Евгений Ихлов: Фазы авторитарности (революционной диктатуры) нам не избежать", 21-05-2017
http://www.kasparov.ru.3s3s.org/material.php?id=59208C361A021
4th-Mar-2017 12:58 pm - Марсианский Народный фронт
Марсианский Народный фронт

Евгений Ихлов
04.03.2017


Михаил Борисович Ходорковский выступил https://khodorkovsky.ru/mbh/statements/russian_europeans/ с почти идеальным, безукоризненно правильным обращением к отечественным либералам. Он счёл что предлагает «русским европейцам» алгоритм «бескровной революции». Потому что «транзит власти» - это такой же эвфемизм ликвидации путинизма, как и лозунг про «демонтаж режима».

Путинизм - это не временная авторитарная флуктуация послеавгустовской системы, подобно тому как сталинизм, «оттепель», «застой» и «перестройка» были этапами трансформации советской коммунизма, но режим контрреволюционной реакции по отношению к Ельцинской революции 1990-93 годов.

Всем нынешним радикалам, захлёбывающимся в проклятиях ельцинской эпохи, и утверждающих, что путинизм вышел из ельцинизма, я предлагаю напомнить мне название одной проельцинской политической партии (а не прочерномырдинской или прогайдаровской), одного проельцинского телеканала или назвать мне десяток фамилий не прибегавших к насилию политзаключённых ельцинской эпохи...

Прежде чем перейти к детальной деконструкции призыва Ходорковского, я вынужден отметить, что взятый из «Подростка» Достоевского термин «русские европейцы» на самом деле содержит многослойные смыслы, которые нельзя понять без осмысления «Пушкинской речи» Фёдора Михайловича, произнесённой http://az.lib.ru/d/dostoewskij_f_m/text_0340.shtml в июне 1880 года. В частности, в контексте пресловутых мифов о «всемирной открытости» и «всемирной отзывчивости» и «всепримирении», которые просто-напросто являлись калькой с концепции германских романтиков о немецкой культуре как о зеркале мировых культур. Только даже у них не было представлений о способности примирить все культуры и снять все противоречия мира... Там же содержалась мифологическая концепция о русском как о хранителе исконных европейских ценностей («священные камни Европы»), которые надо вместе защищать от современных разрушительных тенденций [только в этом контексте можно понять выпад в обращении МБХ по поводу «однополых браков»].

Поэтому точнее и понятнее, и на уровне воспринимающей аудитории было бы сказать «вестернизированные российские либералы». Но если стремиться к терминологической точности и учитывать исторические задачи отечественных демократов, соответствующие лишь Франции четвертьтысячелетней давности, то надо было бы заменить слово «либералы» на «конституционалисты».

Ещё надо обратить внимание на некорректность определения России как части Европы. Россия настолько же не Европа, насколько «неевропы» - Аргентина, США, Греция или Израиль. Европа заканчивается Украиной. Поэтому красивый «уравновешивающий» оборот, мол: «Европа тоже могла творить не самые приятные «чудеса», но мы часть друг друга.» - это часть пушкинской мифологии о «русском щите, защитившем Ренессанс от татарского ига» [монголы стояли у Триеста, когда русские воины из улуса Джучи уже готовились выбирать в Каракоруме нового богдыхана].

Европейские исторические кошмары были вызваны тем, что для европейцев выбор религии и независимость церкви и веры реально много значили, и за них стоило воевать, а гражданское общество было настолько сильно, что для борьбы с ним возникали фашистские и нацистские движения.

Ради справедливости отмечу, что «европейскость» не обязательно означала лучшее: Латинская Америка не знала ни расизма, ни этнического национализма (сплошные гражданские нации); Мексика, Бразилия, Болгария и Греция вели себя в XX веке куда приличнее немцев и гуманнее испанцев, а диктатуры в полуиндейских Перу, Боливии и Чили были куда умереннее, чем в исключительно европейской Аргентине.

Но я не отказываюсь от характеристики обращения к «русевропейцам» как почти идеального. В Западной и Южной Европе, в Пакистане и Турции, в Венесуэле призыв создать коалицию вменяемых общественно-политических сил - сторонников демократического конституционализма - был бы правильным и своевременным. Но коалицию сил, а не «фейковых» (самое известное ныне украинское слово») образований.

Отечественная демократическая оппозиция либо не имеет никакого политического удельного веса, либо ухитряется гнездится в зазорах конкурирующих номенклатурных кланов. Это не значит, что она совершенно ничтожна. Напротив, она - является самым мощным идейным и интеллектуальным фактором противодействия путинизма и насчитывает самый длинный мартиролог жертв режима.

Но это - исключительно виртуальные позиции. Даже в 1988 году академик Сахаров при противодействии власти не смог бы самостоятельно избраться даже депутатом Таганского райсовета (одним из 100), но как духовный лидер был не менее влиятелен, чем Горбачёв и уступал лишь Ельцину.

Причём, ещё 17 лет назад здесь всё было похоже на «европы»: конкурирующие бизнес-группировки поддерживали различные сражающиеся политическими и идеологическими методами партии, СМИ, бюрократические кланы. В январе 2000 года даже на один исторический миг возникла та самая «русевропейская» коалиция - думский альянс «Правых сил», фракции «ЯБЛОКО» и лужковско-шаймиевско-титовского (Титова-Самарского) блока «Отечество-Вся Россия». Этот альянс противостоял коалиции пропутинской из «Единства», КПРФ и ЛДПР, которую пролужковские издания называли воскресшим ГКЧП. Всё это закончилось решением об объединении «Отечества» и «Единства» в «Единую Россию», ставшую политическим монополистом и превратившуюся номенклатурную «партию власти» с ФСБ в качестве «ядра», того что Оруэлл называл «внутренняя партия».

Справедливости ради надо отметить, что схожие процессы были и в других странах «демократического транзита». Для перехода к парламентской демократии американцы помогли созданию уравновешивающих друг друга партийных пар: в Японии - Либеральной и Демократической партии, в Западной Германии - Христианские и Свободные демократы, в Италии - восстановили историческую Соцпартию и вырастили мощную христианско-демократическую. Но не тут то было! Японские партии просто объединились (сохранив внутри кланы-фракции) и на полвека взяли банк. Плюрализм обеспечивала только буддийская партия «Комейто». В ФРГ была создана постоянная коалиция, которая правила 40 лет, а плюрализм обеспечивала только постоянно унижаемая и оскорбляемая за отсутствие должного «патриотизма» социал-демократическая партия. В Италии полной полувековой «однопартийности» (вечной коалиции демохристиан и социалистов) мешала только компартия, которую постепенно также втянули в коррупционные схемы, и в итоге вся политическая система рухнула в один день - операция «Чистые руки» - и воцарился «полудуче» Берлускони.

Все эти исторические отступления мне были нужны для перехода к картинкам возможного будущего. После краха путинизма как режима личной власти раскол «партии власти» неминуем. По очень простой и очевидной причине - «ЕдРо» не просто втянула в себя значительную часть «жуликов и воров», но и социальных групп и группировок с диаметрально противоположными устремлениями. Это и противоречие между регионами-донорами и дотационными частями страны (победа «Единства» дала возможность доноров изрядно пощипать, прикончив при этом федерализм), и «трамповские» устремления «производительного» бизнеса изрядно «облегчить» сырьевиков и банкиров...

«Будет некогда день» и ПЖиВ взорвётся, не хуже чем КПСС в 1990-91 года, когда выделялись «Демократическая платформа» (ставшая опорой Ельцина), «Марксистская платформа» (не пережившая марксизма) и КП РСФСР Полозкова, ставшая основой КПРФ Зюганова. И тогда из кадровых обломков срочно начнут мастерить новый политический спектр - от почти фашистских партий до почти либеральных... Свежевылупленные партийки разумно поделят олигархи (которые в тот миг действительно станут ими), оснастят перераспределёнными телеканалами и рекрутированными политологами. Мы вновь получим олигополии 1997-2000 годов. Картина будет драматичней, если революция уже на первых этапах будет настолько радикальна, что проведёт национализацию олигархий. Это сделает процессы политического развития куда более турбулентными и хаотичными. Правда, обиженные могут попытаться развязать гражданскую войну.

И тогда немедленно будет возвышен голос тех, кто станет заклинать во имя стабильности и гражданского мира отказаться от пагубных планов «отнять и поделить».

Вот именно в этот исторический миг появляется идеальная политическая «экониша» для Ходорковского - авторитетный умеренный оппозиционер, который с одной стороны, может защитить крупный бизнес от «огульных притязаний», а с другой стороны, «сбросит на стрелецкие пики» очень дозированный круг фаворитов режима. Это как в процессе эволюции - идеально вписанные в условия виды массово гибнут при резких изменениях климата и среды обитания, а плохо приспособленные, мучаются, но выживают... Вот тогда и понадобятся все отработанные мантры о «русском европеизме» и «гражданской нации».

Сегодня же планы выстроить коалицию из последовательных оппозиционеров и самых хитрых приспособленцев - это такое строительство альянса политических сил марсианами, на основе марсианского анализа земной действительности.

Прежде чем идти по пути дальнейших рассуждений, я считаю необходимым прояснить ещё два очень важных момента.

Первый. У нас не может быть «оттепели», но только «нормализация». Повидав две оттепели (на самом деле - три - начало НЭПа, а с началом реформ государя императора Александра Николаевича - и четыре), уже можно выделить такие их существенные признаки, как демонстративно-резкое уменьшение уровня политических репрессий и цензурных ограничений, возможность дискуссии в обществе и в правящем слое о вариантах развития, и - самое главное - реализация каскада комплексных реформ. Ничего это сейчас нет и в помине. Есть вынужденный переход из истероидно-террористической фазы в фазу «зализывания ран» - к адекватной экономической стратегии, отказу от внешнеполитического авантюризма и прочее.

Второй. Любая не фейковая оппозиционная деятельность в современной России - это деятельность революционная. Поскольку ни о каком изменении политики страны по итогам выборов говорить нельзя (пусть об этом старательно говорят полуполитики, отбивающиеся от упрёков в экстремизме), также как и о любых политических реформах в рамках режима, то единственное чего может делать оппозиция - это деконструировать идеологию власти и обкатывать различные лозунги и программы на предмет возможности на их основе консолидации массовой поддержки.

Можно сколько угодно утишать себя тем, что нет никаких призывов к насилию и нарушению права, но финалом этих идущих на режим по всем азимутам атак будет неизбежное оного режима сокрушение. И можно лишь молится, чтобы это сокрушение стоило России «Небесного Батальона», а не «Небесного Полка» или «Дивизии»...

Путин не способен, подобно Горбачёву, Франко или Наполеону III провести управляемую либерализацию своей системы, или подобно государям императорам Александру Николаевичу и Николаю Александровичу приблизить к себе сильных реформаторов. Путин не способен и вырастить преемника, способного трансформировать режим личной власти в более гибкую систему. Случись нечто, и пока Владимир Владимирович будет препираться со святым Петром по поводу отсутствия на него пропуска (нет, вы посмотрите в дополнительных списках, позвоните, уточните, заказ был точно, от самого патриарха), он получит сомнительное удовольствие, слушая по карманному радиоприёмнику волнующие репортажи о битвах за власть клана Собянина и клана Шойгу...

И вот в этом момент распада и будет необходимость создания «русско-европейской» коалиции. Сперва как опоры «двухлетнего» (блажен, кто верует) чрезвычайного управления переходного периода, который Ходорковский предлагает до начала работы Учредительного собрания, а потом - для удержания вменяемого большинства в сём Собрании, а то ведь сгоряча проголосуют считать татар, включая кырымлар, и чеченцев русскими...

В принципе ведь постановка задачи понятна - как заранее создать «антиякобинский фронт». Опереться на согласную прикинуться «либералами» часть распадающейся путинской номенклатуры и аппарата (а вот там реально полно адекватных и опытных работников) и отсечь чересчур радикальные круги, вознесённые протестной волной... Мы всё это уже видели в начале Ельцинской революции, уже с осени 1991 года, под непрерывные заклинания о сугубой опасности «охоты на ведьм». Потом ведьмы поуспокоились, восстановили ковены и вновь исправно начали охотиться на людей (нет, но варить то кого-то надо, зелье вот все требуют, а с ингридиентами вечно проблемы)...

Парадоксом либеральной фазы постпутинизма будет тот же, что погубил жирондистскую фазу Великой революции и юбилейный Февраль - как поддерживать общественный порядок, признаваемый обществом вопиюще несправедливым и нечестным, если отказаться от репрессий, от промывания мозгов пропагандой, от спекуляций на клерикальной, милитаристской и шовинистической мифологии. Это как будет выглядеть: вот Алексей Анатольевич, давайте не будем поминать старое, сейчас надо поддержать Дмитрий Анатольевича, как компромиссную фигуру, но ведь должность первый вице-премьер тоже звучит неплохо, и мы полагаем, что и с Алексеем Леонидовичем Вы хорошо сработаетесь?

Я кстати, не спорю с необходимостью создания «коалиции вменяемых», способной встать на пути как авантюризма фашизоидного крыла партии власти (как это произошло ровно 64 года назад, когда сталинские планы новой массовой чистки и развязывания Третьей мировой войны были сорваны со смертью тирана, или как в начале 70-х, когда был остановлен прорыв к власти группы Шелепина), так и на пути прорыва к власти тоталитарной оппозиции. Но такая коалиция возникает ситуационно, её нет нужды готовить на всяких посиделках.

Все попытки хитроумно сколотить альянсы, уговаривая «замять» спорные моменты, проваливаются в тот самый момент, когда настаёт знаменитый выбор насчёт «поступиться принципами». Прагматичная часть будущей коалиции заранее согласна на все уступки, разумеется, кроме перспектив значимо делиться реальной властью и собственностью. Идеалистическая часть, идя на уступки по поводу своих принципов, тут же теряет весь свой с трудом заработанный авторитет. Это как «торговля совестью» - вдвойне жульническая сделка: тот, у кого её нет, продаёт тому, кому она без надобности...

Предлагается формула: два пишем - три в уме. Это как если бы в послевоенной Западной Германии решили бы сколотить блок из вернувшихся из эмиграции, концлагерей и подполья антифашистов и умеренного крыла нацистов. И договариваются - вот мы все за европейскую Германию и гражданскую нацию, но чтобы не раскалываться, давайте договоримся: тему Холокоста мы не муссируем, вопрос об ответственности за приход Гитлера к власти и за развязывание войны - надо оставить историкам, и давайте остановимся на компромиссе - никто не настаивает на Судетах, Польском коридоре и Эльзасе, но Германию мы признаём в границах 1937 года и уважаем права немцев Данцига и Мемеля на самоопределение.

Понятно, что в такой комбинации всё выигрывают бывшие нацисты, получающие от антифашистов индульгенцию, а для антифашистов это становится политической аннигиляцией, ибо у них за спиной только их моральный капитал, нажитый их и их героических товарищей мученичеством.

Приглашая в будущий альянс и согласованную в администрации президента Партию Роста во главе с торговцем крымским шампанским Титовым и даже путинский ОНФ, разумеется, можно поговорить, как было бы хорошо, если бы не было так плохо. Но Каспарову, Навальному, Касьянову и Явлинскому в такой обойме делать нечего, поскольку их единственный политический капитал сегодня - это старомодная верность принципам или идеологическая резкость и определённость. А так получается такая «скважинная» коалиция, где непонятно, что является нефтью, а что водой из пластов - распадающиеся ряды демократов или кичливые прорежимные фейки?

Намечая план коалиции, Михаил Борисович «зеркально» повторил ошибку Каспарова. Когда Гарри Кимович создавал в июне 2005 года Объединённый гражданский фронт, то в стране было много различных демократических групп и движений, и консолидация должна была начаться с объединения их лидеров (как потом стало происходить с коалицией «Другая Россия»), поскольку фронт - это соединение дивизий, корпусов, бригад и флотов, а не бойцов, взводов и рот. Реально же произошло оформление ещё одного небольшего радикального движения, наряду с длинным рядом иных, позднее вошедших в движение «Несогласных» и в «Солидарность».

Теперь же, когда либеральная оппозиция диссипировалась, невозможно строить движение, начиная с верхушечной коалиции. Сперва надо заново объединить мелкие группки и активистов-одиночек в одно новое оппозиционное движение, а потом, уже опираясь на него, выстраивать альянсы. Ведь именно так строилось Движение «Демократическая Россия», вбирая и партии первой волны, и свободные профсоюзы, но преимущественно - клубы и объединения избирателей.

Но перед созданием политических объединений, в СССР возникли незримые социальные коалиции сторонников реформ, демократии и прозападной ориентации. Эти коалиции стали складываться ещё в конец 60-х. Но для того, что проявить новые проевропейские социальные коалиции, а потом и политизировать их, людям надо дать представления о желаемом будущем, по возможности чёткое, об их месте в нём. Это, разумеется, сложнее организации лекций на тему «Есть ли политическая жизнь на Марсе?».
28th-Feb-2017 09:36 pm - ОБЫСК У ЗОИ ФЕЛИКСОВНЫ, ИЛИ СПЛЕТЕНИЕ ЗАГОВОРОВ
ОБЫСК У ЗОИ ФЕЛИКСОВНЫ, ИЛИ СПЛЕТЕНИЕ ЗАГОВОРОВ

Евгений Ихлов
28.02.2017


Надо просто понять, что как и 70 лет назад, нашей страной правят профессиональные параноики. Они правят по технологии заговора, и поэтому любое реальное или предполагаемое противодействие себе также воспринимают как заговор - "враждебный". Заговор же либо разоблачают и ликвидируют, либо опутывают ещё более грандиозным.

Вот 64 года тому назад достигло своей кульминации "дело о сионистском заговоре в МГБ" (дело бывшего руководителя "СМЕРШа" и бывшего министра госбезопасности Абакумова), лишь ответвлением которого было фантасмагорическое "дело врачей-убийц".

[Лучшее об этом деле - "Евангелие от палача" - вторая часть дилогии братьев Вайнеров "Победитель получает всё". Первая часть - "Петля и камень в зелёной траве" - о убийстве Соломона Михоэлса]

Абакумов пострадал за свой зоологический (в смысле - животно-примитивный) антисемитизм: истерзав за три года следствия и убив Еврейский Антифашистский комитет, председателем которого был Михоэлс, он притащил "Хозяину" очередной бредовый заговор в духе московских процессов Вышинского.
А Сталину нужно было совсем-совсем иное - узнать есть ли некое еврейское community в советско-партийном истеблишменте.

Логика была проста - кремлёвские врачи во многом евреи.
Жёны начальства - часто еврейки: когда номенклатура только создавалась, то начитанные и бойкие еврейские девушки привлекали молодых выдвиженцев и учащихся разных курсов куда больше, чем тот типаж, что выведен был Алексеем Толстым в рассказе "Гадюка". Недобитые в 1937-41 еврейские командные, управленческие и экспертные кадры, пусть и оттеснённые в войну и после со "второго этажа" элиты на третий-четвёртый". Жены ходят к врачам Кремлёвки, где чешут в очередях языки. Общаются со своими "домашними врачами". Врачи - с родней и друзьями в министерствах...
Вон он - богатейший материал для распутывания "паутин сионизма"! А гражданин Абакумов не справился (это тебе не дезертиров десятками тысяч расстреливать и не радистов по лесам ловить)! Или - не захотел?

