Дмитрий Беломестнов
Recent Entries 
3rd-Apr-2016 06:17 pm - Михеил Саакашвили, Юрий Федоров и Тигран Хзмалян об обострении азербайджано-армянского конфликта
Mikheil Saakashvili
03.04.2016


В связи с обострением азербайджано-армянского конфликта, моя позиция следующая - конфликт сейчас не выгоден ни Армении, ни Азербайджану. То, что произошло пару дней тому назад очень похоже на Путинскую провокацию против Азербайджана и Турции и так же вредит Армении. Причём Москва к такому развитию событий готовится давно. Россия давно и интенсивно вооружает обе стороны, а в последние годы в срочном порядке построила дорогу чисто военного назначения из Дагестана в Грузию, которая одновременно является путём для самого быстрого вторжения в Азербайджан.
Провоцируя конфликт, Россия преследует сразу несколько стратегических целей: получает повод для вторжения и отторжения территории, по которой проходят нефте и газопроводы Азербайджана (достаточно вспомнить, что именно по ним и осуществляли россияне ракетные удары в 2008 году так же, как и акты саботажа тогда же на территории Турции), таким образом Европа может потерять альтернативный источник энергоносителей из Азербайджана и Туркменистана. Правительство Ильхама Алиева, которое всегда проводило независимый курс, может быть поставлено в крайне сложное положение.
В преддверии грузинских парламентских выборов, на которых по состоянию на сегодня пророссийский Иванишвили неизбежно проигрывает, Грузия окажется под ударом, а Турция, которую Путин поклялся наказать, вынужденно втягивается в войну на два фронта.
В этой ситуации всем лидерам следует проявить крайнюю осторожность и насколько это возможно сдержанность, что как я знаю очень тяжело в такой ситуации. Как всегда мы имеем дело со сценарием, когда Путин долго готовится, а Запад застигнут врасплох. И все же мы должны дождаться момента, в не столь далеком будущем, когда Путин неминуемо ослабнет и использовать возможность договорится по всем региональным конфликтам, в интересах и Азербайджана, и Армении, и Грузии.

У зв'язку із загостренням азербайджано-вірменського конфлікту, моя позиція наступна - конфлікт зараз невигідний ані Вірменії, ані Азербайджану. Те, що сталося кілька днів тому дуже схоже на путінську провокацію проти Азербайджану і Туреччини і також шкодить Вірменії. Причому Москва до такого розвитку подій готується давно. Росія давно і інтенсивно озброює обидві сторони, а в останні роки в терміновому порядку побудувала дорогу чисто військового призначення з Дагестану у Грузію, яка одночасно є шляхом для найшвидшого вторгнення в Азербайджан.
Провокуючи конфлікт, Росія переслідує відразу кілька стратегічних цілей: отримує привід для вторгнення і відчуження території, по якій проходять нафто і газопроводи Азербайджану (досить згадати, що саме по ним і здійснювали росіяни ракетні удари у 2008 році так само, як і акти саботажу тоді ж на території Туреччини), таким чином Європа може втратити альтернативне джерело енергоносіїв з Азербайджану і Туркменістану. Уряд Ільхама Алієва, який завжди проводив незалежний курс, може бути поставлено у вкрай складне становище.
Напередодні грузинських парламентських виборів, на яких станом на сьогодні проросійський Іванішвілі неминуче програє, Грузія опиниться під ударом, а Туреччина, яку Путін поклявся покарати, вимушено втягується у війну на два фронти.
У цій ситуації всім лідерам слід проявити крайню обережність і наскільки це можливо стриманість, що як я знаю дуже важко в такій ситуації. Як завжди ми маємо справу зі сценарієм, коли Путін довго готується, а Захід захоплений зненацька. І все ж ми повинні дочекатися моменту, в не такому далекому майбутньому, коли Путін неминуче ослабне і використовувати можливість домовиться по усім регіональним конфліктам, в інтересах і Азербайджану, і Вірменії, і Грузії.

