Дмитрий Беломестнов
Recent Entries 
27th-Oct-2015 03:33 am - О Владимире Осечкине, мошеннике от правозащиты
О Владимире Осечкине, мошеннике от правозащиты

Зоя Светова
Открытая Россия
23.10.2015



Владимир Осечкин. Фото: личная страница Facebook

На днях стало известно о том, что основатель социальной сети Gulagu.net Владимир Осечкин уехал за границу, опасаясь ареста. Судя по истории нашего с ним знакомства, сработал принцип бумеранга

9 сентября 2015 года в квартире Осечкина был проведен обыск по делу о мошенничестве, в котором обвинили его коллегу по Gulagu.net Дениса Солдатова. Солдатова арестовали, и вроде бы он, не выдержав давления, которое оперативники оказывали на него в СИЗО, дал показания на Осечкина. А тот, предполагая, что его тоже могут сделать обвиняемым, «выбрал свободу» и уехал в Европу.

Сразу оговорюсь: я совсем не кровожадна и вовсе не хочу, чтобы Владимир Осечкин, если вдруг ему предъявят какое-то обвинение и объявят его в международный розыск, был экстрадирован в Россию.

Я вообще считаю, что сидеть в российской тюрьме должны только настоящие убийцы и разбойники. А такие, например, мошенники от правозащиты, каковым я считаю Осечкина, там находиться не должны. Но они не должны заниматься правозащитной деятельностью.

Предвижу, что на меня набросятся поклонники и поклонницы Осечкина, которые уже на его сайте пишут буквально следующее: «Тысячи людей благодарны Осечкину В.В., его сайту Gulagu.net и его координаторам за то, что их мужья, братья, сыновья, и т. д. — вернулись домой живыми и здоровыми и за то, что не подвергались противоправным действиям должностных лиц».

Каюсь, я за семь лет своей деятельности в ОНК Москвы ни разу не встретила ни в тюрьме, ни на воле человека, который бы мне рассказал, как Владимир Осечкин и его сайт кому-то конкретно помогли.

Знаю людей, которым помогли Валерий Борщев, Андрей Бабушкин, Анна Каретникова, а вот чтобы Осечкин — не знаю.

Может, мне просто не повезло?

Менеджер или мошенник?

Я долго думала, как можно охарактеризовать Осечкина. На языке вертелось два эпитета — «менеджер от правозащиты» и «мошенник от правозащиты». Остановилась на втором.

То, чем занимался Осечкин, — довольно страшная вещь. Ведь он не просто пытался выстроить правозащитную деятельность, как он выстраивал свой успешный бизнес, когда торговал шикарными автомобилями (за что его и посадили в конце концов), — он, называя себя правозащитником, подменял настоящую правозащиту имитацией.

Как бывший заключенный, отсидевший три с половиной года за мошенничество, стал известным правозащитником?

История очень простая.

Он вышел на свободу в конце 2011-го и с тех пор, всего за четыре года, успел попасть на все государственные и негосударственные теле- и радиоканалы. С 2012 года Осечкин стал одним из самым цитируемых экспертов по тюремной теме. Но если внимательно ознакомиться с тем, что он говорил и писал, станет заметно, что в основном он высказывал чужие идеи, нередко выдавая их за свои. Это бы ничего, если бы не тот факт, что своей позицией (которая по самым принципиальным для правозащиты вопросам сходилась с позицией власти) он, по сути, «топил» тех правозащитников, которые, в отличие от него, занимались своим делом всю жизнь.

Достаточно вспомнить его отношение к закону об «иностранных агентах». В закрытой правозащитной рассылке и в интервью журналистам он утверждал, что правозащитники не должны жить на иностранные гранты, а должны быть патриотами и отказываться от помощи Запада.

Вот его кредо, заявленное в интервью Елене Милашиной: «Я не беру у западных фондов гранты, которые потом за свои деньги ожидают определенную оппозиционную позицию. <...> У нас Общественно-наблюдательные комиссии <…> могут попасть куда угодно. И они на сегодняшний день формируются из НКО, которые финансируются Фондом Макартуров. <…> А потом они нас — ''актом Магнитского!''»

Путь в правозащиту

Я познакомилась с Владимиром Осечкиным на одной из встреч «Руси сидящей», движения Ольги Романовой. Осечкин тогда только освободился по УДО, просидев после трех лет тюрьмы несколько месяцев в колонии.


Владимир Осечкин и Ольга Романова во время встречи движения «Русь сидящая». Фото: Стас Вовкин / lj.ru

Он располагал к себе, привлекая своей открытостью и желанием не только рассказывать о тяжелом опыте заключенного, который ему пришлось пережить, но и желанием изменить, сломать страшную тюремную систему. Осечкин говорил, что хочет создать социальную сеть для осужденных и их родственников, будет помогать всем жертвам пыток и так далее.

Романова познакомила его с журналистами, помогала ему писать программные статьи. Осечкин опубликовал в «Ведомостях» одну из них — что-то типа «Как нам обустроить тюрьму».

Меня он попросил познакомить его с правозащитниками, я знакомила.

Ему нужно было познакомиться со всеми и очень быстро. Меня немного удивило, что первыми подопечными Осечкина, которым он хотел помочь и чьи проблемы желал во что бы то ни стало осветить в прессе, оказались уволенные сотрудники Можайского СИЗО, где когда-то он сам сидел.

Мы вместе с ним записали несколько интервью этих сотрудников, где они рассказывали о проносе наркотиков и алкоголя; когда я их слушала, создавалось впечатление, что это какие-то необыкновенные откровения. Но когда я расшифровала записи, оказалось, что ничего особенного эти люди не рассказали, а желание Осечкина помочь бывшим «мусорам» вызвало подозрение, что он просто «платит по счетам».

В редакции, где я тогда работала, тему «раскаявшихся тюремщиков» забраковали.