Но вернёмся в наше время. Обыск у Зои Феликсовны Световой по очередному изводу "Большого дела ЮКОСа" (БДЮ) - имеет тройную цель:
а) лишний показать бывшему Главному политзэку что его российские симпатизанты - заложники (и им, кстати, тоже);
б) легализовать результаты оперативных мероприятий, части незаконных (прослушка, слежка);
в) вдруг удастся что-то нарыть - интеллигенты ужасно беспечны...

Предыдущего ответвления БДЮ - "дела экономистов" оказалось достаточно, чтобы знаменитый ректор РШЭ Гуриев бежал из страны. А неужели Сергей Маратович решил, что составление экономической экспертизы для акционеров ЮКОСа для Гаагского третейского суда, опустившего Эрэфию на полста лярдов баксов пройдёт безнаказанно?! Такое вредительство! Такой "турецкий удар в спину" бессмертному делу Путина-Сечина!

Не секрет, что с 20 июня 2003 года - сразу после ареста несчастного Алексея Владимировича Пичугина - началось выстраивание "общественной инфраструктуры" защиты ЮКОСа.

Логика чекистов и путинского окружения мне понятна - они были убеждены, что не может быть, чтобы такая мощная активность правозащитников, политиков, знаменитых интеллигентов, множества СМИ была бескорыстна и не координировалась из единого центра. Просто Ходорковской и Невзлин "скопировали" ту систему управления общественностью, партиями и прессой, которую к тому времени создали для меня, наверняка решил Путин, и "создали по испытанным олигархическим лекалам 90-х" [когда сам зам Собчака был в клиентеле Бадри Великолепного].

И если в собранной структуре "Свидетелей Ходорковского" в декабре 2013 года и была проведена "демобилизация", то ведь у "демобилизованных" приписные свидетельства сохранены... Запас - не отставка! А вдруг снова труба протрубит общий сбор?!

Тем более, что МБХ поддержал Навального.
Вот и полезно - кого запугать до эмиграции, кого вынудить заползти обратно на "кухню из слоновой кости", а кого и вербануть слегонца...
Да, и вообще, список "врагов внутренних" полезно иметь на всякий случай...

В последнюю минуту!
Проходит обыск в квартире у бывшего члена ОНК Москвы и координатора проекта Gulagu.net Елены Абдуллаевой.
2nd-Dec-2016 09:07 am - Уйди, я все прощу: "непрямой" путь к демократии
Уйди, я все прощу: "непрямой" путь к демократии

Евгений Ихлов
01.12.2016


Опять мне придется пойти против основного потока оппозиционной мысли, и утешает меня лишь воспоминание о собственной правоте во всех предыдущих.
Так вот, мне очень нравится предложенный М.Б. Ходорковским через "Независимую газету" http://www.ng.ru/politics/2016-11-29/4_6871_hodorkovsky.html вариант ухода от путинизма через этап, который можно назвать "путинизм без Путина".

Другое дело, что сознательное разжигание паранойи у Путина и его ближайшего круга рассуждениями о неизбежной "боярской измене" тем же главой движения "Открытая Россия" я расцениваю как откровенную провокацию чисток в верхах. Приблизительно так же, как подброшенную Шелленбергом сталинской разведке дезинформацию о работе на Германию Тухачевского (я исхожу из того, что Ходорковский предавать участников реальной фронды бы не стал — из соображений и этических, и вполне рациональных, ровно по тем же соображениям, почему в Берлине ни за какие коврижки бы не сдали реального главу прогерманского антисталинского военного заговора).

Дело в том, что "путинизма без Путина" не бывает, точно так же как и "сталинизма без Сталина". "Сталинизм без Сталина" посыпался уже через год, и дальше советский режим в стратегической перспективе только деградировал.

Мы оставим любителям альтернативных исторический сценариев размышлять о том, что было бы лучше — относительно плавный путь распада режима от марта 1953-го до августа 1991-го — или всенародное антикоммунистическое восстание русских где-то в начале 60-х (я специально отметил протест русских — как ключевой в декоммунизации страны, потому что иной вариант был бы лишь хроникой попыток подавления неосталинистской властью в Москве каскада антирусских движений в союзных и автономных республиках и лишь сцементировал бы центральный режим, а не разрушил бы его).

Точно так же, как шло с весны 1953 года, пойдёт и после ухода Путина: первым делом открыто расколется окружение, и каждый полюс правящей номенклатурной верхушки поспешит обрести контрастную идеологическую окраску. И неизбежно одной из них станет "борьба за восстановление верховенства закона и демократических институтов", точно так же как один из сталинских диадохов неизбежно стал бы десталинизатором, а один из генсеков — буржуазным реформатором. И уже есть для "демократических путинистов" "мозговой трест" тов. Кудрина.

Манифестирование идеологической борьбы в сочетании со стремлением воспарившей душой олигархии отломить себе кусочек политики приведёт к формальному расколу партии власти на две-три конкурирующие партии истеблишмента, каждая из которых подтянет к себе и медиа. Таким образом, восстановится ситуация осени 1999 года с её яростной борьбой "Единства" (Березовский/Путин) с "Отечеством" (Гусинский/Примаков-Лужков).

Единственная разница в том, что на этот раз, видимо, партии-соперники не объединятся в единую партию* власти.

Уже ради этого распада ныне монопольно правящей неономерклатуры, освобождающей возможность для политической динамики, наверное, стоит гарантировать неприкосновенность фигур и значительной части состояний.

Тем более, что развернувшаяся политическая и экономическая динамика очень скоро лишит нынешних вершителей судеб их эксклюзивности. Вспомним, на много ли хватило финансового веса и политического влияния столпов партийно-советской номенклатуры, которые они выторговали себе за "слив" КПСС и СССР.

В случае даже временного успеха фракция "законников" немедленно реабилитирует юкосовцев и, добивая соперничающую фракцию, назовём её условно "геополитиков", с поклоном проведёт виндикацию** "Юганскнефтегаза". Таким образом, у реабилитированных (тут хочется придумать: экстренным ночным заседанием Президиума Верховного суда) Ходорковского и Невзлина будет ресурс для политических манёвров в "возрождённом Арканаре".

Путь к демократии от авторитарной деспотии бывает разный, но для гражданского общества он всегда — род военной кампании. Причём войны коалиционной и очень часто "осадной", позиционной. Эффектен героический штурм бастионов диктатуры и немедленное построение на их руинах свободного правового государства. Бастилия разрушена, на площади — танцплощадка. Но на соседней — гильотина.

У быстрого пути два значительных минуса — риск сорваться в силовую гражданскую конфронтацию и риск прихода к власти больных конспирологией радикалов и некомпетентных популистов***. Здесь необычайно важна роль уже сложившихся костяков партий и профсоюзов и мощный слой аполитичных, но компетентных управленцев, готовых лояльно сотрудничать с политиками в достаточно широком идеологическом диапазоне, как, например, это было в Российской империи в 1906 году и спустя 70 лет в Испанском королевстве, а в 1988-91 годах — в Восточной Европе, Латинской Америке и Южной и Юго-Восточной Азии.

О катастрофической цене некомпетентности преобразователей говорит очень часто приводимый мною пример. Для получения крестьянской поддержки Ленин принял эсеровский вариант аграрной реформы. Но его составляли в расчёте на рыночный социально-экономический контекст и хоть какую-то рыночную мотивацию хозяйственного поведения русских крестьян. Однако в безрыночных условиях Гражданской войны и почти столь же подчёркнутой безрыночности — из-за относительно сильной социальной защиты — в условиях НЭПа крестьянские домохозяйства сократили производство зерна до уровня насыщения личного потребления. От этого продразвёрстка 1918-21 годов и кризис НЭПа через 5 лет, вынудивший большевиков выбирать между уходом от власти в пользу крестьянской партии и силовой коллективизацией.

Я с ужасом представляю, что будет, если экономический популизм, например, в вопросе о де- и ренационализации уложит фондовый рынок и банковскую систему. И не потому, что вновь будет зарезан средний класс и неспекулятивный малый бизнес, но потому что будет волна банкротств предприятий, совсем исчезнут приличные лекарства для тяжелобольных и хроников, обвалятся остатки социалки…

Но теперь об "осаде". Уже 90 лет как известна теория "стратегии непрямых действий" ("непрямая стратегия") британского военного историка капитана Лиддел-Гарта, который основывался на старинных китайских стратегических доктринах. Её суть — стремиться не атаковать всеми силами на главном направлении, где сопротивление будет максимальным, а маневрами постараться дезориентировать противника, растащить его "собранный кулак", бить по коммуникациям, по флангам, заходить в тыл ("переворачивать фронт"). Так те, кто два десятилетия спустя был бы отнесён к сословию "системных либералов", будучи в душе рьяными рыночниками, антиимперцами и антикоммунистами, морочили группе Горбачёва голову, внушая, что хозрасчёт и элементы "ленинского НЭПа" укрепят советскую экономику, что десталинизация "обновит социализм", а новый союзный договор "укрепит Союз". При этом "ясно было и ежу", что: и малая толика рынка похоронит централизованное планирование (рассчитанное на выживание в борьбе с Западом), кроме многократно перелицованного сталинизма в советском строе нет ничего, и что любая попытка формализации отношений внутри квазирелигиозной мессианской империи вытаскивает наружу всю фальшь "союзности". Вот это и была грамотная "непрямая стратегия".

Западный путь к демократии — это века приучения к мысли, что за власть могут легально бороться партии сторонников императора (или короля, или князя) и партии сторонников Папы. Что есть теология (это как в Риме сказали, так "одобряем и поддерживаем"), а есть — философия, скромная "служанка теологии", которая по служаночному своему скудоумию всё к единственно правильному учению не пришла и поэтому ведут профессора в университетах своих совершенно не опасные для веры словесные баталии… Потом, что каждый может выбирать веру (раз для начала это позволили королям и князьям). Потом, что раз мы — простолюдины — платим налоги и содержим короля, дворян и церковь, то именно наши представители и должны принимать бюджет и утверждать министров, оным бюджетом распоряжающихся…

А дальше — идёт шлифовка. Почти полвека — от парижского июня 1848 года и чартистов Запад шёл к легализации концепции социального государства. А потом началась полувековая борьба с политической коррупцией. Западноевропейцам и японцам повезло — послевоенная эпоха дала возможность заново выстраивать политику, отодвинув скомпрометированные олигархические элиты. Англии и Западной Германии помог приход к власти ранее почти антисистемных левоцентристов (лейбористов и социал-демократов). А в США, несмотря на усилия Вильсона, обоих Рузвельтов, Кеннеди и Картера, процесс очень затянулся, хотя Уотергейт и позорная отставка Никсона решительно вскрыли нарыв.

Поэтому России — при плавном переходе к полноценной демократии — придется десятилетиями жить при демократии "фальшивой, продажной". Беда в том, что в России нет сильной демократической и антимилитаристской левой партии. Французская и итальянская компартии, формально клянясь в верности утопическим и даже вполне людоедским доктринам, например, "диктатуре пролетариата", создавали мощнейший противовес тому самому правящему десятилетия консервативному истеблишменту, который и создавал питательную среду для коррупции, в т.ч. политической****.

Тут важно понять, какой социальный слой станет источником рекрутирования нового госаппарата. В 1990-94 годах было огромное количество хорошо подготовленных советских технических интеллигентов, которые и смогли сформировать внушительный слой свободных (действующих в рыночной среде) предпринимателей, и занять позиции среди высшей бюрократии, а также занять места парламентариев и экспертов.

Сейчас независимых (т.е. не аффилированных с бюрократией, в т.ч. силовой) предпринимателей достаточно, чтобы сформировать новый — прорыночный и "проправовой" слой бюрократии. Точно так же достаточно квалифицированных юристов, преимущественно адвокатов и представителей по гражданским делам, чтобы заново воссоздать судебную систему, причём из тех, кто очень критически относится к следствию и прокуратуре, к устоявшимся практикам в нынешней судебной системе.

Поэтому возникнут ли новые вакансии в результате люстрации или просто "сухой чистки" — по итогам рассмотрения всех претензий на несправедливые судебные решения и коррупционные административные действия, кадрового кризиса не будет. Будет проблема избежать стремительного "перерождения" уже новых "чиновников от баррикад", но здесь помогают два фактора — контроль мобилизованной переменами общественности (назвать её гражданским обществом я бы не спешил) и периодическая ротация правящих партий, когда становится нормой, что вчерашний уличный оппозиционер — завтра уже важная фигура во фракции или замминистра, советник президента.

Депутинизация неизбежно начнётся с той точки, с которой он начался — с лета 1999 года. Только развилка будет развиваться в другую сторону. Две-три крупные партии, окружённые мелкими сателлитами, разделившие депутатов, экспертов, телеканалы и прессу, постепенно создадут нормальный европейский "право-левый" политический маятник.

Стремясь избежать нынешней ситуации "игры с нулевой суммой", когда партия (пусть и неформальная, например, один из бюрократических кланов или спецслужба или армия, включая ветеранов), поставившая своего ставленника на президентское место, получает всё, превращается в "партию власти", а все остальные принудительно маргинализируются, происходит эволюция в сторону парламентской республики, где создание коалиционных правительств, с премьером, имеющим большие полномочия, расширяет круг правящих сил.

И для того, чтобы получить более-менее нормальную демократию, нужно будет ждать ещё полвека. Страшной ежедневной борьбы с утаиванием злоупотреблений, с демагогией власть имущих, с угрозами, шантажом, возбуждением уголовных дел за рассекречивание правительственных документов, политическими убийствами. Всё, что так знакомо нам по американским, французским и итальянским политическим триллерам 60-80-х. Это и будет той самой непрямой стратегией борьбы с путинизмом (рыночным сталинизмом) во всех его изводах. Этот срок сократить не удастся. Но будет значительно легче, чем сейчас.

Во-первых, разоблачители ("разгребатели грязи", говоря американским сленгом 110-летней давности) не будут подвергаться стигматизации как антипатриоты.

Во-вторых, всегда будут СМИ и фракции, независимые эксперты, общественные неполитические движения, на которые можно будет опираться. И вот так — опасно, муторно и очень долго. Самое малое — два поколения. Не срываясь в истерику, что "ваша демократия ничего не может" и "нужна сильная рука"… И это только чтобы приблизиться к уровню нынешней восточной и южной Европы.

Вот что такое путь к демократии, начиная с модели "путинизм без Путина". Причём необходимо сказать, что чем больше будет при этом переходе брезгливого отшатывания от политической работы, отказа брать на себя бремя чиновничьей работы (и безо всяких коррупционных ништяков), тем больше всё будет затягиваться.

Есть только один способ мирно и надёжно победить коррупцию в макромасшабе — это создать критическую массу интеллигентов-идеалистов в бюрократической среде (на высших и средних уровнях) и среди профессиональных политиков.

При этом интеллигентские партии и общественные движения должны уметь входить в коалиции с более брутальными политическими силами (война с авторитаризмом и олигархией не просто "осадная", она коалиционная), но и удерживаться от проституирования.

В общем, всё сложно…

* Например, то, что за полвека до создания "Единой России" проделали в послевоенное время все "партии-соперники", которые были созданы и подкормлены американцами для вящего плюрализма в освобождённых странах, но тут же слившиеся полностью или в многолетние коалиции: Либералы и Демократы Японии, Христианские Демократы и Свободные Демократы Западной Германии, Христианские Демократы и Социалисты Италии.

** Возврат владельцу имущества, утраченного им в результате сделки или цепочки сделок, признанных судом ничтожными, например, как притворные.

*** Популизм я определяю как "магическую политику" — искреннюю веру и самого деятеля, и его сторонников, что сложнейшие вопросы могут быть решены как по мановению волшебной палочки. Вот, например, Трамп.

**** Политическая коррупция в моём понимании — это: а) злоупотребление властью в интересах всей властной корпорации или одного из её кланов, б) превращение элиты в монопольно правящую корпорацию, в которой различные социальные функции (депутат, министр, судья, адвокат) подменены исполнением социальных ролей.


"Каспаров.ру", 01-12-2016 (18:28) http://www.kasparov.ru/material.php?id=58400A91C63DB
11th-Jul-2016 12:54 pm - Дискуссия Евгения Ихлова и Михаила Ходорковского
Блог на Радио Свобода и переписка с МБХ

Евгений Ихлов
11.07.2016


10 июля на блоге «Радио Свобода» был размещён вот это мой пост http://www.svoboda.org/content/article/27836595.html «Демократия на лестницев Иакова».

Михаил Борисович Ходорковский разместил его на своём аккаунте в ФБ с нижеследующим предисловием, явно носящим характер мини-манифеста и потому, показавшемся мне очень важным для публицирования.

Не имею возможности выложить на том же аккаунте свой ответ как комментарий, привожу свой ответ, посланный как письмо (отрезал только ссылки на аналогичные свои публикации в ЖЖ и светские реверансы).

М.Б. Ходорковский:

«С интересом прочитал размышления уважаемого Е.Ихлова. Основная их тема - возможность демократической структуры управления в полиэтнических сообществах. Актуальность предмета обусловлена голосованием за Brexit и размышлениями о судьбе ЕС.

В этом вопросе я скорее сторонник автора и полагаю, что будущее у ЕС есть и обьясняется это экономической целесообразностью расширения зон свободного движения людей, услуг, товаров и капитала. В тоже время я бы не стал противопоставлять межгосударственные союзы идее национального государства, а уж тем более смешивать понятие империи и понятие многоэтнического национального государства.

К глубокому сожалению это обычная проблема русскоязычной популярной литературы, когда термин "нация" воспринимается, как производный от термина "национальность" (или наоборот:).

А термин "национальность", как синоним реже используемого термина "этнос". На самом деле нация, это группа людей не только проживающих на одной территории, не только ощущающих принадлежность к одной культуре, не только с похожими бытовыми привычками и общим восприятием прошлого, но и создавшая национальное государство.

С этой точки зрения русские, как этнос уже сложился, а как нация находится на этапе становления.

Сегодня мы еще не можем сказать, какая часть России (и окружающего ее пространства) отнесет себя, в конечном итоге, к русской нации.

Мы даже не знаем самоназвания этой нации (русские или россияне). То, что мы знаем точно, что альтернативой национальному государству является империя, а сутью разницы не только равенство гражданских прав, но и самоотнесение людей ("я татарин, гражданин России" - переходное состояние империи, "я россиянин, татарского происхождения (этнический татарин) - национальное государство).

Почему создание национального государства настоль важно? Поскольку если главной для людей будет не общегражданская общность, то ее место займет этническая или профессиональная или социальная. Человек относит себя ко многим группам, но если главной будет не общегражданская, то такое государство не будет стабильным. Люди, как правило, хотят жить среди себе подобных, так им комфортнее.

Демократическое государство - способ организации совместного проживания множества меньшинств, к которым относит себя каждый человек (филателисты, журналисты, пофигисты и так далее:).

Но чтобы эти меньшинства не заставляли жить вместе, не принуждали искать непростые компромиссы по куче вопросов совместной жизнедеятельности, а чтобы они этого хотели - то, что их объединяет должно быть важнее различий. Это и есть нация.

Станет ли нацией Евросоюз, скажет ли когда-нибудь парижанин "я гражданин Евросоюза французского происхождения"? Кто знает. Это их дело. А вот чтобы такой страной стала Россия - задача наша.»


Е.В.Ихлов:
«Уважаемый Михаил Борисович, спасибо за отклик, но у меня противопоставляются люди, которые убеждены, что «настоящая демократия» может быть только в «национальном государстве» западноевропейского типа, и не может уже быть в рамках ЕС.

Я же противопоставляю модель такого «государства-нации» модели «государства-цивилизации», типа США или Индии.
Я скорблю, что Эрэфия не смогла стать «государством-цивилизацией», но выражаю надежду, что в будущем ЕС станет одной политической нацией, то, что век назад называли СШЕ [Соединённые Штаты Европы].