***

политический аналитик, эксперт по проблемам международной безопасности Юрий Федоров:

- Похоже, военные действия в этот раз были начаты армянской стороной, за спиной которой может стоять Россия. Российский президент Владимир Путин, как мы помним, заявил после уничтожения российского бомбардировщика, что "Турция одними помидорами не отделается". После этого резко выросла активность в Турции боевиков Курдской рабочей партии, которая поддерживает тесные и давние связи с Москвой. Потом, в последние месяцы, на российскую авиабазу Эребуни в Армении были дополнительно переброшены ударные вертолеты Ми-24П, транспортные вертолеты Ми-8 и пять истребителей Миг-29. Это существенно усилило боевой потенциал 102-й российской военной базы в Армении. Ее личный состав насчитывает около пяти тысяч солдат и офицеров, на вооружении 74 танка, 17 БМП, 148 БТР, 84 артиллерийских систем – это серьезная сила. Вполне возможно, что первоначальный сценарий был таков – армянские войска при российской поддержке наносят серьезное поражение армии Азербайджана. В этом случае Анкара либо "потеряет лицо", когда ее ближайший союзник – Баку - потерпит поражение, либо будет вынуждена вмешаться в конфликт, сталкиваясь уже, возможно, с российскими войсками. В итоге Путин окажется в политическом выигрыше, заодно получив "законный" повод для удара по турецким войскам. А НАТО, одним из ведущих членов которого является Турция, окажется в политическом тупике, поскольку формально инициатором вооруженного конфликта с Москвой станет Анкара.
Российские МиГ-29 взлетают с авиабазы в Эребуни. Февраль 2016 годаРоссийские МиГ-29 взлетают с авиабазы в Эребуни. Февраль 2016 года

​- А если Армения и Азербайджан втянутся в большую войну и при этом азербайджанские войска одержат победу над армянскими, даже вообще целиком захватят Карабах?

- Это ведь также дает Москве "законный" повод вмешаться в войну на стороне Армении, в том числе - угрожая вторжением в Азербайджан с севера, из Дагестана. А затем события станут развиваться по предыдущему сценарию.

- Но ведь самый вероятный вариант – это временное кровопролитие без явной победы одной из сторон, с сохранением нынешнего статуса Нагорного Карабаха?

- Да, сейчас этот сценарий наиболее близок к реальности – затяжные боевые действия в Карабахе без заметного преобладания какой-либо из сторон, либо неустойчивое и постоянно нарушаемое прекращение огня. Скорее рано, чем поздно это надоест западным странам, США и ЕС, и они начнут активно зондировать почву для любого мирного урегулирования. А это направление, в свою очередь, потребует от них тесных контактов с Кремлем, который опять-таки выступит в роли "миротворца" и сильного игрока в регионе! Иными словами, на мой взгляд, нынешнее обострение ситуации в Карабахе подтверждает, что Кремль заинтересован в разжигании вооруженных конфликтов в тех местах, где он способен оказать серьезное влияние на политиков и на ситуацию, - считает военно-политический аналитик Юрий Федоров.

Полностью:
http://www.svoboda.org/content/article/27651952.html


***

ВОЙНА В ДЕНЬ ДУРАКОВ
Tigran Khzmalyan on April 2, 2016


Read more... )Итак, по словам военных, сражения последних суток стали наиболее ожесточенными и кровопролитными за все 22 года после подписания карабахского перемирия в мае 1994 года. Бои с применением реактивной артиллерии залпового огня, танков и авиации сегодня шли на всем протяжении 200-километровой линии фронта от Мартакерта на севере до Гадрута на юге. Последнее направление особенно важно, так как примыкает к границе с Ираном, то есть выводит конфликт уже на региональный, если не глобальный уровень…

Всему этому предшествовал ряд событий, анализ которых позволяет увидеть ситуацию в контексте и развитии.
Первое – это необычно мирный март, во время которого обе стороны приняли предложение западных посредников воздержаться от стрельбы на время шиитского праздника Новруз и следующей за ним христианской Пасхи. (Впрочем, горький опыт пекинской и сочинской Олимпиад должен был подсказать, что торжественные перемирия все чаще заканчиваются кошмаром, как в Осетии 2008-го или в Крыму и Донбассе в 2014-м…)
Второе – это одновременный отъезд армянского и азербайджанского президентов в США на конференцию по ядерной безопасности на прошлой неделе.
Третье – это отказ президента России, второй ядерной державы мира, приехать на ту же конференцию.
Четвертое – очевидное желание президента России любым способом добиться хотя бы части тех целей, которые не были им достигнуты в Сирии, откуда ему пришлось вывести войска накануне.

