Дмитрий Беломестнов
Recent Entries 
31st-Aug-2016 12:57 am - Это сладкое слово "дармовщина"
В российских школах вновь введут трудовое воспитание


30 августа 2016


Пионеры собирают колорадских жуков, 1952 год

В российских школах введут трудовое воспитание, – заявила министр образования и науки Ольга Васильева на "Всероссийском родительском собрании".

По словам Васильевой, методические рекомендации по программам общественного труда будут закончены в ближайшее время и с 2017 года будут вводиться в школы по всей стране. Министр подчеркнула важность этой инициативы:

"Я считаю, что без трудолюбия, без навыков, которым прежде всего мы обязаны семье и школе, без навыков трудиться ежечасно, ежесекундно, получать успехи от труда, мы не можем жить", – заявила Васильева.

Предмет "Общественно-полезный труд" (ОПТ) существовал в советской школе во второй половине 1980-х годов. Методы трудового воспитания были закреплены в соответствующем положении, изданном Министерством просвещения СССР в 1985 году. Основными направлениями такой деятельности были работа для своей школы, по охране природы, благоустройству. При этом в старших классах время, отведенное в учебном плане на ОПТ, рекомендовалось использовать на "труд по изучаемому профилю". На практике ОПТ в основном сводился к уборке школьных помещений и территории школы.
15th-Dec-2013 07:25 pm - Узбекистан,2013г. Продолжилось использование принудительного труда взрослых и детей для сбора хлопка
Открытое письмо Специальному докладчику Евросоюза по странам Центральной Азии

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии»
Надежда Атаева
04.12.2013


г-же Патрисии Флор,
Специальному представителю Европейского Союза по Центральной Азии
Европейская служба внешнеполитической деятельности
1046 Брюссель
Бельгия

Берлин, 4 декабря 2013 года


Уважаемая г-жа Флор,

цель этого письма — представить Вам выводы Хлопковой кампании о том, что в 2013 г. в Узбекистане продолжилось использование принудительного труда взрослых и детей для сбора урожая хлопка, и выразить серьезную озабоченность массовыми и грубыми нарушениями прав человека в Узбекистане. Подробно данная информация представлена в отчете от 27 ноября 2013 г., который Вы найдете в приложении к этому письму. Мы призываем Евросоюз — в соответствии со Стратегией ЕС в области прав человека — придерживаться ясной и прозрачной политики в отношении Узбекистана и оценивать соблюдение Ташкентом прав человека исходя из конкретных показателей.

Мы хотели бы обратить Ваше внимание на то, что в последние месяцы узбекские правозащитники, проживающие за границей, подверглись угрозам со стороны узбекского правительства (более подробная информация представлена ниже). Мы призывает ЕС всеми доступными средствами предоставлять правозащитникам, находящимся в Европе, необходимую защиту, прежде всего — выражая озабоченность по этому поводу: и публично, и на встречах с членами правительства Узбекистана.

Как Вы знаете, в Узбекистане ситуация в области прав человека ужасающая. Правительство продолжает систематически применять пытки, что было подтверждено в ноябре 2013 г. в Заключительных замечаниях Комитета ООН против пыток. Вмешательство правительства Узбекистана в стандартную рабочую процедуру Международного Комитета Красного Креста сделало невозможными конфиденциальные визиты к задержанным и осужденным, поэтому в апреле 2013 МККК вопреки обыкновению публично заявил о том, что вынужден прекратить посещение тюрем.

Через 8 лет после массовых убийств в Андижане, когда сотни мирных протестующих были убиты узбекскими правительственными силами, ни один виновный из числа государственных служащих не был привлечен к ответственности.

Недавно стало известно о смерти двух заключенных. Как сообщило интернет-издание «Uznews.net», 12 июня 2013 года в Наманганской области 28-летний Музаффар Каримов умер от черепно-мозговой травмы вскоре после ареста по подозрению в краже.

По информации узбекской службы Би-би-си, 15 ноября 2013 года власти вернули родным тело 36-летнего Таваккала Хожиева из Андижана. В сентябре 2005 года его приговорили к 17 годам лишения свободы после его участия в демонстрации в Андижане, во время разгона которой правительство применило силу.