Как я понял, Вы и выражаете пожелание, чтобы Россия стала тем, что я называю "государство-цивилизация". В моих терминах - в условной форме СШР [«Соединённые Штаты России»].
Но это уже невозможно и слово «россияне» стало насмешкой.»
18th-Jun-2016 08:37 pm - МБХ: ПРОГРАММА ДЛЯ КРИЗИСА («КОГДА Я ВЕРНУСЬ - ЗАСВИСТЯТ В ФЕВРАЛЕ СОЛОВЬИ*…»)
МБХ: ПРОГРАММА ДЛЯ КРИЗИСА («КОГДА Я ВЕРНУСЬ - ЗАСВИСТЯТ В ФЕВРАЛЕ СОЛОВЬИ*…»)

Евгений Ихлов
15.06.2016


Посмотрел на «Евроньюс» программное интервью Ходорковского. Затем шли кадры выступлений Клинтон и Сандерса.
Первый вывод: МБХ совершенно очевидно – это не публичный политик для периода открытой демократической борьбы. Тщательно выверяемая речь. Деликатный уход от однозначных ответов на поляризующие вопросы, вроде отношения к западным санкциям: при компетентном руководстве страны и санкции не страшны. Выверенно ироничен. Почти никакой мимики. Изредко лёгкая тень мягкой снисходительной улыбки интеллигентнейшего профессора истории искусств, объясняющего студентам, что Парфенон – это не Коллизей. Словом, идеальный буржуазный диктатор. Дебаты ни с одним демагогом не выдержит, но правильность своего курса приличной публике всегда объяснит. Председатель Моссовета Гавриил Попов образца зимы 1990-1991 годов.
Программа: сразу после и до первых свободных выборов через два года (как я понимаю, торг по времени возможен) страной управляет команда, подбираемая МБХ. Факт необходимость управления страной неизбранной директорией, подобранной лично, и имеющей полномочия принимать избирательное законодательство для первых свободных выборов, а также рамки компетенции свободно-демократически избираемого органа - не обсуждается. Поскольку МБХ интервьюирует хорошая журналистка, начитавшаяся для подготовки кейсов, а не даже самый замухрышистый политолог, то лишних вопросов о переходном периоде не возникает. Впрочем, сколько видели в Западной Европе политэмигрантов и беглых революционеров, заверяющих, что когда они вернуться «во славе», то сперва «восстановят порядок и поставят у власти истинных сынов отечества», но потом – будет море разливанное самой истинной демократии. Кстати, довольно многим из них вернуться во славе удалось. Как любил говорить знаменитый укротитель джинов Сулейман ибн Дауд, покручивая кольцо всевластия с волшебной надписью на внешней стороне «Гэвел гаволим» и «Вкулой гэвел»** - на внутренней: «И вот бывает, говорят: случилось то, чего ещё не было, но и это – уже было когда-то».
Нетактичных вопросов о люстрации, наказании «гадов» и о том, кого вы уже видите среди своей команды будущих доводителей страны до свободы – не было. А то я бы с удовольствием послушал ответ: Евгений Чичваркин и Маша Баронова.
Лёгкими штрихами намечается новый «истпарт»: олигархом был один Березовский, остальные – в политику не лезли… вся власть была у власти [напоминаю: не подумайте, что у Ельцина, но преимущественно у его главохранника Коржакова, а остальная – у глав администрации - Сергея Филатова, а затем ельцинского зятя Валентина Юмашева, и серого кардинала Анатолия Чубайса].
В этой концепции уже нет места ни для «ультиматума миллиардеров» в апреле 1996 года, публично, через березовскую «независьку», предложивших «отложить» дестабилизирующие страну президентские выборы, но согласившихся с Чубайсом, что имеет смысл поддержать Ельцина, ибо «бабло побеждает зло». Правда, в обмен на контроль за будущим правительством и раздел парламента и экономики (битва за «Связинвест»). Не было предложения Ходорковского Потанину (сразу после стычки с Путиным на совещании в феврале 2003): «ну его, давай – ты президентом, а я – премьером». Не было откомандирования лучших онэксимовских аналитиков в политику: Ильи Пономарёва - к Зюганову, а Владислава Суркова – в администрацию.
Но вопрос о Крыме в интервью был неизбежен, как крах путинизма. Ответ был замечателен: захват был незаконен, но перейдён рубеж… рубеж перейдёт… судьбу Крыма должны решать его жители и новая демократически избранная власть… всё взвесив… Понятно же, что как минимум половина нынешних крымчан панически боится мстительного возвращения украинцев, понимая, что на полуострове главной организованной силой тут же станет меджлис. Понятно, что уговорить победивших на выборах демагогов (два года бивших копытами в стойлах) расстаться со «съеденным бутербродом» могут заставить только самые свирепые санкции. Но кто же будет давить санкциями вновь свободную Россию с директорией Ходорковского во главе, умело пугающей Запад призраком гиркиных в качестве альтернативы. Вспомним, как Ельцин так ловко получил карт-бланш от Запада на Первую Чеченскую, что сразу после Самашек борец с геноцидом в Боснии Билл Клинтон не просто приехал в Москву на полувековой юбилей победы, но и обосновывал для американской аудитории правильность кавказской политики Кремля сравнениями с линкольновской борьбой с сепаратизмом южан.
И ещё добавил МБХ: культурная гомогенность России (установленная им в ходе полевых социологических обследований тюремного населения) такова, что сторонники разделения России на несколько государств «пусть оставят свои бесплодные мечтания» [мой перефраз ответа Николая II на петиции о расширении земского самоуправления].
Второй вывод: вернуть «бутерброд» Киев сможет только отправкой синих невежливых человечков, как только у его соседа начнутся замятки… «Жизнь невозможно повернуть назад, и время ни на миг не остановишь» (Алла Пугачёва)
*Александр Галич
**Суета сует и всяческая суета (произнесение этой мантры в вызове духов не помогает)
2nd-May-2016 08:28 pm - Затоваренная бочкотара
Затоваренная бочкотара



Евгений Ихлов
02.05.2016 16:15


Как либеральные революционеры (в хорошем смысле слова), настроившиеся пробежать стайерскую дистанцию, Михаил Борисович Ходорковский попросил целый ряд отменных юристов-конституционалистов подготовить на будущее проект демократической конституции будущей свободной России. Чтоб был – ибо, как известно, запас карман не тянет… Но вообще-то, ужас как тянет… Это вам скажет любой ритейлер… Затоваренная бочкотара – кошмар любого работника прилавка.

Теперь я объясню, почему вся сия затея – артель "Напрасный труд". Отобранные мастера – прославленные правоведы из обоймы умеренных, но последовательных либералов. Но к моменту превращения стайерского забега к демократии в спринтерский (то есть на выход к выборам Учредительного собрания) именно эта идеологическая категория будет представлять собой исчезающее меньшинство. Будут либо царить популисты всех мастей, либо сторонники твердой буржуазной власти… Например, нынешняя украинская конституция потому так сбалансирована, что ее основа была заложена при умеренном революционере, ныне неудобовспоминаемом Ющенко, а корректировалась на самом романтическом этапе новой революции.

Поэтому Ходорковскому надо сначала "придумать" себе большинство в составе Учредительного собрания, а только потом – конституционный проект, этому большинству предлагаемый на утверждение. Впрочем, его подход – нормальная бизнес-стратегия: хозяин выбирает концепт, который ему нравится. Для развития и совершенствования подбираются специалисты, которые либо разделяют энтузиазм заказчика, либо не возражают по служебной зависимости. Готовый вариант начинают продвигать. И тут либо слава и богатство, либо – разорительный провал. Кто виноват: сбой ли в интуиции заказчика, беспринципность ли экспертов, восхвалявших фасон и покрой платья голого короля, халтура ли промоутеров – это уже на финальные разборки полетов… Только когда на кон поставлена даже не судьба российской свободы, но сама страна – ставки слишком высоки.

Во всех приличных странах, когда учреждался демократический конституционализм, то сперва шла длительная общественная дискуссия по его базовым принципам и только потом, на основе отобранных, как на скелете, наращивалась нормативная плоть. Вот в Англии и в Израиле консенсуса так и не возникло, и единый основной закон в этих странах заменяет каскад конституционных по значению актов. А во Франции демагогический голлистский конституционный остов периодически приходится оснащать новыми Органическими законами. Другое дело, в XVIII веке "широкая дискуссия" перед принятием главных либеральных актов – это многолетняя история теоретизирования в масонско-аристократической среде. Но ведь иной общественности ни в Британии, ни в ее североамериканских колониях, ни во Франции просто не было. Поэтому значительно интереснее со стороны "Открытой России" было бы запустить несколько публичных дискуссий по нескольким основополагающим принципам гипотетического конституционного проекта.

Например, о федерализме, о президентской или парламентской системах правления. Или о целесообразности сохранения раздельного существования Верховного и Конституционного судов (как это сложилось в континентальной системе права), или их объединения в единую высшую судебную палату (как у англосаксов, где речи быть не может о саботировании общесудебной системой решений по конституционным вопросам), или о формировании отдельного высшего правозащитного по сути суда, как в Израиле. Иначе получится, как с ельцинским конституционным проектом лета-осени 1993 года, – хорошо сбалансированный правовой компромисс, который сперва устроил все политические элиты и остановил гражданскую конфронтацию, но ныне вызывает почти всеобщее отторжение.

Собираемые ныне высококвалифицированные эксперты старательно прописывают два важнейших для них раздела – баланс властей и права и свободы. Но тут думать-то особо не надо – переводишь на русский самую подробно-скрупулезную и правозащитную конституцию в мире – из ЮАР, в качестве гаджетов навешиваешь гарантии этнокультурных меньшинств из нынешней испанской, и готово!

Куда важнее составить проект закона о выборах в Учредительное собрание. Но и тут далеко ходить не надо, ведь есть отличная основа – положение 1917 года о выборах во Всероссийское Учредительное собрание. Интегрировать его с разработками многострадального "Голоса" насчет Избирательного кодекса – и хоть через месяц выборы в "учредилку" объявляй.

Если общество радикально меняет свои базовые принципы, то образуются четыре политико-идеологических полюса – условно говоря, партии "быстро вперед", "медленно вперед", "давайте передохнем" и "лучше вернуться"


Чтобы понять, в чем засада, надо вспомнить о главной причине провала ельцинской конституции. Она разрабатывалась в стране еще неостывшей революции, в которой было полным-полно независимого гражданского общества, свободных СМИ и очень важна была общественная репутация. Она была написана "на вырост" новорожденных демократических институтов. Но действовать ей пришлось преимущественно после их исчезновения, поэтому нарочитый англосаксонский лаконизм этой конституции был стремительно превращен в нормативные лакуны, открывшие дорогу актам, полностью выхолостившим дух Основного закона…

Самая взрывоопасная область – это, конечно, федерализм. Советский, обвиненный Путиным в развале Союза, мог существовать, только пока был декоративным, а именно – соединением фольклорных заповедников. Поскольку в Российской Федерации единой политической нации так и не возникло и она – почти ко всеобщему восторгу – осталось империей, точнее, "русским рейхом" (без обид – этот термин по сути означает почти однонациональную империю), то демократизация естественно приведет к конфедерализации страны. Конституционное безумие, когда полупустые русские области, финансово-политически абсолютно бесправные, гордо носят административные полномочия германских земель, было сочинено, чтобы уравновесить притязания бывших российских автономий. Почти так же поступил Порошенко, расширивший полномочия местного самоуправления до того уровня, на который претендовали мятежные "федералисты". Надо еще понимать, что вся суть путинско-кудринской бюджетной реформы – это необходимость для богатых торгово-сырьевых регионов делиться доходами с бедными индустриальными, сглаживание межрегиональной социальной дифференциации.

Очень важная, "вкусная" и любимая для обсуждения тема – это парламентская или президентская республика. Но тут надо понимать уже социологически, даже социокультурологически – какое политическое будущее для страны закладываешь на десятилетия. В президентской республике, вроде США, роль верхней палаты парламента (Сената) куда важней, чем роли парламентов в таких эталонах парламентаризма, как Великобритания, Франция и ФРГ. Но такое положение стабильно только в условиях регулярного маятникового перехода власти от одной главной партии к другой. Характерной особенностью такой системы является почти неизбежная утрата переизбранным президентом поддержки большинства в Конгрессе, превращение его в "хромую утку". Но "маятниковая стабильность" смены партий (или устойчивых мозаичных коалиций) при сильном президенте или премьере возможна только, если общество утвердилось в своей базовой социокультурной модели и требуется только ей периодическая корректировка путем реформ (починки).

Совершенно иное дело, если общество переживает реформацию (трансформацию, перестройку), радикально меняет свои базовые принципы. Обычно это происходит при попытках разрыва с традиционализмом (феодализмом) или с псевдотрадиционализмом (тоталитаризмом). Тогда объективно образуются не два, но четыре политико-идеологических полюса – условно говоря, партии "быстро вперед", "медленно вперед", "давайте передохнем" и "лучше вернуться".

Если в политической системе трансформируемого общества нет системы политического принуждения ("фокусирования демократии"), то при скрупулезно соблюдаемых принципах сдержек и противовесов мы получаем перманентную дезорганизацию исполнительной власти, как это было с Третьей республикой во Франции и Второй республикой в Италии. В этих условиях, защищаясь от распада, государство маргинализирует партийный парламентаризм (либо фактически сосредотачивая реальную власть в руках корпуса профессиональных бюрократов, либо содействуя появлению теневого, надпартийного кланово-коррупционного "правительства", помыкающего министрами и фракциями). Поэтому закладывая усиление фракционно-партийного влияния в политической системе, законодатели могут спровоцировать переворот или возникновение массового антипарламентаристского движения с демагогом-автократом во главе. Если же все-таки удастся избежать крайностей, то возникнет ситуация, когда при спокойном "режиме партий" олигархическая стадия демократии будет длиться десятилетиями, очень медленно и очень трудно становясь демократией гражданского общества. Ускорить прохождение этой "олигархической фазы" могут только три фактора:

1) жесткое внешнее давление в пользу расширения и укрепления демократии;

2) контроль над политикой со стороны продемократической оккупирующей державы или временного высшего коллегиального продемократического революционного органа;

3) наличие мощной и достаточно радикальной оппозиционной политической силы, объективно выступающей с прогуманистических и продемократических позиций.

Евгений Ихлов – ответственный секретарь экспертного совета общественного движения "За права человека"
1st-May-2016 03:54 pm - Детская болезнь конституционализма в либеральном движении
Детская болезнь конституционализма в либеральном движении

Евгений Ихлов
vestnikcivitas.ru
30.04.2016


Как либеральный революционер (в хорошем смысле слова), настроившийся на стайерскую дистанцию, Михаил Борисович Ходорковский попросил целый ряд отменных юристов-конституционалистов подготовить на будущее проект демократической конституции будущей свободной России. Чтоб был, ибо, как известно, запас карман не тянет. Но, вообще-то, ужас как тянет. Это вам скажет любой ритейлер. Затоваренная бочка-тара – десятилетиями кошмар любого работника прилавка. Теперь я объясню, почему вся сия затея – артель «Напрасный труд». Отобранные мастера – прославленные правоведы из обоймы умеренных, но последовательных либералов. Но к моменту превращения стайерского забега к демократии в спринтерский - т.е. на выход к выборам учредительного собрания, именно эта идеологическая категория будет представлять собой исчезающее меньшинство. Будут царить либо популисты всех мастей, либо сторонники твёрдой буржуазной власти… Например, нынешняя украинская конституция потому так сбалансирована, что её основа была заложена при умеренном революционере, ныне неудобовспоминаемом Ющенко, а корректировалась она на самом романтическом этапе новой революции.

Поэтому Ходорковскому надо сначала «придумать» себе большинство в составе учредительного собрания, а только потом конституционный проект, этому большинству предлагаемый на утверждение. Впрочем, его подход – нормальная бизнес-стратегия. Хозяин выбирает концепт, который ему нравится. Для развития и совершенствования подбираются специалисты, которые либо разделяют энтузиазм заказчика, либо не возражают из-за служебной зависимости. Готовый вариант начинают продвигать. И тут либо слава и богатство, либо – разорительный провал. Кто виноват: сбой ли в интуиции заказчика, беспринципность ли экспертов, восхвалявших фасон и покрой голого платья короля, халтура ли промоутеров? - это уже на финальные разборки полётов… Только когда на кон поставлена даже не судьба вновь вылупившийся из гнеда российской свободы, но сама страна – ставки слишком высоки.

Во всех приличных странах, когда учреждался демократический конституционализм, то сначала шла длительная и широкая общественная дискуссия по его базовым принципам и только потом, на основе отобранных, как на скелете наращивалась нормативная плоть. Вот в Англии и в Израиле консенсуса так и не возникло, и единый основной закон заменяет каскад конституционных по значению актов. А во Франции демагогический голлистский конституционный остов периодически приходится оснащать новыми Органическими законами. Конечно, в XVIII веке «широкая дискуссия» перед принятием главных либеральных актов - это многолетняя история теоретизирования в масонско-аристократической среде. Но ведь иной общественности в ни Британии, ни в её североамериканских колониях, ни во Франции просто не было.

Поэтому значительно интереснее со стороны «Открытой России» было бы запустить несколько публичных споров по нескольким основополагающим принципам гипотетического конституционного проекта.

Например, о федерализме, о президентской или парламентской системе. Или о целесообразности сохранения раздельного существования Верховных и Конституционных судов (как это сложилось в континентальной системе права), или их объединения в единую высшую судебную палату (как у англосаксов, где речи быть не может о саботировании общесудебной системой решений по конституционным вопросам), или формирование отдельного высшего правозащитного, по сути, суда, как в Израиле, где БАГАЦ (Высший суд справедливости) частично воспроизвел функции Сангедрина, уравновешивающего произвол эллинизированных монархов.

Иначе получится как с ельцинским конституционным проектом лета-осени 1993 года. Это был хорошо сбалансированный правовой компромисс, который поначалу устроил все политические элиты (утешительным призом для отныне обречённых на вечно оппозиционное существования «левых» парламентских фракция» было создание необходимости для власти разнообразных видов её подкупа) и остановил гражданскую конфронтацию, но ныне он вызывает почти всеобщее отторжение.

Собираемые Ходорковским высококвалифицированные эксперты старательно прописывают два важнейших для них раздела – баланс властей и права и свободы. Но тут думать то особо не надо – переводишь на русский самую подробно-скрупулёзную и правозащитную конституцию в мире – из ЮАР, в качестве гаджетов навешиваешь гарантии этнокультурных меньшинств из нынешней испанской – и готово. Пальчики оближешь!

Куда важнее составить проект закона о выборах в Учредительное собрание. Но и тут далеко ходить не надо – есть отличная основа – положение 1917 года о выборах во Всероссийское Учредительное собрание. Интегрировать его с разработками многострадального «Голоса» насчёт Избирательного кодекса и хоть через месяц выборы в учредилку объявляй.

Чтобы понять, в чём засада, надо вспомнить о главной причине провала ельцинской конституции. Она разрабатывалась в стране ещё неостывшей революции, где было полным-полно независимого гражданского общества, свободных СМИ и очень важна была общественная репутация. Она была написана «на вырост» новорожденных демократических институтов. Но действовать ей пришлось преимущественно именно после их исчезновения… Поэтому её нарочитый англосаксонский лаконизм стремительно был превращён в нормативные лакуны, открывшие дорогу актам, полностью выхолостившим её дух…

Самая взрывоопасная область, это, конечно, федерализм. Советский, обвинённый Путиным в развале Союза, мог существовать, только пока был декоративным - соединением фольклорных заповедников.

