veniamin
Recent Entries 
25th-Mar-2014 12:52 pm - Прометей был врагом народа и хотел уничтожить всё разумное, устойчивое и вечное!
Оригинал взят у veniamin1
в
Прометей был врагом народа и хотел уничтожить всё разумное, устойчивое и вечное!

Прометей был врагом народа и хотел
уничтожить всё разумное, устойчивое и вечное!


Товарищ Лукес написал сатирическую штучку "Правдивая история Прометея".
К сожалению, как это случается с товарищем Лукесом, его центральная идея есть притягивание осла за уши.
Я не говорю ничего личного тов Лукес. Не собираетесь ли вы попробовать писать на более простые темы и без всякой демонстрации культуры?
Кому она на хуй нужна, да ещё и на Тифаретнике. Культурный поэт Лесин хотел перепостить про Чехова и попов и в этот момент у него отсохла его левая рука.
Теперь несчастный вынужден пить в два раза меньше. Сами понимаете, что одной рукой много не наработаешь, не так ли? Вот что делает культура!

ССЫЛКА на пост тов. Лукеса:
Правдивая история Прометея (lukes)
===================================================================================



Карел Чапек (January 9, 1890 – December 25, 1938)

Карел Чапек был совершенно уникального класса экспрессионист. Особенно в его расказах, Чапек потрясает воображение тех, у кого есть развитое абстрактное воображение.
Притягательнейший и такой ПРОСТОЙ стиль великого таланта, который на голом месте, почти из НИЧЕГО, создавал выдающееся и почти что НЕСРАВНЕННОЕ.
Я конечно не говорю это всё к антикультурным сволочам, которые не захотели простым перепостом попытаться защитить А.П. Чехова от гнусного издевательства
над его памятью со стороны попов прямо в Мелиховском музее Антона Чехова.
===========================================================================
КНИГА АПОКРИФОВ

Наказание Прометея

Покашливая и кряхтя после длинного, скучного судебного разбирательства, сенаторы собрались на чрезвычайное совещание, происходившее в тени священных олив.

― Итак, господа, ― зевнул председатель сената Гипометей, ― до чего затянулось это проклятое разбирательство! Я думаю, что мне даже не следует делать резюме,
но чтобы не было формальных придирок... Итак, обвиняемый Прометей, здешний житель, привлеченный к судебной ответственности за то, что нашел огонь и тем самым
как бы... гм, гм... нарушил существующий порядок, признался в том, что он, во-первых, действительно нашел огонь, затем в том, что он может, как только ему
заблагорассудится, с помощью так называемого высекания вызвать этот огонь, в-третьих, в том, что он не скрыл соответствующим образом тайну этой
предосудительной находки и даже не оповестил о ней надлежащие власти, а самовольно выдал ее, или, другими словами, передал в пользование простым людям,
как явствует из показаний допрошенных нами свидетелей... Я полагаю, что этого вполне достаточно, и мы можем немедленно проголосовать и вынести решение
о виновности и о наказании Прометея.

― Простите, господин председатель, ― возразил заседатель Апометей, ― я считаю, что, принимая во внимание серьезность этого чрезвычайного заседания, было бы,
может быть, удобнее вынести приговор только после обстоятельного и, так сказать, всестороннего обсуждения.

― Как вам угодно, господа, ― торжественно проговорил Гипометей. ― Хотя дело ясное, но, если кто-либо из вас желает добавить еще что-нибудь, пожалуйста.

― Я позволил бы себе напомнить, ― отозвался присяжный Аметей и основательно откашлялся, ― что, по моему мнению, во всем этом деле следует особенно
подчеркнуть одну сторону. Я имею в виду религиозную сторону вопроса, господа. Будьте добры определить, что такое этот огонь? Что такое эта высеченная искра?
По признанию самого Прометея, это не что иное, как молния, а молния, как всем известно, есть проявление силы бога-громовержца. Будьте добры объяснить мне,
господа, как добрался какой-то Прометей до божественного огня? По какому праву он овладел им? Где он взял его вообще? Прометей хочет уверить нас, что он
просто изобрел его, но это ерунда: если бы это было так легко, то почему не изобрел огня, например, кто-нибудь из нас? Я убежден, господа, что Прометей
просто-напросто украл этот огонь у наших богов. Нас не собьют с толку его запирательство и увертки. Я бы квалифицировал это преступление как самую
обыкновенную кражу, с одной стороны, и как злостное надругательство и святотатство ― с другой. Поэтому я за то, чтобы наказать его самым суровым
образом за безбожную дерзость и тем самым защитить священную собственность наших национальных богов. Вот все, что я хотел сказать, ― закончил Аметей
и громко высморкался в подол своей хламиды.

― Хорошо сказано, ― согласился Гипометей. ― Кому еще угодно выступать?