Граждане Узбекистана также лишены права на свободу слова. Правительство не разрешает независимым СМИ работать в стране. Журналисты, которые работают на независимые СМИ, подвергаются систематическим запугиваниям, задержаниям, их принуждают покинуть страну. Власти задержали на 12 дней независимого журналиста Сергея Наумова, который часто писал о принудительном труде. Кроме того, были закрыты все международные правозащитные организации.

В этом году узбекское правительство стало активно угрожать узбекским правозащитникам, живущим за границей, и наказывать их. В июле 2013 г. городской суд Ташкента заочно приговорил г-жу Надежду Атаеву, главу Ассоциации «Права человека в Центральной Азии», проживающую во Франции, к шести годам лишения свободы. Более того, Служба национальной безопасности угрожала и запугивала родственников г-жи Умиды Ниязовой, главы Узбекско-немецкого форума по правам человека. Обе они соавторы данного письма.

Как видно из отчета Хлопковой коалиции, ситуация на хлопковых полях продолжает вызывать беспокойство. Этой осенью правительство Узбекистана принудительно мобилизовало для сбора хлопка более миллиона человека, включая детей. Правительство систематически привлекало к сбору хлопка детей в возрасте от 15 до 17 лет и взрослых во всех регионах страны, в отдельных регионах привлекались и дети помладше. Принудительный детский труд был организован через государственную систему образования под угрозой исключения из школы. Рабочих частного и общественного сектора принуждали к сбору хлопка под угрозой увольнения. Власти транспортировали учеников из школ на поля на общественных автобусах; студенты и взрослые, которых принуждали собирать хлопок далеко от дома, размещались для проживания в школах и других общественных зданиях, часто за счет самих людей, принужденных к сбору хлопка.

Как стало известно, в этом году существование системы принудительного труда привело к гибели 11 человек. Трагические потери включают и Турсунали Садикова, 63-летнего фермера, который умер от сердечного приступа после того, как был избит чиновниками из министерства внутренних дел, и Амирбека Рахматова, 6-летнего школьника, который сопровождал свою мать на хлопковом поле и, заснув в прицепе, задохнулся, когда на него был выгружен хлопок.

Как сообщается в отчете, правительство приняло широкомасштабные меры, чтобы скрыть нарушение трудовых прав и создать впечатление добровольности работы на хлопковых полях. Перед уборкой урожая правительство внесло в контракт с работниками общественной сферы пункт, делающий работу на хлопковых полях условием трудоустройства. Администрации школ заставляли учащихся и их родителей при подаче документов и принятии детей в школу подписать обязательство о том, что школьники будут собирать хлопок. По всей стране власти инструктировали детей в школах и взрослых на рабочих местах, а также местные сообщества говорить иностранцам, что они собирают хлопок «добровольно» и «из-за любви к Родине». Как и в предыдущие годы, правительство заставляло правозащитников молчать с помощью арестов, лишения свободы, угроз.

Правительство Узбекистана также приняло ряд мер, чтобы ввести в заблуждение международное сообщество и создать впечатление, что в области детского труда и принудительного труда были достигнуты улучшения. Таким образом, правительство отрицает свою роль в организации системы принудительного труда, утверждая, что применяется новая политика, то есть отказываясь положить конец нарушениям прав человека.

ЕС не должно быть введено в заблуждение ложными действиями Ташкента, так как правительство продолжает практику систематических пыток, принудительного труда и преследования граждан, заявляющих о своих законных правах. В последние годы ЕС говорит об успехе своего диалога с Узбекистаном в области прав человека и учреждении постоянной дипломатической миссии в Ташкенте, но ситуация в области прав человека продолжает ухудшаться.

Правительство Узбекистана не предприняло никаких значительных шагов для улучшения ситуации в области прав человека. ЕС обязан выдвигать определенные требования, выполнения которых он ожидает от властей Узбекистана, как неоднократно подчеркивали мы и другие правозащитные организации.