Поскольку в Российской Федерации единой политической нации так и не возникло, и она – почти к всеобщему восторгу – осталось империей (о, это кисло-сладкое слово «империя»!), точнее, «русским рейхом» (без обид – этот термин, по сути, означает почти однонациональную империю), то демократизация естественно приведёт к её конфедерализации. Конституционное безумие, когда полупустые русские области, финансово и политически абсолютно бесправные, гордо носят административные полномочия германских земель, было сочинено, чтобы уравновесить притязания бывших российских автономий. Почти также поступил Порошенко, когда увеличил полномочия местного самоуправления до того уровня, на который могли претендовать мятежные «федералисты». Надо ещё понимать, что вся суть путинско-кудринской бюджетной реформы (и главное следствие политического поражения группы Лужкова-Шаймиева-Николаева в 2000 году) – это необходимость для богатых торгово-сырьевых регионов делиться доходами с бедными индустриальными, сглаживание межрегиональной социальной дифференциации.

Очень важная, «вкусная» и любимая для обсуждения тема – это парламентская или президентская республика. Но тут надо понимать уже социологически, даже социокультурологически, какое политическое будущее для страны закладываешь на десятилетия. В президентской республике, вроде США, роль верхней палаты парламента – Сената - куда важнее, чем роли парламентов в таких эталонах парламентаризма как Британия, Франция и ФРГ. Но такое положение стабильно только в условиях регулярного маятникового перехода власти от одной главной партии к другой. И характерной особенностью такой системы является почти неизбежная утрата переизбранным президентом поддержки большинства в Конгрессе, превращение его в поистине «хромую утку».

Но «маятниковая стабильность» смены партий (или устойчивых мозаичных коалиций) - при сильном президенте или премьере – возможна только, если общество утвердилось в своей базовой социокультурной модели, и требуется только её периодическая корректировка путём реформ.

Но совершенно иное дело, если социум переживает реформацию (трансформацию, перестройку), а именно - радикально меняет свои базовые принципы. Обычно это происходит при попытках разрыва с традиционализмом (феодализмом) или с псевдотрадиционализмом (тоталитаризмом). Тогда объективно образуется не два, а четыре политико-идеологических полюса, условно партии: «быстро вперёд», «медленно вперёд», «давайте передохнём» и «лучше вернуться».

Если в политической системе трансформируемого социума нет механизма политического принуждения («фокусирования демократии»), то при скрупулёзно соблюдаемых принципах «сдержек-противовесов» мы получаем перманентную дезорганизацию исполнительной власти, как это было с Третьей республикой во Франции и Второй республикой в Италии. В этих условиях, защищаясь от распада, государство маргинализирует партийный парламентаризм, либо фактически сосредотачивая всю реальную власть в руках корпуса профессиональных бюрократов, либо содействует появлению теневого, надпартийного кланово-коррупционного «правительства», помыкающего министрами и фракциями. Поэтому закладывая усиление фракционно-партийного влияния в политической системе, законодатели могут спровоцировать совершенно противоположное - переворот или возникновение массового антипарламентаристского движения с демагогом-автократом во главе.

Если же всё-таки удастся избежать крайностей, необходимо будет понимать, что при спокойном «режиме партий» олигархическая стадия демократии будет длиться десятилетиями, очень медленно и очень трудно становясь демократией гражданского общества. И что ускорить прохождение этой «олигархической фазы» могут только три фактора:

1) жёсткое внешнее давление в пользу расширения и укрепления демократии;

2) контроль над политикой со стороны продемократической оккупирующей державы или временного высшего коллегиального продемократического революционного органа;

3) наличие мощной и достаточно радикальной оппозиционной политической силы, объективно выступающей с прогуманистических и продемократических позиций.
26th-Feb-2016 09:40 pm - О люстрации
О люстрации

Евгений Ихлов
vestnikcivitas.ru
26.02.2016


Наконец-то в среде независимой демократической оппозиции начались серьезные дискуссии, которые носят глубоко принципиальный, даже сущностный характер. Плохо только то, что они сугубо эфемерные, или, если угодно, имеют символический характер, поскольку годятся лишь в качестве маркеров для естественного политического размежевания по куда более важным моментам.

Прежде всего, это спор о люстрации. Вопрос, по которому Ходорковский явно провёл демонстративную черту между собой и Навальным.

Навальный завёл «Чёрный блокнот» для составления даже не люстрационного, но проскрипционного списка деятелей отечественной юстиции, виновных, по мнению составителей «блокнота», в политических и заказных расправах.

Это хорошо, что так обозначился еще один полюс в рядах оппозиции. Есть полюс отказа от выборов: Каспаров, Пионтковский, Илларионов… Есть полюс участия в выборах: Касьянов, Ходорковский, Навальный, Явлинский… Внутри последнего и произойдёт размежевание по поводу люстрации и создания «золотого моста» для Путина и компании (хотя, честно говоря, это гарантии для свергнувших Путина).

Но всё это – лишь предлог обозначить свою отдельную позицию и «послать сигнал».

Позиция Ходорковского и его сторонников в этом размежевании - надежда на самый щадящий способ «мирной революции» - дворцовый переворот. Заранее надо обещать прощение тем, кто переметнётся на сторону революции. Расчёт недурной: революция обещает быть буржуазно-демократической. Единственный имеющий харизму лидер просвещенной буржуазии - Ходорковский. Поэтому ему просто волею судеб предназначено место вождя мирной буржуазной революции, вождя, который твёрдой, но милостивой рукой приведёт страну к выборам в Учредительное собрание.

И при таком сценарии расчёт на ренегатов - единственно верный.

В отечественной истории тому есть масса примеров: Фёдор Басманов, посланный с армией на зачистку Лжедмитрия и перешедший на его сторону; Павел Грачёв, командующий ВДВ, получивший от Язова приказ на штурм Белого дома и перешедший на сторону Ельцина, маршал Жуков, дважды помогший Хрущеву - в разгроме госбезопасности в 1953 и в разгроме Политбюро в 1957; ультрамонархист Пуришкевич, трижды участвовавший в заговоре против монархии: в середине ноября 1916, когда он поддержал Милюкова (их выступления были частью согласованного Гучковым 31 октября в Ставке ползучего военного переворота), в конце декабря, когда он убивал Распутина, и в середине марта 1917 года, когда - в развитие военного переворота - он приехал к Николаю II вымогать отречение.

Посему такая «всепрощенческая» позиция — довольно хитрый политический манёвр.

Другое дело, что цена всем этим гарантиям — ломаный грош в базарный день... Временное правительство дало гарантии бывшему монарху и его семье. Но Ленин и Свердлов таких гарантий не давали. И никто не гарантирует, что в процессе углубления антипутинской революции, Ходорковский, давший Путину, Шойгу, Патрушеву, Сечину, Бастрыкину гарантии, не будет изгнан (сильно подвинут) куда более радикальными деятелями, которые назовут эти гарантии предательством народа и олигархическим заговором. Лафайет и Мирабо давали Людовику XVI железные гарантии, но Дантон, Робеспьер и Марат сочли бы изменой революции… Горбачеву гарантии дали, но он предпочёл большую часть времени проводить вне…

Обращу внимание на главное различие. Проскрипции (буквально «оглашение») и люстрация (буквально «прозрачность») - это не просто два красивых слова на латыни, это обозначение двух сущностно разных явлений. Проскрипции — это публичный список «врагов». Он может составляться властью и её адептами. Он может составляться радикальной оппозицией, ведущей реестр своих гонителей. В любом случае, это адресный, индивидуальный подход, при котором к каждому перечисленному прилагается список его провинностей (или такой список подразумевается).

Люстрация — это процесс, который совершенно не был знаком древним. Это групповое поражение в правах с целью защиты общества, государства от попадания на статусные позиции представителей потенциально угрожающей группы. Первой «люстрацией» был испанский закон 15 века о сертификате крови, когда испанскую элиту пытались защитить от инфильтрирования маранами - крещённым евреями, причем, часто во втором-третьем поколении. «Христианнейшим королям» [официальный титул — Е.И.] Кастилии и Леона и католикам-фундаменталистам нужно было резко изменить неслыханно толерантный характер испанского общества, придать ему необходимую для завоевания морей и заморских земель воинственность, которой не бывает без фанатизма и невежества.

Люстрацией был советский закон о «лишенцах», лишающий избирательных прав выходцев из бывших привилегированных слоёв общества или имеющих во время НЭПа наёмных работников, поскольку до завершения коллективизации над большевизмом всегда нависала угроза сдвига общества в сторону разрушенной в 1918 году «нормальности».

В отличие от проскрипций, люстрации — это не месть. Более того, в отличие от проводимой союзниками в Западной Германии денацификации, которая предусматривала для нацистских функционеров даже заключение в фильтрационных лагерях, люстрация не грозит никаким лишением свободы.

Только и исключительно запрет (постоянный или временный) на занятие определённых позиций в политике, администрации, медиа или в системе образования.

Именно поэтому сам я являюсь безусловным сторонником люстрации по чётким и прозрачным правилам.

Я призывал к ней с декабря 2011 года и был очень горд, что требования очистки власти вошли в декларацию оппозиции, принятую Координационным советом в декабре 2012 года, а также и в манифест Антикриминальной революции, принятый на марше оппозиции 12 июня 2012 года.

Интеллигентские рассуждения про «озлобленность/не озлобленность народа» не значат ничего. Либеральная интеллигенция хочет мановением волшебной палочки вернуться к демократии уровня лета 1999 года при уровне жизни лета 2011 года. Всё, что противоречит этой утопической схеме, с негодованием отбрасывается как опасный радикализм.

Если в стране сменится режим, значит народ очень и очень озлоблен. Он может начать мстить сам: например, сотни тысяч пропущенных через тюрьму и обобранных предпринимателей просто придут к «своим» судьям, следователям, прокурорам, а также отлично им известным «заказчикам» своих бед. И предотвратить расправы может только объяснение, что существует законная процедура наказания. Но ещё раз - это не люстрация. Пока это только адресное наказание виновных. Оно может быть мягким и милосердным, оно может сопровождаться амнистией. Но это только в отношении конкретных преступников в погонах и мантиях.

А ещё есть номенклатура - то самое страшное социальное явление, что пережило август 1991 года, потому что тогда, под крики «не надо охотиться на ведьм», находясь в эйфории от своего триумфа, от заискивания перед ними старого советского аппарата, так быстро и легко победившие «ельцинские демократы» от люстраций отказались.

Номенклатура сильно обновилась, она вобрала в себя социальные группы, с которыми раньше сражалась, например, статусную либеральную интеллигенцию или разбогатевший низовой частный бизнес.

Что же такое номенклатура, если отойти от классических определений Джиласа и Восленского, применимых исключительно для тоталитарного партократического государства?

В нормальном правящем слое (элите и субэлитах) современного общества существует чёткое разделение по функционалу: законодатели и министры, судьи, адвокаты и прокуроры, свободные профессии и чиновники… В отличие от этого в номенклатуре происходит разделение по социальным ролям: закон сочиняет министр и отдаёт его депутатам для литературной обработки, даже позволяя специально отобранным представителям общественности чуть-чуть шлифовать формулировки, которые получились бы без этого такими людоедскими, что даже зорькинскому Конституционному суду пришлось бы их корректировать; следователь приносит обвинение прокурору, тот правит грамматику и половину процессуальных несообразностей и относит к судье, который (которая) правит половину оставшихся процессуальных ляпов и пишет сверху «приговор», а адвокат следит, чтобы его клиент счёл бы за благо, что ему ни за что ни про что дали не 10, а 8 лет, и сулит, что на кассации ещё годик сбавят (сбавляют полгодика).

Люстрация – это единственный бескровный способ уничтожить номенклатуру как сословие, потому что она лишает права на политическую и административную карьеру тех, кто получал возможность для карьеры ценой соучастия в нарушении закона и прав других.

Вот примеры таких бенефициаров беззакония. Некто стал депутатом партии, в пользу которой сфальсифицировали выборы. Другой сделал административную карьеру в результате подавления оппозиции и свободы слова. Третий сделал медийную карьеру, став рупором пропаганды, клеветы и ксенофобии. Следующий - сделал карьеру в системе культуры и образования за счёт цензурных барьеров для своих соперников и оппонентов. А ещё один — просто сделал состояние за счёт разорения властями своих конкурентов.

Повторю: никто из перечисленных не нарушил лично закон, он просто является бенефициаром узурпации власти тем господствующим слоем, к которому сам примкнул.

И либо эти, скажем так, социальные элементы по-прежнему будут занимать главенствующие высоты в политической, административной, деловой, медийной и прочих сферах, и продолжат бесконечно воспроизводить созданную ещё Сталиным номенклатурную управленческую систему, либо их остановят и дадут стране шанс начать жизнь свободно.

И остановят их по простому формальному критерию – были ли они благоприобретателями от попрания закона.

Потому что неформальный механизм люстрации – это, извините, линчевание…


* * * * * Приложение

Закон о люстрациях от Галины Старовойтовой*

Сегодня - 13 лет [речь идёт о ноябре 2011 года - Е.И.] со дня трагической гибели Галины Старовойтовой. Мне посчастливилось быть знакомой с Галиной Васильевной. О ней много сказано, и еще можно рассказывать много — потому что человек она была незаурядный, деятельный, много чего успела за свою не столь уж долгую жизнь. Была депутатом СССР, РСФСР, Госдумы РФ, первой в российской истории женщиной, выдвигавшейся на пост Президента РФ...

Гибель Старовойтовой послужила катализатором объединительных тенденций в среде демократов — и в 99-м они таки победили. Ненадолго…

Но сегодня хочу рассказать о другом, менее известном факте политической биографии Галины Васильевны.

Нередко теперь в среде либералов говорят о том, что тогда, в начале 90-х, необходима была люстрация, то есть запрет на некоторые виды деятельности для тех, кто был проводником тоталитарного режима. Так было в послевоенной Германии, так было в посткоммунистической Восточной Европе. Да, об этом многие говорили и тогда, 10 лет назад. Но только Старовойтова в 1992 году внесла в Верховный Совет РСФСР законопроект «О запрете на профессии для проводников политики тоталитарного режима». В нём предлагалось подвергнуть профессиональным ограничениям работников партаппарата КПСС, штатных сотрудников и агентуру советских и российских спецслужб. Этот проект был одобрен съездом «Демократической России». Но — не хасбулатовским ВС. В 1997 году Старовойтова, верная своим принципам, повторно вносит этот документ — теперь уже на рассмотрение Госдумы РФ второго созыва. Не знаю, на что она рассчитывала, но представляю, сколько ей пришлось претерпеть от коммунистического и прокомунистического большинства той Думы. Естественно, закон принят не был, а демократов продолжали обвинять в «охоте на ведьм». Обвиняли, разумеется, в первую очередь те самые «ведьмы».

Нашла тот легендарный документ. Это, собственно, не законопроект в чистом виде, а, скорее, заявка на него, обоснование. Тем не менее, цели, задачи и инструменты защиты общества от тех, на ком держался тоталитарный режим, прописаны четко.


март 1997 г.
Проект
ЗАКОН О ЛЮСТРАЦИИ
(о временном запрете на профессии для лиц, осуществлявших политику тоталитарного режима)

I. Преамбула
События последних лет подтверждают обоснованность предложения Движения "Демократическая Россия” о необходимости инициативной разработки проекта закона о люстрации - запрете на некоторые профессии для лиц, являвшихся активными проводниками политики тоталитарного режима. Крупномасштабные люстрации (от латинского lustratio - очищение) в XX веке имели место дважды - в ходе денацификации Германии и чисток государственных органов стран, сотрудничавших с нацистами (Италии, Японии и др.), а также в ходе декоммунизации стран Восточной Европы.
Недавний восточноевропейский опыт пока оценивается противоречиво - главным образом ввиду несовершенства принятых законодательных актов и практики их применения, а не из-за отказа от самой идеи профессиональных ограничений для людей, составлявших опору власти, нарушавшей фундаментальные права человека.
Движение "Демократическая Россия” видит необходимость люстрации в качестве меры, препятствующей реваншу сил, возвращающих сейчас свои властные позиции. Введение этой меры не преследует цели мести за ограничения на профессии, фактически существовавшие в нашем обществе для людей, непричастных к КПСС или ее "вооруженному отряду ВЧК-КГБ”. Мы отвергаем также обвинения в призывах к "охоте на ведьм” и в отрицании права на инакомыслие. На самом деле высокопоставленная коммунистическая номенклатура, в том числе и причастная к антиконституционным путчам, практически нигде в России - ни в центре, ни в регионах - не понесла ни моральных, ни материальных потерь; многие из ее деятелей остаются у кормила власти. В то же время демократы (особенно среди военных), вставшие в 1991 и 1993 гг. на сторону Президента России, на сторону законной власти и продолжения реформ, повсюду в стране шельмуются, нередко подвергаются гонениям и увольнению.
Лицемерно защищаясь от несуществующей "охоты на ведьм”, некоторые монстры прежнего режима, причастные к его кровавым преступлениям и далекие от покаяния, готовы и сейчас по первому сигналу продолжить массовые репрессии, неотделимые от практики ленинизма и сталинизма. Наше общество, интеллигентно называя верных ленинцев и сталинцев инакомыслящей оппозицией, как будто бы больше озабочено их комфортом, чем душевным и материальным состоянием жертв ленинизма и сталинизма - все это несмотря на широковещательные декларации о возвращении к общечеловеческим ценностям. Неприменение люстрации в 1991 г., после коммунистического путча, недоведение до конца суда над идеологией и практикой коммунистов сделали возможным возникновение крупной парламентской фракции в Государственной Думе России, состоящей из коммунистов, не отмежевавшихся от преступлений своей партии и открыто пропагандирующих сталинизм.
Движение "Демократическая Россия” констатирует отсутствие надежных политических гарантий в нашей стране против возврата к тоталитаризму. Основным барьером на пути нового переворота - ползучего или революционного - является лишь воля прозревшей части населения, в меньшей степени политические институты, еще в меньшей - правоохранительные органы, суды и прокуратура.
Учитывая сказанное, мы снова выступаем с инициативой разработки закона о люстрации, хотя и понимаем, что власти упустили время для его принятия.
II. Основная часть
1. Категории лиц, подлежащих люстрации
Определенным профессиональным ограничениям на время продолжения переходного периода (на срок в 5-10 лет) в соответствии с этим законом должны подвергаться следующие лица:
а) все бывшие освобожденные секретари партийных, производственных и территориальных организаций КПСС;
б) бывшие первые, вторые и третьи секретари райкомов, горкомов, обкомов и крайкомов КПСС;
в) работники центральных республиканских и союзных комитетов коммунистических партий, действовавших до 06.11.1991 г. т.е. времени первого Указа Президента России о запрете КПСС (включая секретарей соответствующих ЦК, но за исключением технического персонала).
Перечисленные категории лиц подвергаются профессиональным ограничениям в следующих случаях:
а) если в общем стаже их трудовой деятельности нахождение на указанных должностях в сумме составляет 10 и более лет;
б) если на 21 августа 1991 г. - день подавления коммуно-экстремистского путча - они занимали одну из указанных должностей и не заявили о выходе из КПСС добровольно;
г) действовавшие штатные сотрудники, включая резерв, и давшие подписку о сотрудничестве с органами НКВД-МГБ-КГБ, либо работавшие в этих органах на протяжении последних десяти лет перед принятием новой Конституции России (в 1993 году).
Ограничения на профессии для активных проводников политики тоталитарного режима не распространяются на лиц, получивших должности в системе представительной или исполнительной власти в результате прямых свободных выборов как формы волеизъявления народа (если деятельность этих лиц в КПСС и КГБ не скрывалась ими в ходе предвыборной кампании). Все сотрудники служб безопасности и офицеры всех родов войск должны сдать экзамены на знание Конституции РФ, принятой на референдуме 12 декабря 1993 г., и присягнуть ей.
2. Сущность люстрации
Под ограничением (запретом) на профессии для указанных лиц понимается временный запрет для них (на 5 или 10 лет) занимать по назначению или в результате непрямых выборов ответственные должности территориальной исполнительной власти, начиная с глав администраций районов, городов, областей и вплоть до министров республик и Российской Федерации в целом (включая премьер-министров).
На срок до 10 лет для тех же лиц должна быть запрещена деятельность, связанная с преподаванием в средних и высших учебных заведениях; на срок до 15 лет - преподавание в военных учебных заведениях и работа в средствах массовой информации.
Другие виды профессиональной деятельности, включая частное предпринимательство или работу в госсекторе, в том числе и на руководящих должностях, не возбраняются.