А Осечкин уже бежал вперед — он нашел деньги на свою социальную сеть Gulagu.net, изредка звонил и просил помочь по каким-то случаям нарушений прав заключенных, а когда я начинала проверять информацию, она оказывалась не совсем точной.

Потом Осечкин решил создать сайт ОНК.рф. Он предлагал мне вести на этом сайте блог, но мне это было совершенно неинтересно. Позже были выборы в новый состав ОНК — осенью 2013 года. И тут Осечкин наконец показал, зачем он пришел в правозащитное движение и как он собирается его «менеджировать».

Мне и раньше было понятно, что Осечкина совершенно не волновало то, чем занимались правозащитники до того, как он, Осечкин, заинтересовался этой темой. Из разговоров с ним создавалось впечатление, что до него не было никого, а если кто-то и был, то это «люди из прошлого», считаться с которыми не стоит. Их можно использовать в своих целях, не более того.

После Болотной он стал публично критиковать Ольгу Романову и осуждать ее за оппозиционную деятельность, объявив чуть ли не врагом народа.

Тогда же он активно начал противопоставлять деятельность настоящих правозащитников, ратующих, как он, за простой народ, тем правозащитникам, которые помогают политзаключенным за иностранные гранты. Оказалось, что Осечкин — человек неблагодарный, потому что если бы не помощь и поддержка Романовой, вряд ли ему бы удалось так быстро «раскрутиться» и стать популярным. Впрочем, всякие сантименты и благородство — это не про него. Осечкин, как молодой и целеустремленный парвеню, двигался вперед, не обращая внимания на такие глупости.

«Свежая кровь» в ОНК

Оседлав тему «общественного контроля», Осечкин напрочь забыл о том, кто этот самый контроль и придумал; авторитеты, которых не поддерживала власть, его не интересовали. Добившись определенной известности и заручившись поддержкой в некоторых кабинетах, он пошел напролом.

На одном из заседаний Общественной палаты, где обсуждались темы общественного контроля, Осечкин заявил, что в ОНК, например, в Москве, засилье старых правозащитников и нужна «свежая кровь».

Вот что он говорил о Валерии Борщеве, авторе закона «Об общественном контроле»: «О деятельности Валерия Борщева мне известно лишь по передачам на ''Дожде'' и ''Эхе'', но их в год проходило два-три, не более. Так что, получается, посещал господин Борщев московские СИЗО нечасто, от силы один раз квартал… Потому у меня и вопрос: а зачем такой председатель нужен?»

Нечто похожее Осечкин говорил и на заседании ОНК Москвы, когда выбирали нового председателя ОНК. В результате выбрали Антона Цветкова, и это немудрено, потому что из сорока прошедших в новый состав членов ОНК большую часть составляли люди, близкие к Цветкову, и координаторы Gulаgu.net. Сам Осечкин не мог войти в ОНК со своей непогашенной судимостью. Но, уверена, большинство журналистов, которые брали у него интервью, не понимали, что Осечкин — не член ОНК, потому что он говорил об общественном контроле больше, чем кто бы то ни было.


Председатель ОНК Антон Цветков во время проверки ОВД. Источник: onk-moscow.ru

Он вошел во все возможные и невозможные комиссии при Госдуме, выступал на круглых столах, был в курсе амнистии, законов, связанных с тюрьмой. Вечно писал о том, что он продвигает ту или иную тему, что его поддерживают депутаты и они вместе борются против коррупции, против современного ГУЛАГа. Когда случился бунт заключенных в Копейской колонии, Осечкин в составе делегации ФСИН России — как главный общественник — полетел туда. Почему тюремщики, против «беспредела» которых он боролся и критиковал, брали его с собой?

Страхование в тюрьме

В какой-то момент менеджеру Осечкину стало тесно в Gulаgu.net. Да и понятно, что много денег эта деятельность приносить не могла. Проект был нужен, скорее всего, для имиджа. И он свою роль сыграл.

Известный бизнесмен Максим Ноготков пригласил Осечкина в свой проект «Йополис», где тот возглавил департамент по связям с негосударственными структурами. Остается только догадываться, что это были за негосударственные структуры, но звучит красиво.

А для денег Осечкин создал бизнес-проект. На своем сайте он стал рассказывать о различных «страховых продуктах». Он рекламировал предложения страховых компаний. Например, компания «Балт-страхование» представляла «широкую линейку страховых сумм полиса, защищающего от противоправных действий администрации мест лишения свободы (от 50 000 до 2 млн рублей)».

Очевидно, что в условиях СИЗО или колонии такое страхование невозможно: даже дилетанту ясно, что доказать «противоправные действия администрации» осужденный не сможет. А Осечкин, рекламируя идею тюремного страхования, говорил о страховании от пыток и избиений в колонии и СИЗО.

Зачем он обманывал заключенных и их родственников?

Узнавая от родственников о такой системе страхования, заключенные часто спрашивали меня, можно ли доверять страховщикам, и каждый раз приходилось им объяснять, что это мошенническая схема.

Бумеранг

О том, что его могут посадить за его бескомпромиссную борьбу с коррупцией и пыточной системой в ГУЛАГе, Осечкин говорил несколько раз, и я ему не очень-то верила: казалось, что у него надежные покровители.

Когда я читала в разных газетах статьи о коррупции в СИЗО, о «тюремных оборотнях», комментарии Осечкина всегда были в пользу ФСБ. Он посылал отчетливый месседж: в России все коррумпированы, не коррумпированы только Владимир Путин и ФСБ.

И вдруг — обыск, угроза ареста, побег на Запад.

Трудно было предположить такой сценарий в судьбе Владимира Осечкина. Казалось, у него прекрасное будущее: сначала он станет председателем ОНК Москвы, сменив Цветкова, а потом уж пойдет в Госдуму.

Но что-то пошло не так.