Каковы же эти цели? Главная из внешнеполитических задач Путина – «принуждение» мира к переговорам с ним на равных, то есть прорыв международной изоляции России. Главная из внешнеэкономических задач – воздействовать на мировые цены на нефть и газ, лучшим способом для чего в Кремле продолжают считать вооруженное вмешательство или угроза такового. Сирийский поход российских войск, несомненно, имел среди прочих задач и такую цель, поэтому его сворачивание отчасти объясняется тем, что, несмотря на российское вмешательство в Сирии, ни Саудовская Аравия, ни Иран не стали снижать объемов добычи нефти, а цена на нее так и не выросла.

В прошлом году, через день после высадки российского десанта в Дамаске, я написал на этом же сайте (5165 news.com) статью под заглавием «Сирия спасает Карабах», где утверждалось, что после украинского тупика Путин ищет пути для новой экспансии и одним из таких вариантов, вероятно, является Карабах. Тогда Сирия показалась Кремлю более выгодным вложением своего политического капитала и у нас образовался небольшой временной отрезок для перегруппировки сил, анализа ситуации и поиска новых решений. К несчастью, армянская власть и оппозиция провели эти полгода в мелком политиканстве и шулерстве, не сумев ни понять новых политических реалий, ни воспользоваться предоставившимися шансами. Не были предприняты необходимые шаги по сближению с Ираном для версификации экономики, не было приложено усилий по сближению с Западом для укрепления национальной безопасности. Власть и оппозиция в Армении продолжали барахтаться в кремлевских сетях, сползая в яму долгов, нищеты, санкций и военной эскалации.
Вот почему сейчас, когда неудача Путина в Сирии вновь актуализировала вариант активизации России в Карабахе, Армения оказалась застигнутой врасплох.