Примечание: проект впервые принят 17 декабря 1992 года на III съезде "ДЕМРОССИИ” по предложению Галины Старовойтовой.

* Оригинал: http://politics-80-90.livejournal.com/115682.html
10th-Jan-2016 01:12 am - О ревдиктатуре: о споре Каспарова и Кашина и об "аятоллах" либеральной революции
О ревдиктатуре: о споре Каспарова и Кашина и об "аятоллах" либеральной революции

Евгений Ихлов
09.01.2016


Эти рассуждения - ответ на выступление Гарри Каспарова и на заушательский ответ ему Олега Кашина.
Спор о революционной диктатуре смешон, потому что каждая революция сопровождается этапом диктатуры, т.е. создается режим, временно получающий экстраординарные полномочия, в т.ч. для нарушения предшествующих легитимных установлений ("разрыв легитимности"). Бархатнейшая Февральская революция 1917 года распустила лояльную Временному правительству Думу и наделила ВП законодательными (декретариальными) полномочиями; высшие сановники были без суда заключены под стражу (интернированы), была создана Чрезвычайная комиссия по расследованию деятельности темных сил (именно так, секретарь чрезвычайки - поэт А.Блок). Еще более бархатная Августовская революция 1991 ликвидировала парламент (Съезд и ВС н.д.СССР), распустила 20-млн. компартию, присвоила президенту РСФСР на год декретариальные полномочия; ликвидировала СССР.
Просто в Германии, Италии, Венгрии и Японии функции революционных диктатур, вычищающих старую систему, взяли на себя оккупационные армии. Во Францию очень жесткие чистки - с массовыми расстрелами - проводили коммунистические партизаны на юге, и голлисты на севере страны.
Мюнхгаузен не мог вытащить себя за косу из болота только потому, что коса была от парика. На демократических выборах в бывшем рейхе, если бы их провели осенью 1945 года, райхспрезидентом был бы избран Геринг. Провести в погруженной в революционный хаос стране мало-мальски приличные выборы (как в Украине в мае и октябре 2014 года) или во Всероссийское Учредительное собрание можно - только если есть система крепких, организованных партий, мощное гражданское общество - профсоюзы, ассоциации, СМИ. В наших условиях победят самые отвязные демагоги и те, кто быстро скупит тележурналистов и обломки "партии власти".
Развилка простая: либо чрезвычайная власть становится личной диктатурой лидера революции, либо она достается коллегиальному органу. В РСФСР неограниченная революционная власть досталась лично Ельцину - в два этапа (сперва он делил ее с Хасбулатовым, раздавившим всю внутрипарламентскую оппозицию себе). Во Франции 1793 года высшая власть была разделена между представительной ветвью (Конвент и его комиссары) и правительством (робеспьеровский Комитет нацспасения). Поэтому диктатура Робеспьра была ликвидирована через полтора года.
Мне представляется более правильным вариант Иранской революции 1979 года - когда создается внепартийный совет моральных лидеров (в иранском случае - аятолл), которые корректируют политику извне, постепенно ослабляя контроль за ней. В итоге такой системы сдержек-и-противовесов иранский тоталитаризм "исламской революции" оказался самой демократической и плюралистической формой тоталитаризма, не идя ни в какое сравнение с большевизмом, сталинизмом, нацизмом или маоизмом.
Вариант, когда высший революционный совет обеспечивает первоочередные меры, готовит выборы в Учредительное собрание, а потом передает власть избранному по новым правилам парламенту и утвержденному им кабинету, сам же на несколько лет остается только органом по проведению люстраций и борьбы с коррупцией, представляется мне оптимальным. Речь идет только создании эффективной системы внешнего контроля прореволюционного гражданского общества за деятельностью высшего революционного совета.
Между прочим, в 2012 году у нас возник эскиз такой структуры в виде КС оппозиции. Надо было только убрать из него никого не представляющих деятелей. Нельзя совмещать репетицию Учредительного собрания и репетицию Совнаркома!

Подробно это у меня все расписано здесь: Ниша для МБХ, или дорожная карта эпохи перемен
23rd-Jul-2015 04:58 pm - Михаил Ходорковский: Путин победит на выборах и уйдет
http://sobesednik.ru/print/dmitriy-bykov/20150723-mihail-hodorkovskiy-putin-pobedit-na-vyborah-i-uydet
27th-Mar-2015 03:08 pm - Почему Михаил Ходорковский должен возглавить Россию — мнение Евгения Ихлова
Почему МБХ должен возглавить Россию

Евгений Ихлов
27.03.2015


Больше двадцати лет назад я с двумя знакомыми, одним из которых был покойный Александр Чистов (талантливейший тризовец*, мой гуру в области аналитики и пи-ара), обсуждали написание социологической статьи о тогдашнем российском обществе. Второй мой товарищ сказал, что солидность требует сперва определить описываемое. Я сходу бросил: «вырожденный посттоталитарный социум». Меня попросили уточнить понятие вырожденный социум (термином посттоталитарный тогда щеголяли все кому не лень). Я предложил дефиницию «социум, в котором социальные позиции заменяют люди, этос [система нравственных принципов] который полярен традиционному для данной позиции». И пояснил для простоты. Всем понятен этос солдата — защитника страны. И понятен этос наёмника-мародера. Вырожденым является социум, в котором солдаты (и офицеры, это расширительное понятие) считают идеалом удачливого мародёра. Тогда как раз полным ходом завершалось разворовывание Западной группы войск (ГДР) и других советских военных баз, поэтому метафора была понятна, а слова про «Пашу-мерседеса» у всех на слуху. Вырожденнй социум тот, где торговцы — это воры, полицейские — гангстеры, священники — шаманы, народные избранники и общественые деятели — политические потаскухи...

Из той статьи получилось только моё предисловие. Но идея привязки этоса к социальной роли запомнилась, и я решил её развить. Летом 2008 года я написал эссе «Открытое кастовое общество», некоторые мысли которого я изложу здесь и общая концепция которого уже содержиться в названии. Применительно к заявлению Ходорковского о намерение вернуться в Россию при первой же возможности и стать мотором конституционно-политической трансформации страны. Кое желания я всячески поддерживаю. Именно с точки зрения своей теории.

Суть моей идеи такова. Индусы и прочие древние арийцы были правы, говоря, что общество делиться на касты (главные касты называются «варны» - цвета на санскрите).

Таких больших каст пять, которые даю в нисходящем порядке: брахманы (духовенство, шире - философы); кшатрии (воины и князья, правители, силовики) — это благородные варны, «дваждырожденные»; а также «неблагородные» - вайшья (собственники, хозяева, буржуа, европейское «третье сословие»); шудру (пролетарии, работники не отвечающие за своё хозяйство; и неприкасаемые («антикаста», криминалитет, низший слой богемы).

В том или ином виде, все традиционные и «традиционалистские» (рационализированные традиционные — поздняя античность и позднее средневековье) социумы построены на кастовом принципе. Более того, историю социума (народа, культуры) можно рассматривать как «нисходящее» чередование правящих каст (варн). Борьба священников и царей за власть над евреями хорошо показана в Библии (собственно — это её основная фабула), написанной победившими в итоге священниками и книжниками**. Борьба жрецов и фараонов, пап и королей, КПСС и КГБ — это всё очень знакомо.

Каждая варна имеет свой этос, обязательный только для неё. Член касты может ориентировать и на этос более высокой, но это считается духовным подвигом. Главное - не принимать этос более «низкой» касты. Разумеется, доминирующая каста пытается сделать свой этос эталонным, однако каждая в итоге приспосабливает его под себя. Излишняя настойчивость в навязывании чуждого этоса воспринимается как нестерпимый гнёт.

У меня были несколько дополнений к этой историософской концепции.

Первое. Каждая варна носит «открытый» характер — человек рождается и формируется как личность с предпочтением того или иного этоса. В открытом (в попперовском смысле слова) обществе он занимает позицию в подходящей ему варне — становиться ученым, офицером, бизнесменом, артистом, автослесарем, карманником... В закрытых социумах воспитание, традиция, давление среды загоняют человека в его родовую варну. Но сильная личность может вырваться. Иногда шанс дают исторические сломы и из рыбака получается академик Ломоносов, из лавочника — наполеоновский маршал, из семинариста — удачливый гангстер и создатель и владыка империи...

Второе. Внутри каждой варны есть деление на те же варны и так несколько раз. Получается «матрешка», охватывающая все писхологические типы. Например, философ-воин (тот самый вооруженный пророк), князь-философ, философ-менеджер, филосов-сектант...

Третье. Не только многовековые периоды знаменуются чередованием варн-доминантов, но более короткие периоды, например, послереволюционное развитие, история партий и корпораций...

С той точки зрения забавна эволюция типажа большевистского комиссара. На следующей стадии — это политрук, стукач и трепач. Следом идёт уже совершенно анекдотичная фигура замполита. И завершает всё офицер-воспитатель. Или судьба интеллектуала в политике. Из вождя он становиться «ответственным за идеологию», затем — пропагандистом и агитатором, а заканчивает — спичрайтером и политехнологом.

У всех на памяти смена типажей верхушки в истории большевизма и КПСС. Надо только учесть, что последняя генерация номенклатуры — из инженеров, это такие «шудриты», только их элита, «пролетарии-философы». Сегодня у власти последняя варна - «правители-воры».

Это чередование свойственно и оппозиции. Навальный — адвокат, а это — очень плохо. Лидеры типа Ельцина, покойного Немцова, даже Путина — из породы меняющих реальность. Адвокат же привык реальность «обманывать». Примеры Керенского, Клинтона, Обамы, деятелей Третьей республики во Франции очень поучительны.

Теперь обещанная тема про Ходорковского. Михаил Борисович — предприниматель-философ. К нему «подгоняют» три тенденции социального развития России.

Правящая номеклатура дошла до самой нижней «варны» в своём рекрутинге. «Самообновление» здесь может быть только за счёт её переформатирования и набора из персонажей «Антимайдана» и «голодных» провинциальных силовиков, словом, всего того, что и подразумевают, говорю об угрозе фашизации режима.

Эволюция российского общества неизбежно поставит на повестку дня переход власти от феодалов-силовиков к «третьему сословию», т.е к буржуазии и к той социальной группе, что марксисты называли «буржуазные специалисты». Нас в любом случае ждёт антифеодальная буржуазно-демократическая революция.

В среде «третьего сословия» также идёт смена доминирующих социальных типажей: от купца (импортёра) — к банкиру, от банкира - к промышленнику. Следующая стадия — уже лавочники.

Буржуазная революция (рассуждения о степени её «бархатности» лежат вне рамок данного повествования) должна привести к власти вождей буржуазии.

В начале каждого исторического этапа, выступающего в качестве своеобразной микроцивилизации, как указывалось мною выше, доминируют философы-идеологи (на ранних стадиях истории — жрецы, священники, пророки).

Поэтому крупный предприниматель международного уровня и одновременно леволиберальный идеолог, а именно таковым и является сегодня МБХ, просто обречён оказаться во главе буржазно-демократического режима.
Однако если он упустит свой шанс, то неумолимые закономерности истории вознесут следующий по очереди типаж — провинциального предпринимателя, сторонника экономической автократии, словом, «жертву ВТО». Со всей его ксенофобией и общей ограниченностью.

Поэтому сама логика истории возложила на Ходорковского миссию занять уникальную социокультурную нишу вождя антифеодального движения.

* ТРИЗ — теория рационализации и изобретательства.

** Падение еврейской государственности «заморозило» этот конфликт, и через 19 веков он возник вновь — как главный нерв противостояния раввинов и социалистических сионистов, а после - праворелигиозных партий и ушедших в политику секулярных отставных генералов (левоцентристов) в современном Израиле.
6th-Dec-2014 01:20 am - Нечего приставать к МБХ с критикой (мнение Евгения Ихлова)
Нечего приставать к МБХ с критикой

Евгений Ихлов
05.12.2014


Ходорковский - человек очень умный и поэтому очень аккуратно, не хуже Путина, расставляет акценты.

Обратился он к той части номенклатуры, которую уже достали путинские выходки, разрыв с Западом и доносы нарфронтовских хунвейбинов. Поэтому он предложил ей себя в преемники Путину - на тот момент когда терпение этой части номенклатуры лопнет окончательно.

Эту часть номенклатуры уважительно назвали "большинством" и "европеизированной". Ей обещали отсутствие значимых люстраций: 50-70 тысяч обещанных "голов" - это в лучшем случае 10% от требуемого числа. Ведь главный объект люстрации - не совершившие уголовные преступления бюрократы (им не люстрация, т.е всего-навсего увольнение и запрет на профессию, должна быть, но тюрьма), а судьи и депутаты, журналисты-участики заказных пропагандистских войн, политики, финансируемые и управлямые властью, преподаватели - пропагандисты тоталитаризма, "секретные сотрудники", внедренные в политику и журналистику. А так, будет "децимация" - каждого десятого дурака уволят.

А парламентская демократии, кто понимает - это самая лучшая гарантия стабильности для класса профессиональной бюрократии, чехарда политиков-министров задевает чиновников куда меньше, чем аппаратные перетряски президента-автократа. Реальная многопартийность - это и огромные возможности для возвращения бизнеса в политику.

Словом, клятва свежеиспечённого царя Александра I над телом отца - Павла I: "При мне всё будет, как при бабушке". А также гарантии, что России он не только не принесёт страшнейшее дипломатическое унижение в виде отказа от Крыма, но, напротив, попытается выторговать у Запада для "свободной России" какой-то небольшой империум (сферу влияния), угрожая новым реваншем националистов.

Не надо возмущаться - слова МБХ - это послание номенклатуре, а не либеральной оппозиции.

Точно так же, как многие выступления Гавриила Попова в 1990-91 году. Гарантии остановить революцию и обеспечить наиболее хитрой (продвинутой) части советской номенклатуры достойные места в будущей демократической элите. Тогда номенклатура ему поверила и сдала ГКЧП и КПСС. И её не обманули.

Почему бы не повторить ещё раз испытанное средство раскола правящего слоя и аппаратной блокады наиболее "отмороженной" его части?
3rd-Dec-2014 03:07 pm - О правоте критики МБХ западных санкций — мнение Евгения Ихлова
О правоте критики МБХ западных санкций

Евгений Ихлов
03.12.2014


МБХ совершенно прав: западные секторальные санкции вызывают у путинскоподданных неприязнь к Западу. Значительно лучше персональные санкции - например, арест тайных счетов руководящей верхушки режима.

Только ведь это - оружие последнего удара - ответ на бросок вглубь Украины.

Впрочем, точно так же англо-американские массированные бомбардировки Германии вызывали у немцев особую вражду к союзникам.

Куда лучше было бы - и с точки зрения гуманизма, и с точки зрения военной эффективности - разнести квартиры, а то и служебные кабинеты в рабочее время (чтобы не страдали невинные дети, женщины и старики - члены семей заправил рейха).

Только как этого было достичь без крылатых ракет с компьютерам, спутников GPS и прочих ухищрений?

И ещё - разве не должны десятки миллионов радующихся аннексии Крыма и кузькиной матери "укробандеровцам", умиляющимся рассказам Гиркина о своих победах и одолениях, понять, что за всё надо платить. Украл с полки пирожок и разбил при этом любимую бабушкину чашку, а свалил на кошку - готовься к ремню.

Очень воспитывает уважение к чужой собственности, к порядку и дисциплине. "Он решил созорничать, но не знал с чего начать".

Дорогие россияне вдосталь порезвились. Наступил час ритуальной субботней порки.

А что затаят на Запад злобУ - так дорогие россияне уважают только силу. Вспомните августовские насмешки над санкциями и недавние бравые заверения Медведева, что от санкций отечественная экономика только поздоровеет.

Вперёд, на оздоровительные процедуры!
********

Комментарии читателей

evgknyaginin

"западные секторальные санкции вызывают у путинскоподданных неприязнь к Западу"

Неприязнь к Западу они вызывают у тех, кто и так испытывает неприязнь к Западу. У всех прочих граждан России, коих подавляющее большинство, эти санкции позволяют развеять иллюзии насчет того, что путинский режим способен обеспечить мир и, если не благоденствие, то хотя бы стабильность.


yslavav

МБХ - известная номенклатурно-комсомольская личность. Лет 5-7 назад на просторах интернета наткнулся на подробный рассказ о функционировании МБХ в ельцинском кодляке. Не сориентировался МБХ в смене течений в кремле - и сел, но суть его от этого не поменялась.


НОВОСТИ ИЗ УКРАИНЫ:Read more... )
20th-Oct-2014 12:06 pm - Der Spiegel: инвесторы ЮКОСа хотят добиться конфискации имущества РФ в ФРГ
Der Spiegel: инвесторы ЮКОСа хотят добиться конфискации имущества РФ в ФРГ

Инвесторы ЮКОСа будут добиваться выполнения решения Гаагского суда, который обязал РФ выплатить 50 миллиардов долларов за национализацию компании. Процессы могут начаться в Европе и США, сообщил еженедельник Der Spiegel.


Deutsche Welle
Дата 19.10.2014
Автор Дарья Ерёмина


Инвесторы бывшего нефтяного концерна ЮКОС намерены добиваться конфискации имущества Российской Федерации в странах Европы и США в рамках выплаты компенсации в 50 миллиардов долларов, которую присудил им в июле 2014 года Международный третейский суд в Гааге за национализацию ЮКОСа. Об этом сообщил немецкому журналу Der Spiegel адвокат инвесторов Тим Осборн. Соответствующий материал появится в печатной версии издания в понедельник, 20 октября. По словам Осборна, в ближайшие недели бывшие владельцы ЮКОСа подадут необходимые документы в суды Германии. Подобные процессы они планируют инициировать также в Великобритании, Нидерландах, Франции и США.

Чтобы дать ход такому делу в ФРГ, сначала один из высший земельных судов Германии должен постановить, что решение Гаагского суда имеет силу на территории этой страны. Как отмечает Der Spiegel, Германия еще в 1961 году обязателась признавать и выполнять такие решения. В счлучае положительного решения высшего земельного суда экс-акционеры ЮКОСа должны будут найти имущество РФ на территории Германии и подать иски о его конфискации в соответствующие земельные суды. Исковые требования могут коснуться, к примеру, заказанных в ФРГ самолетов для "Аэрофлота" или выплат Германией "Газпрому" за газ, пишет Der Spiegel.