10 сентября мы с ним полемизировали в эфире «Радио Свобода». Он возмущенно рассказывал, как обыскивали его квартиру с офисом и объяснял, что причина — его деятельность по разоблачению коррупции в деле об освобождении Евгении Васильевой по УДО. Но когда я попросила его привести конкретные примеры коррупции по этому делу, он ничего не смог сказать, ограничившись популистскими фразами.

А вообще мне кажется, что настоящие неприятности у Владимира Осечкина начались тогда, когда по его просьбе члены ОНК Москвы Ева Меркачева и Андрей Бабушкин пошли в СИЗО «Лефортово» навещать предполагаемых убийц Бориса Немцова. Осечкин откуда-то узнал, что обвиняемых при задержании пытали, и просил правозащитников проверить эту информацию.


Ева Меркачева, прибывшая на допрос в ГСУ СКР в качестве свидетеля, после посещения в СИЗО подозреваемых в убийстве Бориса Немцова. Фото: Кирилл Искольдский / mk.ru

Что произошло потом, известно: Бабушкина и Меркачеву вызвали на допрос по делу об убийстве Бориса Немцова, им запретили на какое-то время посещать «Лефортово», а другим членам ОНК сотрудники СИЗО настойчиво советовали к обвиняемым по «делу Немцова» не ходить.

Впервые за семь лет своей работы в ОНК я столкнулась с таким раздражением Следственного комитета по отношению к правозащитникам: похоже Осечкин сильно насолил следователям. Когда во время эфира на «Свободе» я высказала свою версию о причинах его неприятностей, Осечкин перевел разговор на другую тему.

Вчера, перечитывая нашу с ним переписку в ФБ, я наткнулась на одну его фразу. Мне кажется, она многое объясняет: «Я уже больше года хожу на волосок от посадки, занимаюсь самыми острыми вопросами, с одной стороны я вошел в сферу интересов воров, с другой — оперативного управления ФСИН, и ни тем, ни тем спуска не даю и не даю им распоряжаться судьбами людей».

Похоже, Осечкин что-то не рассчитал в своих комбинациях и та «крыша», которая у него была, в какой-то момент его «сдала».

Как и он в свое время «сдал» тех, кто ему помогал.
20th-Nov-2013 10:10 pm - Олег Орлов (ПЦ"Мемориал") о преследованиях правозащитников, разгроме ОНК Москвы, Цветкове и Осечкине
Персонаж на фоне двух событий

Олег Орлов, член Совета Правозащитного центра "Мемориал"
19.11.2013


Вчера произошли два события.

В Замоскворецком суде прошли заседания в связи с применением так называемого закона «об иностранных агентах». Рассматривались заявления Правозащитного центра «Мемориал», Ассоциации «Голос», Фонда «Общественный вердикт», в которых мы оспариваем представления московской прокуратуры. Всем нам прокуратура вынесла представления (то есть документ, обязательный к исполнению) с требованием направить в Минюст заявления о регистрирации в реестре «иностранных агентов». Т.е. от нас требуют, чтобы мы не только согласились носить это клеймо, но ещё и сами нижайше просили компетентные органы это клеймо на нас поставить. Пока атаку удалось отбить. Учитывая грядущие рассмотрения жалоб правозащитников и экологов на этот закон в Европейском суде по правам человека и в Конституционном суде РФ, судья решила отложила рассмотрение наших заявлений до февраля. Там будет рукой подать до окончания Олимпийских игр, а уже тогда можно будет спокойно «отрывать головы» непокорным НКО.

Вчера произошло и другое событие – первое заседание новой московской Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) за местами принудительного содержания граждан. Такие комиссии – один из важнейших инструментов в руках у правозащитных организаций. Они были созданы пять лет назад, когда, в значительной мере благодаря многолетней работе известного правозащитника Валерия Борщева, был принят соответствующий закон. С тех пор ОНК во многих регионах России занялись конкретной работой. Стало возможно хотя бы частично осуществлять общественный контроль в местах, где бьют, калечат, пытают людей – в отделениях полиции, тюрьмах, следственных изоляторах, колониях. Московская ОНК тоже активно включилась в эту работу. Например, наша представитель в ОНК Анна Каретникова практически еженедельно посещала московские СИЗО, не говоря уж о том, что после каждого массового задержания на митингах и демонстрациях она обычно всю ночь объезжала московские ОВД, в которые доставили задержанных. Каждый может посмотреть ее описания посещений СИЗО и ОВД. Естественно, власти не могла нравиться такая активность московской ОНК. Ведь в поле зрения членов ОНК оказались, в том числе, и политические заключённые (обвиняемые по «болотному делу», Развозжаев, Константинов и другие). Естественно, далеко не только они, но и они в том числе. Стоит вспомнить, что и для получения информации по «делу Магницкого» московская ОНК сделала немало. В общем, комиссия, в целом, поработала достойно.

И вот вчера произошло то, чего и следовало ожидать. Сформированный Общественный палатой новый состав московской ОНК выбрал своим председателем Антона Цветкова, человека с невнятной биографией, председателя Президиума Общероссийской общественной организации «Офицеры России», автора письма к Путину с предложением перевести неповиновение сотруднику полиции из административного правонарушения в уголовное преступление, кандидата политических наук, «правозащитника» с бюстом Дзержинского на письменном столе. Для это всего-то надо было «зарубить» в Общественной палате по надуманным поводам несколько кандидатур реальных общественников и ввести в новый состав московской ОНК несколько дополнительных членов из провластных «правозащитников». То, что вчера происходило на первом заседании этой новой ОНК, иначе, чем шабашом «проментовского» лобби назвать невозможно. Теперь бывшие силовики и люди, представляющие силовиков, доминируют в московской ОНК, теперь они будут «защищать» граждан от своих коллег.

Какая казалось бы связь между этими двумя событиями: судебными заседаниями в Замоскворецком суде и первым заседанием новой московской ОНК?

Прямая.

