Дмитрий Беломестнов
РЕВОЛЮЦИЯ ПАЛЬМ. ЧАСТЬ 2 (18+) 
25th-Feb-2017 03:32 pm
РЕВОЛЮЦИЯ ПАЛЬМ. ЧАСТЬ 2 (18+)

Евгений Ихлов
25.02.2017


Начало http://ikhlov-e-v.livejournal.com/12228.html

Замышляющие всё это ещё не поняли, что революция «пальмовых ветвей» уже началась, одна из самых грандиозных духовных революций в истории человечества - возник центр религиозной жизни, совершенно независимый от Храма и сословия священников-коэнов. Проповедь как основа религиозной службы оттеснила литургию. Раньше всё развивалось параллельно: отдельно коэны и левиты Храма, и отдельно законоучителя (таннаи), мудрецы (хахамы), книжники (сойферы) и наставники (раввины). Теперь возник центр проповедничества Храму альтернативный. При этом сторонников не уводят в отдалённые местности и не создают эзотерических коммун вроде кумранитов.

Никаких тайных доктрин еврейская религия не знает, исторические архивы открыты для учащейся молодежи, и сумма теологических знаний раввина и первосвященника теоретически равны. А духовный авторитет главы богословской школы может превышать священнический.

Для всех трёх будущих авраамических религий - раввинистического иудаизма, христианства и ислама верующий, понимающий проповедь, становится всё более востребован по сравнению с лишь скрупулёзно выполняющим обряды.

Но вернёмся к самому известному в истории узнику совести. Не могу представить, как первосвященнику Ханнану и его зятю - президенту Большого Синедриона Иосифу Каифе удалось убедить отдать взятого в ходе боестолкновения (апостол Шимон-Пётр ведь отрубит мечом ухо боевому рабу) мятежного раввина Храму и отпустить «подельников», включая размахивающего мечом [положено распинать только за владение им, тогда с незаконным оборотом оружия боролись ещё решительней, чем в кадыровской Чечне]. Возможно, убедили, что лучше сперва признать смутьяна еретиком. А убегающие в панике бывшие последователи деморализуют движение куда лучше, чем очередная дюжина распятых бунтарей (эка невидаль).

Теперь о Синедрионе (Сангедрине). Большой Храмовой Синедрион насчитывал 71 священников и раввинов и состоял из двух фракций - саддукеев ("праведных") и фарисеев ("диссидентов" - в точном значении английского dissenters - протестанты 16-17 веков). Он был и верховным судом и парламентом и заседал в Зале тёсанных камней. У него, как положено, был президиум - Малый Синедрион из 23 членов, который не мог приговаривать к смерти, но обычно собирался в доме у президента-князя. В каждой области был свой Синедрион с теми же судебно-парламентскими функциями.

При осуществлении суда Синедрион не мог:
а) заседать ночью,
б) допрашивать подсудимого (приговор только на основании показаний двух и более свидетелей);
в) исходить только из признания подсудимого.

Приговор к смерти не мог выноситься в канун праздника (там был двойной праздник - Песах и суббота/шабат) и приводиться в исполнение ранее второго дня после вынесения.

Синедрион приговаривал только к двум видам наказания:

1) смертная казнь через побивание камнями, в которой обязательно участвовали свидетели обвинения;

2) ритуальная порка - 39 ударов, очищающих виновного от осквернения.

Ни к тюремному заключению, ни к штрафу (кроме компенсации ущерба пострадавшему), ни к пыткам, клеймению или продаже в рабство Синедрион приговорить не мог.

Вопрос с поркой очень странный, возможно из-за наложения воспоминаний о нескольких событиях. Известно, что во время допроса/опроса на Малом Синедрионе Иисуса били, оплёвывали... Даже если уважаемые священники давали этим выход своему страху, пережитому в дни, когда они ждали, что их вышвырнут из Храма, как поступили еврейские революционеры в 69 году, поступать так было не принято.

А вот назначить провинившемся простолюдину очистительную порку священник мог и без суда, в административном порядке. После этого наступало два принципиальных последствия:
1) наказанный уже не мог быть казнён, ибо за один поступок не может быть два наказания;
2) наказанный считался полностью очищенным от прегрешения.