― Прошу прощения, ― сказал Апометей, ― но я не могу согласиться с выводами уважаемого коллеги. Я видел, как упомянутый Прометей разжигал огонь, и скажу
вам откровенно, господа, ― между нами, конечно, ― в этом нет ничего трудного. Открыть огонь сумел бы каждый лентяй, бездельник и козий пастух; мы не сделали
этого лишь потому, что у таких серьезных людей, как мы, разумеется, нет ни времени, ни желания развлекаться какими-то камешками, высекающими огонь. Я уверяю
коллегу Аметея, что это самые обыкновенные естественные силы, возиться с которыми недостойно мыслящего человека, а тем паче бога. По-моему, огонь – явление
слишком ничтожное, чтобы как-нибудь задеть наши святыни. Однако я должен обратить внимание коллег на другую сторону вопроса. А именно, огонь – по-видимому,
стихия очень опасная и даже вредная.
Вы слышали показания свидетелей, говоривших, что, испытывая мальчишеское открытие Прометея, они получили тяжкие ожоги,
а в некоторых случаях пострадало даже и имущество. Господа, если по вине Прометея использование огня получит распространение, а этому, к сожалению, помешать
уже нельзя, никто из нас не может быть уверен в своей жизни и даже в целости своего имущества, а это, господа, может означать конец всей цивилизации. Достаточно
малейшей неосторожности ― и что остановит эту непокорную стихию? Прометей, господа, с легкомыслием, достойным наказания, вызвал к жизни это опасное явление.
Я бы обвинил его в преступлении, которое влечет за собой ряд тяжелых увечий и угрожает общественной безопасности. Ввиду этого я предлагаю лишить Прометея
свободы пожизненно, присовокупив к этому строгий режим и кандалы. Я кончил, господин председатель.

― Вы совершенно правы, коллега, ― засопел Гипометей. ― Спрашивается, господа, на что нам вообще нужен какой-то огонь? Разве наши предки пользовались огнем?
Предложить что-либо подобное ― значит высказать неуважение к установленному веками порядку, это... гм... значит заниматься подрывной деятельностью. Не хватало
нам еще игры с огнем! Примите также во внимание, господа, к чему это поведет: люди возле огня слишком изнежатся, они предпочтут лежать на боку, вместо того
чтобы... ну, вместо того чтобы воевать и тому подобное. От этого произойдет смягчение, упадок нравов и ― гм... вообще беспорядок и тому подобное.
Короче говоря, необходимо предпринять что-то против таких нездоровых явлений, господа. Время серьезное и вообще. Вот о чем я хотел напомнить.

― Совершенно правильно, ― воскликнул Антиметей. – Все мы, конечно, согласны с нашим господином председателем, что огонь Прометея может вызвать не предусмотренные
никем последствия. Господа, не будем скрывать от себя, ― огонь дело огромной важности. Какие новые возможности открываются перед тем, кто владеет огнем!
Только один пример: он может сжечь урожай неприятеля, спалить его оливковые рощи и так далее. Огонь, господа, дает нам, людям, новую силу и новое оружие:
с помощью огня мы будем почти равны богам, ― прошептал Антнметей и вдруг громко крикнул: ― Обвиняю Прометея в том, что он доверил эту божественную и неодолимую
стихию пастухам, рабам и всем, кто к нему приходил; что он не отдал ее в руки избранных, которые берегли бы ее как государственное сокровище и владели бы им!
Обвиняю Прометея в том, что он разгласил тайну открытия огня, которая должна была принадлежать правителям страны! Обвиняю Прометея, ― кричал возмущенно
Антиметей, ― в том, что он научил пользоваться огнем чужестранцев; что он не утаил его от наших врагов! Прометей украл у нас огонь, потому что дал его всем!
Обвиняю Прометея в государственной измене! Обвиняю его в преступлении против общественного порядка! ― Антиметей кричал так, что закашлялся.
― Предлагаю покарать его смертью, ― произнес он наконец.

― Итак, господа, ― проговорил Гипометей, ― кто еще хочет взять слово? В таком случае, согласно мнению суда, обвиняемый Прометей признан виновным, во-первых,
в злостном надругательстве и святотатстве, во-вторых, в причинении людям тяжких физических увечий и в повреждении чужого имущества, а также в нарушении общественной
безопасности, в-третьих ― в государственной измене. Господа, предлагаю приговорить его к пожизненному лишению свободы, со строгим режимом и кандалами, либо
покарать его смертью. Гм...

― Либо то и другое вместе, ― мечтательно произнес Аметей, ― чтобы удовлетворить обе точки зрения.

― Как? Оба наказания вместе? ― спросил председатель.

― Я именно об этом думаю, ― проворчал Аметей. – Можно сделать хотя бы так... приковать Прометея пожизненно к скале и... пусть коршуны клюют его безбожную печень.
Понятно, господа?

― Вполне возможно, ― удовлетворенно проговорил Гипометей. ― Господа, это была бы единственная в своем роде кара... гм... за преступное деяние, не так ли?
Нет ли у кого-нибудь возражений? Итак, решено.

― А за что, отец, вы присудили этого Прометея к смерти? ― спросил Гипометея за ужином его сын Эпиметей.

― Не твоего ума дело, ― проворчал Гипометей, обгладывая баранью ножку. ― Эта жареная ножка куда вкуснее сырой. Так вот, значит, на что годится огонь! Мы же
считались с общественными интересами, понимаешь? Куда бы это привело, если бы всякий проходимец осмелился безнаказанно открывать что-нибудь новое и великое!
Не так ли? Но этому мясу все же чего-то не хватает... Ага, понял! ― воскликнул он радостно. ― Жареную ножку нужно бы посолить и натереть чесноком! Вот в чем дело!
Это тоже открытие, мой мальчик! Прометей бы до этого не додумался.


1932 год.

ТЕКСТ взял отсюда:
Карел Чапек; КНИГА АПОКРИФОВ

This page was loaded Aug 17th 2019, 2:56 pm GMT.