Это звенья одной цепи. Это шаги в одном и том же направлении – уничтожения либо выталкивания на обочину общественной жизни реальных общественных организаций, способных вести себя независимо по отношению к власти, очернения их, замены их на муляжи.

Насчёт муляжей.

С Цветковым всё всем ясно. Тут и обсуждать особенно нечего. Желающие могут посмотреть здесь и здесь.

Но вот есть ещё одна, более интересная, фигура – Владимир Осечкин, раскрученный блогер, создатель социальной сети Gulagu.net. Сейчас он приобретает всё большую и большую известность как «правозащитник новой формации». И действительно, вряд ли правозащитникам, не относящимся к этой «новой формации», могла прийти в голову идея поддержать такую крайне сомнительную инициативу, как страхование заключенных от пыток и насилия. А вот Осечкину пришла. И понятно, ведь тут открываются широкие горизонты, за которые потекут финансовые потоки, молочные реки, кисельные берега… Правда, непонятно, чем такое страхование реально поможет избитому зеку и с какого перепуга «команды профессиональных юристов из страховых компаний» будут, как пишет Осечкин, «доводить до суда все факты избиений и пыток». По-видимому, по его мнению, страховые кампании будут из чувства альтруизма гореть желанием выплатить всем избитым заключенным компенсацию. А на самом деле, подобные новации могут привести к обратному результату – ещё большей закрытости пенитенциарных учреждений, сговору персонала колоний со страховщиками, ещё большему сопротивлению в раскрытии случаев насилия, росту коррупции.

Почему я о вспомнил о В.Осечкине? Да потому, что во всех баталиях вокруг формирования ОНК и в Москве, и в других регионах, он проявляет себя крайне активно. И отнюдь не на стороне тех, кто борется за существование реально работающих независимых ОНК. В Москве, например, Осечкин активно использовал все имеющиеся у него ресурсы для поддержки кандидатуры Цветкова в председатели.

И в связи с законом «об иностранных агентах» он тоже ярко проявил свою позицию. Например, на заседании Патриотической платформы «Единой России». Произошло это 9 июля 2012 года. Депутаты-единороссы пригласили тогда к себе поговорить ряд идейно близких им «общественников», включая и Владимира Осечкина. Кстати, был приглашен и представитель той самой организации «Офицеры России», где Цветков председательствует. Обсуждали тот самый проект закона «об иностранных агентах», который через несколько дней был принят Думой, а затем моментально прошел через Совет Федерации и был подписан Президентом. Все выступающие горячо поддержали законопроект, при этом «общественники» выражали уверенность, что их-то этот закон не коснётся. И самым горячим сторонником законопроекта выступил как раз В.Осечкин, впрочем, с его точки зрения, формулировки закона следовало бы ужесточить. Согласно его предложению, в реестр «иностранных агентов» надо включать все организации, получающие иностранное финансирование, независимо от наличия у них «политической деятельности». Осечкин: «Иначе за бортом этого закона остаются десятки организаций, которые номинально занимаются защитой прав граждан, а фактически они оказывают бесплатную юридическую помощь, чем привлекают наших граждан, которые обращаются не к адвокатам, а к ним. И там они выплескивают всю подноготную своих проблем с нашими же правоохранительными органами. Часть этой информации публикуется в СМИ, а часть уходит куда-то…».

Следует отметить, что Осечкин на том заседании специально обращал внимание депутатов, что в ОНК входят подобные неблагонадёжные организации, что представляет собой угрозу для осуществления государством внутренней политики. Теперь, очевидно, это пожелание «правозащитника новой формации» воплощается в жизнь.

Со стенограммой заседания и её аудиозаписью можно познакомиться здесь.

Осечкин постоянно с гордостью повторяет, что он и его коллеги не получают иностранных грантов. Но вот интересно, а как они зарабатывают? И ответы на этот вопрос получаются весьма любопытные. Оказывается, что «правозащитники новой волны» из сети Gulagu.net не стесняются брать с клиентов большие суммы за правозащитную и юридическую помощь, рекламируя себя при этом в качестве «экспертов» или «спецдокладчиков» Совета по правам человека при Президенте РФ.

Вот такими муляжами, по-видимому, предполагается заменять тех общественных активистов, те правозащитные организации, которые предстоит уничтожать в рамках действия закона «об иностранных агентах» и других аналогичных «законов».

См. также:
http://lj.rossia.org/users/anti_myth/563885.html
http://lj.rossia.org/users/anti_myth/562738.html
http://lj.rossia.org/users/anti_myth/562466.html
http://lj.rossia.org/users/anti_myth/555529.html
http://lj.rossia.org/users/anti_myth/551902.html
http://lj.rossia.org/users/anti_myth/552051.html
20th-Nov-2013 09:51 pm - Gulagu.net против настоящих правозащитников?
Gulagu.net против настоящих правозащитников?

pravo-ural.ru
10.11.2013


Теги: , , , , ,

На днях сайт Владимира Осечкина «Гулагу.нет» мочил меня, мол, я никому не помогаю, и что мне не место в новом составе ОНК, куда я недавно была избрана. А сегодня он переключился на уважаемого мной и не побоюсь этого слова любимого правозащитника – нижегородского Комитета против пыток Игоря Каляпина, с командой которого мы работали по Копейской акции протеста в ноябре 2012 года, чтобы доказать факт пыток и вымогательств со стороны администрации ИК-6 с осужденных — видео части нашей работы.


Сейчас Владимир Осечкин предпринимает такое активное действие по преследованию Игоря Каляпина как написание открытого письма с жалобой в отношении Игоря вот к этим персоналиям — Председателю Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Государственной Думы ФС РФ Я.Е.Нилову, Председателю СПЧ при Президенте РФ М.А.Федотову, члену Президиума СПЧ В.П.Шапошникову, члену Комиссии по безопасности граждан и взаимодействию с судебно-правоохранительными органами ОП РФ Д.Е.Галочкину, заместителю Председателя Совета по развитию общественного контроля А.В.Цветкову, Уполномоченному по правам человека в РФ В.П.Лукину, Председателю Постоянной Комиссии СПЧ по содействию ОНК и реформе УИС А.В.Бабушкину.