Зачем России Карабах? Во-первых, со времен Гюлистанского мира с Персией 1813 года, в Санкт-Петербурге, а потом и в Москве запомнили, что Карабах является мощным рычагом давления в том районе, который в России называют Закавказьем. За прошедшие 200 лет ни география, ни политика в этом смысле не изменились и контроль над Карабахом по-прежнему позволяет одновременно контролировать и Армению, и то, что ныне называется Азербайджаном. В свою очередь, такой контроль позволяет России блокировать с юга доступ в собственные владения на Северном Кавказе – от Дагестана и Чечни до Кубани и Ставрополья. Это азы региональной геополитики, известные всем. Новым элементом стало резкое возрастание роли Ирана и столь же резкое ослабление роли Турции, в силу изменившегося глобального расклада сил. Еще одним новым явлением региональной политики стало происходящее на глазах становление курдского государства в еще не узаконенных, но все более расширяющихся границах. Вот почему, потерпев неудачу при фланговой атаке на регион в Сирии, Кремль теперь естественным образом вернулся к идее фронтального наступления со старых плацдармов на севере. Однако, получив унизительный отпор от Турции, Кремль вынужден теперь действовать более осмотрительно и нуждается в формальном поводе для нового вмешательства. Таким поводом, по замыслу кремлевских стратегов, должна стать небольшая кровавая война в «Закавказье», в ходе которой хотя бы одна из сторон призовет внешнюю силу для своего спасения. Такой силой в нынешних обстоятельствах и станет, по этому плану, Россия.
В случае такого развития событий русские войска должны выдвинуться на линию фронта для разделения враждующих сторон по всей ее длине – от Мартакерта на севере до Гадрута на юге. Повторим еще раз – это означает до границы с Ираном по реке Аракс. Это уже стратегическая цель и, в случае ее достижения, Россия получает общую границу с одним из главных своих конкурентов по нефтегазовому бизнесу, со всеми широкими возможностями для давления, торга и влияния на Иран. А значит – и на нефтяные и газовые цены. Не менее захватывающие перспективы открываются и с северной точки предполагаемой «миротворческой» операции – ведь из карабахского Мартакерта в полевой бинокль видны и труба межконтинентального трубопровода Баку-Джейхан, и полотно железной дороги Баку- Карс… И если армянским полевым командирам, рассматривавшим этот ландшафт последние 25 лет, ни шагу вперед не давали сделать именно российские военные и политики, силами 23-й дивизии ВДВ под командованием генерала Шаманова помогавшие в 1992 году азербайджанцам изгнать армян из Шаумянского и Геташенского районов Северного Арцаха, а в последние три года затоварившие Баку новейшим российским оружием на 5 миллиардов долларов, то у самих российских десантников, окажись они завтра на этом месте, никаких препятствий уже не будет.
Итак, «миротворческая миссия» российских войск в Карабахе, если она вдруг осуществится, резко поменяет весь политический пейзаж региона.
Нужно ли это Армении? Горький опыт 1988-1992 годов, когда советская, а потом и российская армия постоянно оказывалась то в роли могильщика, то в роли карателя по отношению к армянам, вряд ли внушает энтузиазм в Ереване и в Степанакерте. Тем более, что для сохранения «баланса интересов» Россия, не скрывая своих намерений, обещает Баку вернуть все освобожденные в ходе карабахской войны территории вокруг бывшей НКАО, ставшие поясом безопасности для второй армянской республики.
Нужно ли это Азербайджану? Любая военная эскалация, продлись она больше трех дней, может уничтожить власть клана Алиевых в Баку, уже подточенную кризисом обесцененной нефти, девальвацией национальной валюты, напряженными отношениями со всеми соседями – от Туркмении до Ирана, не говоря о тлеющей войне с Арменией, национальными движениями талышского, лезгинского, аварского меньшинств, религиозными бунтами последних лет. Подпускать российскую армию на расстояние пушечного выстрела к заветной трубе Баку-Джейхан, источнику всего своего многомиллиардного благосостояния – выпускник МГИМО Ильхам Алиев не станет. Если бы даже он не понимал этой угрозы, ему все объяснили международные корпорации – совладельцы трубопровода. Даже призрачные надежды на возвращение части потерянных территорий в Карабахе – слишком дорогая цена для такой безумной авантюры.
Почему же тогда в ночь с 1-го на 2-е апреля почти вся линия армяно-азербайджанского фронта стала ареной военных действий?
Могло ли такое серьезное столкновение произойти без ведома и, фактически, в отсутствие президентов, то есть главнокомандующих обеих сражающихся армий? Или они впрямь такие дураки, столь кровавым образом отметившие 1 апреля?
Возьмусь предположить, что реальность еще более страшна и безумна. Дело в том, что и в Азербайджане, и в Армении сложился своеобразный «интернационал тиранов», который черпает поддержку как политическую, так и военную в матрице своего происхождения – в Кремле и сопутствующей ему службе на Лубянской площади. И рано или поздно эта паутина связывает и поглощает не только все силы и средства стран, попавших в нее, но и пауков помельче, ткущих свои мелкие сети. Так, по моему скромному, субъективному и предвзятому мнению, происходит здесь и сейчас. В армиях Азербайджана и Армении (вместе с Карабахом), как и в других структурах обеих стран, более чем достаточно агентов влияния большой паутины, которые в любой момент готовы по приказу из матрицы сдать свой участок ответственности – будь то стрельба в парламенте или по безоружным демонстрантам, будь то выдача данных о времени и месте полета вертолетов на учениях, будь то провокация на границе и несанкционированное применение тяжелого вооружения. На последнюю догадку наталкивает крайне нескоординированные действия азербайджанской военной пропаганды в ходе последних военных действий. Азбукой вооруженных провокаций – от гитлеровского вторжения в Польшу до саддамовской оккупации Кувейта – является заранее подготовленная лживая кампания по обвинению жертвы в агрессии. Так всегда поступал и бакинский агитпроп все последние годы. И вдруг – такое “молчание ягнят” в течение целого дня боев, более того – отсутствие обычной предварительной шумихи с жалобами на противника перед собственной атакой. Это косвенное, но красноречивое свидетельство чужого стиля. Того самого, в котором неожиданно для всего мира объявляется о начале похода в Сирию. Потом, так же неожиданно даже для собственных генералов сообщается о выводе войск. Вот этот «большой стиль» виден во всем своем отвратительном блеске в провокации прошлой ночи.

Всем все стало ясно. Неясно одно – главное: станет ли кто-либо из двух соучастников этой кровавой драмы играть роль до конца и звать третьего? Станет ли Серж Саркисян или Ильхам Алиев приглашать на помощь Владимира Путина? Станет ли один из этих двоих могильщиком всего “Закавказья”? Ибо если здесь появятся российские войска – от Мартакерта до Гадрута – то не будет больше ни Армении, ни Азербайджана. И Карабаха, конечно, никакого не будет. Он не достанется ни армянам, ни азербайджанцам. Все это станет опять какой-нибудь губернией Российской империи.
Возможно, понимание этого – главное, что объединяет и даже сближает двух диктаторов: Сержа Саркисяна и Ильхама Алиева. Даже если это лишь страх перед третьим – главным диктатором. Это уже хоть какая-то основа для худого мира, который всегда лучше хорошей войны. Те, кто этого не понимает – пусть отныне отмечают 1 апреля как собственный профессиональный праздник. А войны, я надеюсь, все-таки не будет. Дураков нет.
3rd-Apr-2016 01:52 pm - КРОВЬ КАРАБАХА (АРЦАХА): СЧЁТ, ПРЕДЪЯВЛЕННЫЙ ЧЕРЕЗ ДЕСЯТИЛЕТИЯ
КРОВЬ КАРАБАХА (АРЦАХА): СЧЁТ, ПРЕДЪЯВЛЕННЫЙ ЧЕРЕЗ ДЕСЯТИЛЕТИЯ