Россия может подготовить ответные меры

Россия может до середины ноября обжаловать решение Гаагского суда, но, по оценке Der Spiegel, успех апелляции маловероятен. Издание отмечает, что РФ в ответ на действия бывших акционеров ЮКОСа может начать новое "дело ЮКОСа". Кроме того, в Госдуме готовится закон, который позволит властям национализировать имущество иностранных государств в РФ, чтобы покрыть ущерб, нанесенный российским компаниям и физическим лицам в этих странах.


НОВОСТИ ИЗ УКРАИНЫ:Read more... )
17th-Oct-2014 06:30 pm - Виталий Портников: надеюсь, Ходорковского и Навального мы в Украине больше не увидим
16.10.2014

Виталий Портников


Вот и Михаил Ходорковский, вслед за Алексеем Навальным, объяснил нам, что никогда не отдаст Крым стране, у которой он был отобран его недавними гонителями. Но Навальный хотя бы никогда не скрывал, что он шовинист и не пиарился за наш счет. А Ходорковский собирал в Киеве конгресс интеллигенции и старательно изображал большого демократа.
Я надеюсь, Юрій Луценко, что это хороший урок на будущее - не связываться с подобной публикой и внимательно изучать биографии и речи, а не только судебные приговоры. И что Ходорковского - впрочем, как и Навального - мы в нашей стране больше не увидим. Пусть лучше изображают демократов на "Русских маршах, в швейцарских ресторанах и даже в Кремле, где они вряд ли будут отличимы от сегодняшних подельников Владимира Путина.


НОВОСТИ ИЗ УКРАИНЫ:Read more... )
6th-Oct-2014 01:06 pm - «Константа Отрепьева», или ультиматумы революционеров
«Константа Отрепьева», или ультиматумы революционеров

Евгений Ихлов
05.10.2014


Фотографии Лжедмитрий I (Григорий Отрепьев)
Призрак бродит в Интернете. - Скажи мне: кто твой советник?
Ходорковский оспаривает полученный выговор
Магазин редкой антикварной книги-О подражании Христу. Фома Кемпийский - Антикварий.Ру
The European Enlightenment - By Miles Hodges


Программное выступление Михаила Ходорковского, уже вызвавшее отклики в стиле «речь будущего президента» оставило у меня тягостное впечатление. Ни самим содержанием, но нагляднейшим показом того, насколько стало примитивным наше общество за последние четверть века. Ходорковский, как и положено, опальному и эмигрировавшему (чуть не написал беглому, но он всё-таки – изгнанник, как и обменённый Владимир Буковский) потенциальному лидеру, изложил свои ультимативные условия к нынешним правителям России и элитам.

Всё достаточно стандартно: чтобы не было кровопролития – уйдите с миром, и вам даже выстроят золотой мост для отступления; напротив, воспротивившиеся и самые одиозные столпы режима ответят по всей строгости, а их нечестивые и нечестные богатства будут возвращены народу; за поддержку путинизма (и дабы выполнить социальные обязательства перед народом, который меня полюбит) истеблишменту придётся раскошелиться по пропорциональной фискальной шкале; но зато я верну вас в лоно элит цивилизованных стран и, разумеется, дам шанс вернуться – под своим бдительным надзором - олигархам в политику (лучший путь к этому – скорейшее введение парламентской демократии) сохраню; чтобы было не скучно, бодрило и как-то консолидировало, Главвраг будет сохранён, только вектор будет развёрнут в противоположном направлении…

Поскольку сейчас я читаю очередную художественную реконструкцию истории про Лжедмитрия (Эдуарда Успенского), которая как раз хорошо легла на пересмотренный неделю назад великолепный "Борис Годунов" Владимира Мирзоева, то я попробовал именно под этим ракурсом обдумать программную речь МБХ.
И очевидно, что Ходорковский - и глубоко русский политик, очень тонко чувствующий социум. Просто начало русского XVII века, никакого модернизма, и до закладка града Петра ещё целый век.

Сравним речь возврающегося в большую политику Ходорковского с программой, изложенной Григорием Отрепьевым на его смотринах, устроенных ему князем Вишневецким на приёме у королевского каштеляна могущественнейшего сенатора Речи Посполитой Юрием Мнишеком. Вот вся стратегия: Годунову дадим унести ноги, со всем что сможет увести... Тем боярам и думским дьякам, что признают нашу царскую волю - милость и прощение, пусть только вернут в казну то что нахапали по беспределу. Тем же, кто упрётся - опала, всё взыскать, и как народа губителям, объявить ворам, ноздри рвать и в Сибирь... С братской Литвой мы свары прекращаем, заключаем вечный мир, ибо главная угроза земле русской - от Турции. Все русские люди должны будут сплотиться…

Как писал другой писатель Успенский, Михаил, в цикле про Жихаря: змей Уроборос (древнеегипетский символ циклического времени) укусил себя за репицу хвоста.
Впрочем, ничего особо специфически русского в этом алгоритме нет. Вот уже лет 90 назад любой латиноамериканский меритократ, вышедший из романтических лейтенантов, народолюбивых капитанов или даже вдохновленных идеей верховенства прав человека старших сержантов (это я про Фульхенсио Батисту) умел чеканно формулировать: друзьям - серебро (амигос - платос), равнодушным - палки в обоих смыслах (индеферентос - палос), ну, а врагам, ясно дело - плюмбум.

«Ультиматум Ходорковского» был - в более лаконичном виде - изложен ещё лет пять назад золотым пером радикально-либеральной оппозиции политологом Андреем Пионтковским в его знаменитом «Воровском пароходе» и последующих публикациях.
Давайте сравним «ультиматум» Ходорковского и опубликованный 24 года назад тогдашним эквивалентом радиостанции «Эхо Москвы» журналом «Огонёк» программный текст тогдашнего бесспорного кумира российских либералов Гавриила Попова - одного из сопредседателей Движения «Демократическая Россия», недавно избранного председателем Моссовета. Этот текст также был откровенным призывом к советской партийно-хозяйственной номенклатуре сдаться демократам. Им обещались очень важные вещи: возможность легально стать частными собственниками того, «условными держателями» чего они являются при коммунистах; обретение респектабельности в качестве членов демократического истеблишмента новой свободной России; возможность участия в политике с перспективной вновь стать правящей партией; возможность стать частью нового профессионального госаппарата при сохранении права оставаться – по желанию, разумеется - консервативной частью истеблишмента, критикующей реформы…
Как выяснилось менее чем через год, условия были изучены и приняты, и ГКЧП, опирающийся на армию, КГБ и ЦК КПСС, с удивлением обнаружил, что менее чем за двое суток госаппарат, включая часть генералитета, либо притворился «нейтральным», либо вполне откровенно буквально «перетёк» на сторону демократов.
Впоследствии «условия» Попова, как и все неписаные договоренности, был скрупулёзно выполнен обеими сторонами. Текст Попова не был ультиматумом, хотя угроза в случае отказа от принятия условий всё время ненавязчиво маячила: в виде люстраций, начатых победившими восточноевропейскими антикоммунистическими революциями, пример победоносной Бухарестской революции в декабре 1989 года и раздавленной танками Бакинской революции в январе 1990 года, с одной стороны; и вполне комфортного существования номенклатуры, догадавшейся перейти в «Народные фронты» в Молдове, Литве, Латвии и Эстонии, а также сплотившейся вокруг Лужкова в столице.

Сравнение этих двух текстов показывает их принципиальную разницу.
Попов обратился ко всему классу-сословию советской номенклатуры. Он отлично знал о её расслоении, но внешне обращался ко всем. Это позиция европейской буржуазии XVIII-XIX веков к аристократии – дайте нам гражданское и политическое равноправие (конституцию) и сами входите в рынок, занимайте, если сможете, лидирующие позиции в бизнес-элите.
Ходорковский обратился к отдельным феодальным по своей сути кланам. Отечественные политологи уважительно называют это «расколом элит», на самом деле, это откровенный призыв к нарушению вассальной присяге и переходу на сторону претендента на престол. В европейском XVIII веке, с устоявшимися представлениями о легитимности власти, такое обращение невозможно. Это игры предшествующих веков, когда соорганизовавшиеся бароны, графы и герцоги выбирали, какую династию они хотели бы видеть на троне. В императорской России этот этап завершился с воцарением Александра I.

В отечественной политической науке есть введенное академиком Юрием Пивоваровым (директор ИНИОН, автор теории «Русская система») понятие "конституционная константа Сперанского". Её суть - любая конституция в России будет иметь главу государства, по своим полномочиям находящегося вне и над остальными ветвями власти. Началось с составленного Сперанским в 1807 году проекта гипотетической конституции. Потом её положения повторились в Основных законах 1906 года и в ельцинской конституции 1993 года. Перерыв на советский период был вызван тем, что роль главы государства была в коммунистических конституциях отведена компартиям.

Поэтому я предлагаю ввести понятие «константа Отрепьева» - в качестве определения методологии захвата власти опальным деятелем, делающим ставку на измену среди придворных и переманивание вассалов.

Советскую власть можно было свалить, только переманив или свергнув правящий класс, но главное – делегитимизировав его, развенчав коммунизм.

Опора путинизма – только лишь слой бюрократии, включая силовую, и принесшие Кремлю вассальную клятву торгово-финансовые магнаты. И иной легитимности, кроме харизматической, у режима нет. Как её не было у Бориса Годунова или российских монархов в столетие между смертью Петра I и вплоть до воцарения Николая I. Поэтому те, кто делает ставку на неверность «феодалов» и раскол правящих группировок, стратегически совершенно прав. Однако русская революция 1989-93 года (в моих терминах - Чётвертая), хотя её основной силой и была интеллигенция (мелкобуржуазный по природе и стремлению слой), по своей сути, была буржуазной, антифеодальной.

Но программа Пятой русской революции должна быть не антитоталитарной (антисредневековой), но антикоррупционной (её уже назвали, немного забежав вперёд, Антикриминальной), а значит - «мелкобуржуазной» (мечта о честном и «дешевом» правительстве, о царстве демократического местного самоуправления).

Поэтому странно предполагать, что бремя совершения гипотетической «Антикриминальной революции» возьмут на себя крупная буржуазия и высокопоставленная бюрократия, т.е. как раз те социальные группы, которые больше всего от торжества мелкобуржуазной демократии и проигрывают, что очень правильно отметил сам Ходорковский в своей статье 9-летней давности «Левый поворот».
2nd-Oct-2014 05:10 pm - Ходорковский: «Путинское десятилетие оказалось вычеркнутым из жизни России временем»
«Путинское десятилетие оказалось вычеркнутым из жизни России временем»

Речь Михаила Ходорковского в штаб-квартире Freedom House в Вашингтоне


1 октября Михаил Ходорковский выступил с программной речью на приеме в штаб-квартире международной неправительственной правозащитной организации Freedom House в Вашингтоне. В двух десятках тезисов он изложил суть кризиса власти в России и обозначил пути выхода из него. Ниже полный текст первого с 2003 года публичного выступления Михаила Ходорковского в США.

Европейский выбор, социальная справедливость и национальная мобилизация

1. Существует легенда о том, как почти 200 лет тому назад тогдашние русские политэмигранты спросили придворного русского историка Карамзина о том, что нового происходит на Родине. Подумав немного, Карамзин одним словом ответил: «Воруют». С тех самых пор в России мало что изменилось. Разве что стали воровать еще изощренней. В России крадут все, но самое главное – и это, пожалуй, уникально, – в России крадут время.

2. Чуть более 10 лет назад я улетел из США в Россию, чтобы вычеркнуть из своей жизни и жизни своей семьи 10 лет. Эти десять лет у меня были отняты. Взамен я получил незаменимый жизненный опыт, который позволил мне переосмыслить, если не все, то очень многое из того, чем я жил и во что верил в предыдущее десятилетие. Но время уже не вернешь.

3. Но хуже всего другое. Когда я вышел на свободу, я обнаружил, что эти десять лет украли не только у меня – их украли у всей страны. Путинское десятилетие оказалось вычеркнутым из жизни России временем. За фасадом внешнего благополучия скрывается то, что страна перестала развиваться. Более того, по большинству позиций она оказалась отброшена в далекое прошлое: политически, экономически, психологически. Никого не должно обманывать обилие товаров в магазинах и обилие денег на руках у людей. В этом нет заслуги режима – это функция нефтяного рынка.

4. Но и это не все. Выясняется, что режим не только ограбил Россию. Он пытается отбросить весь мир назад в эпоху холодной (а то и горячей) войны, когда споры разрешаются силой оружия, а преимущества доказываются не темпами экономического роста, а военной агрессией. Россия и мир подошли к очень опасной черте, за которой маячит Третья мировая война.

Возвращение в Европу

5. Возвращение к европейским ценностям, лежащим в основании евро-атлантической цивилизации, – ментальное и политическое – это точка отсчета нового политического курса, который может помочь России выбраться из исторического капкана. У России есть лишь два пути – вперед в постиндустриальную эру вместе с Европой или обратно в средневековье, а потом и в небытие.

6. Все, что моя страна имеет сегодня, что считает «исконно своим», что позволило ей стать великой державой и что теперь является ее визитной карточкой: космос, ядерный щит, литература и искусство, высокий уровень образования и науки (который не смогли уничтожить даже тридцать лет безвременья) – создано в ареале европейской культурной традиции, во взаимодействии с европейской культурой и в среде европейской культуры. Все духовные подвиги русского народа, все бесчисленные жертвы, которые он принес на алтарь своей независимости, были совершены в лоне христианской традиции, которая была и остается европейской по своему духу.

7. Разрыв с Западом, его ценностями и знаниями, – это опасный шаг, ведущий к потере Россией подлинной культурной идентичности. «Евразийство», активно насаждаемое обществу в качестве новой тоталитарной идеологии, является всего лишь многословным оправданием воинствующего невежества. Чтобы сохранить Россию как единое, независимое и суверенное государство, необходимо вернуть ее на тот путь развития, идя по которому, она обрела свою славу.

8. Европейские (евро-атлантические, как их сейчас принято называть) ценности – это, прежде всего, ценности сильного и справедливого государства с эффективными институтами и работающими законами. Россия нуждается в них ничуть не меньше, чем любой другой народ в мире. Правовое государство и открытая экономика нужны России не для того, чтобы угодить западной Европе и Америке, а для того, чтобы сотрудничать, а где надо – и конкурировать, с евро-атлантическим миром на равных. Петр Первый строил русскую армию по европейским образцам не для того, чтобы доставить удовольствие шведам.

9. Тот, кто хочет быть сильным, не может позволить себе быть отсталым. Россия не может отгородиться от прогресса китайской стеной (в прямом и переносном смысле этого слова). Антизападная истерика есть проявление закомплексованности и страха конкуренции со стороны маргиналов, ставших сегодня в России элитой. Когда-то Черчилль сказал, что в Англии нет антисемитизма потому, что англичане не считают себя глупее евреев. Нам нечего бояться Европы, потому что мы не глупее остальных европейцев.

10. Быть вместе с Европой – не значит раствориться в Европе. Россия обладает как своей культурной самобытностью, так и своими особыми национальными интересами, которые она должна уметь защищать. Одинаково недопустимо отказывать России в европейском выборе под предлогом защиты ее национальных интересов или отказываться защищать национальные интересы, ссылаясь на европейский выбор.

Возвращение к справедливости

11. Современное русское общество устроено несправедливо. В нем, у кого больше кулак, у того больше и прав. Сегодня в России правда в силе, а должно быть наоборот – сила в правде. Восстановление «баланса справедливости» является первоочередной задачей всех сил, которые ставят своей целью превращение России в современное и динамично развивающееся государство. Без решения этой стратегической задачи никакая экономическая, социальная или политическая реформа не будет поддержана обществом. Перефразируя Энгельса, можно сказать: все предыдущие реформы в посткоммунистической России вели к увеличению социальной несправедливости, теперь задача состоит в том, чтобы ликвидировать или хотя бы уменьшить эту несправедливость.

12. Возврат к социальной справедливости в России невозможен без устранения последствий несправедливой приватизации. Приватизация была выстраданной исторической задачей, без решения которой дальнейшее развитие русского общества было невозможным. Но способ, которым приватизация была осуществлена, привел к возникновению тяжелейших побочных социальных эффектов. В ликвидации этих «перекосов» будет состоять смысл следующего этапа русской истории. Сегодня власть де-факто своеобразно пересматривает итоги приватизации, забирая собственность из одних рук, лишь для того, чтобы тут же передать ее в другие, видимо, более «свои» руки. Это не то, чего ждет наш народ. Ни к чему другому, кроме как еще большему воровству и коррупции это не приведет.

13. В первую очередь восстановление справедливости должно коснуться использования недр – главного и на сегодняшний момент единственного богатства русского народа. На данном этапе исторического развития мы должны признать справедливость простой формулы – доход от эксплуатации недр России должен принадлежать народу России. Недра могут быть в частной собственности тех, кто добывает для общества и именно для общества этот доход, кто эффективно управляет производством, развивая его. Но они не могут оставаться в распоряжении номенклатурных рантье, выплачивающих себе непропорциональные «зарплаты» и неспособных к эффективной работе.

14. Необходимо вернуть справедливость и в распределение доходов в целом, возродив пропорциональную шкалу налогообложения. Мы должны создать фигуру «ответственного налогоплательщика», со всеми его обязанностями, но, разумеется, и с правами. Только тот, кто платит налоги, имеет право спросить у государства – что оно за эти налоги для него сделало? У нации-рантье такого права нет, и поэтому власть делает с нацией все, что хочет.

15. Вектор развития русского либерализма, который сегодня является исключительно политическим, должен быть переосмыслен. Производство конституционных проектов, планов радикальных политических и экономических реформ является бесполезным занятием до тех пор, пока общество не почувствует, что либеральная идея – это справедливая идея.

16. Общество имеет огромный потенциал самоорганизации, когда есть идея, вокруг которой может сложиться матрица. В России такой идеей может быть только социально ориентированное национальное государство. Вопрос лишь в том, будет ли это социально ориентированное национальное государство правовым или фашистским?

Война – высшая несправедливость

17. Фашизм – это война. Россия уже ведет настоящую войну. Позора заслуживают те, кто посылает героев умирать не во имя национальных интересов, не ради защиты Отечества, а ради сохранения у власти кучки плутократов, стремящихся так продлить жизнь уже пережившего свой срок режима.

18. Война стала единственным драйвером отжившего режима. Она идет на Украине, но это война не ради Украины или России, а ради власти. То, что вызвало такой бурный обывательский восторг, принесет уже в ближайшем обозримом будущем бесчисленные беды русскому народу.

Национальная мобилизация

19. Правящий режим превращает Россию в китайский протекторат. Речь идет даже не об аннексии Сибири. Сегодня достаточно и того, что Сибирь будет полностью замкнута экономически на Китай, который будет выкачивать из нее ресурсы фактически бесплатно, как из колонии.

20. Россия попала в опасную историческую колею, из которой очень сложно вырваться. Чтобы просто остановиться и, тем более, чтобы перейти на какую-то другую колею, потребуется мобилизация всех сил русского народа. Задача настоящих патриотов России не в том, чтобы обещать русскому народу счастливое плавание, а в том, чтобы говорить правду. Только понимание масштаба угрозы, исторической значимости момента может подвигнуть народ на подвиг. А без подвига Россию сегодня уже не спасти.