В этом открытом письме Владимир Осечкин, как мне кажется, умудряется совершенно по-стукачески и нагло заявить о том, что Игорь Каляпин имеет намерение сфабриковать против Осечкина уголовное дело и против его экспертов тоже… Ага.


Здравомыслящему человеку ясно, что это даже теоретически невозможно, ведь Каляпин не работает в полиции, как не работает ни в Следственном комитете, ни в прокуратуре. Он, наоборот, занимается общественным расследованием пыток со стороны правоохранителей. Осечкин, насколько я знаю, пока еще никого не пытал…


1373026_535138776555875_355377791_n

Владимир Осечкин


На самом деле, я полагаю, что данное открытое письмо Владимир Осечкин выставил вот по какой причине – он на самом деле боится… Боится того, что над его командой и над ним самим уже нависла осязаемая угроза снова попасть в места не столь отдаленные, но не как узники совести и борцы против пыток, а как реальные мошенники, не имеющие права оказывать платные информационные и юридические услуги заключенным в МЛС.


Как известно, уже есть судебные решения в отношении некоторых руководителей «Гулагу-нет», например в отношении Инны Жоголевой, согласно которым за правозащитную и юридическую помощь она брала аж более двух миллионов рублей — и это только с одного человека.


1388778_535138243222595_1374035732_n

Инна Жоголева


Впоследствии этот человек, не увидев результата работы или когда понял, что его кинули, был вынужден обратиться в суд. Данное решение Инна Жоголева не обжаловала и отвечать на вопросы по данному факту отказалась.

1450912_535063556563397_350335500_n


Кроме того, мне известны и другие случаи, когда на сайте «Гулагу.нет» неоднократно размещалась информация, связанная со сбором средств на нужны того или иного заключенного или его родственников, как например в случае с инвалидом Филатовым из белгородских Валуек . Ни отчета по тратам, ни реальных денег Филатов так и не видел. Я это говорю как его представитель по доверенности.



гулагу_мошенники


А еще один приближенный к Владимиру Осечкину, так называемый, правозащитник Игорь Голендухин, тоже не брезгует брать с заключенных и их родственников деньги, поговаривали, что даже за внеплановые визиты ОНК есть своя такса, ХОТЯ сам Голендухин в ОНК не состоит.


539574_199030943591096_1366808941_n


Он же активно продвигает новый лохотрон под названием страхование заключенных от пыток. В связи с несовершенством законодательства, на практике такая страховка не имеет никакой юридической силы. И даже если заключенный пострадает и не дай Бог умрет, за его смерть рублем никто по факту не ответит. Законно ли это – может быть и да. Но этично ли, прикрываясь правозащитой фактически заниматься мошенничеством и брать с людей огромные деньги? Для меня очевидно что нет.


Он же берет с заключенных и их родственников огромные деньги за оспаривание дисциплинарных взысканий, что также подрывает все этические устои правозащитной деятельности.


ГОЛЕНДУХИН


Информация с сайта предпринимателя Игоря Голендухина



ГОЛЕНДУХИН2


Именно на резкий выпад Игоря Каляпина в сторону гулаговцев они и возбудились:

- Все эти мошенники в соцсетях продолжают официально именоваться «экспертами» и «спецдокладчиками» (Голендухин) СПЧ. В связи с тем, что г-н Голендухин именует себя «спецдокладчиком СПЧ» по дисциплинарным наказаниям в системе ФСИН и, в то же время, рекламирует свои платные услуги по обжалованию этих дисциплинарных наказаний за «скромный» гонорар в 100 000 рублей, я лично вижу в действиях Голендухина признаки состава преступления, предусмотренного ст 159 УК РФ (мошенничество). Убедительно прошу разъяснить «экспертам» и «спецдокладчикам», использующим авторитет СПЧ для личного обогащения, что если они не прекратят вводить своих клиентов в заблуждение, приписывая себе несуществующие в СПЧ должности и статусы, я организую им очередную судимость по их любимой 159-й статье УК…


Вообще комментировать после этого больше нечего – мне более чем очевидно, для чего сейчас существует Володя Осечкин и его подручные — чтобы дискредитировать честных правозащитников и разводить заключенных как лохов.


Уверена, что после меня, Игоря Каляпина и членов ОНК Москвы Валерия Борщева с Любовь Волковой, которые резко критикуют такое поведение блогеров «Гулагу.нет» и Осечкина, он переключится на вас, уважаемые коллеги, если и вы займете активную позицию по данному вопросу. На сайте вам тоже промоют все косточки, благо, блогеров, которые поддержат там Осечкина, не разобравшись в ситуации, на «Гулагу-нет» достаточно.


А вы не сможете там даже ничего ответить – возможность комментирования для вас будет недоступна, как для меня, например:


доступ закрыт


Или нашего подзащитного Даниила Абакумова, который как-то в комментариях сравнил Владимира Осечкина с начальником колонии, который, в случае чего, вместо ШИЗО, отправляет в бан…


Косячкин)))



Не все на «Гулагу-нет» мошенники и пакостники, есть хорошие и добрые люди — например Дмитрий Пронин и Михаил Сенкевич, а также другие честные люди, бескорыстно помогающие заключенным и друг другу.

Надеюсь, что молодые начинающие блогеры «Гулагу-нет» не станут такими же и не пойдут по стопам предшественников, почему-то так блестяще начинавших и так печально съехавших с темы, лишь на зарабатывание «бабла» и очернение тех. кто им неугоден.