Евгений Ихлов
03.04.2016


Иногда история восстанавливает справедливость и жестоко наказывает за «грехи отцов». У ленинско-чечеринской дипломатии были две звёздные победы: договор с Ататюрком 1921 года и «соглашение в Рапалло» с Веймарской Германией 1922.

Союз советской России и революционно-националистической Турции похоронил не только планы Антанты по разделу Малой Азии и Среднего Востока, в частности, планы Греции стать региональной державой, он вернул державный статус Турции, а Советам дал возможность закрепиться в Закавказье, особенно в Баку. Трудно себе представить успешное развитие советской экономики, если бы в Азербайджане — почти единственном источнике нефти — было бы такое же мусульманское сопротивление, какое было в Средней Азии. А оно могло быть, если бы вместо светского диктатора-модернизатора в Анкаре был бы пробританский мусульманский правитель, аналогичный аравийским монархам.

Дальновидный Ататюрк взял не очень много – уже завоеванные и опустошенные в ходе армяно-турецкой войны области «турецкой Армении» — гору Арарат и крепости Ван и Карс. Но он потребовал передать советскому Азербайджану Карабах (Арцах) и Нахичевань. Ленин, остро нуждающийся в Баку и в дружбе с Анкарой, «расплатиться армянами» согласился, и исторические армянские земли были поделены между Турцией, и двумя советскими социалистическими республиками — Азербайджаном и Грузией, которую в компенсацию за оккупацию и лишение независимости делали «большой». Почти полностью населённый армянами и важный экономически (Кара-бах — чёрная бахча, плодородный огород) регион не просто был сделан автономной областью Азербайджана и старательно отделён от Армении узким коридором, который сейчас бы назвали «Сектор Лачин». В Лачинском районе жили курды, на них у большевиков были большие виды, но пока эту карту из рукава не доставали (она ждала 1945, а потом 2016 года), а Лачине учредили «Красный Курдистан» — как эмбрион будущего огромного «Народного Курдистана».

Всё это было стратегически очень красиво и многообещающе, но тут наступил перестроечный ноябрь 1987 года, когда, по словам философа Григория Померанца, «стал слышен оттаявший крик Карабаха». Давайте вспомним, что в антиутопии «День открытых убийств» Даниэля (за который он преимущественно и получил как клеветник «на советскую действительность» срок в феврале 1966 года), армяне Карабаха за день перебили всё азербайджанское население.

Советские граждане армянской национальности из НКАО (Нагорно-Карабахской Автономной области) попросили ЦК «ленинской партии» переподчинить их близлежащей Армянской СССР. Горбачёв, только в июле оскорбительно отмахнувшийся от требований крымскотатарского народа и получивший огромную головную боль в виде Ельцина и всё более очевидного внутрипартийного раскола, мер не принял. В середине февраля 1988 началось настоящее мирное восстание не только в НКАО, но и Ереване. Случился самый страшный для советской власти кошмар — националистическое восстание республики. При этом армянская позиция была полностью «советской» — признать права население НКАО на демократическое самоопределение и скорректировать административные границы. Ведь лишь за 5 лет до этого эксперты по заданию генсека Андропова разрабатывали проект перераздела СССР на полсотни «штатов», исходя из народно-хозяйственной целесообразности. Но эта «наивная простота» армянской стороны и несла самую страшную угрозу, поскольку всем, кроме идеологов в ЦК, было понятно, что нет никакой общесоветской гражданской нации (общности), что криптоидеологией в союзных и автономных республиках стал «титульный» этнический национализм и что административные границы давно воспринимаются как «священные рубежи» национальных квазигосударств. И поступить «по-советски» в этой ситуации — всё взорвать.