В этом письме мы просим Вас как Специального представителя по Центральной Азии пересмотреть стратегию ЕС в отношении Центральной Азии. Правительство Узбекистана не использовало данного ему времени для проведения серьезных реформ. Диалог в области прав человека начался в 2007 г., и граждане Узбекистана не испытали никаких существенных изменений за эти шесть лет. Правительство продолжает систематически использовать принудительный труд на хлопковых полях, чем демонстрирует, что правительство сохраняет свою позицию отрицания реформ.

Международное сообщество не должно балее терпеть неуважение правительством Узбекистана своих обязательств в области прав человека. Таким образом, мы настоятельно требуем от ЕС пересмотреть стратегию в отношении Центральной Азии, в частности:

— установить условия и показатели, четко установить определенные меры по реформированию. Такие меры уже были сформулированы министрами иностранных дел ЕС в рамках процесса санкций, последние из которых были введены в октябре 2010 г., но сегодня они активно не применяются. Стандарты в области прав человека, перечисленные ниже, должны определять отношения ЕС с Ташкентом;

— организовать устойчивый и активный политический мониторинг на всех уровнях, чтобы обеспечить соответствие показателям, особенно на высшем уровне – включая двусторонние отношения между членами ЕС и Узбекистаном. Это включает в себя инициирование обсуждения вопросов о правах человека при каждой возможности, в том числе публично; сделать требования в области прав человека центральными в рамках двусторонних отношений;

— если реформы не будут проведены, должны последовать определенные политические действия. Члены Евросоюза должны установить для правительства четкий временной интервал, в течение которого оно или выполнит критерии ЕС в области прав человека, или наступят определенные последствия, включая перспективу возобновления санкций. В декабре 2011 года Европейский парламент показал положительный пример, отрицая предложение об уменьшении тарифов ЕС на текстиль из Узбекистана, пока правительство не допустит международных наблюдателей к наблюдению за сбором урожая и не примет конкретных мер для прекращения практики принудительного детского труда, обусловив этим отношения ЕС и Узбекистана;

— если прогресс не будет достигнут, рассмотреть введение точечных ограничительных мер, включая запрет на выдачу виз конкретным официальным лицам Узбекистана, виновным в серьезных злоупотреблениях.


Мы напоминаем, что правительство Узбекистана должно немедленно:

1. выпустить всех политических заключенных, включая правозащитников, журналистов, мирных политических активистов и верующих, безо всяких условий и оговорок;
2. разрешить немедленный доступ в страну всем специальным докладчикам ООН, которые запрашивали разрешение на посещение Узбекистана, после отказа в доступе в 2003 году;
3. разрешить «Human Rights Watch» и другим международным правозащитным организациям вернуться в страну и вести независимое наблюдение за ситуацией в области прав человека;
4. допустить свободу средств массовой информации, в том числе разрешить вещание радио «Озодлик», Би-би-си, «Немецкой волны» и других;
5. разрешить международное независимое расследование массового убийства в Андижане в мае 2005 года;
6. прекратить принудительный труд взрослых и детей в хлопковом секторе.

Благодарим за внимание.

С уважением,

Узбекско-немецкий форум по правам человека


Ассоциация «Права человека в Центральной Азии»


Сеть ИНКОТА


Европейский центр конституционных прав и прав человека
13th-Nov-2011 11:31 am - Еще одна жертва принудительного детского труда в Узбекистане: 13-летний мальчик в коме
Ассоциация «Права человека в Центральной Азии»
Пресс-релиз
13 октября 2011 года

Еще одна жертва принудительного детского труда в Узбекистане: 13-летний мальчик в коме



Ученик 7-го класса школы № 24 Чиракчинского района Кашкадарьинской области Баходир Пардаев (1998 г.р.) 24 сентября был сбит автомобилем, когда вместе с другими школьниками возвращался с хлопковых полей. Баходир был привлечен к принудительному сбору хлопка в фермерском хозяйстве Эшдавлата Усанова - МТП «Сохибкор», поля которого находятся в нескольких километрах от школы.

Направление детей на хлопковые поля - обычная для Узбекистана практика. Они добираются пешком до мест сбора урожая и обратно. Школьники идут вдоль автомобильных дорог, рискуя быть сбитыми проезжающими машинами. Этот несчастный случай - не первый из серии подобных дорожных происшествий, связанных с хлопковой кампанией.