Оксана Труфанова, правозащитник
13th-May-2013 06:18 pm - Каляпин и Комитет против пыток об Осечкине, поддержавшем репрессивный закон об "иностранных агентах"
Как "передовая советская общественность" предлагала бороться с "иностранными агентами"

Межрегиональный Комитет против пыток
13 мая 2013


Как известно, в настоящее время во многих некоммерческих организациях по всей России идут массовые прокурорские проверки о соблюдении законодательства об НКО. Нескольким десяткам правозащитных организаций уже поступили требования "заклеймить" себя в Минюсте в качестве иностранного агента. На фоне массовых заявлений этих НКО о проводимых «ковровых» проверках и несогласии с неправовым Законом, неизвестным широкой общественности остался голос нескольких организаций, которые не только поддерживали вступление в силу Закона «Об иностранных агентах», но и требовали его максимального ужесточения.


(На фото: Владимир Осечкин, создатель и руководитель интернет-проекта Гулагу.нет)

Предлагаем устранить эту информационную несправедливость и публикуем стенограмму заседания Патриотической платформы «Единой России», посвященной теме «Гражданский контроль. Закон о некоммерческих организациях», которое состоялось 9 июля 2012 года в Москве под руководством Ирины Яровой.

Публикация стенограммы также вызвана необходимостью расстановки всех точек над «i» в публичной дискуссии председателя МРОО «Комитет против пыток» Игоря Каляпина и руководителя проекта Гулагу.нет Владимира Осечкина, который не только активно поддержал законопроект «об иностранных агентах», но и предлагал включить туда все организации, получающие иностранное финансирование, независимо от наличия у них «политической деятельности». «Иначе за бортом этого Закона остаются десятки организаций, которые номинально занимаются защитой прав граждан, а фактически они оказывают бесплатную юридическую помощь, чем привлекают наших граждан, которые обращаются не к адвокатам, а к ним. И там они выплескивают всю подноготную своих проблем с нашими же правоохранительными органами. Часть этой информации публикуется в СМИ, а часть уходит куда-то…», – так мотивировал свою позицию правозащитник Осечкин. В качестве наиболее типичного примера такой «вредной для безопасности страны» организации он привел «Комитет против пыток».

Впрочем, сейчас Владимир Осечкин почему-то застеснялся своей решительной и непримиримой позиции по отношению к «грантополучателям» и лишь сочувственно убеждает нас «плох закон или хорош – его необходимо исполнять».

Мы надеемся, что предлагаемая вашему вниманию стенограмма заседания поможет также понять позицию законодателей, перспективы правоприменения и дальнейшего «развития» действующего законодательства об НКО.

Заседание патриотической платформы открыл Сергей Александрович Попов, первый заместитель председателя Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций. Он объяснил собравшимся, что вокруг закона много мифов, версий, разных токований, и что его обсуждение и подготовка ко второму чтению в Государственной думе – пример того, что гражданское общество «у нас живое, активное».

Следует обратить внимание на то, что все выступающие горячо поддержали законопроект, дружно выразив, однако, мнение, что представляемые ими организации, безусловно, должны быть исключены из списка кандидатов в иностранные агенты.

На заседании патриотической платформы выступили следующие участники:

Крашенинникова Вероника Юрьевна (00:05:06), представитель г. Санкт-Петербурга в США, генеральный директор института внешнеполитических исследований и инициатив.

Алексеев Юрий Иванович (00:14:29), заместитель председателя профсоюза негосударственной сферы безопасности.

Дмитрий Галочкин (00:19:30), руководитель профсоюза негосударственной сферы безопасности, член Общественной Палаты РФ, член Наблюдательного Совета Общероссийской общественной организации «Офицеры России».

Пташкин Олег Павлович (00:22:13), председатель ЦК профсоюза работников СМИ.

Султан Хамзаев, (00:25:50), руководитель проекта «Трезвая Россия».

Романова-Плаксина Олеся Александровна (00:31:10), Проект «Россия – активное долголетие».

Бобровский Сергей Витальевич (00:36.15), Курская региональная молодежная общественная организация «СМОРОДИНА».

Сенкевич Михаил Васильевич (00:41:37) руководитель проекта «Тюрьма и воля. Письмо отца».

Осечкин Владимир Валерьевич (00:44:15), создатель и руководитель интернет-проекта Гулагу.нет.

Выступление Осечкина В.В.:

«Мы сами занимаемся помощью в защите прав граждан против тех должностных лиц, которые совершили преступления. Работаем конкретно: ФСИН и МВД, в основном, наша направленность. Как только наш интернет-проект вырос в глазах общества, и у нас посещаемость стала больше тысячи посетителей в сутки, на меня несколько раз выходили конкретно представители посольства Соединенных Штатов. На круглых столах, так, по телефону, и предлагали мне посетить посольство, вступить с ними в более тесные взаимоотношения, предлагали грант от пятидесяти тысяч долларов и выше, но, соответственно, я в силу своей гражданской позиции, ответил отказом.

Зеркально рядом проходит деятельность организации, называется она громко – «Комитет против пыток». Фактически, если проанализировать (в продолжении того, что здесь говорила Вероника Юрьевна), это комитет работает конкретно на западные деньги, Фонд МакАртуров и так далее… И люди обращаются к ним и выплескивают все свои проблемы по ФСИН и по МВД, в первую очередь, и за пять лет этот Комитет против пыток там более пятидесяти посаженных сотрудников правоохранительных органов… И проблема не в том, сколько посажено, а проблема в том, сколько не посажено, и сколько компрометирующих материалов, «отказных», так называемых, сколько информации на МВД (на запачканных сотрудников МВД) есть у этой организации, которыми она может манипулировать.