Таким образом, если в ходе ночного собеседования в доме Иосифа Каифы Иисус был подвергнут бичеванию или побит тростью - он считался невиновным, а его проступок не мог быть признан святотатством, ибо за него полагалась смерть. Но и как наказанный и прощённый грешник Иисус уже не мог претендовать на роль Мессии...

Вместо аватары Саваофа получите поротого скандалиста.

Это указывает на то, что Пилат не мог, приказав бичевать Иисуса, разжалобить этим ни пришедшую к нему еврейскую делегацию, ни толпу на площади. Хотя вряд ли процедура проходила на месте торговой казни, скорее около казармы. Массы хотелось как раз успокоить. Непонятно, для чего с казнью торопился Пилат? Сунуть смутьяна в зиндан, выдержать хорошенько, а потом порасспросить про созданную им сеть, про состав секты, про явки, пароли... В ненавидящем римлян переполненном городе устраивать показательную казнь двух героев - проповедника и боевика-революционера?

Никакого права праздничного помилования приговорённого у префекта не было - он выносил приговор от имени Рима и отменить мог только запросом в Рим. Был обычай предоставлять право одному из казнённых быть похоронным в семейной могиле (пещере-гробе), а не выброшенным в пропасть... Как мы знаем, эта честь была представлена именно Иисусу, а не Варравану, его отдал свой склеп член Синедриона Иосиф Аримафейский...

Но вновь о порке. Недавно нам вновь сложным способом напомнили о римском законе, карающем оскорбление величества римского народа (в лице его лучшего представителя - принцепса). У этого закона, который ввёл в широкое употребление именно Тиберий, был ещё один аспект - римляне очень боялись наведения порчи через симпатическую магию. Выпороть с особой жестокостью бродягу-варвара, а затем нарядить его в пародийно-императорский наряд (красная тряпка вместо пурпурного плаща и венок из колючих веток вместо золотой диадемы) - это очень рискнуть. Сенаторам приказывали резать вены, если раб доносил о не снятом перед походом в нужник с пальца перстне с императорским профилем (а как его снимешь с этой сосиски?), а уж за имитацию порки Тиберия...

Но изощрённый римский закон именно предписывал пороть перед казнью (распятие или удавление) лидеров мятежа и святотатцев. И если была война, то это делали, проведя поверженных врагов Рима в оковах в триумфальной процессии. Шутовское же переодевание полагалось перед казнью для самозванцев. Когда Агриппа Аристобулович, бестрепетно казнивший Иоанна Крестителя, отказался судить Иисуса (как житель Галилеи, он был формально подданным этого заиорданского короля), это был ясный знак - Назаретянин не претендовал на корону иродиан, но на империю.

Исторический шар вернёт зеркальный антипод Иисуса - Иосиф бен Маттафий, коэн из хасмонидов, командующий обороной Галилеи в Первую Иудейскую, когда он признал Веспасиана Предсказанным Царём мира с Востока, за что был из раба, обречённого на крест, превращён в видного римского литератора и придворного историка Иосифа Флавия, императорского вольноотпущенника.

Впрочем, может быть, опытный администратор Пилат и всё прикинул правильно. Данные о пугливо рассыпавшемся движении ему были не нужны. Мнение ненавистных склочников их Храма о том, что они нашли какие-то нарушения их варварских суеверий он учтёт и в докладе наместнику Сирии упомянет о значительной роли местной общественности в пресечении опасной подрывной деятельности...

Дальше, как он понимал, все рванут к Храму на службу, а потом к праздничному столу, стараясь освоить каждый городской закуток, и никому не будет дела до казни агитатора-неудачника, террориста и пары гоп-стопников.

Надо понимать, что отказ Иисуса взять штурмом Храм отодвинул Первую Иудейскую войну ровно на 33 года. Хотя он неоднократно упоминал, что видит картины падения Храма, разрушения Иерусалима и других городов, сожжённою и обезлюженную страну (до осады Иерусалима бои шли в его родной Галилее). Впрочем, твёрдая власть хорошего полководца и отменного администратора Тиберия сделала бы Великое восстание короче, чем это было в условиях развала конца нероновщины и новых римских междоусобиц. Как сказался бы на ходе боёв известный филосемитизм Тиберия (Тивериадское озеро - в его честь), сказать не берусь, но в реальности римской осадой Иерусалима и штурмом Храма командовал еврей Тиберий Юлий Александр, племянник Филона Александрийского, военный комендант Египта, а в 46-48 годах префект Иудеи...