Баходир был сбит на 12-м километре дороги Чиракчи - Карши автомобилем марки «Матиз» с государственном номером 18 Р4564. За рулем находился Бахтиёр Яхшибоев. Рядом с ним сидел его брат, журналист Кашкадарьинского областного телевидения Жалол Яхшибоев, который впоследствии не только не сообщил об этом случае через местную прессу, но, как и водитель, даже не навестил мальчика после происшествия.

Пострадавший ребенок в бессознательном состоянии сначала поступил в районную больницу, где его сразу поместили в реанимационное отделение с диагнозом: разрыв спинного мозга, перелом правой челюсти, правой руки и правой ноги, повреждение правой части туловища.

26 сентября, после безрезультатного пребывания в отделении реанимации, его перевели в областную больницу в г. Карши. До сих пор Баходир Пардаев находится в 9-й палате отделения нейрохирургии. К моменту выхода пресс-релиза он 20 дней пребывал в коме.

Мать Баходира – Махбуба Эргашева – льёт горькие слёзы, и никто не в состоянии её утешить. Врачи сразу передали информацию о происшествии в органы внутренних дел. Но следственные мероприятия до сих пор не начаты, а прокуратура отказала семье в возбуждении уголовного дела. По имеющейся у нас информации, журналист областного телевидения Жалол Яхшибоев, находившийся в автомобиле, пользуется поддержкой областного хокима Нуриддина Зайниева. Возможно, поэтому власти всячески стремятся замять дело. Нам достоверно известно о том, что на семью пострадавшего ребенка оказывается давление, в больнице находятся работники СНБ. Они запрещают убитым горем родителям вступать в контакты с правозащитниками и ввообще предавать гласности информацию о случившемся.

Степень ответственности виновных в этом дорожно-транспортном происшествии должен был бы определить суд. Но судебная система в Узбекистане фактически выполняет волю исполнительной власти. Именно поэтому рассчитывать на правосудие и справедливость в этой стране не приходится. За случившееся должны понести отвестственность те, кто непосредственно давал указание о принудительной мобилизации детей на сбор хлопка. Перечислим их имена:

1. глава администрации (хоким) Кашкадарьинской области Нуриддин Зайниев;
2. глава администрации (хоким) Чиракчинского района Камол Равшанов;
3. заведующий отделом народного образования хокимията Чиракчинского района Азамат Бахромов.

Эти лица давали школам указания о мобилизации детей на уборку хлопка не по своей инициативе. Они лишь проводники государственной политики эксплуатации детей, одобренной самим Исламом Каримовым и активно проводимой в жизнь премьер-министром Шавкатом Мирзияевым. Прямую ответственность несет и министр народного образования Узбекистана Темир Ширинов. Каждый хлопковый сезон школьников на два месяца и более отрывают от учебного процесса и направляют на принудительные работы. Под руководством этих лиц страна на всю осень превращается в единый трудовой лагерь сталинского типа, где миллионы обычных граждан и их дети становятся рабами правящего режима.

Правительство никогда не отчитывалось перед народом о том, как расходуются сотни миллионов долларов США, полученные от продажи хлопка на международных рынках. Прибыль от экспорта хлопка идет на удовлетворение личных амбиций руководителей режима. Строятся роскошные дворцы, проводятся пропагандистско-увеселительные мероприятия, на которые приглашаюся выскооплачиваемые знаменитости. Эти же средства идут на поддержание репрессивного аппарата - неотъемлемую часть системы государственной эксплуатации детского труда.

Ни один сум (сум - узбекская денежная единица) из этих прибылей не достался школам-поставщикам детской рабочей силы на хлопковые поля. Власти даже не подумали выделить средства на полноценное лечение пострадавшего Баходира Пардаева, который получил угрожающие жизни увечья.

Руководство Узбекистана не берет на себя ответственность за тысячи несчастных случаев и пагубные последствия сбора хлопка. Дети стали жертвами поистине жестокого режима.