Притом, что на их сайте, фактически, есть целый блочек, сверху справа (сайт малопосещаемый, но на нем основные показатели работы этой организации: сколько посадок, сколько возбужденных дел по правоохранительным органам, все остальное…).
Значит, если мы проанализируем ситуацию как раз по политической деятельности, то пытки, уголовные дела («Дело Магнитского» известное), истязания – это на сегодняшний день не предмет обсуждения проблем защиты граждан Российской Федерации, а в средствах массовой информации и западных и наших – это один из инструментов политического давления. И вот это вот уголовное дело по Магнитскому, оно, собственно говоря, и рассматривается не как проблема, которую нужно решить, чтоб помочь гражданам защищать свои права в этой стране, а как средство еще раз нас хлестануть на международной арене. Поэтому нужно четко понимать, что если вы сужаете до политической деятельности, то за бортом этого закона остаются десятки организаций, которые на сегодняшний день конкретно занимаются номинально защитой прав наших граждан, а фактически они оказывают бесплатную помощь (чем они привлекают к себе наших граждан, и они обращаются не к адвокатам, а к ним), и там они выплескивают всю подноготную их взаимоотношений и проблем с нашими же правоохранительными органами. Часть этой информации, безусловно, опубликовывается в СМИ, на основе этого люди занимаются пиаром, получают доверие граждан, а часть этих материалов, конкретно, уходит куда-то. И сколько работает в системе МВД на сегодняшний день генералов и полковников, на которых у американских коллег из разведцентра есть компромат на них, одному Богу известно.

И потом, когда мы поднимаем здесь, на другой площадке и местах проблему коррупции, заказных дел, бизнеса, когда у наших предпринимателей разрушают бизнес до основания, может быть, это и репрессивные механизмы государства, а, может быть, это и чья-то воля где-то какого-то инициативного бизнесмена, который в последующем будет своей продукцией будет составлять конкуренцию американским товарам, может это и как метод конкурентной борьбы…

Поэтому собственно говоря, первый мой тезис, за три минуты укладываюсь – это поддерживаю Веронику Юрьевну и, безусловно, если всерьез говорить, то на сегодняшний день, здесь же вопрос не о запрещении деятельности этих организаций, а лишь вопрос о том, чтоб сообщить нашим гражданам, в какую организацию они обращаются. Есть организации, которые работают на средства россиян, на бюджетные средства, на основе частной инициативе и волонтеров, как Гулагу.нет. И наши граждане, которые обращаются за помощью, они имеют право знать, к кому они обращаются – к патриотам своей страны, к людям с гражданской позицией, либо к людям, которые работают на деньги Фонда Макартуров, этих генералов из их контрразведки и куда они сообщают все эти сведения. Я думаю, что с моральной точки зрения, очень важно даже потерпевшим от преступления знать, куда он обращается, кому он сообщит о незаконным действиях сотрудников полиции: американским агентам, иностранным агентам, или тем людям, которые действительно пытаются не просто «охотиться за головами» этих правоохранителей, а изменить в целом ситуацию и сделать так, чтобы права наших граждан не нарушались.

И последний момент, который хочу сказать. Очень важно мне донести до законодателей следующее: безусловно, на сегодняшний день, если этот закон будет принят, это существенно поменяет полностью институты финансирования наших правозащитных организаций, и если мы пытаемся влиять на эту систему деструктивно, для того, чтобы она, на самом деле, пришла в соответствие с нормами морали и нравственности, то необходимо тогда озаботится и поднять следующим моментом: упростить и приложить усилия и общества и законодательной власти, и исполнительной власти для создания нормального института по финансированию реальных правозащитных проектов в России, Чтобы через год мы могли (или через месяц, или через год), мы могли этим самым фондам, которые занимаются правозащитной деятельностью на западные деньги, предоставить альтернативу с помощью денег Роснефти, Газпрома, крупных корпораций, частного капитала… И тогда мы с вами увидим, если эта организация, которая занимается правозащитной деятельностью, скажет «спасибо большое, вы мне даете российские деньги и я теперь буду защищать на российские деньги граждан», это – хорошая организация, а если эта организация будет усиленно уходить в сторону от российских грантов и продолжать работу с Фондом МакАртуров или другими фондами, в числе которых там в попечительских советах там их генералы, уже встанет вопрос о том, для чего они работают, с какой целью они работают. Они здесь действительно занимаются правами граждан или они просто собирают всю подноготную про наши правоохранительные органы. Спасибо большое, коллеги»
.

Попов Сергей Александрович прокомментировал выступление оратора, что немало правозащитных организаций считают, что на российские средства быть независимыми от российского государства нельзя. Соответственно защищать российских граждан от российской власти невозможно.

Осечкин Владимир Валерьевич: «Это вирус, который через социальные сети… Вот, я, например, ругаю наших и сотрудников правоохранительный органов, и ФСИН. И на этих площадках, и везде. Там, где они совершают преступления, мы добиваемся возбуждения уголовных дел, их посадок, отстранения от должностей…

Но я сам на себе ощущаю, что как только я начал открыто высказывать свою гражданскую позицию, (голос из зала: «сразу к нему пришли и деньги предлагают»)

Мало того, что мне начали деньги предлагать с одной стороны, так еще те организации, которые сегодня работают на западные деньги, они начали вести в тайне, не открыто, политику, пытаясь (голос из зала: «против»).

Совершенно верно. То есть я-то спокойно абсолютно говорю, «вот вы на гранты работаете, а мы работаем не на гранты, давайте говорить об этом открыто». И с их стороны, вы не представляете, какому давлению я подвергся и в обсуждениях, и в кулуарах. За глаза начали выплескивать: либо я работаю на Администрацию Президента, либо я работаю на ФСБ, агент ФСБ (Сергей Александрович Попов: «скажу больше, они предложили еще в этом законе написать еще «кремлевский агент. Вот ты как раз в то число и…»).

Ну, да, я, правда ответил им на круглом столе, что я лучше буду агентом Администрации Президента, чем агентом Госдепа, но это в шутку, понятно. Но речь идет о том, что у них очень четкая деструктивная позиция: «свой-чужой», либо ты с нами, либо ты против нас».