Теперь о казне. Я убеждён, что острие копья, которым центурион (старлей) Гай Кассий (Лонгин) проколол бок Иисуса, не могло оказаться закопанным на месте казни - ткнул, вытер о траву и дальше пошёл. Кто бы разрешил ломать офицеру личное оружие? Моя гипотеза в том, что наконечник копья в деревянном коробе для пожертвований принёс на место ареста Иуда. Иначе его роль совсем непонятна. А так - вооружённый агитатор-экстремист, хоть есть за что брать (ну, не за драку же в торговых рядах)!

Потом, разумеется, такое осквернённое (и проклятое) оружие солдату выдавать было нельзя и его прикопали на Голгофе, где оно и было найдено экспедицией императрицы Елены, матери императора Константина. Как бы потом не обновлялось и не размножалось «копьё Лонгина», скорее всего был первообраз и именно найденный на Голгофе.

Это как с плащаницей, про которую мне было всё непонятно, пока я не изготовил её сам, причём в условиях, близких к евангельским. В сентябре 2014 года я лежал по своим лёгочным делам (лечил болезнь, установленную израильским профессором, страдавшим от пальм). В той же палате лежал парнишка-таксист, которому при разборках за места выгодных стоянок у торгцентра пропороли заточкой лёгкие. Ночью он сорвал повязки и стал истекать кровью. Вызвали сестру, быстро приняли меры. А бурую от крови футболку, пропитанную как губка, я вынес и бросил на дно душа. Потом смыл кровь холодной струёй душа, и бросил майку через батарею стекать и сохнуть. К утреннему приходу супруги раненного тряпка уже и стекла и высохла, и я пошёл отдавать её даме. Когда снимал с батарее, то увидел, что майка вполне приличная, только не белая, а светлосерая, но - внимание - на ней чётко отпечатались и его шрамы, и как шли по телу бинты. Хотя я омывал её сильной струёй и потом с неё часами текла вода...

О ране Иисуса. Римляне были очень изощрёнными психологами. Часто они давали казнимым выбирать продолжительность агонии. Для этого на крест набивали ещё одну планку - приступочку-сидение. Распятый мог присесть и медленно умирать от сепсиса и теплового удара. А мог обвиснуть, что причиняло сильную боль, но быстро завершалось потерей сознания и отёком лёгких. Западные кресты все правильно-осьмиконечные, восточные - с планкой наискосок. Это значит, что они сделаны с одного рисунка того самого креста. Когда под тяжестью обвисшего тела планка, прибитая одним гвоздём, повернулась. Рисовал, естественно, апостол Лука, судовой врач, эллинизированный сириец из Антиохии. Страшные детали мог узнать от Павла или от Иоанна.

Обратим внимание, что при «распятии с сидением» ног не пробивали (иначе нельзя сесть), но лишь прихватывали верёвкой. Пробивали руки, но их ещё привязывали, иначе тяжесть тела рвала бы мясо и казнимый падал бы на землю - с изуродованными руками, но живой.

О проколе копьём. Удар милосердия наносят в сердце. Зачем легендарный старлей Гай Кассий бил в правое подреберье, мне непонятно, но итогом этого стало спасение Иисуса от отёка лёгких (истечение крови и воды). Из-за наступления субботы тело не омывали (ведь для этого надо было натаскать воды). Тело быстро завернули в чистое полотнище и обильно залили алое (столетником). А затем положили в тихое, прохладное место... Конечно, Иосиф Аримафейский никакую кровь в чашу не собирал, поскольку в еврейской традиции к ней очень опасливое отношение (обиталище души). Но, видимо, поскольку сердце не остановилось, то кровь текла и под струйку поставили пустую чашу от благовоний. Чтобы не осквернять гроб пролитой кровью...

Мне просто интересно, с какой скоростью неслись римские солдатики, выставленные по настоянию Синедриона у склепа, и что они мели потом в казарме, после того, как поутру камень на гробе погребённого два дня назад «врага народа» покачнулся от толчка изнутри...

Начало http://ikhlov-e-v.livejournal.com/12228.html
This page was loaded Mar 26th 2019, 4:12 am GMT.