21. Подвиг русского народа должен состоять в созидательном труде, в воспитании дисциплины и умеренности, в развитии способности к сотрудничеству и взаимопомощи, то есть в восстановлении всех тех нравственных навыков, которые помогли русской культуре развиться и которые были в значительной степени растрачены за последние годы. Чтобы поднять народ на этот подвиг, проевропейское меньшинство должно доказать свою нравственную состоятельность, свою готовность не на словах, а на деле соблюдать принцип равенства всех перед законом. Именно в этом равенстве всех перед общим законом, перед общей бедой, в общем деле и состоит подлинный смысл либерализма. Если в это народ поверит, то все остальное сложится – и реформы, и экономический прогресс, и процветание России.

22. Десять последних лет Россия теряла время, настала пора наверстывать упущенное.
28th-Sep-2014 09:12 pm - Почему они проиграли и проиграют (к 120-летию дела Дрейфуса)
Почему они проиграли и проиграют (к 120-летию дела Дрейфуса)

Евгений Ихлов
27.09.2014




Карикатура Каран д'Аша «Семейный ужин», 14 февраля 1898 года. Вверху: «И главное, давайте не говорить о деле Дрейфуса!» Внизу: «Они о нём поговорили…»

Drawing "a family supper" from Caran d'Ache in le Figaro on February 14, 1898. The drawing depicts the divisions ofFrench society during the Dreyfus Affair. At the top, somebody says "above all, let us not discuss the Dreyfus Affair!". At the bottom, the whole family is fighting, and the caption says "they have discussed it"


Ровно 120 лет назад началось знаменитейшее дело капитана французского Генштаба выходца из Эльзаса Альфреда Дрейфуса. Именно оно, по моему глубочайшему убеждению, сформировало пути развития Европы и мира на век вперёд. Вокруг это дела было много развилок, каждая из которых сущностно определяла историческое развитие.

Результатом дела Дрейфуса стало:

1. Появление книг Теодора Герцля, а затем и политического сионизма, и, следовательно, и Государства Израиль, и все ближневосточные войны и кризисы.

Косвенное следствие: сообщения о Базельском сионистском конгрессе так повлияли на неокрепшие патриотические умы царской охранки, что она сфабриковала "Протоколы сионских мудрецов", действующими персонажами которых и стали участники конгресса. "Протоколы..." стали катехизисом современного антисемитизма.

2. Появление первого настоящего правозащитного движения во Франции, первой - и существующей по сей день правозащитной организации - Лига прав человека. Интеллектуалы (первоначально - это обидное прозвище, буквально "умники" - было противопоставление: простые люди, настоящие патриоты верят своей армии, а кучка умников клевещет на родную страну, родную армию и родное правосудие) - цвет и гордость французской культуры объединились против несправедливого судилища, против самой идеи вынесения "политически нужного приговора", а ведь для престижа армии и государства было так важно показать, что причина проигрыша войны Германии - шпионаж, шпион же - пробравшийся в среду офицеров-аристократов-католиков обрезанный парвеню из купеческой семьи. (На самом деле немецким шпионом был аристократ майор Генштаба Эстерхази, честно заявивший после бегства в Германию о своей вине).

Надо учесть, что они пошли против армии - которую сами очень уважали и искренее желали ей победы в случае новой войны с Германией. Пошли против довольно приличного, республиканского по своим убеждениям и не слишком коррумпированного политического истеблишмента, который добился, между прочим, огромных успехов и в экономическом развитии Франции, и в расширении её колониальных владений (Индокитай и пол-Африки). Они выступили - за правовую "абстракцию", понимая, что грозят обрушить престиж армии, дискредитируют государственность - и всё это перед лицом исторического врага - всё более сильной, наглой и агрессивной Германии.

3. Почти полная смена во Франции политической элиты, крах католическо-аристократических кругов, почти столетие монополизировавших руководство вооруженными силами, появление в Европе в 1906 г. первого секулярного государства (категорическое изгнание духовенства из политики и образования), но главное - радикальная смена национальной идентичности - отказ от опоры на сугубо этнические переживания и патриотическую религию, взятие государством на вооружение концепции светской гражданской нации, вбирающей все этносы и религии, и объединённой только ценностями прав и достоинства человека и высокой культурой.

Косвенное последствие. К власти, в т.ч. в армии приходит средний класса, президентом довольно скоро станет Клемансо - левый либерал, редактор "Авроры", напечатавший 13 января 1898 обращение Эмиля Золя - знаменитейшее "Я обвиняю". Эти люди, смело ревизуя последствия сословных предрассудов в организации армии, проводят её перевооружение. Опасаясь, что их ушедшие от власти аристократы примут их за трусливых либералишек и масонов (коими они были на самом деле), они решительно берут курс на войну с Германией, фактически покупают за огромные займы царскую Россию, договариваются с Англией, договариваются с либеральной и масонской элитой Италии...

Мы говорили о тогдашних исторических развилках. Подробнее о них http://e-v-ikhlov.livejournal.com/75130.html

Если бы Золя не выступил бы, или его не подержали бы другие литераторы и учёные, то очень вероятно, что дело бы закончилось эмиграцией наиболее статусной части французских евреев в тогда совершенно юдофильскую Германию, приходом во Франции к власти монархистов, и возможно, либо гражданской войной, либо поражением от Германии.

В том же случае, если бы мощное французское движение против заказной судебной расправы поднялось бы на год раньше - никакой поддержки Герцль бы не получил: какой вечный антисемитизм, вся Франция за вашего Дрейфуса?!

115 лет назад, в сентябре 1899, под напором протестов и решить дело компромиссом, французкий суд якобы нашёл смягчающую вину обстоятельства в деле оклеветанного полковника и заменил ему пожизненную ссылку 10 годами, пять из которых он уже отбыл (сейчас бы сказали - подвели к УДО). Но вал возмущений таким юридическим трюкачеством был такой (что за смягчение: либо шпион, либо жертва клеветы!), что Дрейфуса (а заодно и всех виновных в фальсификациях) быстро помиловали или амнистировали, а затем, уже при смене политических и военных элит, его реабилитировали и дали орден "Почётного легиона".

Дело Дрейфуса было отчаянной попыткой изживаемых историей консервативных элит сохранить власть и влияние, обратить вспять рост либерально-республиканских настроений, создать во Франции квазимонархическую систему, сейчас бы сказали силовую олигархию.

Я привожу картинку, показывающую ту знакомую нам атмосферу острейшего общественного раскола, начавшегося с дела Pussy Riot и .достигшую апогея в связи с Крымским кризисом и российско-украинской войной. Раскола, прошедшего через семьи и старую дружбу. Но этот раскол неизбежно приводил к краху замыслы консерваторов. Их ждал позорный и унизительный провал. Социальный реванш они смогли взять только во время режима Виши - гитлеровские танки смогли сделать то, что не удалось реакционерам - разрушить Третью республику, дать реализоваться латентным фашизоидным тенденциям во французском обществе.

Поэтому будем оптимистами: нынешняя всепронизывающая идеологическая поляризация - это вернейший признак неминуемого и быстрого краха тех сил реакции, что бросились сейчас в своё последнее, отчаянное наступление, стремясь сорвать продвижение нашей страны к нормальной цивилизованной жизни.

Всё остальное написано только ради этой фразы.

И ещё. Вот это - капитан аналитического отдела Генштаба Альфред Дрейфус до ареста. Вам никого не напоминает это лицо?

24th-Sep-2014 07:13 pm - Ниша для МБХ, или дорожная карта эпохи перемен
Ниша для МБХ, или дорожная карта эпохи перемен

Евгений Ихлов
24.09.2014


Ходорковский дал понять, что готов стать "кризисным менеджером", и в эпоху после Путина содействовать переходу страны к конституционной реформе, имеющей целью трасформацию российской государственности в демократическую парламентскую республику.

Ситуация, когда имеющий судимость политэмигрант и бывший политзэк №1, временно, но твёрдо возглавляет государство, а бывший бессменный правитель отсутствует, обычно называют революцией. Однако и это слово, и очень точный термин Г.К. Каспарова "мирный демонтаж" почему-то рассматриваются отечественными службами политического ссылка как призывы к экстремизму. Поэтому будем употреблять китайское понятие "эпоха перемен" (сами китайцы считали таковые бедствием, поэтому данное понятие не несёт однозначно позитивной коннотации).

Итак. Путинизму настал естественный конец. Идёт эпоха перемен. И здесь сталкиваются по меньшей мере три взаимно противоречивые тенденции. Во избежании хаоса нужно сохранение твёрдой и авторитетной власти. Необходимо обеспечить восстановление (создание) новой и легитимной государственности. Крайне важно удержать "эпоху перемен" от перерождения в новую олигархию или новую террористическую диктатуру.

Восстановление легитимной государственности - это сложный поэтапный процесс. Сперва демократическое избрание учредительного органа (конституционного собрания, принимающего новую конституцию и новое избирательное законодательство; конституционной ассамблеи, к этим полномочиям дополнительно избирающей главу государства; парламента, с учредительными полномочиями). Затем - на основании новой конституции - формирование новых органов представительной власти. И только потом уже - формирование на основе принятых законов и процедур органов исполнительной и судебной власти. А это годы. Поэтому я предложил бы, чтобы сперва вся полнота власти была бы сосредоточена в некоем органе, представляющем движение, приведшее к эпохе перемен.

Именно такой орган, в качестве носител новых ценностей и выражающий позиции наиболее активной части гражданского общества, как носитель, если угодно, коллективной харизмы, и должен управлять политическими процессами до завершения полного создания новой конституционной государственности. Одновременно, он будет следить за тем, чтобы свежеиспеченные "чиновники баррикады" не коррумпировались, люстрация не вырождалась в "охоту на ведьм", а новые лидеры избегали соблазнов тирании.

На первом этапе такой высший орган должен иметь неограниченное право принимать указы (декреты) и даже издавать временный конституционный акт, формировать правительство, региональные и местные властные инстанции, временные судебные инстанции. После выборов учредительного собрания полномочия сокращаются. После избрания парламента и нового президента (избираемого всенародно, парламентом или конституционной ассамблеей), и создания нового правительства, этот высший орган вовсе должен сократить свои распорядительные функции, ограничившись лишь руководством процессом люстрации и антикоррупционным контролем.

Вот руководство таким высшим органом общественного движения в эпоху перемен и является идеальной властной позицией для общенационального "кризисного менеджера", организующего политическую жизнь в период конституционной реформы.


Послесловие. Мои предложения по переходному периоду.


1. Я убеждён в принципиальном отличии учредительного (конституционного) собрания от парламента. Поэтому они должны формироваться совершенно различными способами. В учредительное собрание выборы должны быть по спискам - для формирования команд законодателей. При этом список регистрируется только вместе с проектом предлагаемой данным списком конституции (или развернутых тезисов конституции). Члены Учредительного собрания не должны иметь право участвовать в первых по принятой ими конституции выборах (чтобы не писали проект "под себя"), но должны иметь право быть в заявительном порядке (без залога, выдвижения от партии, сбора подписей и проч.) зарегистрированы кандидатами на следующих выборах. К сожалению, я понимаю, что на первых свободных выборах в учредительное собрание демагоги сделают основным вопросом ликвидацию национальных республик. С соответствующей реакцией в них. Вменяемым политикам придётся натиск демагогии выдержать.

2. Я убеждён, что выборы в общенациональный и региональный парламенты должны проходить в два тура и исключительно по мажоритарной системе. Это принципиально изменит характер партийного политика. Сейчас ориентированная на списки партийная система формирует типаж "винтика партийной машины", полностью зависимого от босса, финансирования и оргресурсов партии. Мажоритарные выборы выковывают сильные личности, умеющие не только ярко выступать, но и создавать локальные коалиции. Проведение выборов в два тура делает создание таких коалиций важнейшим фактором успеха.

3. Специально для тех, кто боится парламентской демократии. Полномочия премьера могут быть не меньшими, чем у всенародно избираемого президента. Например, полномочия премьер-министра Уинстона Чёрчилля были не меньше полномочий президента Франклина Рузвельта. Тут проблема только в стабильности правительственной коалиции.
Об опасности левацкого популизма ("отнять и поделить"). Как я понимаю, при всех практически вариантах политической трансформации (разумеется, кроме самых катастрофических) и основные медиа-ресурсы, и большая часть обломков бывшей партии власти достанутся крупному капиталу. Сложно себе представить, что заполучив их, сторонники макроэкономической стабильности и святости частной собственности не смогут дать отпора популистам.

Остальные мои соображения по действиям в "эпоху перемен" в приложениях.

Приложения.
1. "Взгляд за горизонт" (Окончание моей статьи, написанной весной 2009 года)
http://www.nationalassembly.info/4829FD5798996/49C90C07AB6B8.html


... При этом ситуация в государстве может быть самой драматической – в виде обвального краха и катастрофического распада. Более мягкий сценарий будет возможен в условиях раскола правящей группы, раскола партии власти. В этом случае политическая борьба будет происходить в форме поэтапного "перетягивания каната". Совсем легкий вариант смены режима произойдет в условиях морального банкротства и политической изоляции правящей группы (но, как уже говорилось, тут платой будет множество неустойчивых и коварных союзников). В случае самого "простого" и благоприятного развития событий для революционной оппозиции, она должна просто заявить, что формирует временный коалиционный кабинет, задача которого провести свободные и честные выборы в парламент или в учредительное собрание, и предпринять антикризисные действия. В случае выборов парламента ему будет поручена также разработка поправок в Конституцию либо разработка временного конституционного акта.

Для соблюдения принципов демократии должно быть обозначено, как это было в Португалии в середине семидесятых, что после так называемых "учредительных выборов" (первые выборы в новый представительный орган высшей власти) места в правительстве будут перераспределены в соответствии с итогами голосования. Естественно, что в случае политической гегемонии народно-революционного движения структура органов переходного периода будет достаточно проста:

• временное (коалиционное, то есть политическое) правительство,
• временные администрации на региональном и муниципальном уровне,
• новый парламент (либо ассамблея представителей общественных сил с законодательными функциями, работающая до тех пор, пока учредительное собрание не разработало проект (проекты) конституции и избирательное законодательство и на их основе не избран новый парламент).

При этом возможно, что в течение первых нескольких послереволюционных лет параллельно с новыми органами власти и новым парламентом будет существовать аналог "стражей исламской революции в Иране" — некий Высший революционный комитет (или Совет народной бдительности) с полномочиями:

• накладывать вето на любое административное решение или закон,
• законодательной инициативы,
• снятия с выборов любой политической силы или кандидата, наносящих гибельный вред революции.

В том случае, если смена власти будет происходить эволюционно, при "договорной" передаче власти или ее перераспределения, структура органов переходного периода будет выглядеть значительно сложнее, поскольку включит в себя систему институтов, в рамках политического компромисса, гарантирующих старой элите или частям госаппарата достаточное влияние на переходный период. Именно в такой ситуации возникает раздвоение исполнительной власти, которая делится между временным политическим органом (его можно назвать Комитет национального спасения), или временной администрацией, и временным беспартийным правительством специалистов (так называемое Техническое правительство).

В случае раздела власти (типа польского исторического компромисса 1989 года – "президент наш, премьер ваш"), очевидно, будет создана (как это сделано сейчас при переговорах между ФАТХ и ХАМАС в Палестине) еще более сложная властная конструкция, предусматривающая создание:

• коалиционного правительства или антикризисного правительства (кабинет специалистов);
• общенационального круглого стола;
• системы созданных круглым столом комитетов: по законодательной реформе, по подготовке выборов, по политической реформе…

Если оплотом старого аппарата становится президент, готовый идти на компромисс с народно-революционными силами, то правительство (либо его часть) становится вторым, революционным, полюсом власти. В этом случае правительство является политическим органом, носит коалиционный характер. Если оплотом народно-революционных сил становится новый президент, готовый идти на компромисс со старым аппаратом, то правительство автоматически превращается в оплот консервативных сил. Поэтому революционеры будут стремиться свести его к функциям только и исключительно антикризисного кабинета специалистов. Функции этого правительства будут заключаться лишь в работе по обеспечению жизнедеятельности страны, поддержанию закона и порядка, а также гарантировать равные условия для всех субъектов (акторов) политического процесса.

Очень важно отметить, что в условиях революционного кризиса, а тем более в условиях утраты монополии на власть, партия власти неминуемо расколется. Поэтому планы нынешних радикалов запретить ее участие в выборах – нелепы.

В обстановке распада режима народно-революционное движение должно будет заявить, что оно готово войти в состав широкой антидиктаторской коалиции и коалиционного правительства национального спасения.

В ситуации, когда возможно соблюдение правил игры, оппозиция должна настаивать на том, чтобы создавались новые органы власти и проводилось изменение государственного устройства и правовой системы страны только в результате деятельности общенационального круглого стола с участием всех реальных общественно-политических сил.

Разумеется, оппозиция должна быть готова предложить кандидатуры уважаемых высококвалифицированных специалистов в состав антикризисного правительства, выдвинуть свои предложения по законодательным изменениям и политической реформе, а также по антикризисным мерам.

Очень важно, чтобы при переговорах с властями оппозиция четко выдвинула предварительные условия, без выполнения которых говорить о переходе к демократии просто смешно. Это, прежде всего:
• немедленное освобождение всех политических заключенных,
• прекращение политического сыска и преследования оппозиции,
• отмена цензуры и предоставление оппозиции доступа к общефедеральным СМИ,
• гарантия свободы митингов и собраний,
• уведомительная регистрация общественных и политических организаций и партий.

2. Моя статья от июня 2011 года "Если б я был..."

Одесский анекдот:

- Хаим, чтоб ты делал, если бы был русский цар?

- Ой, если бы я был цар, так я бы жил лучше, чем цар!

- Чем русский цар?

- Да, днем я бы был себе цар, а ночью еще немножко шил...


Плох тот оппозиционер, который не мечтает стать властью. Наблюдая распад и гниение заживо отечественного социума, я иногда позволяю себе фантазировать о том, какие декреты я бы издал, придя к абсолютной власти. Обычно я это формулирую так: когда я приду к власти, я буду сажать за популизм хуже, чем за педофилию (ибо проклят совративший и одного из малый сих… лучше бы ему быть утопленным с жерновом на шее в глубине морской (Мтф., 18:6). Иногда, когда речь заходит об оргиастических проявлениях молодежного патриотизма, я уточняю, что к политическим педофилам также надо применять химическую кастрацию… голосовых связок.

Но если серьёзно, вот перечень мер, экстренного принятия которых я бы добивался, оказавшись в руководстве свободной России. Я понимаю, что некоторые вещи уже произошли: освобождены политзаключенные, зарегистрированы все партии, объявлены новые выборы… Меня заботят те институциональные изменения, создающие ростки цивилизованной демократии, о которых часто забывают в горячке революционных событий.

Первое. Защита и восстановления права. Россия заявляет, что поскольку революционный период требует определенного ограничения прав и свобод, вытекающих из членства в Совете Европы, то она приостанавливает его, заявляя, что по-прежнему признает все решения Страсбургского суда. Одновременно учреждается Высший Всероссийский Суд Справедливости (ВВСС). Все граждане России, обратившиеся когда-либо в Евросуд, получают право направить копии своих обращений в ВВСС. После исчерпывания этих дел, начинается рассмотрение надзорных жалоб на отказ Верховного Суда.

Новый Суд Справедливости работает как высшая надзорная инстанция, по регламенту Европейского суда и на основе его практики. Судьями ВВСС становятся адвокаты, имеющие не меньше 7 лет стажа, призываемые военкоматами на срок не менее полугода, с выплатой жалования по ставке федерального судьи с прибавками как военнослужащим.