У Горбачева было два приличных выхода: а) разделить НКАО между соседними союзными республиками, выделив Шушинский район с азербайджанским большинством; б) повысить НКАО до уровня НКАССР, что влекло совсем иное присутствие армян в руководящей номенклатуре, милиции, КГБ, прокуратуре…

Но вместо этого были введены войска, установлен комендантский час, подброшены продукты в магазины… Произошла Сумгаитская резня. Закавказье стремительно возвращалось в 1905 года. Перестроичная интеллигенция тут же стала на сторону армян, но партийное руководство больше боялось азербайджанцев — как мусульман, способных на фанатизм. Началась настоящая война республик и многотысячный «обмен» населением, как будто это не спор двух «советских национальностей», но греко-турецкая война 1923 года. Комитет «Карабах» стал эталоном для всех, потом возникающих Народных фронтов, как альянс части номенклатуры и интеллигенции — в защиту республиканского суверенитета на базе десталинизации.

В конце ноября Верховный совет АрмССР присоединил НКАО и объявил войну АзССР. Так раздел армянских земель в 1921 году, давший Москве власть над Закавказьем, спустя семь десятилетий взорвал СССР как идею и отобрал у Москвы Закавказье.

Под предлогом Спитакского землетрясения в декабре 1988 года был арестован весь состав Комитета «Карабах» — событие, равноценное для Москвы аресту общества «Мемориал». В январе 1990 года под предлогом защиты армянского населения советская армия штурмовала Баку и Нахичевань, где к власти пришёл Народный фронт. От ЦК операцией руководил академик Примаков.

В мае 1991 года внутренние войска были брошены против армянских анклавов. Но сразу после краха ГКЧП советские части в НКАО стали армянскими ландскнехтами и разгромили азербайджанцев. Грачев передал армянской стороне танковые части, и «суверенная» армия НКАО мгновенно заняла не только «Сектор Лачина», но и Шушинский район, а также полосу территории до иранской границы. Так была в первый раз опробована «гибридная война».

Россия устроила переворот, свергший правительство Народного фронта в Баку. К власти был возвращен ставленник Андропова член Политбюро Гейдар Алиев, и Азербайджан вступил в СНГ. Но режим бывшего генерала КГБ тут же стал проамериканским и протурецким. «Большая» Армения, закрытая щитом российских частей, стала единственным форпостом Москвы на Южном Кавказе, а к власти пришли лидеры молодого поколения карабахского движения и установили вполне коррумированный авторитаризм.

Поддержка Москвы давала возможность армянской стороне полностью отвергать все претензии Баку, ведь 5 районов Азербайджана были оккупированы и этнически «освобождены». В этих условиях Алиев-сын поступил так же как президент Садат, которому надоело наблюдать флаги с магендавидами на той стороне Суэцкого канала — он «разморозил» ситуацию. Осталось только дождаться удобного момента — и он настал: поражение России во Второй Холодной войне и резкое усиление позиций Турции в регионе. Очевидно, что увязнув Донбассе и свернув операции в Сирии, Путин не решится пойти на то, чего много лет боялись недалёкие западные умы — влезть в вооружённый конфликт вокруг НКАО. Баку же выгодно любое «размораживание» кризиса — размещение миротворческих сил фактически закрепит формальную принадлежность Азербайджану оккупированных в 1993 году территорий вне НКР и заставит Совбез ООН уточнять статус Карабаха-Арцаха.

Происходящее ставит Москву в очень неудобное положение. Если Ереван вмешается в войну между Баку и «суверенным» Степанакертом, то Москва должна будет решать: подпадает ли этот случай под систему коллективной безопасности в рамках ОДКБ, тем более, что Армения — единственный военный союзник РФ.

Затем Смоленская площадь обязана будет формально определиться по отношению к статусу НКР — это случай «Крым» или случай «Донбасс»: этническое сообщество в рамках автономии, изменившее свой правовой статус и покинувшее «материнское» государство, в состав которого входила; или «автономия», требующая резкого повышения своего статуса («федерализации»), но признающая своё нахождение в составе «материнского» государства, а про независимость говорящая лишь для «усиления переговорной позиции».

В результате российская дипломатия либо окажется среди сторонников расчленения Азербайджана — ближайшего союзника Турции, либо «сдаст» Армению и создаст прецедент для деоккупации Донбасса. Есть и ещё возможность — показать себя полностью бессильной и политически полностью выброшенной из региона.
This page was loaded Aug 17th 2019, 8:05 am GMT.