Мы обращаемся к представителям Европейского Союза, депутатам Европейского Парламента! В эти дни решается судьба текстильного протокола, по которому Узбекистан получит налоговые и тарифные льготы для экспорта в Европу хлопка и изделий из него. Принципиальная позиция каждого из вас может повлиять на судьбу беззащитных детей, привлеченных к принудительному труду в хлопковом секторе.
30th-Sep-2011 06:28 am - В Хорезмской области Узбекистана власти планируют мобилизовать на сбор хлопка 170 тысяч школьников
Ассоциация «Права человека в Центральной Азии»

Пресс-релиз
27 сентября 2011 года

Рабы на осенний сезон:
в одной только в Хорезмской области Узбекистана власти планируют мобилизовать на сбор хлопка 170 тысяч школьников – документальное свидетельство


Каждый год в сезон сбора хлопка власти Узбекистана превращают в рабов значительную часть населения – студентов, учащихся, государственных служащих, рабочих, даже домохозяек и беременных женщин. Средства принуждения различные, но особая роль придается органам прокуратуры и милиции.

В середине сентября 2011 г. мы получили копию документа, который свидетельствует о широком привлечении государственного аппарата принуждения и репрессий для проведения хлопковой кампании. Это пресс-релиз, подготовленный управлением МВД по Хорезмской области (полный текст и его перевод в приложении). Такого рода пресс-релизы распространяются среди местных средств массовой информации, участников заседаний штабов, которые в течение сезона сбора хлопка почти каждый вечер проводят хокимияты областей и районов. В заседании участвуют фермеры, руководители хокимията, школ и других учебных заведений, представители правоохранительных органов.

В документе прямо сказано о централизованной мобилизации студентов и детей на сбор хлопка: «В целях качественной уборки урожая 2011 года в короткие сроки предусмотрено привлечение сборщиков в количестве 202 641 человек, из них 34 800 из вузов, колледжей и лицеев. Для их размещения предусмотрено 463 временных общежития (302 полевых барака (шийпона), 109 домов граждан, 52 палатки и т.д.)».

Что означает цифра 202 641 человек? Если студентов 34 800, то получается, что оставшиеся 167 841 - школьники. В Хорезмской области живет 6% населения страны (исключая Ташкент). Практически во всех областях выращивается хлопок. Поэтому можно с достаточной достоверностью сделать вывод о численности школьников, мобилизуемых на уборку хлопка каждый сезон. Это число, по нашим расчетам, составляет 2 797 350 или, по крайней мере, два с половиной миллиона детей.

Объектами принуждения становятся не только школьники и студенты, но и сами фермеры. Против тех, кто засевает свои поля не хлопком, а более рентабельными культурами или пасет скот на собственных полях, возбуждаются уголовные дела. Два характерных примера из пресс-релиза органа МВД:

1) «В результате принятых мер со стороны органов внутренних дел области выявлено 230 случаев выращивания риса без разрешения, из них 222 случая в фермерских хозяйствах и 8 случаев на частных наделах, всего на 941 га. По данным фактам составлены материалы и переданы в суды для принятия мер в соответствии с законом».

2) «…2 июня 2011 года в кишлаке Бошкиршик Янгибазарского района на хлопковом поле фермерского хозяйства "Истикбол", принадлежащего Атажанову Сапарбою, 30.09.1956 г.р., одна корова помяла 293 куста хлопчатника на площади 95,4 кв. метра». Корова принадлежала этому же фермеру. За это «нарушение» его корова была конфискована, зарезана, и мясо передано другим организациям.

Этот документ свидетельствует: правительство Узбекистана не намерено что-либо менять в системе командной экономики с присущей ей практикой массового принуждения к труду на хлопковых плантациях. А ратификация конвенций МОТ 138 и 182 о детском труде и принятие ряда законов по защите прав ребенка призваны ввести в заблуждение мировое сообщество.

Не случайно правительство Узбекистана не позволяет миссии МОТ посетить страну в сезон сбора хлопка для проведения независимого наблюдения.

Единственный способ убедить власти Узбекистана прекратить сталинскую практику принуждения к труду – это бойкотировать его хлопок и текстиль.

Мы призываем Европейский парламент не утверждать протокол по льготному экспорту узбекского текстиля в Европу и отменить Генеральную систему льгот для узбекского хлопка и текстиля.
This page was loaded Nov 12th 2018, 10:59 pm GMT.