Все судьи, которые, согласно вердикту Суда Справедливости, незаконно осудили к лишению свободы либо по незаконным решениям которых люди были лишены жизненно необходимого имущества, а также одобрившие антиконституционные решения властей по ограничениям прав и свобод, и судьи, утвердившие таковые приговоры и решения в аппеляционном, кассационном и надзорном порядке - увольняются и подлежат люстрации. Освобождение от люстрации получают те, кто явится с повинной и заявит о вынесенных им незаконных решениях.

Новые судейские вакансии на переходный период могут занимать только юристы, имеющие адвокатский стаж не менее 5 лет – для районных судов и 7 лет – субъекта федерации и Верховного суда.

Второе. Искоренение коррупции. Поэтапно отказавшись от идей временного возвращения публичной смертной казни и даже публичного телесного наказания, я всё-таки остановился на идее позорного столба. Вот стоит чиновник у районной Управы у позорного столба, на груди его табличка: "я – коррупционер и разорил честного предпринимателя, который отказывался платить взятки". У следственного отдела у столба -майор юстиции: "я – сфабриковал уголовные дела против 5 невиновных людей"; у суда: "я по указанию свыше выносил незаконные приговоры, трое осужденных мною невинных людей умерли в заключении"… Список легко продолжить.

Вся собственность семей госслужащих, превышающая на 10 процентов их совокупный легальный доход, – конфискуется.

Третье. Социальная солидарность. Вместо увеличения обложения доходов в качестве основного средства борьбы с бедностью становятся драконовские налоги на роскошь (если "папик" оплатит стопроцентный налог, даря своей подружке "лучших друзей девушек", то она будет ему еще более благодарна, а много графита таскать тяжело). Роскошью считается и обладание необитаемым жильем (необитаемым считается то, где три месяца подряд расходы воды и электроэнергии составляют не более одной четверти средней нормы потребления – зато это даст огромный стимул к сдаче в наем квартир и загородных коттеджей). Роскошью также считается наем иностранцев, кроме граждан стран СНГ, для работ в сфере сервиса.

Четвертое. Защита ранимых мозгов и юных душ. В закон о рекламе вводится категорический запрет на применение специальных визуальных и языковых средств, нацеленных на привлечение клиентов путём воздействия на их эмоциональную сферу, на обращение к подсознанию (сок надо покупать не "за доброту", а за наличие широкого спектра витаминов и отсутствие химических красителей).

Принимается закон о политической рекламе с аналогичным запретом по отношению к политическим программным документам и предвыборным текстам (нельзя будет сулить – мы спасем или обновим страну, только: на сколько надо повысить импортные пошлины, на сколько снизить налоги, какие примем законы, какие инфраструктурные проекты реализуем…). Данная мера защитит наше, к сожалению гипервнушаемое, население.

Категорический запрет на привлечение в политическую и предвыборную деятельность молодежи до 25 лет, ибо из заносящих хвосты за боссами юных политических клерков вырастают законченные политические бастарды. Исключения только два: а) возмездное привлечение (при оплате по ставкам рекламных агентов) для распространения агитационных материалов; б) разрешается безвозмездное участие в деятельности организаций внепарламентской оппозиции, в том числе, прибегающих к акциям гражданского неповиновения.

Пятое. Защита честности в политике. Любой публичный политический деятель, открыто и сознательно солгавший, в том числе и глава государства, должен либо подать в отставку, либо получить прощение от органа представительной власти, объяснив, что либо был введен в заблуждение коллегами или подчиненными, либо действовал из высших соображений (стремление освободить заложников, предотвратить вооруженных конфликт…). Преднамеренное введение в заблуждение политиков и высших должностных лиц путём предоставления им умышленно искаженной или сфальсифицированной информации должна караться как попытка государственной измены в форме корыстного манипулирования государством.


НОВОСТИ ИЗ УКРАИНЫ:Read more... )
28th-Jul-2014 04:36 am - Владельцев ЮКОСа признали потерпевшими. Гаагский суд приговорил Россию к выплате $50 млрд
Владельцев ЮКОСа признали потерпевшими

Гаагский суд приговорил Россию к выплате $50 млрд


kommersant.ru
28.07.2014, 00:00

Как стало известно "Ъ", Россия проиграла длившийся почти десять лет судебный процесс, инициированный экс-акционерами ЮКОСа. Третейский суд в Гааге счел, что Россия нарушала Энергетическую хартию, и фактически признал нефтекомпанию экспроприированной. Group Menatep Limited (GML), представляющая интересы Леонида Невзлина, Владимира Дубова и других (Михаил Ходорковский традиционно дистанцируется от процесса), требовала возмещения $114 млрд, но суд оценил потери примерно в $50 млрд. Источники "Ъ" называют решение политическим и считают, что Россия попытается аннулировать его. В GML готовы взыскивать положенные ей средства принудительно.

Глава GML Тим Осборн в пятницу сообщил ИТАР-ТАСС, что сегодня утром будет опубликовано решение постоянной палаты третейского суда в Гааге по иску бывших акционеров ЮКОСа к России. Источники "Ъ", знакомые с ходом процесса, рассказали, что суд 18 июля единогласно принял решение удовлетворить иск GML, признав, что Россия нарушила Энергетическую хартию (международный документ, принятый в 1991 году как политическая декларация об энергетическом сотрудничестве, поддержан странами ЕС и рядом других государств; в 1994 году к ней был подписан юридически обязывающий договор, в котором приводились правовые нормы инвестиций в ТЭК) и экспроприировала активы ЮКОСа. GML оценивала свои потери в $114 млрд, но ей присудили $50,02 млрд. Кроме того, Россия должна оплатить издержки судебного процесса в размере $65 млн. Представители сторон вчера обсуждать решение суда не стали. Источники "Ъ" поясняют, что стороны договорились не комментировать ситуацию вплоть до объявления итогов 28 июля, взяв время на ознакомление с более чем 500-страничным решением. Собеседники "Ъ" считают, что Россия будет в любом случае пытаться обжаловать вердикт суда.

Судебный процесс начался в 2005 году. В 2003 году государство выдвинуло против ЮКОСа обвинения в неуплате налогов, президент и основной акционер компании Михаил Ходорковский был арестован (осужден за мошенничество в 2005 году, помилован и выпущен на свободу в декабре 2013 года). В конце 2004 года через аукцион за 263 млрд руб. ($9,3 млрд на тот момент) был продан основной актив ЮКОСа, "Юганскнефтегаз" (сейчас принадлежит "Роснефти"). В 2005 году Михаил Ходорковский продал своим партнерам долю в GML, и она стала контролировать 70,5% ЮКОСа. От всех судебных разбирательств вокруг компании бизнесмен с тех пор дистанцировался, на прошлой неделе его представители утверждали, что к текущему процессу господин Ходорковский не имеет никакого отношения. Владельцами GML считаются Леонид Невзлин, Владимир Дубов и ряд других.

В судебном процессе GML представляла интересы кипрских Yukos Universal и Hulley Enterprises (непосредственные владельцы акций ЮКОСа), затем к ним присоединился траст Veteran Petroleum. В качестве арбитра Россия выбрала американца Стивена Швебеля, GML — швейцарца Шарля Понсье, а третьим судья назначила канадца Ива Фортье. Интересы России защищали американские Cleary Gotlieb и Baker Botts, а GML — французская Shearman & Sterling. При подаче иска GML оценила свои потери в $28,3 млрд, но затем требования возросли. В ходе процесса, рассказывают источники "Ъ", российская сторона пыталась "уделять больше внимания фактам", а GML "создавала картинку". "У России почти не было свидетелей, у GML — много и все политизированы",— утверждает один из собеседников "Ъ". В частности, в суде, помимо Леонида Невзлина, выступали топ-менеджеры ЮКОСа Жак Косьюско-Моризе, Франк Ригер, Брюс Мизамор, Стивен Тиди и даже бывший помощник президента России Андрей Илларионов.

По словам источников "Ъ", фактически процесс разделился на два этапа. До 2009 года представители России пытались, с одной стороны, доказать, что данный суд вообще не может рассматривать иск GML, а с другой — что страна не нарушала Энергохартию. В первом случае речь шла о том, что граждане страны могут судиться с ней только в ее судах, то есть в данном случае в российских. Энергохартию в 1994 году подписал премьер РФ Виктор Черномырдин, но Госдума ее так и не ратифицировала.

Документ применялся на "временной основе", говорили представители РФ, то есть только в частях, которые не противоречат Конституции РФ и другим российским законам. "Но ни один аргумент российской стороны тогда услышан не был. Складывалось ощущение, что РФ сразу признали виновной",— говорит один из собеседников "Ъ".

В итоге в 2009 году суд начал рассмотрение дела по существу, по сути приняв как факт, что Россия обязана применять Энергохартию, говорят собеседники "Ъ". На этом этапе представители GML утверждали, что налоговые требования к ЮКОСу, следствием которых стало его банкротство (конкурсное производство завершилось в 2007 году), "были предъявлены с целью отобрать компанию". Юристы РФ доказывали, что экспроприации (ст. 26 Энергохартии защищает инвестиции в ТЭК от претензий правительств стран) не было, а для банкротства ЮКОСа имелись законные основания. GML в качестве примера приводила переход "Юганскнефтегаза" под контроль "Роснефти", доказывая, что прямую выгоду от этого получило государство. Суд признал действия властей РФ "полномасштабной атакой на ЮКОС и его владельцев с целью обанкротить компанию", хотя и согласился с тем, что она пыталась уклониться от полной выплаты налогов через "подставные" структуры в Мордовии.

При этом, подчеркивают источники "Ъ", суд не учел одну из статей Энергохартии, по которой решения о налоговых спорах должны принимать правительства стран, где зарегистрированы компании (Россия, Великобритания и Кипр), назвав это "пустой тратой времени". Заслушать специалистов по российскому налогообложению суд отказался, решив разбираться в фискальной системе самостоятельно, хотя и признал отсутствие у себя экспертизы в этом вопросе. Также суд не принял во внимание решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по двум сходным искам акционеров ЮКОСа (см. "Online") о справедливой компенсации РФ за неуплату налогов, говорят собеседники "Ъ".

Вызывает у российской стороны вопросы и методика расчета убытков. Предложенную истцами суд отклонил и утвердил свою, не объяснив сторонам деталей. По словам собеседников "Ъ", сумма $50 млрд включает стоимость 70,5% ЮКОСа на момент окончания конкурсного производства в компании в 2007 году, оцененную на базе биржевых индексов нефтегазовых компаний в $61 млрд (стоимость доли GML — $42,6 млрд) плюс потенциальные дивиденды в размере $52 млрд, которые GML могла получить в 2003-2014 годах. Признав, что действия ЮКОСа все же могли "частично" привести к банкротству, суд вычел из получившейся суммы 25%. "На 2007 год суд оценивал уже несуществующую компанию. Если нарушения, как определил суд, были в 2004 году, логично рассчитывать убытки с учетом оценки компании на тот момент, то есть на уровне $22 млрд. И к 2007 году ЮКОС уже не мог платить дивидендов",— говорит один из собеседников "Ъ".

По решению суда, так как присуждена "существенная сумма", у России есть время на выплаты до 15 января 2015 года, после чего начнут начисляться проценты. Также в течение 10 дней с 28 июля Россия может обратиться в суды Голландии, на территории которой рассматривался иск, с заявлением об аннуляции решения, говорят собеседники "Ъ". Скорее всего, РФ будет апеллировать к тому, что доводы одной из сторон не были заслушаны, то есть решение "нарушает порядок и основы нравственности". В GML не ждут легкой победы. "Мне кажется, что Россия воспользуется всеми юридическими возможностями для оспаривания решения суда",— заявил вчера "Ъ" Тим Осборн. Сама же GML, по его словам, будет "добиваться выплат в принудительном порядке", если Россия не расплатится в установленный судом срок.

Юрист международной компании, работавшей с GML, полагает, что решение суда стало во многом очевидным уже в 2009 году, когда он начал рассматривать иск по существу. "Тогда был послан важный сигнал, представители РФ могли сесть за стол переговоров, но продолжили разбирательство, хотя во многом оно уже стало техническим",— считает собеседник "Ъ". Процедурный аргумент о том, что иск должен был подаваться в России, он не считает состоятельным, поясняя, что международные суды часто рассматривают иски граждан к своим странам, это "сложившаяся практика". Руководствоваться решениями ЕСПЧ, добавляет юрист, суд также не был обязан, хотя и мог принять их к сведению. В то же время, добавляет управляющий партнер адвокатского бюро "Дмитрий Матвеев и партнеры" Дмитрий Матвеев, западные страны относятся к "делу ЮКОСа" сильно политизированно, что явно стало одним из серьезных факторов для решения суда.

Кирилл Мельников, Кирилл Сарханянц

Зарубежные имущественные тяжбы по делу ЮКОСа
Контекст


28 апреля 2009 года апелляционный суд Амстердама по иску подконтрольной экс-менеджерам ЮКОСа Yukos Capital S.a.r.l. взыскал с «Роснефти» $424 млн (около 13 млрд руб.) по долгам поглощенного ею «Юганскнефтегаза». Кроме того, Yukos Capital через Лондонский международный коммерческий арбитраж попытался взыскать 11 млрд руб. с «Томскнефти» (перешла под контроль «Роснефти») по выданному в 2004 году займу, но в 2010 году арбитраж Томской области не признал это решение в РФ.

17 сентября 2010 года Стокгольмский арбитражный суд постановил взыскать с России $3,5 млн ущерба в пользу бывшего миноритария ЮКОСа — компании RosinvestCo UK Ltd. Англичане, ссылаясь на российско-британское соглашение о защите инвестиций, требовали возместить сначала $75 млн, а затем $200 млн.

20 сентября 2011 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес решение по жалобе бывших акционеров и топ-менеджеров ЮКОСа на «разрушение компании с целью экспроприации ее активов». Суд отказался признать дело политически мотивированным, а вопрос о компенсации €81 млрд передал на согласование сторон. В настоящее время в ЕСПЧ ожидается решение по требованию бывших акционеров о выплате российскими властями справедливой компенсации.

2 октября 2013 года федеральный окружной суд Нью-Йорка обязал подконтрольный «Роснефти» «Самаранефтегаз» выплатить компании Yukos Capital $185,9 млн по выданному в 2004 году кредиту. «Роснефть» оспаривает это решение.

Анна Токарева
3rd-May-2014 04:12 pm - Ходорковский намерен с августа начать борьбу за появление в России демократического сознания
«Обязательство держаться подальше от политики и заниматься детьми действует только на время досрочного освобождения»

Разговор Михаила Ходорковского с французскими интеллектуалами.


Пресс-центр Михаила Ходорковского и Платона Лебедева
02.05.2014 г.

«Обязательство держаться подальше от политики и заниматься детьми действует только на время досрочного освобождения»

«La Règle du jeu», Бернар-Анри Леви, 30.04.2014

«Принять вас у себя — большая честь для нас», — начинает Андре Глюксманн. Они с женой Фанфан стали хозяевами встречи.

«Вовсе нет, — прерывает его тот, кто целых десять лет был “железной маской” Путина, самым знаменитым и таинственным узником совести. — Это честь для меня. Вы и представить себе не можете, как приятно было узнать в этом аду, после постоянных голодовок, что где-то там далеко есть французские интеллектуалы, которые помнят о вас, поддерживают вас...»

Он не выглядит как человек, которому пришлось пройти через ад. Здоровый цвет кожи. Моложавая походка. Короткая стрижка, джинсы, тяжелые ботинки — он скорее напоминает вернувшегося из похода горца. Я вступаю в разговор.

— Знаете, всем уже давно не дает покоя один вопрос. Когда в декабре Путин отпустил вас на свободу, и вы появились в Берлине, вы вели себя до странного тихо и осторожно. Я сам...

— Да, я читал вашу статью. И охотно отвечу на ваш вопрос. Да, у меня действительно была сделка с Путиным. Но...

Мы с Андре ошарашенно смотрим на него.

— Но она истекает в августе!

Потом он продолжает, глядя на наши окончательно потерянные лица:

«Почему в августе? Потому что тогда ему в любом случае пришлось бы меня освободить. Поэтому обязательство держаться подальше от политики и заниматься детьми действует только на время досрочного освобождения. А потом...»

Его взгляд затуманивается. Я вижу в нем что-то похожее на страх или, по крайней мере, тревогу. Он внезапно начинает говорить, словно сам с собой:

«Этот режим в принципе никогда не вредит детям. Но потом, когда они вырастут...»

Фраза остается незаконченной. Мы с Андре по молчаливому согласию решаем сменить тему. На какую политическую роль он нацелен? Главы партии? Совести оппозиции? Каким он видит будущее?

«Нет. Я уже говорил, что ничего подобного не будет. Я не собираюсь напрямую заниматься политикой. Но!»

Он поднимает палец, обращаясь к нашей общей подруге Галине Аккерман, словно в поиске ее одобрения.

«Но есть и другая, самая важная борьба, в которой я собираюсь принять активное участие: это борьба за появление в России демократического сознания. Хочу задать вам вопрос: сколько, по-вашему, демократов в стране?»

Мы говорим о многочисленных демонстрантах, которые вышли на московские улицы с протестом против путинских преступлений на Украине.

«Хорошо, но возьмите даже самого радикального из них. И обсудите с ним этот режим, который все единогласно называют диктатурой, подчиненной воле одного единственного человека. В какой-то момент он все равно скажет вам: «Ладно, ладно, но если не Путин, то кто?»

Фанфан прерывает его.

— Ну, а вы сами... Вам приписывают странные заявления о Чечне...

— Не приписывают. Я на самом деле это сказал. Сказал, что готов сражаться за Северный Кавказ, что это наша земля.

Фанфан охватывает ярость.

«Даже если это оправдывает Путина за непростительное и самое кровавое из его преступлений?»

Он же, совершенно не смутившись, пускается в туманные рассуждения о том, что в первой и во второй жизни политзаключенного ему довелось повидать немало чеченских мошенников, воров и т.д. И все это сформировало у него не лучшее восприятие их борьбы.

Теперь уже я прерываю его.

«Как же так? Вы, новый Сахаров... Пример стойкости и отваги... Как вы можете опуститься до такого?»

Он качает головой с видом человека, который не хочет нам противоречить, но все равно останется при своем мнении. И мы переходим к Украине, откуда он только что вернулся и куда в скором времени отправится снова, причем, не исключено, что вместе с нами. Этим воскресным мартовским утром намерения Путина еще не ясны, и многие полагают, что он ограничится Крымом.

«Вы встречались со всеми кандидатами в президенты. Кто, по-вашему, сможет лучше всего дать отпор путинскому аншлюсу»?

Он опять уходит от ответа. Или, наоборот, сразу переходит к сути.

«Настоящий план Кремля в том, чтобы помешать проведению выборов или, по крайней мере, подорвать к ним доверие, найти или сфабриковать нарушения, очернить их. Поэтому...»

Он недобро улыбается.

«Поэтому единственный выход в том, чтобы все кандидаты были по-настоящему безупречны. А для этого есть только одно решение... Не знаю, как вам сказать... Вам, французам, это может показаться неполиткорректным...»

По настоянию Андре он продолжает:

«Мое предложение в том, чтобы установить наблюдение за всеми кандидатами и представителями власти. За всеми без исключения. Я знаю, о чем говорю. В бытность олигархом я сам наделал глупостей! Но если бы за мной с моего на то согласия следило какое-нибудь агентство вроде ФБР, я был бы гораздо внимательнее, и это изменило бы мою судьбу и, быть может, даже судьбу России».

За его улыбкой следует искренний смех. Таково его последнее слово.

(Перевод ИноСМИ)
This page was loaded Nov 12th 2019, 1:25 pm GMT.