Квятковский Вадим Юрьевич (00:53:34), координатор Совета православных молодежных общественных организаций.

Кравцов Владимир Владимирович (00:56:10), директор Научно-исследовательского института социально-политических процессов и технологий РЭУ имени Г.В.Плеханова.

Орлова Светлана Викторовна (01:00:28), генеральный директор благотворительного фонда «Хоккей детям!».

Литвиненко Игорь Анатольевич (01:02:25), руководитель общественно-политического проекта «Собрание родителей».

Смирнов Юрий Алексеевич (01:07:48), председатель правления Союз Поисковых Отрядов России.

Долгов Сергей Николаевич (01:10:05), руководитель некоммерческого объединения «Фонда поддержки и развития детского технического творчества».

Зиновий Коган (01:15:27), председатель Конгресса еврейских религиозных организаций.

Отец Георгий (01:22:26), заместитель председателя отдела по взаимоотношениям церкви и общества РПЦ.

Ефимов Олег Владимирович (01:26:32), ответственный секретарь Всемирного Русского Народного Собора.

Фаризов Омар Иванович (01:29:43), председатель Правления Комитета «За честные выборы!» по Московской области.

Яровая Ирина Анатольевна (01:39:16), председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции.

Михаил Иоффе (01:48:46), директор Центра правовой помощи «Москва-Россияне».

Даниленко Андрей Львович (01:53:14), председатель общественного совета при Министерстве сельского хозяйства, председатель Правления Национального союза производителей молока.

В конце участники заседания Патриотической платформы обменялись короткими репликами.

Осечкин Владимир Валерьевич (01:58:32): «Именно некоммерческие организации формируют Общественно-наблюдательные комиссии по надзору за тюрьмами и общественные советы по новому закону. Общественная палата их как раз формирует их из этих НКО, которые оказывают мощнейшее влияние на внутреннюю политику самих ведомств, а, значит, и самого государства. Поэтому я к тому, что политические, те, которые занимаются правозащитой в сфере правоохранительных органов их тоже необходимо рассматривать, если есть такая возможность завтра вам на Комитете, потому что вот эти вот НКО, которые занимаются пытками, тюрьмами… Я вот с американцами на круглом столе зимой встречался, у них ни один правозащитник в тюрьму не может зайти, пообщаться с заключенными, а у нас Общественно-наблюдательные комиссии имеют право захода в изолятор временного содержания, в колонии, в СИЗО, могут попасть куда угодно. И они на сегодняшний день формируются из НКО, в том числе, которые финансируются Фондом МакАртуров и тд. и тп.

Председатель вот этого Комитета против пыток нижегородского, которого финансирует этот фонд в сотни тысяч долларов, он член нижегородской ОНК. Вот, пожалуйста, вам, именно влияние на внутреннюю политику. Даже в администрации президента есть такое управление – «внутренней политики». Поэтому задумайтесь, пожалуйста, над этим. Просто есть политические акции и пикеты, а есть гораздо более серьезное влияние через это, и потом нас актом Магнитского…. Просто, чтоб меня Ирина Анатольевна услышала»
.

Пресс-служба
Межрегионального комитета против пыток
23rd-Oct-2012 12:27 am - Антон Цветков и Владимир Осечкин пытаются уверить нас в том, что Леонида Развозжаева не пытали
А казачок-то - засланный

Андрей Мальгин
22.10.2012


С быстротой молнии распространяется новость:

Снимок экрана 2012-10-22 в 21.35.42

К сведению Газеты-ру. "Общественный наблюдатель", которого допустили (в отличие от адвокатов) к Леониду Развозжаеву, - Цветков Антон Владимирович - Председатель Президиума Общероссийской общественной организации «Офицеры России», Председатель Общественного совета при Управлении Федеральной службы судебных приставов по г.Москве, член Общественного совета при ГУ МВД России по г. Москве. Родился в семье высокопоставленного офицера КГБ В.А.Цветкова 15 июля 1978 года. Брат - А.В.Цветков - прокурор. После окончания в 1995 году Московской государственной юридической академии работал в системе ФСБ, откуда был направлен на кафедру национальной безопасности Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации. Закончил академию в 2005 году. Разработал и осуществляет правозащитную программу, поддержанную Президентом РФ, "Своих не бросаем" - оказание бесплатной адвокатской и другой юридической помощи сотрудникам силовых и контрольных ведомств, попавших под уголовную ответственность или пострадавших от деятельности третьих лиц. В августе этого года защищал сотрудников полиции от якобы укусившего их Гарри Каспарова («Мои помощники ясно видели, как Каспаров укусил прапорщика полиции» ). Тогда же направил письмо Путину с предложением сделать неповиновение сотруднику полиции уголовно наказуемым. По мнению председателя независимого профсоюза московских полицейских Михаила Пашкина, Антон Цветков всегда и в любых ситуациях отстаивает позицию МВД, «хотя сам к полиции никакого отношения не имеет».

cvetkov

Короче:







Показать видео
Загрузка...






***********************

Как следует из приведенного Андреем Мальгиным сообщения, ретранслировал заявление Цветкова Владимир Осечкин.

Вот еще одно высказывание Осечкина:
"И Борщёв, и Каляпин, и Таубина, и Бабушкин ни разу за последний год сколько я помню не заявляли громко в СМИ о пытках и избиениях в учреждениях ФСИН, не поднимали бурю негодования по поводу изнасилований или убийств".

"Сколько я помню", — оговаривается он.
Возможно, у Осечкина что-то с памятью?
Читатель может обратиться к Гуглу и Яндексу и убедиться в том, что правозащитники Валерий Борщёв, Игорь Каляпин, Наталья Таубина и Андрей Бабушкин честно выполняют свой долг.

Д.Б.
This page was loaded Aug 17th 2019, 8:06 am GMT.